Университет Междумирья. Скажи мне, где выход

Пальмира Керлис
Университет Междумирья. Скажи мне, где выход

Автор выражает огромную благодарность Ксении Меликбекян

за ее хаников, талант и подаренное вдохновение


Глава 1

Собрать чемодан в другой мир оказалось гораздо тяжелее, чем в какой-нибудь отпуск. Целый семестр неизвестно где и лимит в жалких пять килограмм – больше магический портал не пропускал. В инструкции было сказано: «Превышение допустимого веса влечет за собой критические ошибки». Лучше не рисковать, последняя виденная мною критическая ошибка стерла с компьютера всю мою коллекцию выкроек для хаников. А тут целый портал. Сотрет еще меня, нехорошо получится…

Я уложила в чемодан ханика Ярушку – любимого, мягкого, с обнимательными лапками, славными рожками и большими ушами-локаторами. Вроде и маленький, а полкило дозволенного веса как не бывало. Собрала в пакет немного материалов для новых игрушек. Совсем немного, лишь самых необходимых. Одежды взяла прожиточный минимум, то есть почти ничего. Надеюсь, в волшебной стране есть магазины, а мне полагается стипендия. До сих пор не верилось, что это произошло. Всю жизнь мечтала найти дверь в Нарнию или получить приглашение в Хогвартс. Сбылось! В некотором смысле. На школьном последнем звонке обнаружила в рюкзаке запечатанный позолоченный конверт. Внутри на красивой бумаге с вензелями – поздравление с зачислением в магический университет Междумирья и подробная инструкция. Сначала я, конечно, подумала, что надо мной опять издеваются. Но, во-первых, кроме меня, никто текста на бумаге не видел – ни одноклассники, ни учительница, ни родители, – во-вторых, буквы аномально ярко переливались и искрили, в-третьих… Я всегда, всегда знала, что особенная!

Лето пролетело быстро, как и мой восемнадцатый день рождения, который посчастливилось провести в одиночестве, несмотря на мамины порывы устроить праздник и позвать моих друзей, не существующих в природе. Портал полагалось вызвать в первый день осени, ранним утром. Поджечь приглашение и потом шагнуть… куда-то. Когда этот самый портал появится. Можно было отказаться от обучения и не трогать лист, но… Нет, ни за что. Мечты должны сбываться! Родители будут думать, что я учусь в Москве, куда по их велению поступила – на экономический, и не волноваться обо мне благодаря какой-то там ментальной магии. Стандартные условия, если верить куче прочитанных книг и просмотренных фильмов… А теперь в них верилось.

Лист вспыхнул в пепельнице от первой же спички. Посыпались искры – пронзительно желтые, совсем не обжигающие. В пространстве соткался огромный шар из пульсирующих солнечным светом сгустков. Портал! А не зря ли я нацепила веселенькое платье в горошек и волосы распустила? Вдруг посерьезнее надо было – белый верх, черный низ, коса до пояса? Может, в волшебном мире холодно и следует захватить куртку? Или, наоборот, жарко, как в тропиках? В инструкции об этом не говорилось… Портал светился все ярче и требовательнее, увеличиваясь в размерах и заполняя мою комнату. Черт! Я зажмурилась и шагнула в него.

Стало тепло и невероятно светло, до слепоты в глазах. Опора пропала, словно на волнах качнуло. Только не критическая ошибка, только не она… Сияние враз потускнело, под ногами появился твердый пол. Вокруг был садик и каменные стены с обыкновенным на вид плющом. Готические скамейки по периметру, кусты роз, клумбы с розами, густой газон и беззвучно струящийся водопадом фонтан. Не особо магическое место. И ни души.

– М-м-м… – Обращаться неведомо к кому было проще, чем к настоящим живым незнакомцам. – Здравствуйте?

Кусты сбоку шевельнулись, из резной арки в стене, увитой розами, вышла девица. Стройная, в приталенном пиджаке, мини-юбке и гольфах с кружевными оборками. Все бордового цвета, в тон розам. Пышные иссиня-черные локоны по плечам, пухлые губы, большие глаза в обрамлении густых ресниц. Красивая… Она скользнула по мне ленивым взглядом и, задержав его на моем платье, насмешливо изогнула бровь. А мне ее гольфы не нравятся, вот! Хозяйка гольфов, не подозревающая о моих крамольных мыслях, протянула какой-то кексик. В золотой бумажке, с вишенкой на макушке. Я замешкалась, разглядывая оказавшееся на ладони угощение. Она закатила глаза и произнесла что-то непонятное, но интонации такие, что лучше не злить. Я проглотила кексик, почти не жуя. Вкус у него был противный, ни разу не вишневый. В ушах зазвенело, к горлу подступила тошнота. Невольно вырвалось:

– Бе…

– Подумаешь, подгорел немного, – донеслись как сквозь вату уже совершенно человеческие слова. – Главное, что сработал. Заклинание мгновенного понимания языков. Я – Мариса, а ты у нас кто?

– А… – Я икнула, закончив лишь через пару секунд: – …лёна.

– Лёна, – протянула она, будто пробовала на вкус каждую букву, и фыркнула. Поправлять ее не стала, сама виновата, что не смогла представиться как следует. – Между прочим, все первокурсники прибыли вчера. Встречающие отвстречали, меня тут могло уже и не быть.

– Но мне велели прибыть сегодня утром. Я четко инструкции следовала, которую вместе с приглашением нашла…

– Какая еще инструкция?! Тебя должен был разыскать в твоем мире провожающий, все объяснить, подготовить, портал для тебя сотворить.

Я смущенно пожала плечами. Неужели поздно шагнула в портал? Не настолько же я блондинка, чтобы напутать. И почему именно на меня провожающего не хватило?..

– Что-то новое. – Мариса надменно покачала головой. Изящно развернулась и бросила со спины: – Ладно, идем. Церемония открытия и посвящение в студенты через час, успеваешь. Так и быть, расскажу, что к чему.

Ура! Я не пропустила первый день занятий! И, кажется, не такая уж Мариса стерва, какой на первый взгляд показалась. И гольфы вполне симпатичные. Я схватила чемодан и поспешила за ней в арку. Как оказалось, это был вход в садовую галерею, битком набитую розами. Вместо потолка надувался радужный купол, эдакий мыльный пузырь. Запахло магией! Ну или розами. Кто ее знает, как она пахнет, магия эта. Зачем их тут столько? Даже в конце мощеной дорожки, по которой с жутким бряцаньем ехал мой чемодан, высоко на стене висели щиты с изображением очередной розы. Ровно под ними виднелись массивные створки двери. Мариса сделала молниеносный пас рукой, те отворились. О! Телекинез?! Я тоже так смогу? Меня ведь научат?.. Сама не заметила, как широко раскрыла рот. Мариса усмехнулась, я стиснула зубы и проскользнула за дверь, стараясь поменьше таращиться по сторонам. Или хотя бы не такими круглыми глазами.

За дверью раскинулся целый студенческий городок. Длинное, похожее на замок здание в добрых сорок этажей, несколько корпусов поменьше, но неизменно со стрельчатыми окнами, сказочными балконами, колоннами и фигурными шпилями, уходящими далеко в небо. Поодаль был огромный парк с лабиринтами кустов, за ними – россыпь домиков попроще. Сад с галереей оказался, если верить табличке, неким «Вокзалом-оранжереей» с сияющим на всю округу куполом. Мы миновали кованые ворота и вышли на дорогу, о которую колесики чемодана громыхали потише. Слава богу… На улице было довольно пустынно, лишь спешили куда-то редкие студенты: парни в похожих строгих костюмах и девушки в такой же форме, как у Марисы, только с юбками подлиннее и безо всяких кружавчиков на гольфах. Цвета были разными, кроме бордового встретились синий, зеленый, фиолетовый, черный и белый. Точно деление по факультетам! Рассматривать особо было некогда, Мариса, несмотря на высокие каблуки, шла с впечатляющей скоростью, я еле поспевала.

– Значит, так, – рассказывала она снисходительно, – церемония по случаю начала нового учебного года – скука скучная, потерпишь. Ректор толкнет приветственную речь, праздничный салют запустят. Обзорную экскурсию ты прогуляла, ориентируйся по указателям. Заблудиться сложно, на каждом углу сидят круглые птички, у них глаза светятся. Это магические навигаторы. Задашь вопрос – ответят, куда и как пройти.

Свернули мы не к замку, а серому неприметному корпусу. Над крыльцом висела растяжка с затейливыми символами, в которой я сразу опознала: «Добро пожаловать!» Магия кексика…

– Единое общежитие для мелких, – пояснила Мариса. – Распределение по факультетам происходит позже, в зависимости от личных качеств и наклонностей. Не бойся, пожелания учитываются… немного. Потом отселят к своим. Или в дом студенческого сообщества, если примут туда. Хотя тебе вряд ли светит.

Не знаю, что там не светит мне, а вот ей засветить захотелось. Прямо в идеально гладкий лоб, учебником хороших манер. Или в магических университетах не преподают такого?

Внутри общежития было уныло и шаблонно. Выдраенный холл, доска объявлений, стойка с поедающей булочку толстушкой средних лет. Мариса проплыла к ней и, небрежно кивнув в мою сторону, обронила:

– Вот.

– Что «вот»? – Та оторвалась от булочки и вопросительно моргнула. – Еще вчера всех первогодок приняли, я отчет по расселению сдала.

– Эта опоздала. Забирай.

– Придется же списки зачисленных поднимать!

– Не поднимай, – разрешила Мариса, – а то надорвешься.

– Раскес, какая же ты зараза… Кто тебя только подрядил детей встречать, а?

– Весь выпускной курс подрядили. Традиция. Не раздувай проблему, никому не нужны твои отчеты, чтобы их проверять.

Толстушка стукнула по столу, цыкнув на Марису. Отложила булочку и сердито уставилась на меня. Наверное, мест нет. Буду жить на чердаке. Или в подвале. Угораздило меня из портала именно к этой злюке вывалиться!

– Ладно, – буркнула толстушка. – Девочке и так уже не посчастливилось на тебя нарваться. Потом задним числом ее впишем.

Мне вручили маленький ключик с брелоком из бахромы, словно от секретера, сообщили номер комнаты и указали на лифт.

– Через полчаса будь у входа в зал Созвездий, – бросила Мариса мне в спину, – раз уж я тебя встретила с вокзала, придется вместе на церемонии посидеть. Сделай милость, хоть туда не опоздай.

 

Тон был такой, будто мне выпала невероятная честь, а она уж, так и быть, как-нибудь потерпит. Я сжала в ладони ключ и припустила вместе с чемоданом к лифту. Он оказался очень большим и обшитым бархатом, с прикольной лавочкой. Кнопок не было. Сначала я озадачилась, но потом вспомнила, что даже мой телефон реагирует на произнесенные слова, и просто сказала: «Седьмой». Сработало! На стене вырисовалась панель, светясь подозрительно радиоактивным салатовым светом. Зажглась названная циферка, двери закрылись и сразу открылись – уже на верхнем этаже. А мне тут нравится! Но, интересно, зачем им в этом лифте лавочка?..

Холл встретил столом с закусками и стопкой брошюр. «Магический университет Междумирья: помощь новичку и ответы на самые распространенные вопросы». Почему мне ее вместе с инструкцией не выдали?! Прихватив брошюру, я докатила чемодан до нужной двери. Ключ безо всяких фокусов отпер замок, пропустив в широкую комнату. Одна ее половина была почти пуста, а во второй… Кровать с балдахином, пушистый ковер, стол в замысловатых узорах, полка с десятком разноцветных коробочек, покрытое паутинообразной салфеткой кресло и шкаф, из которого торчал серый рукав. У меня определенно есть соседка… И она успела обжиться, мягко говоря. Нельзя ли попроситься в подвал?.. Особенно поразила статуя стоящего на дыбах единорога с меня размером. Попробовала поднять – фигушки, не папье-маше. За ограничение в пять килограмм стало очень обидно, появилось ощущение, что меня надули. Подсунули жлобский портал, еще и сломанный. Расстроиться не получилось. Я же в магическом университете! В волшебной стране! Вытащив из чемодана Ярушку, я рухнула на свою скромную узкую кровать. Та спружинила, легонько меня подбросив. Лучший друг, как обычно, был приятно мягким, с вылепленной из полимерной глины мордашки в самую душу смотрели глубокие стеклянные желтые глаза. Одна из первых моих удачных работ, не идеальная, но… Это любовь, а любимым многое прощают. Я взбила подушку, устроилась поудобнее и раскрыла брошюру. Понятия не имею, насколько распространенные мои вопросы, но они были, и ответы требовались срочно. А любую информацию куда удобнее узнавать из текстов, чем от людей…

Десять минут вдумчивого чтения, и многое прояснилось. «Междумирье» оказалось не для красивого словца, университет действительно располагался между шестью существующими мирами. На маленькой нейтральной территории, в магическом карманчике, и попасть сюда можно было исключительно порталом. Цифра шесть была сакральной, видимо. Шесть лет обучения, шесть факультетов. Насчет деления по цветам я не ошиблась. Белый принадлежал целительскому, студенты которого изучали светлую магию, черный – адептам оккультных наук, практикующим темную. Ритуалы и проклятия, ух. Зеленый цвет символизировал природников, будущих повелителей погоды, стихий и зверушек, синий отошел факультету пророчеств и предсказаний. Фиолетовый обозначал менталистов, практикующих управление сознанием, в том числе чужим, ну а бордовый был цветом боевых магов. Идея стукнуть Марису перестала будоражить фантазию. Она не просто стерва, а боевая стерва. Впрочем, как знать, вдруг факультет по цвету формы выбирала?.. Я невольно задумалась, где именно предстоит учиться мне. Жутко интересно, к чему у меня предрасположенность! Выбрать не получится, но если бы можно было? Глаза разбегались, исследуя изображенные на картинках корпуса, аудитории со старинной мебелью и вполне современные лаборатории. Поняла, что выбирать совсем не хочется. Оно такое вкусное, несите все! Я пролистала часть с факультетами, бегло изучила руководство для новичков. Выяснилось, что, как только у юного мага проявляется дар, к нему приходит провожающий и зовет учиться овладевать магией, а в двух мирах в принципе объясняет, что магия существует. После призыва портала свежеиспеченный студент попадает к случайному встречающему, который становится ответственным за новичка на весь первый год. Почему мне в том саду не парень достался? Желательно симпатичный. С факультета пророчеств, чтобы сразу знал, что он – моя судьба. М-м-м…

От фантазий и чтения отвлекла статуя единорога. Крутанулась вокруг своей оси и тоненьким голоском сообщила, что у нее одно новое сообщение. Божечки, так это аналог пейджера?! Я вскочила с кровати, с перепугу споткнувшись о чемодан. Запихала его под кровать вместе с брошюрой от греха подальше, а Ярушку по привычке сунула за подушку. Хотя моей соседки нет, и в общежитии пусто. Никого не встретила ни в холле, ни в коридоре. Очевидно, первокурсники заранее отправились на церемонию. Вот и мне хватит тут сидеть.

Глава 2

В прикроватной тумбочке нашелся единственный бумажный пакет с пропечатанной сверху розой, такой же, какую я видела на щите в галерее. Или в Академии окопался безумный садовник, или местный художник больше ничего рисовать не умеет. В пакете лежала новенькая форма мышиной масти. На вид она была откровенно мала размером, но налезла и села как влитая. Магия… Блузка с круглым вырезом и драпировка на пиджаке визуально добавляли объема там, где его не особо доставало, расклешенная короткая юбка открывала ноги, но макси-гольфы удачно скрывали острые коленки. Миленько, но серенько. Впрочем, не беда. Зато под цвет глаз. Я еще немного помедлила, зачем-то аккуратно расправила кровать, словно уничтожая следы пребывания в комнате, и выскользнула за дверь.

Как добраться до зала, где назначена церемония, понятия не имела: в брошюру не догадались включить карту студенческого городка или университетских залов. Придется осваивать навигаторскую птичку.

На выходе из общежития снова не было ни души, лишь уже знакомая мне толстушка уминала очередную булочку. Калорийная у нее работа, нервная, наверное. На улице было безлюдно, как после апокалипсиса или ранним утром первого января. Всегда бы так… Впереди возвышалось длинное величественное здание в окружении меньших братьев-корпусов, к которым вел поворот направо. Слева была невнятная тропинка, прямо – дорога с указателем «Торговый центр». На развилке вместо сказочного камня сидела птичка. Абсолютно круглая и красная, точь-в-точь как из той игры, где нужно швыряться в зеленых свиней в касках и без.

– Эй? – обратилась я к ней, чувствуя себя довольно глупо.

Вдруг меня попросту разыграли? Птичка вздрогнула, вспыхнули салатовым огнем глаза-бусинки. Проскрежетало магическо-механическое: «Уточните запрос».

– Где находится зал Звезд? – послушно уточнила я.

– Налево, – выдала птичка, – насквозь через парк, опять налево, вниз и до конца.

Тропинка уходила в сторону парка с лабиринтом из кустов. Они сгущались, будто вовсе смыкаясь на горизонте. Интересный путь из общежития в университет. Я-то думала, что мне туда, к красивому зданию, а никак не в сомнительные кусты! Спросила еще раз, получила ровно тот же ответ. Что ж… Магический навигатор лучше знает. С любопытством глядя по сторонам, я послушно потопала по тропинке, через витую арку ворот, в парк. Довольно живописный, но лабиринт подкачал: дорожки между кустами едва петляли, пройти насквозь несложно. Впрочем, разумно. Будь он позаковыристее, сколько бы студентов тут заблудилось по пути на учебу. Особенно утром! В островках посреди лабиринта встречались фонтаны, качели-лодочки и даже огромный газон с горой пледов под раскидистым деревом. Парк закончился не воротами, а малоприметной калиткой, еще и запертой. Вот так номер… Я перемахнула через нее, свернула налево и оторопела окончательно. Вниз уходил тоннель, наподобие перехода в метро, только пещера пещерой. Кажется, я поняла! Это испытание. Для новичков. Местный студенческий обычай, в сериалах видела не раз. Отказываться или чудить было чревато, тебя непременно запомнят, начнут подкалывать, оттачивать остроумие и превратят твою жизнь в кошмар. Нет, не буду я ничье внимание привлекать и выделяться. Хватило.

Ступени скользили, в самом тоннеле была темнота, и она уплотнялась. Я шла, шла, не встречая ничего и никого. Птичка ясно выразилась, что мне нужно «до конца», значит, дойду. Пригодился мобильный телефон, сеть не ловила, но фонарик получился сносный. В конце меня ждала дверь, овальная, практически иллюминатор. На ней поблескивала шестиконечная звезда, покрытая пылью. Я чихнула, подергала массивное кольцо, что было вместо ручки, постучала. Тишина. Не самая популярная церемония… Чуть поодаль в углублении стены угадывалась другая дверь. Сказочного в ней было мало, коробка щитка, ей-богу. Зато открылась. Я уткнулась в решетку, за которой шуршали мрачные нестриженые кусты. Может, нужно было что-то отгадать, нажать или потянуть, но я просто пролезла между прутьями. Для худосочной девицы вроде меня это не проблема.

Кусты разрослись не на шутку, колючие и густые. Они жались друг к другу плотно-плотно, сплетаясь скрюченными ветвями. Посреди стиснутого высокими стенами двора стоял колодец, накрытый криво сколоченной крышкой, поодаль была воткнута полустертая табличка указателя. Обойдя вереницу кустов и чудом не зацепив о колючки рукав пиджака, я попала в узкий коридорчик, а по нему в соседний двор, если можно было его так назвать. Стены выше, каменные, неотесанные и шершавые. Ни окон, ни дверей, примятая неведомо чем трава да свист ветра, гуляющего в этом открытом лишь ему месте. Нависали скрещенные края черепичных крыш, почти скрывая небо, в углу серела скамейка с уродливым обломком спинки. Немножко отличается от студенческого городка… Следующий проход перегораживала другая решетка, с прутьями помельче. При всем желании не просочиться. За ней виднелось крыльцо и железная дверь, безо всяких вывесок и опознавательных знаков. Сомневаюсь, что все это понастроили ради шутки над новичками. Я не туда пришла? Мне что, попалась бракованная птичка? Может, она право-лево путает? Или у нее батарейка села. Кто разберет эти магические девайсы… Но куда же я в итоге забрела?

Порыв ветра рванул волосы и принес шелест шагов, за деревьями мелькнули силуэты. Я отпрянула от решетки и прижалась к стене, спрятавшись за густыми кустами. Раздались неразборчивые голоса, приближаясь. Любопытство оказалось сильнее, и я осторожно выглянула.

У дерева, на вымощенной камнями дорожке увидела его. Темные, растрепанные ветром коротко остриженные волосы, сосредоточенный взгляд угольно-черных глаз, суровая линия рта с намеком на ухмылку. Таких парней следует запретить законом, они опасно притягательны – посмотришь и залипнешь навек. Высокая, идеально сложенная фигура, широкие плечи, сильные руки. В белых оковах. Ой… Тонкие серебряные браслеты на смуглой коже запястий выглядели даже красиво. Позади него появился кто-то еще, грубо подтолкнув к крыльцу. Только тогда я, наконец, заметила, что там еще четверо, самого серьезного вида, в строгой форме, похожей на военную, ни разу не симпатичные. Один из них, с седыми волосами до плеч и глубоким шрамом через всю щеку, настороженно повернулся в моем направлении, я быстро спряталась. Вот тебе и волшебный универ… Что тут происходит вообще?!

Мысли в голове скакали лихорадочно – одна другой кошмарнее. Это филиал тюрьмы и он маньяк? Они сектанты и у них жертвоприношение? Как ни крути, ничего хорошего. Надо убираться отсюда! Я попятилась и юркнула прочь. Бочком-бочком и обратно, откуда пришла. В узкий коридор, вдоль кустов, через первую решетку, в темноту тоннеля-пещеры. Пальцы судорожно пытались нащупать в кармане телефон, чтобы приспособить фонариком. Почувствовала сердитое дыхание на затылке, обернулась. Вспыхнул шарообразный огонек, осветив каменные стены и ту, что держала его парящим на ладони.

– Какого… – прошипела Мариса, – ты здесь делаешь?!

– Заблудилась, – промямлила я, окончательно осознав, что так оно и есть. – Не знаю почему. Спросила птичку маршрут в зал Звезд…

– Созвездий, глухое недоразумение! Я сказала – зал Созвездий!

О… Это многое объясняет.

– Церемония с минуты на минуту начнется, – она сурово сдвинула тонкие брови, – от общежития пять минут пути, угораздило же тебя… В этой части ошиваться запрещено!

– Все равно ведь закрыто. – Я покосилась на овальную дверь с пыльной шестиконечной звездой.

– На твое счастье, – рявкнула Мариса. – Как можно было перепутать?!

– Бывает, – пожала я плечами, не ощущая особой вины. Потому что волновало совсем другое! – А кто… там… ну…

Я кивнула в сторону решетки, Мариса непонимающе нахмурилась, но мгновение спустя изменилась в лице. Стала очень злой и какой-то растерянной. Сжав в ладони огонек, погрузила тоннель в полумрак и процедила:

– Уже никто.

Огонек метнулся ввысь из ее разжатой ладони и вновь засиял на весь тоннель. Больше и ярче, слепя беспощадно.

– Радуйся, что жива осталась, – заявила его хозяйка. – В том корпусе магической защиты наворочено по самое не балуйся. Давай в темпе отсюда, не то праздничную церемонию пропустим.

– Нет. – Я решительно сложила руки на груди. – Не пойду, пока не узнаю, куда попала. Что у вас за порядки?.. Чтобы вот так… кого-то. А ты – праздник, церемония…

 

– Ирония, – передразнила она взбешенно, – замели-то ровно на торжестве по окончанию курса!

Тут же взяла себя в руки и отчеканила:

– Все в рамках закона. Инциденты, произошедшие на территории университета, в нем же и расследуются. Приговор тоже приводится в исполнение здесь, так уж вышло, что сегодня.

Ого… Он там с конца прошлого учебного года? Наверное, его сочинение на тему «Как я провел лето» было бы очень грустным. Секундочку! Приговор…

– Казнят?.. – вырвалось само.

– Что у тебя с головой? – опешила Мариса. – Магии лишат. В половине случаев это проходит удачно, без тяжелых последствий.

Стало не по себе. Дара можно лишить? Вряд ли это безболезненный процесс.

– А что он сделал-то?

Взгляд мне достался столь испепеляющий, что засосало под ложечкой. Появилось подозрение, что сейчас меня порешат в этой запрещенной пещере, где никто не шастает, и скажут потом – какая еще Алена, не было такой… Я нервно сглотнула, шар резко погас. Ее пальцы впились в мое плечо, тряхнуло. Голова потяжелела, закружилась, и потухший мир вместе с ней. Центрифуга перед глазами, тошнота у горла… В лицо резко ударил свет, меня отпустили. Мигом рухнула и распласталась по полу. Прохладному, глянцевому, неприятно твердому. На стене, замедляясь, вращалась табличка с надписью: «Комната для перемещений университета Междумирья. Пожалуйста, не забывайте свои вещи». Эта злюка нас… телепортировала?!

– Повезло, не опоздали. – Мариса переступила через меня, на ходу поправляя прическу. – За мной. И да… Опозоришь меня перед сокурсниками – прибью!

Она вышла за дверь, я поднялась, пытаясь пригладить волосы. Бесполезно, торчком стояли, еще и шатало. Кажется, порталы – не ее специализация! Зато прибивание – наоборот…

За пределами комнаты все плыло кругами. Мельтешение бордового пятна впереди служило слабым ориентиром, еще и подло отдалялось. С каждым шагом видимость улучшалась, но толку с этого было мало. Я споткнулась и, нелепо взмахнув руками, врезалась в кого-то мягкого, щекотно пахнущего солью и морем… Меня ловко поймали и поставили на ноги, придержав за локти. От теплых рук по коже словно ток пробежал, в голове прояснилось – резко, как по волшебному щелчку. Перед носом маячила фиолетовая ткань формы, сверху с веселым любопытством смотрели ярко-голубые глаза. Ой… Что-то в этой академии опасная концентрация красавцев… В этом голубоглазом было что-то эльфийское, неуловимо утонченное. Аристократические черты лица, остро очерченные скулы, платиновые волосы, то ли просто гладко зачесанные, то ли собранные сзади в настоящий эльфийский хвост. Страшно захотелось зайти ему за спину и проверить: хвост все-таки или нет? Портили образ лишь небрежно закатанные рукава фиолетового пиджака. О, менталист!

– Какая прелесть, – усмехнулся почти эльф, окинув меня откровенно изучающим взглядом с головы до ног.

Щеки вспыхнули, но в животе порхнули бабочки. Прелесть? Я?.. Он повернулся к нарисовавшейся сбоку Марисе и продолжил:

– Ты в качестве няньки. Это даже волнительнее того твоего костюма зайки на Равноденствие.

Я вывернулась, освободив свои локти, и незаметно покосилась на его затылок. Не хвост! Просто зачесаны. В коридоре было пусто, впереди виднелись распахнутые парадные двери, за которыми пестрела толпа. Мариса уперла руки в бока и глаза прищурила, однако нарочито мило проворковала:

– Дарен, так часто тот костюм вспоминаешь… Хочешь, одолжу поносить?

– Опять эти твои непристойные предложения, – покачал он головой. – Помнится, ты собиралась прогулять день прибытия первогодок, прийти на следующий для галочки в ведомости, когда, цитирую: «Точно уже никого не будет». Облом, провалился гениальный план.

Она поджала губы, его бровь издевательски приподнялась. Интересно, все старшекурсники такие противные?..

– Потом тоже такой станешь, – любезно пояснил Дарен, и готова поклясться, краска дошла мне до самых ушей.

Он мысли читает? Черт… Черт. Черт! Я задержала дыхание, стараясь ни о чем не думать. Особенно о набитой рисом попе Ярушки и о том, искренне ли этот тип считает меня прелестью. Дарен выразительно мне подмигнул. Надо будет студентов в фиолетовом обходить стороной! За километр!..

Оба вдруг выпрямились, мимо шествовала неопределимого возраста дама в синей мантии. Остановилась, склонив набок голову со сложной прической.

– Раскес, Сатал, – кивнула она в приветствии, – церемония скоро начнется, и не в коридоре.

Те ответили уважительными кивками и поспешно направились к дверям, я – следом. Надеюсь, эта дама меня как опоздавшую не запомнила…

Зал был огромен. Нет, не так – огромен! Высокий, затянутый объемной звездной картой потолок, ряды широких кресел, сцена на возвышении в обрамлении бархатных занавесок, и люди, люди, люди. Всюду, практически везде! А есть ли свободные места?.. Я брела на неведомом автопилоте, перед глазами мелькали мантии и формы уже известных цветов, в том числе серая, выхватывались лица – радостные, испуганные, скучающие, такие разные… Сверху нависали массивные балконы, тоже заполненные народом, в несколько этажей. Кажется, весь городок собрался здесь. По центру висела многоярусная люстра, полноценный перевернутый замок. Отблески хрусталя, музыкальный звон подвесок. Я раскрыла рот и заработала от Марисы толчок. Она погнала меня между рядами, торопливо подталкивая в спину, и рывком усадила рядом с собой, на второе свободное кресло. Люстра погасла, зал залило нежным свечением звезд с потока, по всем признакам волшебным. Я заерзала в кресле, крутя головой. Невероятно! Еще лучше, чем представлялось!

Занавески окончательно разъехались, на сцену под шквал аплодисментов поднялась та самая важная дама из коридора. Журчащий фоновый голос, неизвестно кому принадлежащий, почтительно представил ректора университета Междумирья – Энару Нориус. Ректор – женщина?! В любовных романах про магические академии ими были мужчины, обычно страшно сексуальные, а тут… Впрочем, уверена, я это легко переживу.

Едва она заговорила, в зале воцарилась гробовая тишина. Я забыла, как дышать, боясь пропустить даже слово, хотя ничего такого Энара не говорила. Про честь находиться здесь и наше счастливое будущее. Банально, в общем-то. Но атмосфера! Сияли звезды, летали похожие на светлячков огоньки, магия чувствовалась в воздухе, искрилась, каждый вдох заставлял сердце биться чаще. Разве я могу быть недовольной? Несчастной? Обиженной на судьбу? Никак нет. Я в магическом университете! Буду учиться всяким чудесам, стану той, кем всегда втайне желала. Плевать на дурацкие опоздания, Марису с ее обещанием меня прибить и любые проблемы. Решу! Возможно, заведу друзей среди однокурсников… Попробую завести. На радость маме. Она постоянно ругалась, что я ни с кем не общаюсь, сижу дома и шью «эти кошмарные игрушки».

Речь закончилась еще более бурными рукоплесканиями, я тоже от души похлопала, до боли в ладонях. С потолка бабахнуло, взметнулись сотни вспышек, расцветая сияющими бутонами и рассеиваясь пыльцой. Я завороженно уставилась на самый настоящий магический салют, чувствуя себя абсолютно счастливой. Впереди новая жизнь! Мечты сбываются!

Раздался странный надрывный звон, будто сотня бокалов разбилась. Вспышки исчезли, воздух вмиг разрядился, не стало ни искр, ни опьяняющей радости. Зал погрузился в полную темноту. Ничего себе… Так по сценарию задумано?

Кто-то истошно завизжал, с переднего ряда запричитали. Мариса, тщетно щелкая пальцами, пробормотала себе под нос:

– Что за?..

Хм, кажется, в сценарии подобного не было…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru