День Марены

Павел М. Корчагин
День Марены

Темнота, окно, снова темнота, часы на стене и вновь темно. Слава лежал в кровати, пытаясь проснуться, но веки снова и снова закрывались. Наконец, собравшись с силами, он потянулся и сел на кровати. Прищурившись, ещё раз посмотрел на стрелки часов – восемь пятнадцать. Как же не хочется в воскресенье так рано вставать, но Ольга, его девушка, вчера позвонила и настоятельно, не принимая никаких отговорок, попросила зайти ровно в девять утра.

Славка встал, аккуратно, стараясь не шуметь, одел джинсы и футболку. Осмотревшись по сторонам, нашёл вчерашние носки, валявшие под радиатором отопления, понюхал их. Придя к выводу, что их ещё можно поносить, надел. Натянул тёмно-синюю водолазку, открыл дверь в соседнюю комнату и на цыпочках, чтобы не разбудить спящую маму, прошмыгнул через зал на кухню.

Запихав в себя пару бутербродов с колбасой и наспех запив водой из чайника, он также тихо прокрался в коридор. Слава быстро застегнул куртку и нагнулся завязать шнурки, когда из кармана выпали ключи и с грохотом, разнесшимся в ту же секунду по всей квартире, рухнули на пол. Слава похолодел и замер в надежде, что маму это не разбудило, но… не повезло.

– Славка! Это ты там?

– Да, мам, я. Извини, не хотел будить.

– Ты куда в такую рань? – спросила Евгения Михайловна, не вставая с кровати. – Ещё девяти нет.

– Олька попросила зайти, что-то интересное нашла, хотела показать. Я ненадолго, если что, позвоню, – после этих слов Слава проверил карман, на наличие смартфона.

– Ох уж эта твоя Олька, сумасбродка какая-то, – проворчала мама.

– Спи, отдыхай. Всё-таки последний выходной, завтра на работу.

Сказав это, Славка быстро открыл дверь и вышел из квартиры, забыв одеть шапку.

На улице уже стало светло, хотя за серыми подмосковными тучами солнца все равно не было видно. Морозный воздух заставил Славку поплотнее застегнуть куртку и спрятать руки в карманы. Он пошёл по выпавшему ночью снегу в сторону Олиного дома, вспоминая о том, как они познакомились несколько месяцев назад.

Парочка из них получилась довольно странная, так все говорили. Слава – хорошо воспитанный, культурный парень, с успеваемостью выше среднего и это в его-то возрасте. Редко кто в шестнадцать лет, так же упорно сидит за уроками, а не гуляет в компании друзей по торговым центрам и дворам.

Ольга была полным антиподом. Увлечённая рок-музыкой, мистикой и язычеством девушка постоянно вступала в конфликты с педагогами и родителями практически по любому поводу. Однажды учитель физики назвал её ежом за то, что куда ни глянь, в её душе сплошные колючки.

– Тебя, Оленька даже похвалить-то невозможно. Захочешь погладить, так о твои же шипы всю руку обдерёшь.

– А не надо меня гладить! Я сама себя поглажу и похвалю, когда мне надо будет, Александр Сигизмундович.

В этом ответе была вся Ольга – напористая, своенравная и иногда хамоватая. Мальчишки, несмотря ни на что, за ней приударяли: девушка была очень красива и эффектна. Последнее обстоятельство больше всего удивило всех знакомых, когда выбор взбалмошной рокерши упал на Славу, который, как иногда казалось, и голос-то повышать не умеет, да к тому же не отличается силой и мужественностью.

Рейтинг@Mail.ru