Litres Baner
Хроники кота Фарадея

Ольга Семенова
Хроники кота Фарадея

© Ольга и Наталья Семеновы, 2020

© Общенациональная ассоциация молодых музыкантов, поэтов и прозаиков, 2020

Хроники кота Фарадея

Дождь зарядил с утра, а к вечеру перешел в мокрый снег. Люди даже не знали, радоваться этому или нет. С одной стороны, эта долгая уральская осень уже всем надоела, пускай лучше наступает зима, можно ждать Новый год. Но, с другой стороны, зима тоже особо не радовала – семь месяцев холода и снега кого угодно могут вогнать в депрессию.

Единственное, что успокаивало – сегодня пятница. Для большинства – лучший день недели. Все предвкушали предстоящие два дня, когда можно не вставать с утра на работу. После ужина вся семья рассредоточилась по своим любимым местам в квартире. Ирина расположилась в кресле у телевизора, Константин, ее муж, завалился на диван, а их сын Ромка, как обычно, закрылся в своей комнате с компьютером.

– А ты мусор вынес? – тихо спросила Ирина.

– Ммм, – невразумительно промычал муж из-за газеты.

– Только не говори, что, если ты сделаешь это завтра с утра, ничего страшного не случится, – тут же отреагировала жена.

– Ирочка, ты просто читаешь мои мысли. Ведь правда, ничего не случится. Завтра утром мы куда-нибудь пойдем и выбросим этот несчастный мусор. Хочешь, я его выставлю в коридор?

– Терпеть не могу эту соседскую манеру выставлять свой мусор на лестничную площадку, чтобы он там всю ночь стоял. Мы так поступать никогда не будем. Немедленно вынеси мусор на помойку, вечером я чистила рыбу, ее надо убрать из дома.

– Жаль, что ты не согласна с моим чудесным планом. В такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит, а ты меня отправляешь в темную октябрьскую ночь, в дождь и снег, – Костя попробовал еще раз отшутиться.

– Зубы не заговаривай. Всего пять минут. Курточку набросил – и вперед.

Константин обреченно вздохнул и отправился одеваться.

На улице стояла кромешная тьма, во дворе кое-где едва светили фонари, но, казалось, наоборот, притягивали мрак. Все вокруг выглядело мокрым, грустным и по-осеннему печальным. Костя быстро подошел к контейнеру и выбросил мусор. Неожиданно рядом раздался едва различимый писк. Скорее всего, он бы и не услышал его из-за шума ветра, но писк вдруг усилился и превратился отчаянное мяуканье.

«Мяу, мяу!»

Костя растерянно оглянулся и заметил рядом, немного в стороне от контейнера, расстеленную газетку, а на ней маленький дрожащий мокрый комочек. Газета совершенно не спасала котенка от дождя и мокрой земли. Константин подошел ближе и наклонился. Котенок сразу замолчал и стал буравить человека маленькими черными глазками.

Ирина уже начала волноваться – муж пошел выбрасывать мусор и куда-то пропал.

«То его из дома не выставишь, то домой не дождешься», – думала она.

Тут послышался звук открывающегося замка, и в коридор шагнул Костя со словами:

– Ирочка, посмотри, кого я нашел.

– Что значит «кого»? Ты где был? Надо было всего лишь выбросить мусор, а ты кого-то притащил домой, – Ирина недовольно ворча вышла в прихожую.

Муж протянул ей правую руку: на ладошке сидел маленький, мокрый, серый, дрожащий комочек.

– Еще не хватало! – воскликнула женщина. – Куда мы его денем? Кто за ним будет убирать? Он мне всю квартиру пометит!

– Да ты посмотри, какой он жалкий и беззащитный, он сидел у контейнера на клочке газеты и жалобно мяукал. Я не смог его там оставить, – заступился муж за котенка.

– Ну, давай вынесем его в подъезд, может, кто-нибудь подберет.

– Да кому он нужен, и потом, он ведь голодный, давай хотя бы накормим его, оставим на ночь…

За все это время котенок не проронил ни звука. Он сидел на ладони у Кости, замерев и уставившись круглыми глазенками на Ирину. Он чувствовал, что его судьба находится в руках этой женщины. Всем своим видом он как будто говорил:

«Вы меня только приютите. Вы не пожалейте об этом. Я буду кушать, что дадите, спать, где скажете, я не займу много места, да вы меня вообще не увидите и не услышите. Я не доставлю много хлопот, только оставьте меня в доме. Здесь так тепло и так приятно, вкусно пахнет едой».

– Ой, какой мокрый и маленький! – воскликнул Ромка, он услышал разговор родителей и вышел из своей комнаты. – Мам, давай его оставим! Я всегда хотел котенка.

– Ага! – воскликнула Ирина. – Мне это только дополнительная работа. Кто за ним будет прибирать? Ты, что ли? Я готова его только терпеть в доме.

– Мам, да ты посмотри, он, кажется, похож на британскую породу. Вон, какой он серый, и ушки как будто обрезаны, – сказал Ромка, приглядевшись к котенку.

За время их дискуссии котенок немного обсох и распушился. Стало заметно, что он, похоже, действительно благородных кровей, по крайней мере, один из его родителей точно имел отношение к Британии – серый окрас шерстки, маленькие аккуратные ушки, слегка приплюснутая мордочка. Вид у него был достаточно аристократичный и явно тянул на «иностранца». За все время разговора он даже не мяукнул, просто сидел в руках у Кости и благоразумно помалкивал.

Все эти доводы семейства и молчание гостя, кажется, поколебали решительность хозяйки.

– Ладно, – с сомнением произнесла Ирина. – Но, повторяю, я согласна его только терпеть. Убирать за ним, мыть, приучать его к порядку в доме будете вы, – с акцентом на последнем слове сказала она.

– Надо выбрать ему имя, – с энтузиазмом сказал Костя.

– Фарадей, – сразу же предложил Рома.

– Почему Фарадей?

– А нам сегодня в школе законы Фарадея объясняли, он, кстати, англичанин.

– Ну, не знаю. Какое-то необычное имя. Может, Иннокентий или Том… – неуверенно произнесла Ирина.

– А может, Васька? – предложил Константин.

– Никакой он не Васька, ты посмотри на него, – возразила жена. – Фарадей, – обратилась она к котенку. – Ты на какое имя будешь откликаться?

– Мяу, – ясно и громко прокомментировал котенок.

– Значит, Фарадей, – утвердил имя Костя.

– Мяу! – сказал Фарадей.

Место котенку выбрали в коридорчике между двумя комнатами. Одна из них была комнатой Ромки, другая – родительская спальня. Сначала Костя предложил расположить Фарадея на кухне, но жена воспротивилась: кухня и так небольшая, не хватало там еще и кота держать.

Сначала котенку налили блюдце молока, тот сразу припал к нему и стал быстро-быстро лакать содержимое, иногда показывая маленький розовый язычок. В это время Ирина с мужем нашли новую коробку из-под обуви, положили туда мягкую фланелевую тряпочку, чтобы Фарадею было удобно спать, и поставили в маленький коридор.

После молока котенок заснул прямо там, где стояло блюдце. Ромка осторожно поднял котенка, тот поместился у него в двух ладошках, и перенес в коробку. Фарадей даже не проснулся. Он явно чувствовал, что жизнь повернулась к нему светлой стороной. Он пристроен, у него появился свой дом и своя территория.

– Ему надо будет еще купить всякие мисочки, туалет, – сказал Костя.

– Игрушки, – добавил Ромка.

– Ага, машины, дома, – иронически вставила Ирина. – Обойдется тем, что есть. Я еще посмотрю на его поведение, как он будет приучаться к туалету и вообще. Завтра утром поедете и все ему купите. Помните, это ваш кот, это вы его взяли, и это все – ваши обязанности!

Наконец, все улеглись спать. Перед сном Ирина подкралась на цыпочках к коробке и еще раз взглянула на котенка. Пушистый комочек дрых без задних ног и, кажется, даже посапывал во сне. Всем своим видом он демонстрировал, что собирается выполнить данные обещания – быть тише воды ниже травы, не беспокоить семью и особенно хозяйку, есть, что дадут, и не мяукать по ночам.

«Ладно, – решила про себя Ирина. – Пусть остается. Наверно, в доме котик не помешает, особенно воспитанный котик».

Утро Ирины началось со встречи с Фарадеем. Это была суббота, выходной день, Ирина села на кровати и ногами попыталась попасть в тапочки. Это были ее любимые тапочки – на маленьком каблучке, с меховой опушкой, очень мягкие и удобные. Вкусы Ирины и Фарадея тут явно совпали. В тапочку попасть она не смогла, неожиданно ее нога опустилась на что-то живое и мягкое. Оно зашевелилось и возмущенно пискнуло, защищая свою собственность. Ирина от неожиданности вскрикнула, приятная сонная дрема моментально испарилась.

– Это что такое? – воскликнула женщина.

На ее любимых тапочках расположился Фарадей, причем, судя по его заспанному виду, котенок провел здесь всю ночь.

– Ты почему залез в мои тапочки? У Кости, между прочим, тоже есть тапки, и они гораздо больше моих, ты даже в них целиком поместишься. Костя, просыпайся, – громко и требовательно сказала Ирина. – Твой кот оккупировал мои тапки.

Ни Костя, ни Фарадей никак не прореагировали и решили не вступать в бесполезную дискуссию. Муж что-то пробормотал сквозь сон, Фарадей же умильно смотрел на хозяйку, но тапок не покидал. Видимо, теперь это его тапки, и он не намерен с ними расставаться. Ирина решительно подняла котенка, отнесла его в коробку и сказала, грозя пальцем:

– Сидеть тут, ждать завтрака, кормить тебя будет тот, кто тебя сюда приволок!

Котенок не возражал – главное, чтобы не забыли накормить.

Днем вся семья зашла в специализированный магазин, накупила всяких нужных и ненужных вещей для котов – начиная от мисочек и заканчивая когтеточкой. Когда они приехали домой и разложили все покупки на столе, оказалось, что для котика купили больше вещей, чем для себя.

– Да, Ирочка, – усмехнулся Костя, глядя на все это великолепие, – у тебя явно появился конкурент по ассортименту.

– Этого ему хватит на всю оставшуюся жизнь, – отрезала Ирина. – Ты понял? – обратилась она к Фарадею.

– Мяу, – тактично ответил котенок.

* * *

В доме котенок обвыкся быстро. Первые несколько недель, буквально пару-тройку, он еще благоразумно соблюдал правила, озвученные Ириной: спал в коробке, ел, что дают, по расписанию, не оказывался неожиданно в неположенных местах, не мяукал, пока хозяйка не спрашивала. Фарадей оказался очень смышленым котом, – видимо, сказывалась порода, – проблемы с туалетом не существовало. Кошачий лоток занял свое место в ванной, там было просторнее, и Фарадей ходил исключительно туда. Единственное, что он требовал, это чтобы дверь в ванную всегда оставалась приоткрытой. Если иногда ванная неожиданно оказывалась закрытой, Фарадей бежал к Ромке и настойчиво мяукал. Дверь сразу открывали.

 

Правда, через некоторое время семья поняла, что у них в доме поселился кот с хорошим аппетитом, а попросту говоря – настоящий обжора. Как-то вечером, по дороге домой с работы Ирина зашла в специальный колбасный магазин, чтобы побаловать домашних вкусной копченой колбаской. Конечно, говорят, что колбаса – это нездоровая еда, но иногда так хочется сделать неправильный бутерброд, положив на кусочек хлеба несколько кружочков колбаски, ломтиков сыра и дольку помидорки. Ирина долго выбирала и остановилась на московской копченой. Она купила целую палку, завернула ее в пакет и принесла домой.

Зайдя в коридор, она сразу наткнулась на Фарадея, который делал вид, что просто шел мимо и оказался тут совершенно случайно. Неожиданно зазвонил телефон, Ирина сняла трубку и вместе с телефоном прошла в комнату, поболтать с подругой. Через несколько минут женщина услышала какие-то странные звуки. Довольно громкий шелест, шуршание, сквозь которое иногда отчётливо доносилось урчание. Вот это урчание ее и насторожило.

– Подожди! – сказала Ирина в подруге. – Я перезвоню.

Она положила трубку и прислушалась. Звуки ясно доносились из коридора. Там разворачивались какие-то интересные события…

«Я же колбасу-то не вытащила, она так в мешке и лежит. Неужели он унюхал!» – Ирина метнулась в коридор.

Первое, что она увидела – лежащий на полу мешок для продуктов. Внутри кто-то двигался и тихо урчал. Ирина взяла мешок и вытряхнула из него Фарадея. Котёнок выпал не один, а с добычей. Да, конечно, стоило столько времени притворяться приличным котом, усыпить всеобщую бдительность, чтобы заполучить такую добычу. Фарадей не случайно выпал из мешка вместе с колбасой – он обнимал ее всеми четырьмя лапами и не собирался отпускать даже под яростным взглядом хозяйки.

Ирина отцепила котика от палки колбасы и увидела ужасную картину: Фарадей успел прогрызть глубокую и широкую борозду вдоль всей палки колбасы от одного конца до другого. Сделал он это, конечно, продуманно и намеренно – теперь уж точно вся колбаса достанется только ему.

– Нет бы отгрызть сверху, – гневно воскликнула Ирина. – Я бы отрезала тебе кусок, который ты подгрыз. А так что? Теперь колбасу надо выбрасывать!

Фарадей во время тирады хозяйки скромно сидел у ее ног и помалкивал. Но в ответ на ее последнюю угрозу насчет выброса колбасы он протестующе замяукал.

– Неужели ты думаешь, что теперь вся колбаса тебе достанется?

– Мяу! – утвердительно мяукнул котенок.

– Ладно, куплю еще палочку для нас, – добавила Ирина.

Фарадей оказался прав. Когда домой вернулись Костя и Ромка, они встали на сторону Фарадея. Он слишком умильно смотрел на хозяев и на холодильник, призывно мурлыкая. Даже Ирина дрогнула:

– Хорошо, будешь получать по кусочку каждый день! Но чтобы больше так не делал! Я тут сама немного виновата, надо колбасу сразу убирать, – самокритично заявила Ирина. – Да, теперь у нас появился четвертый претендент на деликатесы.

– А ты как думала? – спросил Ромка. – Фарадей теперь член нашей семьи, все будем делить поровну.

– Ладно, если бы поровну, – пророчески пробормотал про себя Костя. – А то как бы эта усатая морда не наложила свою серую когтистую лапу на все…

* * *

Опасения Константина оказались небеспочвенны – следующая история с обжорством произошла пару месяцев спустя. Накануне выходных Ирина купила на рынке большую, вкусную, сочную дыню «торпеда». В субботу утром дыня как раз дошла до кондиции. Она лежала в уголке на полу и очень приятно пахла – такой тонкий, восточный аромат. Фарадей нарезал круги вокруг дыни, но никак не мог к ней подступиться. Он пытался ударить ее лапой, катать по полу, но она оказалась слишком тяжелой для него. Фарадей и дыня были примерно одного размера, Фарадей даже был чуть больше за счет длины хвоста. Ирина не беспокоилась, потому что прокусить толстую корочку дыни Фарадей бы явно не смог.

– Она тебе не по зубам! Отойди от нее! – посмеивалась Ирина.

Семья разрезала дыню в обед, они съели примерно половину. Оставшуюся половину Ирина оставила на столе, прикрыв салфеткой. Фарадею тоже достался кусочек, но тот его понюхал, презрительно фыркнул и демонстративно ушел из кухни. Домашние вздохнули с облегчением – дыню можно оставить на столе.

Костя с Ириной ушли прошвырнуться по магазинам, а Ромка отправился к школьному другу. Семья вновь собралась вместе уже вечером. Когда Ирина с Костей зашли в квартиру, Фарадей их не встретил, хотя обычно он любил оказываться в коридоре, когда кто-то приходил, всем своим видом показывая, что именно он – хозяин дома и должен всех приветствовать.

– Что-то нашего котика нет! – заметил Костя. – Фарадей, ты где? – позвал он.

В ответ из кухни раздался странный звук, как будто кто-то пытается что-то проглотить, но уже не может.

– Фарадей! – обеспокоенно позвала Ирина.

На клич хозяйки Фарадей счел свои долгом прореагировать. Из кухни вышел кот, но выглядел он странно. Перед Ириной с Костей появился серый шар на ножках, двигался он переваливаясь, как пингвин, очень медленно. Казалось, что прямо сейчас этот шарик упадет на бок и покатится. Так и случилось. Фарадей, не издав ни звука, рухнул посередине коридора, лапы его казались маленькими на фоне надувшегося живота. Котик лежал на боку, и было видно, что даже если бы он и захотел самостоятельно встать, у него бы это не получилось.

– Фарадей, что с тобой? – воскликнула Ирина и бросилась к нему.

Фарадей мученически закрыл глаза и затих. Ирина заревела.

Костя бросился в кухню.

– Да он обожрался просто! – закричал муж. – Успокойся, он сожрал всю дыню, которую мы оставили после обеда, причем вместе с коркой.

– Вот паршивец! Он же себя угробил! Просмотри на него, он даже не шевелится. Что нам теперь делать? Может, ветеринара вызовем? – спросила Ирина.

Константин подошел к Фарадею и внимательно посмотрел на него.

– Да он просто дрыхнет! Еще бы, столько съесть!

Фарадей и правда мирно спал. Его бока мерно поднимались и опускались, переваривая дыню.

– Надо бы его на коврик перенести, – сказала Ирина.

Костя бережно поднял объевшегося кота, не переставая ворчать на него.

– Это надо же! Я даже не подумал, что он сможет ее съесть. Представляешь, он один слопал столько, сколько съели мы трое. Ведь он же отказался от того кусочка, который мы ему предложили…

– Это он просто усыплял нашу бдительность, – усмехнулась жена. Она уже успокоилась и могла отнестись к ситуации с юмором.

– Слушай, а разве коты дыни едят? Он же вроде британских кровей.

– Ох, боюсь, что наш кот ест все, – вздохнула Ирина.

Фарадей как ни в чем ни бывало проспал до самого утра, даже ни разу не проснулся. Семья так хорошо не отдохнула – за ночь то один, то другой вставали и подходили к котику, чтобы убедиться, что с ним все в порядке.

Утром Фарадей потянулся, зевнул и явился в кухню на завтрак.

– А тебе не кажется, что ты свою норму уже съел вчера? – слегка поддел кота Костя.

– Мяу! – ответил Фарадей.

* * *

Перед самым Новым годом Ирина пришла с работы домой с большим свертком, который завернули в яркую и блестящую подарочную бумагу. Когда она стала ее разворачивать, бумага приятно зашуршала, напоминая всем о приближающихся праздниках.

– Посмотрите, что мне подарили! Я давно хотела такую. Мужчины, смотрите!

Первым из «мужчин», явившихся на зов, стал Фарадей. Хотя, возможно, его привлекла шуршащая бумага. Следом за ним в коридор вышли муж и сын. В руках женщина держала большую черную матовую статуэтку в виде кошки. Кошка сидела, гордо выпрямившись, ее передние лапки обвивал черный хвостик. Фигурка была настолько изящной, что, казалось, она прямо сейчас оживет и начнет обследовать квартиру. Особую прелесть и живость статуэтке придавали яркие зеленые глаза.

– Мама, что это? Какая красивая! Это что, игрушка для Фарадея?

– Еще чего, вашему Фарадею даже близко ее не дам. Это подарок для меня, копилка. Я уже давно о такой мечтала, – ответила Ирина.

– Зачем тебе копилка? – удивился Константин.

– Наконец-то я накоплю на настоящее путешествие.

– На него и так можно подкопить.

– У нас вечно что-то случается. То одно, то другое, и всем наши деньги нужны. А тут я туда денежку положу, большую, и уже оттуда ее нельзя будет достать, – сказала Ирина.

Ирина поставила копилку на большой стол и с подозрением посмотрела на Фарадея.

– Не смей к ней приближаться! – строго предупредила хозяйка.

Фарадей пренебрежительно фыркнул, всем своим видом показывая, что он вообще не интересуется подобными вещами, а особенно ненастоящими кошками. Он гордо развернулся и отправился по своим делам на кухню.

Вечером, после ужина, когда Костя с Ириной вытирали посуду, в кухню вбежал Ромка и закричал:

– Вы только посмотрите, у нас теперь две копилки будет, и мы в два раза больше денег накопим.

– Ты о чем?

– Мама, посмотри на свою копилку!

Ирина с нехорошими предчувствиями поспешила в комнату, муж отправился за ней.

На столе, где стояла копилка, рядом сидел Фарадей в точно такой же позе. Он сидел на задних лапках, передние грациозно выставил вперед, попытавшись обернуть их своим хвостиком. Хвостик еще отрос недостаточно длинный и не полностью закрывал передние лапки. По высоте Фарадей был вполовину меньше копилки, во всем же остальном он казался почти точной копией. Он явно повторял позу статуэтки. При этом Фарадеюшка умильно поглядывал на стоящую рядом кошечку. Чувствовалось, что отныне они – лучшие друзья.

– Ох, что-то мне эта мне эта любовь совсем не нравится, – подозрительно сказала Ирина.

– Ну, что ты, вечно тебе не угодишь, – вмешался Константин. – Посмотри, как он на нее смотрит, она явно ему нравится.

– Вот это-то меня и пугает. Слишком уж у него благостный вид.

– Ну, ты же не думаешь, что он ее съест, как дыню, – засмеялся муж. – Она точно ему не по зубам!

– Уберу-ка я ее со стола, подальше и повыше, – решила хозяйка.

Она взяла свою любимую копилку и поставила ее на верхнюю полку этажерки в углу комнаты. Там кошечка-копилка очень хорошо смотрелась, и казалось, что она находится в безопасности.

С этого времени Фарадей потерял покой. По вечерам он постоянно находился рядом с этажеркой: ходил вокруг нее, лежал на полу, даже пытался забраться на нижнюю полку. Еще он полюбил сидеть на спинке кресла напротив этажерки и не сводить своего гипнотизирующего взгляда с кошечки-копилки. Особенно ему нравилось, когда Ирина снимала копилку с верхней полки и складывала туда денежки. Фарадей всегда оказывался рядом, он как будто чувствовал момент, когда копилка оказывалась у Ирины в руках, в непосредственной близости от него. Он сразу забирался Ирине на колени и пытался потрогать бархатную кошечку своей пушистой лапкой. Видимо, он надеялся, что когда-нибудь хозяйка забудет поставить копилку на место, и вот тогда…

Но Ирина никогда не забывала об этом. Фарадей терпеливо ждал своего часа.

Приближалась весна, копилка регулярно пополнялась, и путешествие уже было не за горами.

Однажды под утро Ирине приснился сон, в котором ее кошечка-копилка замяукала. Она проснулась, но мяуканье не прекратилось. Оно звучало как-то торжествующе, и Ирина забеспокоилась. Сон сняло как рукой, она устремилась в гостиную, и её глазам предстала ужасная картина.

Рассвет брезжил, но в комнате уже светало. На верхней полке этажерки рядом с кошечкой копилкой триумфально сидел Фарадей и мяукал. Одна его лапа лежала на кошечке.

– Как ты там оказался? Неужели по шторе забрался? – воскликнула Ирина. – Не смей!

Последнее ее восклицание относилось к коту, который своей пушистой лапой двигал копилку к краю, причем сам он отвернулся и делал вид, что не имеет к этому процессу никакого отношения.

– Не смей, кому говорю! – Ирина бросилась к этажерке, а Фарадей решительным движением лапы столкнул копилку вниз.

Ирина пыталась ее поймать, но не успела – копилка упала и разбилась вдребезги. Все деньги рассыпались по полу и перемешались с осколками.

– Ах ты, паразит! Вредитель! – только и смогла выговорить Ирина.

Фарадей внимательно глядел вниз на результаты своих трудов и не спускался. Он добился своего, теперь у него не существовало конкурентов в доме, и вся территория принадлежала ему.

 

Ирина не разговаривала с Фарадеем целую неделю. Кот принял это как должное, как справедливую кару и постоянно пытался наладить отношения – ходил за хозяйкой по пятам, ластился, спал с ее стороны кровати, всем своим видом показывая, что он очень хороший, но конкурентов не потерпит.

Через пару недель Ирина купила себе новую копилку, традиционную, в виде поросенка. На нее Фарадей не обращал никакого внимания, и процесс накопления денег возобновился.

* * *

Незаметно пришла весна. Приближались майские праздники, время, когда всем дачникам независимо от их желания надо открывать садовый сезон. В прошлом году в сентябре Константин, не посоветовавшись с супругой, купил за городом пятнадцать соток земли, огородил их и поставил туда временный вагончик. Ирина, конечно, предпочла бы отправиться в круиз на лайнере, или в крайнем случае посетить Карловы Вары, или просто отправиться к морю, можно даже несколько раз в год, весной и осенью. Но тут Костя твердо сказал свое мужское слово: хватит транжирить деньги, отдыхать достаточно один раз осенью, а лето надо проводить на даче, как делают все порядочные люди, обрабатывая родные сотки земли.

Накануне первого мая Костя за ужином объявил семье, Фарадей тоже присутствовал:

– Впереди несколько выходных дней, надо ехать копать огород, у нас, между прочим, пятнадцать соток.

– А может, мы в следующие праздники туда поедем? – Ирина надеялась подкорректировать планы мужа. – Снег только недавно сошел, земля еще не оттаяла. Лучше съездим на горячие источники, отдохнем.

– Ага, – поддержал ее Ромка. Ему тоже не хотелось отправляться в «чистое поле».

– Нет, – решительно сказал Костя. – Поедут все.

– Мяу, – вставил свое слово Фарадей, он явно обрадовался, что вся квартира будет в его распоряжении.

– Ты тоже поедешь, – обернулся к нему Костя. – Свежий воздух и тебе полезен. Поохотишься там на кого-нибудь.

Вообще-то Фарадей предпочитал заменять прогулку на улице нахождением на подоконнике. У него даже имелось свое любимое место, с которого он наблюдал за растущим во дворе деревом и особенно за птичками, которые там щебетали. На подоконнике он мог находиться часами, внимательно рассматривая птиц, выгибал свою спинку и иногда лапкой стучал по стеклу, привлекая к себе внимание. Прогулки на свежем воздухе в его жизни отсутствовали, он относился к таким котам, которые на улицу не выходили.

– Ладно, если Фарадей поедет, то и я тоже поеду, – сказал Рома.

На следующий день семья стала собираться за город. Фарадея погрузили в специальную сумку, и всю дорогу Ромка держал его на руках. Поездка ему не понравилась, он недовольно мяукал, когда машина подскакивала на неровной дороге, фыркал, когда неожиданно тормозила, и явно хотел скорее выбраться из сумки. Ромка тихонечко его уговаривал:

– Ну, потерпи немножко, скоро придем. Я ведь тоже не хочу туда ехать. И мама тоже не хочет, – вполголоса добавил он. – Но папа сказал, что нам нужен свежий воздух.

Когда семья выгрузилась из машины на своих законных пятнадцати сотках, Ирину постигло горькое разочарование – кругом расстилалось непаханое поле земли, огороженное крепким забором. Рядом стоял небольшой вагончик, к которому вела узкая дорожка, посыпанная щебенкой. Ирина наконец-то осознала, какая масса работы ей предстоит. Конечно, до этого она понимала, что участок земли за городом на Урале – это не вилла в Греции или в Испании на берегу моря, но непаханое поле земли ввергло ее в состояние уныния.

Ее муж, в противовес, был настроен чересчур оптимистично:

– Посмотрите, сколько я здесь всего сделал! – воскликнул он. – Забор, вагончик привез, дорожка! Здесь же ничего не было.

– Сколько же денег на это все ушло! – вздохнула Ирина. – На эти деньги мы могли бы прекрасно съездить отдохнуть, даже два раза в год. Например, в Малайзию.

– Дался тебе этот отдых. Лучший отдых – на Родине. Вот в этом сезоне баню поставим, ты с удовольствием будешь сюда ездить.

– Лучше я в нашу ванну залезу, – тихо пробурчал Ромка.

– Ладно, хватит болтать. За работу! Ирина, разбирай вещи. Рома, выпускай кота, пусть походит, обследует наши владения. А мы с тобой примемся за копку земли!

Ромка поставил сумку с Фарадеем на землю, открыл ее и сказал:

– Ну, давай, вылезай.

Однако, несмотря на то, что Фарадей всю дорогу пытался выбраться из сумки, сейчас он совсем не спешил покинуть свое теплое убежище. Складывалось впечатление, что внутри никого нет.

Ромка осторожно потряс сумку и заглянул в нее. Котик сидел, свернувшись клубком, в углу, не делая попыток выбраться, и, похоже, мирно дремал. Весь его вид говорил о том, что ему не нужен этот свежий воздух и такая встреча с природой тоже не нужна.

Константин подошел к сумке, осторожно достал оттуда Фарадея и поставил его на дорожку.

– Жалко, что ты не умеешь копать, – усмехнулся он. – Лишняя пара лап нам бы пригодилась.

Фарадей проснулся, сделал несколько пробных шагов по дорожке, ходить своими нежными лапками по неровной поверхности ему явно не понравилось, и он недовольно замяукал. Потом котик лег на живот, распластавшись на земле всеми четырьмя лапами и хвостом. И стал громко и жалобно мяукать.

– Мяу-у! Мяу-у! Мяу!

Звук все нарастал и становился более пронзительным. Фарадею явно не нравилось пребывание на свежем воздухе. Он как бы требовал: «Немедленно увезите меня отсюда! Можете сами осваивать свою целину, а я лучше посторожу нашу квартирку!»

Ирина присела рядом с ним на корточки и начала его уговаривать:

– Фарадеюшка, голубчик мой, ничего страшного! Здесь все хорошо, погода хорошая, солнышко светит, птички поют, вон, смотри, бабочка летает. Ты же наблюдаешь за птичками из окна, а здесь можно даже поохотиться! Это настоящая природа…

Фарадей на минуту замолчал, прислушался к словам хозяйки, как бы обдумывая их, а потом с громким мяуканьем пополз под машину по-пластунски. Под машиной он распластался на брюхе, выставив по сторонам все четыре лапы, голова его тоже лежала почти без движения на земле. Двигался только хвост – вправо и влево. Обычно такие движения демонстрировали его недовольство окружающим миром. Он как бы говорил им:

«Ну, делайте что-нибудь. Я недоволен. Мне это все не нравится».

Сейчас, чтобы успокоить кота и привести его в благодушное состояние, всем надо было тотчас же погрузиться в машину и отправиться домой в город. Ромка был на это согласен, но дипломатично молчал. Ирина горестно вздохнула.

Тогда Костя махнул рукой и сказал:

– Нечего с ним возиться. Пускай там сидит, захочет есть – вылезет! А нам с вами надо приниматься за работу.

Они с Ромкой взяли лопаты и стали копать грядки, а Ирина начала разбирать вещи и попыталась создать в вагончике относительный порядок.

«Хорошо, что здесь нельзя остаться на ночь, вечером домой поедем» – подумала она.

Она ждала, что Фарадей успокоится и придет к ней в вагончик, захочет его обследовать, а может, его привлечет запах еды. Иногда она выглядывала из окошка, но Фарадей стойко лежал под машиной и не собирался сдавать позиции. Время от времени из-под машины доносились жалобные звуки.

После легкой приборки в вагончике Ирина обошла участок и прикинула, где какую грядку надо разбить и что туда посадить. Отдельно, рядом с вагончиком она выделила место для цветов. Пожалуй, единственное, что ее пока привлекало в саду – это возможность развести цветы. Ей всегда нравились большие шапочки ярких цинний, разноцветные левкои, пестрые петунии и маленькие кустики бархатцев. Пока у них не было участка, некоторые цветы Ирина сажала в горшках на балконе. Их балкон всегда выделялся на фоне других.

Все это время мужчины копали, иногда устраивая себе небольшие перерывы. Фарадей сидел под машиной.

Настало время обеда. Первым, кому предложили еду, был, конечно, Фарадей. Его мисочку наполнили любимым лакомством, и Ирина лично отнесла ее к машине, поставила чуть в отдалении от нее, надеясь, что кот наконец-то сменит гнев на милость и выползет из своего убежища. Вся семья с интересом наблюдала за тем, что последует дальше.

Фарадей из-под машины не вышел. Остальные с аппетитом пообедали, но кот так и не притронулся к еде.

– Упрямый паршивец! – с досадой сказала Ирина. – Слушай, он там под машиной не угорит? – с беспокойством спросила она мужа. – Может, его оттуда вытащить?

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru