С чистого листа. Начало

Павел Тихий
С чистого листа. Начало

Глава 1

Гудки.

– Слушаю.

– Привет. Узнал? Без имен ладно?

– Да, что случилось?

– Сам знаешь. Сегодня звонили, приглашали зайти, судя по тональности разговора обложили конкретно, похоже закрыть хотят.

– Грубили?

– Наоборот, слишком ласково общались. Так что я сегодня в ночь отчалю. Сейчас пару дел доделаю, вечером вещи соберу и гуд бай. Ко мне не суйся и меня не ищи, устроюсь дам знать. Дальше сам давай.

– Хорошо счастливо.

Все. И телефон в лужу. Теперь заехать забрать деньги, потом обратно в Москву, в квартиру собрать все флешки, бумаги, чтоб ничего не осталось. Конечно лучше бы наоборот, но тот у кого деньги хранятся категорически по вечерам не встречается. Ну и ладно. Пока не началось, завтра начнется. Когда в « СК» не приду.

А начиналось все как у многих в то время. Призыв, попал в разведбат в Чечню во взвод инженерной разведки, потом на контракт остался, через год контузия и два осколка. Комиссовали. Дома в провинции несколько лет рядом с криминалом покрутился, в то время с Владом и познакомились. Потом слава богу тормознуть у обоих ума хватило. Разбежались. Влад в Москву подался, я автосалон замутил там же в провинции-, ну автосалон то громко сказано, так площадка с вагончиком. Потом через несколько лет когда с машины продаваться перестали оборудованием занялся. Покупал, восстанавливал, продавал. Был цех в аренде, люди, выездные услуги тоже начали оказывать. В общем нормально жилось. Потом кризис. Вот тут Влад опять и появился, случайно встретились, а может и нет. Не знаю чем он в Москве жил, но когда встретились с гос закупками мутил, причем по крупному. Был у него кто то во власти, кто его конторкам зеленый свет включал не глядя на цены. Предложил мне в долю войти. Я согласился естественно. Распродал все по быстрому и в Москву. Через пол года квартиру купил, без вида на кремль конечно, но все же. Работали просто, все что государство готово оплачивать : строительные услуги, мед оборудование, оргтехнику, находили максимум за треть тех сумм, что Влад продавливал , я только конторы менять успевал, в основном конечно подставные, но иногда и директором фигурировать приходилось. Ну и обнал конечно, куда без него? На верх лоббистам тоже немало заносили. И так пять лет. Жалко, хорошо жилось. Не перетруждался, то в спортзал, то на стрельбище, то на охоту, то в Кубинке в аэроклубе. Да по курортам с телками. Такого больше не будет, теперь спиной вперед ходить буду, да сидеть как мышь под веником. Где прокололись? Да нигде, просто другим лобби тоже денег захотелось, они выросли, зубы отрастили, а наши наоборот зажирели. В природе все по кругу. Придет время и их коррупционерами назовут и СК обложит. А пока вот нас. Ну да ничего, оно того стоило, да и деньги есть, деньги, а не туалетная бумага национальной валютой именуемая. Так что прорвемся. Посижу в Ростове месяц другой, пока кого другого крайним назначат. Кто не спрятался. А там в Украину, а оттуда в тай куда ни будь, там еще пол года год погрустить, под пальмами и дальше уже в какую ни будь нормальную страну. Какие мои годы, тридцать шесть, и семьи нет. Хохляцкие документы есть, давно уже купил, через границу как перебраться придумаю. Да что там, денег дам погранцы сами на руках перенесут. Главное сейчас уйти по тихому.

Так, все что никому видеть не нужно, собрал в пакет, нужно будет тормознуть где ни будь сжечь, теперь что с собой взять? А чего набирать то? Трусы, носки, бритва. Зачем баул со шмотьем с собой тащить? Деньги есть куплю. А чего еще взять то? Ну не диван же с посудой? А ноут пожалуй можно. Стволы пять штук легальные в сейф, жалко больше наверно не увидимся. Левый пм, покрутил в руках, хотел сзади за ремень, но подумав, что если повяжут, то статьей больше, меньше, разницы нет. Поэтому взяв кобуру с прищепкой от легального травмата, пристроил как привык, под правым локтем. Все на выход. Уже пора, полночь скоро, нечисть выходит, и мне пора. До Балашихи доехать, а там гараж, в нем митсубиши галант VR 4. И неприметная и триста кобыл с полным приводом. От кого угодно оторвусь. И не в угоне, купил за триста рублей всего, бросить не жалко. По договору, но оформлять не стал. Там такой хлопец, что за три месяца по любому забыл меня, а данных у него нет. Копию договора ему «забыл» отдать и с номера другого общались. Там в гараже и туарега своего оставлю, хоть и понимаю, что не увижу больше, а все равно жаба не дает на улице бросить. Не зря ли только Влада предупредил? Он и раньше отмороженный был, а сейчас совсем ставки поднялись. А я один получаюсь, кто от фирм «тендерных» к нему привести может. Но здесь назад не отыграть. Хотя не надо было звонить, сейчас бы спокойней был. Ладно, все позади. Полночь скоро. Нечисть выползает. Ну и мне пора.

Теперь из подъезда, вокруг вроде тихо, машины все пустые. Только вот такси стоит какая то заведенная с выключенным светом. Ну да ладно пусть стоит наверно клиента ждет. Завожусь, трогаюсь. Со двора почти выехал, теперь еще раз по сторонам. Стоп, а почему в такси двое? Если с клиентом, тогда почему без фар, а если ждет, почему вдвоем? А теперь тронулись и свет включили. Не по мою ли душу? Ну Влад. Нога сама газ вдавила. И какая то сила вдавила в потолок, вдруг яркий свет и боль во всем теле, в каждой клеточке, и темнота.

Глава 2

Я открыл глаза и увидел кроны деревьев и небо. Сел. Странно ничего не болело, но где я? Вокруг не было ни двора, ни такси, ни снега. Был лес, был день, и было тепло. Рука сразу потянулась к поясу, пм на месте, уже лучше. Теперь дослать патрон, на предохранитель и обратно его за ремень. Дальше документы, деньги все на месте, что на мне были… Телефон и ключи от дома по привычке на панель выкладывал…А вот где машина, да и вообще все? И что это было? Я умер? По ощущениям вроде нет, хотя сравнить не с чем, но самочувствие как ни странно нормальное. Вокруг была явно не зима. По ощущениям градусов 25 примерно, листва зеленая, кое-где виднелись цветы, слышно было пенье птиц, значит, пусть будет лето. Встал снял куртку, застегнул молнию и обвязал рукава вокруг шеи как плащ, огляделся. Странно трава не примятая как я оказался то здесь? Ладно, вопросы, вопросы. Пока, для начала, попробуем найти людей, может тогда прояснится. В какую сторону идти? Посмотрел на солнце, встал так, чтоб оно было слева (по ощущениям была вторая половина дня) и пошел наверно на юг, обычно к югу гуще заселенность, хотя, если и ошибся, то не страшно. Один черт как в стихотворенье получается « нас невозможно сбить с пути нам все равно куда идти!».

Примерно через час пути (опять же по ощущениям) я был весь мокрый и появилась прям таки дикая жажда, причем, что странно никаких признаков цивилизации не встретилось, ни звуков, ни следов на небе, от самолетов, ни одного пня или колеи. Да черт с ней цивилизацией хоть бы просто следы человека встретились, так нет кругом только первозданный лес. Сколько раз бывал на охоте, такого не видел, по любой глуши если час идти то хоть фантик какой, тропинку, просеку, но увидишь. А тут ничего… Да и лес на самом деле был какой то первозданный, что ли, величественный. Почти небыло бурелома. Деревья были лиственными, и все разными. В том смысле, что было много великанов, по виду очень старых. И свежих тоже не мало, как совсем молодых, так и средних. Я такого не замечал раньше. В основном во всех обитаемых местах где был, деревья примерно одинаковы. Я как то спросил одного егеря об этом, он ответил, что все леса у нас, большей частью, давным давно спилены и взамен посажены новые. А так как выпиливали участками, то и сажали тоже. Потому так и есть. А тут сразу разница в глаза бросается. Куда же меня занесло, где я? Сибирь? Так там тоже зима должна быть. Короче отложем. Примерно еще через пол часа лес стал более редким, и я вышел к реке метров пятидесяти шириной. Течение было не сильным, берега пологими. Подумав, утолил жажду прямо так, из ладошек, и устроил небольшой привал. Лег, вытянув руки и ноги вдох-выдох, вдох- выдох. Полежал так минут пять. Странно, но река тоже какая то не такая. Течение вроде не сильное, но по берегам водорослей меньше, чем обычно. В детстве помню так было. А сейчас, сколько не видел таких речушек, все заросшее, где мелко. А тут и по берегу следы от весеннего половодья, когда мощное течение вымывает все корни и уносит небольшие деревца. Сейчас нет почти такого, плотины везде. По крайней мере от Москвы километров на пятьсот. Не знаю, может и ничего это не значит, но галочку поставим. Надо дальше пробираться, хоть и устал. Не понятно сколько еще идти, а ночевать вот так как то не очень, да и неизвестность хуже всего уже мысли всякие нехорошие в голову лезть начинают. Ладно, черт с ними, с мыслями. Река в любом случае должна привести к людям, только вот через сколько? Жалко зажигалки нет, если все-таки ночевать в лесу придется без огня, грустно будет. Попил еще раз впрок и пошел вниз по течению.

Вскоре лес начал редеть, и после очередного поворота реки я, наконец то увидал тропинку. Ели сдерживаясь, чтоб не побежать, подошел к ней, присмотрелся. Она проходила вдоль, можно сказать параллельно реке метрах в ста от неё. Я ее раньше не заметил потому что шел ближе, а здесь река образовывала изгиб и она оказалась намного ближе к ней. Она не имела четких границ, так, притоптанная (копытами?) полоса, метра четыре шириной, с местами проглядывающей землей и по центру следы от колес сантиметров восьми примерно шириной от телеги что ли? Еще странней. Ладно, пойду пока по дороге, в конце концов, куда-нибудь приду, тогда глядишь, и ответы появятся. Но, пожалуй, стоит быть повнимательней.

Солнце уже заметно сместилось, жара чуть спала, когда сзади стали доносится приглушенные расстоянием звуки: топот и металлическое бряцанье. Я очень обрадовался, захотелось закричать и бежать со всех ног на встречу, но осторожность взяла верх, на всякий случай я отошел с дороги под защиту деревьев и стал наблюдать. Через пару минут показалась три очень странных всадника. Они были похожи неандертальцев или горилл: у них были длинные мощные руки, широкие плечи, узкие лбы и мощные выступающие вперед челюсти. На них были одежды из коричневой ткани довольно свободного покроя, с широкими рукавами, а на торсе кожаные кирасы с железными пластинами. На голове у каждого было, что-то вроде буденовки из грубой, толстой кожи. На поясах висели сабли. У всех троих были тяжелые копья, метра три длинной и ружья за спинами. Я пропустил их мимо стоя в растерянности за деревом. Когда они удалились метров на пятнадцать я вышел на тропу и окликнул их. Они мгновенно развернулись, я был поражен скоростью и грацией, с которой они это сделали, сразу стало понятно, что это опасные и опытные бойцы. Двое сразу направились в мою сторону, расходясь при этом и беря меня в клещи. Третий ехал прямо по центру, чуть отстав от них. Они остановились с трех сторон от меня на расстоянии метров шести, внимательно оглядывая все вокруг, причем, не вертя бестолково головами, а четко контролируя каждый свой сектор. У меня пошел мороз по коже. Судя по поведению, настроены они были враждебно.

 

– Рон, что это за придурок? Откуда он здесь взялся, сказал тот, что был справа от меня.

– Смотри он еще и руки вверх поднял – ответил тот, что был слева. Странно, я понимал их, хоть и говорили они на каком-то непонятном языке. Как я его понимал, и почему, думать было некогда. Тот что был по центру молча поднял копье и начал замахиваться. Намеренья их сомнений больше не вызывали и глядя на них было понятно, что пытаться наладить диалог глупо и бесполезно, да и просто некогда. Больше вариантов не было . Я выхватил пистолет и падая на колено одновременно подхватив снизу правое запястье левой рукой выстрелил ему в грудь. Сразу вытянув руку в право выстрелил во второго и тут – же завалился на правое плечё, перекатываясь на спину взял на прицел левого. Он уже тронул коня в мою сторону, одновременно замахиваясь копьем. Я выстрелил дважды. Заваливаясь на зад, он натянул поводья и его лошадь встала на дыбы и когда он свалился, рванула по дороге. Перекатившись влево я подтянул ноги под себя и встал держа пистолет обеими руками на уровне груди. Огляделся, тот в кого стрелял вторым, корчился на земле. Поймавший первую пулю волочился головой по земле, видимо запутавшись ногой в стремени своей лошади которая побежала в лес. Третий лежал не подавая признаков жизни. Меня трясло. Я подошел к раненому и несмотря на то, что патронов оставалось всего четыре выстрелил ему в голову. Лошадь дернулась, но не убежала. Я шагнул к ней и осторожно взял поводья вытянутой рукой. Она фыркнула, но ничего не сделала. Опасаясь, что она все же что-нибудь сделает, (все таки хозяина ее убил) не знаю, укусит там или лягаться начнет, так на вытянутой руке отвел метров, на десять и привязал к молодому деревцу. Весело. Приплыли. Непонятного стало еще больше. Кто это? Интересно они одни или рядом другие есть? И как быстро сюда придут? Что со мной сделают, как раз вопросов не было…

На счастье человек так устроен, что если в него вложить алгоритм поведения, в какой либо ситуации, то эти навыки в нужный момент вылезут помимо воли. Так и сейчас, пока мозг лихорадочно соображал, пытаясь осознать, что и как? Рефлексы приобретенные во время службы в армии, вылезли сами, и тело действовало само, автономно. Быстро снять ружья с обоих, и по очереди волоком за руки в лес. Метрах в сорока как раз низинка нашлась. Тяжелые, весь взмок пока тащил. Теперь собрать гильзы, копья, буденовки и ветками хоть слегка затереть кровь. Отвязал лошадь и увел ее дальше в лес метров на сто. Все, в висках стучит, колени ватные, но вокруг вроде тихо, теперь можно и трупы осмотреть. Роста они были примерно метр восемьдесят, но как уже говорил очень плечистые примерно раза в полтора шире нормального человека, а руки так вообще ручище. Во первых длиннее, до колен примерно и по толщине с мою ногу. Такой пожалуй шею как куренку свернет не напрягаясь. Челюсти массивные, зубы крупные, глаза маленькие прям неандертальцы какие-то. Снял ремни с саблями и ножами. Ножны у сабель мягкие, скорей чехлы даже, а не ножны. Из какой-то толстой шкуры, на мой взгляд похожей на лосиную, мехом наружу. Ручка незамысловатая, спереди крестовина как у меча выступающая сантиметров на пять в каждую сторону, сзади набалдашник плоский, посередине рукоятка сантиметров пятнадцать (как раз под их лапу) кожаным тонким ремешком обмотана, или жилой какой то. Достал одну из ножен, Увесистая. Лезвие грубое, не полированное, кустарное, какое то безликое, нет четких граней. В музеях такого исполнения оружие обычно века до восемнадцатого встречается. Но не смотря на топорность, довольно острое, и качество кромки не плохое, кристаллы металла не крупные, как у хороших ножей. Длинной примерно девяносто сантиметров. У рукояти шириной сантиметров пять, а ближе к середине расширяется до восьми примерно, кончик острый. Толщина по всей длине миллиметров шесть. Такой и колоть удобно и рубить, тяжеловата правда, но смотря для кого. Взмахнул пару раз, примерился к ветке с мою руку толщиной и ударил наотмашь, наискось, сверху вниз. Перерубил. Да серьезно. Взял нож. Ножны такой же конструкции, ручка тоже, разве что поменьше. Лезвие более гладкое, даже шлифованное, прямое, длинной сантиметров тридцать, обоюдоострое. Сразу разница заметна в исполнении. Так теперь дальше. На животе подсумок плоский сантиметров двадцать в ширину и десять в высоту из мягкой кожи. Сверху пуговица клапана, а клапан вниз откидывается, а внутри патронташ на двадцать патронов. Патроны интересные: напоминают винчестер 45х70 только гильза не латунная, а железная, но не лакированная. Пошкрябал ножом, нет, не железо, мягче. По твердости к меди ближе, но при этом по цвету обычное железо. Ладно пока просто запомним странность, позже разбираться будем. Похоже и пуля без оболочки, из мягкого свинца, свинца ли? Теперь уже и не уверен. Ладно все в кучу, сейчас быстрей, пока тихо, ветками трупы закидать, чтоб я без сабли то делал? С дороги увидеть не должны, но если ближе подойти куча веток в глаза бросается. Но лопаты и времени все равно нет, так что ладно, сойдет. Взял копье, древко сантиметров пять толщиной, вес соответственный. Наконечник кованный обоюдоострый длинной сантиметров двадцать пять, потом упор и согнутое трубкой крепление. Фиксируется интересно: как топор клином. А что вполне надежно. Я решил, что копья мне не к чему и зашвырнул их подальше. Теперь все в охапку и к лошади. Здесь уже не спеша осмотрел ружье. Нарезное, четыре нареза. Твист очень длинный миллиметров четыреста. Ствол толстостенный длинной сантиметров восемьдесят, сразу видно, что литой. Затвор (если его можно так назвать) откидной, в верх на защелке. И курок за ним. По моему в журналах оружейных читал о такой системе. В Америке были такие, во времена гражданской войны, Спрингфилд по моему выпускал. И как помню, до берданки у нашей армии нечто похожее было. Весит килограмм пять не меньше. Вскинул, даа оглобля. Но надо заметить, что руки на месте. Для «неандертальских» пропорций приклад длиннее доложен быть по хорошему, значит люди ее делали. Нафиг мысли, потом все обдумаю. Теперь ружье на плече, один патронташ с ножом себе на пояс, другие в сумку сбоку седла, а сабли сзади к какому-то рулону ткани. Так теперь вспомнить как на лошадь забираться, в детстве помню ездил в деревне. Кое как залез, тронулся. От дороги градусов под двадцать взял в сторону, но в том же направлении, темнеет уже. Надо отойти подальше и на ночевку устраиваться, а то вечер уже.

Примерно через час, заметив полянку, остановился. Снял с лошади сумки и седло, вынул удила и привязал к дереву, привязанной к седлу веревкой . Распотрошил поклажу. Рулон на седле оказался плащом с капюшоном и рукавами, сделанный из тонкого войлока коричневого цвета длинной он был до земли. В одной сумке оказались пятьдесят патронов, капсюли, пули и порох в мешочках. Там же было масло в железной масленке и всякие ершики для чистки и приспособления для снаряжения патронов. Точильный камень, большой пучок какой-то пакли, игравшей судя по всему роль ветоши, четырнадцать спичек в деревянном футляре (огромные сантиметров десять длинной) и две круглых бомбы, как в детских мультфильмах про пиратов. Они весили грамм по восемьсот и были в диаметре сантиметров десять. Из них торчали фитили по три сантиметра длиной с одетыми на них деревянными колпачками. Во второй сумке был кожаный бурдюк с водой, лепешки и вяленое мясо, завернутое в какие то листья. Переложив патроны и спички в мешок с едой, все остальное (включая сабли и второе ружье) сложил под дерево. Аккуратно, стараясь не оставлять следов, отошел метров на тридцать на другой край поляны, и залез на толстый, раскидистый дуб уже в темноте. По моей задумке если эти гоблины найдут своих и пройдут по следам, то увидят лошадь. Тогда подойдут к ней, а меня может не сразу на дереве увидят. Хотя с дерева незаметно слезть уже не выйдет, а учитывая то, что ружье однозарядное, выходит все равно больше одного выстрела у меня не будет. Но внизу было уж совсем страшно. Неизвестно кто еще здесь по лесу ночью бродит.

Не очень удобно устроившись на ветке, в кроне я перекусил и одев свою куртку и завернувшись в плащ провалился в сон.

Глава 3

Проснулся я на рассвете, солнце только начинало вставать и еще не одолело ночную прохладу. Лес начинал просыпаться, со всех сторон доносились птичьи голоса. Прислушавшись к окружающим звукам я не услышал ничего подозрительного. Немного успокоившись я опять задумался о случившемся. Мягко сказать, я был растерян. Было не понятно «где» и «как» я оказался. Начнем с «как». Была вспышка и боль, потом я очнулся здесь, без машины и вещей. Только с тем, что на мне, при этом в абсолютно нормальном самочувствии. Больше ничего. Ладно, тему «как» пока оставим, попробуем «где». Лес безлюдный, лиственный, ничего необычного вроде, только из следов цивилизации за несколько часов пути одна толи тропинка толи дорога и все. Верней все кроме трех конных неандертальцев. Мыслей по их поводу нет, совсем нет. Ни сказок про них ни легенд не слышал, верней в том, что слышал они с лошадьми и оружием не как вместе не пересекаются. Причем одежда и холодное оружие более топорного исполнения чем огнестрельное, прямо явная разница. Гильзы явно штампованные, ружья тоже качество обработки имеют заводское, даже штык от ружья сразу видно делали не там же где сабли. Язык опять же явно не слышал раньше, но при этом понимаю. Вот это очень интересно. Вот одна мысль поганая так в голову и лезет: что я умер и на том свете сейчас…Но на ангелов эти всадники не тянут, сковородок тоже не видно. Хорошо, судя по ружьям должны быть еще кто то здесь кроме этих не знаю как их называть правильно вот их и нужно отыскать, может, что и прояснится. При этом желательно на этих не нарваться. Ну вот и подумал, лучше бы и не начинал.

Осторожно, стараясь не шуметь слез с дерева. Подошел к лошади, она на меня смотрела вроде без опаски. Оседлал ее, навесил сумки и смотанный плащ или пальто, как оно правильно называется и тронулся. Теперь я старался под тем же углом выйти ближе к дороге, чтоб хотя бы на слух ее контролировать. Ехать было удобно, лошадь сама умело объезжала деревья. приходилось ее лишь иногда подправлять, чтоб выдержать направление, да и лес был не такой уж плотный. Через некоторое время к дороге мы вышли, она проглядывалась метрах в пятидесяти, я остановил лошадь и прислушался. Постояв так минут пять я осторожно тронул лошадь вперед. Выйдя на дорогу и проехав по ней с километр, я перешел в лес на другую ее сторону так же под острым углом в направлении реки. С этой стороны лес был заметно реже. и через пару километров я увидел реку. Я спешился и держа своего скакуна в поводу подошел к воде и дал ему напиться, после чего привязал. Река имела уже больше ста метров в ширину . Другой берег был немного выше и деревьев уже почти не было, они виднелись островками , а дальше было открытое, холмистое пространство до куда было можно рассмотреть. Я решил опробовать ружье, хоть и было страшно шуметь, но это было необходимо, так как к моему пистолету оставалось всего три патрона, а кого я встречу я не знал. А ввязываться в какую либо заваруху с незнакомым оружием это уже глупость. Поэтому я выбрал корягу торчащую из воды у противоположного берега, до нее было метров сто сто двадцать , расстегнул и откинул крышку с подсумка с патронами. Удобный он кстати, только надо его на право перевесить, а то я его под левую руку нацепил как под переломку охотничью, а здесь левой ружье держать нужно, а правой затвор открывать и патрон вставлять, защелка-то на затворе справа. Перевесил сразу, пока не нашумел, вдруг на выстрелы кто придет и некогда будет, а такие мелочи важны бывают. Взвел курок, открыл затвор, нажал на боек на открытом затворе не выступает значит патрон в стволе носить можно. Вставил патрон, закрыл, он защелкнулся на защелку. Целик на ружье имел два положения как на пистолетах пулеметах времен вов, я решил, что на ста метрах по любому должен быть прямой выстрел. Прицелился и выстрелил. Бабахнуло не очень громко, ожидал большего, как и отдачи, а вот от коряги кусок хороший отлетел. Пороху и побольше насыпать можно, только с нарезов свинцовую, тяжелую пулю сорвать может, но учитывая калибр и вес пули, то метров до двухсот пятидесяти кому угодно хватить и так должно. Ну а дальше я бы стрелять не стал, скорость пуля уже потеряет наверно. Попробовал быстро перезарядить, получилось не очень, перекинул целик и с колена выстрелил в скопление кувшинок примерно на двухстах метрах. И сразу перезарядка и еще раз. Ну в принципе куда то попаду, но скорострельность конечно никакая, хорошо хоть выбрасыватель есть, гильзу выковыривать не надо, а то совсем грустно бы было. Ладно, нужно двигать отсюда пока не пришел ни кто, и гильзы собрать, потом заряжу.

 

Солнце уже перевалило далеко за середину небосвода, когда я в очередной раз съехал с дороги. Впереди виднелся ее изгиб, причем поворот был в право, а слева со стороны реки местность начинала плавно подниматься превращаясь в своего рода плавную возвышенность, довольно большую метров семьдесят высотой с пологими склонами, поросшими редким кустарником. Пожалуй надо с нее осмотреться, подумал я и направился прямо вверх по склону. Метров через сто показалась полянка с сочной травой, и я решил дать отдых лошади, так как перед этим пару часов ехал рысью. Привязав на длинную веревку и вынув удила я оставил коня на «заправке» и пошел дальше пешком. Метров через сто пятьдесят я достиг вершины и залез на большое дерево, с которого мне открылся неплохой вид. Слева в низу виднелась река, с права холм огибала дорога, а сам холм был довольно вытянут между ними и уходил в даль еще метров на шестьсот. Спустившись с дерева, решил пройтись до противоположного склона. Пройдя половину пути, я услышал конское фырканье, открыл подсумок с патронами и дальше пошел очень осторожно, стараясь не наступить на какую ни будь сухую ветку, и мысленно хваля себя за гуманное обращенье к лошади. Сделав небольшой крюк, спустился сначала немного к реке, так как оттуда меньше всего будут кого то ждать и теперь медленно продвигался по окружности к источнику звука. Время остановилось, мне казалось, что прошло не меньше часа, я весь взмок от напряжения, когда наконец увидел их. Пятнадцать лошадей под седлами стояли привязанные, а в пол сотне метров от них, на границе склона и плоской вершины сидели их всадники неандертальцы и явно кого то ждали. До них от меня было метров сто. Вот прям хорошо, что осмотреться решил. Ну как я мимо них бы проехал. А ведь это похоже моих компания, уж больно похожи. В смысле одежда, снаряжение. Я решил не искушать судьбу и отполз назад, слегка спустившись по склону , что шел к реке, разумно рассудив, что когда дождутся я их услышу, а пока нечего на них пялиться вдруг взгляд почувствуют. Лег на спину и обратился в слух.. Не знаю сколько я так пролежал, мне казалось, что целую вечность, но до меня стали доноситься приглушенные голоса и перемещение коней. Я осторожно пополз вверх и влево, так, чтоб увидеть и вершину и склон со стороны дороги. Я уже почти дополз до намеченного места, когда раздался нестройный залп и всадники с криками рванули вниз по склону. Я пополз быстрее. С дороги прозвучали выстрелы в ответ, но в меньшем количестве. Я выглянул. На дороге были три затентованые телеги запряженные двойками крупных лошадей и конные люди. Нормальные люди, а на них с криками летела эта орава. Они неслись немного наискосок, по отношению ко мне, а караван был прямо напротив меня, и до него от меня было метров сто пятьдесят почти открытого пространства, а от орды их отделяло метров семьдесят. Расклад был явно не в пользу людей. Моих «соплеменников» могли порубить прямо сейчас. Не сказать, что было очень жалко, но их компания была все же предпочтительней. Поэтому я быстро сделал выбор. И отбросив страх и сомнения, мысленно зажмурившись, устроился по удобней. Взяв упреждение примерно метра два, я выстрелил в первого, целясь в середину спины. Он упал под ноги бегущей за ним лошади. Я перезарядился и выстрелил , опять попал. В этот момент до них дошло, что стреляют по ним с тыла и они почти все обернулись. Этим воспользовались люди: полетели копья, треснули выстрелы и еще несколько неандертальцев упали. Схватка замедлилась, на меня глядели все ее участники. Я выхватил из подсумка сразу охапку патронов и положил их перед собой на траву, пожалев, что нет тканевого патронташа на прикладе как на охотничьих бывают. И начал работать как автомат: открыть затвор, вложить патрон, выстрел. Люди опять воспользовались паузой и стали нападать. После четвертого по счету моего попадания на меня поскакали трое. Первого я успел нормально свалить, а двоих других выцелить нормально не успевал, поэтому пришлось стрелять лошадей. Причем последний до меня не доскакал всего метров сорок. Когда его конь завалился, я успел перезарядиться и выстрелить уже в него, после чего откатился метров на десять вниз по склону, чтоб предыдущему прицел сбить. Спрятавшись за дерево перезарядился и осторожно выглянул. Странно но вместо того, чтоб спокойно выстрелить он бежал на меня с ружьем за плечами и саблей в руках… До него оставалось метров двадцать, я выстрелил, его аж опрокинуло, вот что значит мягкая пуля сорок пятого калибра да в кожаный нагрудник в упор. Как в анекдоте куда ж ты голой пяткой на шашку…

Я посмотрел на дорогу, там уже все закончилось, люди копьями добивали раненых неандертальцев. У этих значит тоже «любовь к холодному оружию»… Я встал и пошел к ним. Когда я спустился со склона холма, они смотрели на меня во все глаза, еще бы, подозреваю, что джинсы с толстовкой для них в диковинку так же как для меня их наряды. На них были кожаные кирасы, с металлическими пластинами. На головах железные каски, из двух половин склепанных между собой. Из за чего по центру, получался своеобразный гребень. Куртки под кирасами как и штаны были синего цвета, на ногах кожаные сапоги до середины голени с завернутыми голенищами. Из оружия были ружья, немного другие, чуть меньшего размера сабля, копья и какие то пистолеты за широкими ремнями из мягкой кожи.

Все уже были спешившись, четверо перевязывали раненых, из них двое были явно гражданские, потому что были без оружия и не имели доспехов, скорее всего возницы, а двое стояли рядом. Раненых было трое, причем одному похоже несильно досталось копьем или саблей, а вот двум другим похоже из ружей и вид они имели более плачевный, ведь пуля сначала встретилась с доспехом и расплющилась, а потом в тело вошла… Там фарш должен быть внутри, не повезло ребятам. Все смотрели на меня очень внимательно, один из них , видимо командир, у него на каске была синяя повязка и какой-то аксельбант на левом плече подошел ко мне и громко спросил:

– Кто ты такой и откуда ты здесь взялся? И что у тебя за наряд? Язык был явно незнаком, но при этом, как ни странно, я его хорошо понял.

– Здравствуйте, меня зовут Сергей, я из Москвы. Ответил я на русском.

Глава 4

Он судя по всему меня не понял, скорее всего гугл переводчик работал только у меня в голове.

– Милош на каком языке он говорит? Спросил он у того, что стоял рядом с ним.

– Не знаю Коган никогда такого не слышал, но откуда бы он не был оказался он здесь очень для нас удачно.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru