Вперед в прошлое

Ольга Раш
Вперед в прошлое

О боже, где я?– вокруг густой лес, слышно пение птиц, а сверху, сквозь листву деревьев, выглядывает солнышко. Тепло и только лишь слегка прохладный ветерок вызывает небольшую волну мурашек.

Так, восстанавливаем череду событий. Я стояла на балконе в своей любимой квартире на седьмом этаже и любовалась закатом, а потом… что же было потом… мрак. Не помню. Берем себя в руки, Ника. Руки на месте, ноги на месте, попа тоже. Волосы мои, каштановые с кудряшками до пояса. Ого, даже маникюр в отличном состоянии! Что же происходит?

Я встала с земли, отряхнула свой красненький халатик и… Так, стоп! Красненький халатик! Какого, блин! Я стою посередине леса, непонятно где, в прозрачном красном халате до колен, да еще и без обуви! Прямо как красная тряпка для "желающих". Берите люди добрые, я готова!

Постояла, осмотрелась… Недалеко от моего места пробуждения виднелась дорога, надо подойти поближе и подождать. Наверняка, Кто-нибудь скоро поедет и я смогу попросить о помощи.

Подошла к дороге, нашла весьма живописный пенек и присела на него. Прекрасное зрелище – полуголая девушка посередине леса, в ожидании принца.

И тут я услышала какой-то шум, похоже на то, что кто-то едет на лошадях. Может по близости конная школа или что-то в этом роде. Вдалеке увидела лошадей в упряжке и весьма красивую карету. Интересно, я прямо в сказку попала, а может действительно принц!

Карета подъехала ближе, на меня в упор уставился кучер – молодой мальчик, лет пятнадцати, среднего роста, непримечательной внешности.

Тут внезапно двери кареты открылись и оттуда выскочил мой принц! Я таких красивых мужчин, в живую первый раз вижу – высокий, как я люблю (я дама высокая, ростом 173см), глаза голубые, волосы светлые, красивый и ровный прямой нос и обворожительная улыбка. Ах, я чуть с пенька не упала. Одет он был в черные брюки, светлую рубашку и сапоги. Немного странный наряд, но может для этих мест считается вполне естественным. Он подбежал ко мне и замер.

Я в панике вскочила с пенька, забыв поправить свой и так слишком короткий халатик, продемонстрировав ему свои длинные красивые ножки во всей красе. Вот дура блин. Поправила халат, но судя по похотливым глазкам, оценить успел.

Тут все закрутилось, как в том романе, который я читала на досуге. Я оказалась в прошлом, почему-то в Англии, хоть я родом из России. Я почему-то знаю в идеале английский, будто родилась здесь. Пришлось выдумать себе имя и историю. А то страшно, психушки уже и в это время существовали. На дворе был 1823 год, июнь месяц. И так, я выдумала себе имя – Мадлен Миллер, я потеряла память, очнулась в лесу в этом странном одеянии. На теле никаких следов насилия. Целая и невредимая двадцатипятилетняя красотка с полноценным третьим размером.

В моем мире я была очень востребована среди "самцов". Поэтому была очень осторожна, потому что девяносто процентов моего мужского окружения интересовались мной лишь физически, а я девушка приличная – с кем попало не вожусь! Поэтому я отбирала только самых особенных и встречалась с ними. С отношениями не ладилось, и никого я не любила. Ни один красавчик не смог растопить мое сердечко.

Успела я разбить сердце ни одного парня и обиженных было немало. С бабниками так вообще любила "играться". На свидания ходила, флиртовала, а как дело до постели доходило, я тихо сваливала. Девственницей я не была, двое мужчин, с обоими серьезные отношения. Но вот замуж так и не вышла. И вот пришла моя расплата. Бездушная, роковая красотка влюбилась в красивого парня из прошлого.

Сначала было все как в сказке. Он привез меня в один из своих особняков, звали его Джонатан – безумно эротичное имя, подумала я тогда. Титул, Джонатан, свой скрывал, он вообще почти ничего о себе не рассказывал. А я, так как была абсолютно растерянна, напугана, одинока, естественно доверилась ему, больше было некому, ведь я совсем никого не знала.

Он очень красиво ухаживал за мной – море подарков и цветов. Одевал меня как куклу, первые две недели он почти не отходил от меня. Бывало уезжал на пару дней и потом приезжал ко мне в объятья.

Да… сдалась я в конце второй недели нашего знакомства, даже притворилась девственницей. Так хотела ему угодить, я по уши в него влюбилась. Он был очень нежен, гладил и ласкал все моё тело, каждый сантиметр облизал. Все было прекрасно еще недели две после нашего первого раза.

Из постели он меня вообще не выпускал и нежность постепенно растворилась. Он начал брать меня везде, даже слуги прятались по разным комнатам, когда слышали очередной грохот разбитой посуды, которую Джонатан рукой сметал со стола в гостиной, что бы усадить меня на него и безудержно ворваться в разгорячённое лоно на всю свою немаленькую длину. А потом он как дикий вбивался в меня, вырывая из меня сладкие стоны.

Целоваться он не любил, только животный секс. Я вообще не ожидала такого поворота событий. Удовольствие пропадало, а его ненасытность начинала пугать. А потом он начал пропадать, приезжать лишь на выходные.

Так ни с кем и не познакомил. В моей прошлой жизни, все мои кавалеры всегда хотели знакомить меня со своими друзьями и даже с родителями, хоть я этого и не любила.

А сейчас мне стало противно от осознания того, что меня просто использовали. Подслушала разговор слуг и узнала, что я такая далеко не первая его фаворитка.

Этот сексуальный маньяк привозил сюда девочек из обычных семей, обещал им богатую жизнь, а потом просто вышвыривал их как подержанный товар. У него и жена имелась. Вот куда он иногда уезжал.

А сейчас я ему похоже наскучила и он начал искать новую жертву…

Вот так и пришел конец моей сказки, ладно что хоть подарки разрешил забрать.

Собрав все свои вещи, я вышла из особняка, оглянулась и увидела его, стоящего у окна второго этажа со злобной победной ухмылкой.

Я очень мило улыбнулась и от всей души пожелала ему импотенции! И мне прямо сразу стало легче, вся обида и злость как-то сразу вылетела вместе с этими словами.

Победно улыбнулась, взяла свои вещи и гордо зашагала в новую жизнь.

1 глава

1824год. Август.

Какая скукота, зачем я вообще сюда пришла. Графиня куда-то пропала, скрылась в толпе танцующих. Опять наверное флиртует с маркизом Албертсоном.

–Дорогая Мадлен! – услышала я, неприятный, с легкой хрипотцой, голос молодого барона Эштана Олдриджа.

Да куда же мне наконец спрятаться от него?

Высокий, смуглый мужчина лет двадцати, торопливо пробивался сквозь танцующих, прямо ко мне. Его карие поросячьи глазки уже похотливо сверкали, сквозь рыжую, небрежно спадающую на лицо, чёлку.

Схватив все свои юбки из красного бархата, я засеменила в противоположную сторону от надвигающегося на меня мужчины.

Я разглядывала людей вокруг – искала свое спасение.

Наконец, я увидела Хелен Адамсон, дочь маркиза Абдена Адомсона, – она была небольшого Ростика, с рыжими кудряшками.

– Хелен! Спаси меня! – простонала я, цепляясь за голубенькое скромное платье моей знакомой. Хелен, понимающим взглядом посмотрела на меня, мгновенно перехватила меня за руку.

– У меня есть срочная новость для тебя, дорогая моя подруга! – и Хелен повела меня на дальние диванчики, предназначенные для отдыха. И это сработало – назойливый поклонник наконец отстал и сделав вид будто он встретил знакомого, растворился с глаз долой.

После того неприятного расставания с Джонатоном, я продала часть своих подарков, что бы было на что жить.

Я начала ходить по собеседованиям на должность компаньонки. Так я познакомилась с графиней Эмили Аддерли, она очень нуждалась в сопровождении.

Графиня была вдовой вот уже как пять лет. Несмотря на свои сорок пять с хвостиком, она выглядела очень даже ничего – точеная фигура, изумрудные глаза, красивые светло-русые волосы и даже появление седых волос ее нисколечко не старило. Она очень любила развлечения и постоянные кавалеры ей были ни к чему. Эмили любила поболтать, поэтому ей было необходимо постоянное сопровождение.

За эти несколько лет у нее сменилось немало компаньонок – графине сложно было угодить.

Я стала счастливицей, ей понравился мой необычно дерзкий характер.

Мне пришлось привыкать к своей новой жизни, поэтому постепенно я, из пугливой мышки, которую подобрал на улице, как выяснилось – герцог Джонатон Оллфорд – весьма известная личность, превращалась в саму себя.

На нашем собеседовании я умудрилась надерзить одной из участниц, и графиня была в восторге. А нечего было принижать меня, эта мымра знать не знала кто я и откуда и вздумала еще смеяться надо мной.

Я сопровождала Эмили везде. От обычного похода по магазинам до различных светских мероприятий.

Как ни странно, герцога Оллрода я, так и не увидела ни на одном мероприятии. Хотя ходили слухи, что раньше он не пропускал ни одного сезона. Еще бы, с его сексуальной активностью, я не удивлюсь, если он даже мальчиков перепробовал. А здесь были такие – нетрадиционной ориентации.

Сплетни были разные. Кто-то говорил, что герцог наконец наигрался и решил больше уделять время семье, ведь жена у него так и не родила ему наследника. А кто-то говорил, что он резко заболел, при чем какой-то очень секретной болезнью. Говорят, что в столицу даже приезжал известный целитель из-за границы. И этот целитель был замечен возле особняка герцога.

На самом деле, я рада, что его ни разу не встречала. Неприятно вспоминать себя наивную идиотку в его объятиях.

Освоилась я за этот год и даже обзавелась поклонниками. Замуж мне конечно не светит по ряду причин – моя девственная плева давным-давно отсутствует и конечно, я же простолюдинка и сирота без приданного. Нет, ну за конюха за муж могу пойти конечно.

Мне довольно часто предлагали стать содержанкой, при чем были весьма галантные и красивые молодые и не очень молодые мужчины. Но после Джонатана, совсем отбило желание заводить романы, тем более с женатыми кавалерами.

 

На одном из роскошных баллов, я познакомилась с этим навязчивым бароном Олдриджом. Он как с ума сошел. Первое время я терпела и довольно часто танцевала с ним. Он постоянно, до неприличия близко, прижимал меня к себе во время вальса, однажды я даже почувствовала его эрекцию. О боги, какая гадость, подумала тогда я, и не хотела вообще больше его к себе подпускать. Он начал напоминать мне маленькую рыжую собачонку, трахающую мою ногу.

– Мадли! Мадли, ау! – помахала мне своей маленькой изящной ручкой, прямо перед моим задумчивым носом, Хелен. Для близких я была не Мадлен, а Мадли – мне так больше нравилось.

– Да, я тут, просто немного задумалась, – сказала я, одарив Хелен искренней белоснежной улыбкой.

– Ты сегодня странная, тебя что-то волнует? Расскажи мне! – нахмурила бровки подруга.

– В последнее время, меня стали мучить головные боли, особенно с утра, когда только открываю глаза, – ответила я.

– Ты ходила к врачу? – спросила Хелен

– Врач сказал, что это все из-за стресса и прописал мне чай с ромашкой и подольше спать. Графиня теперь разрешает мне вставать позже нее, – радостно ответила я.

Не знаю по какой причине, но голова последние недели 2 просто раскалывается по утрам. Графине, естественно я ничего не говорила, рассказала ей все то же, что и Джонатону.

Она очень меня жалела, а после того, как появилась мигрень, Эмили стала ко мне относится как к своей дочери. Даже разрешила заказывать у портнихи изделия на любой вкус.

Вот тут я оторвалась. Кружевное бельишко из моего времени осталось, поэтому я попросила ее сшить мне несколько экземпляров на примере моего белья из будущего, потому что в панталонах я вообще ходить не могу. Да и корсет задолбал. Поэтому теперь у меня есть даже лифчики, довольно сексуального покроя.

Так же, я заказала несколько обычных и красивых платьев без этих дурацких нижних юбок и  такого кроя, что бы можно было без корсета носить. Парочку коротких халатиков и коротких комбинаций. Портниха конечно странно на меня смотрела, первое время, но потом даже оценила, когда первая партия моего заказа была готова.

Мы с Хелен еще немного поболтали, сидя на этом красивом бархатном диванчике, и я отправилась на поиски своей белокурой графини. Я обошла весь зал, но найти ее так и не смогла.

Не на шутку разволновавшись, отправилась в беседку, единственное место, где я еще не была.

Тихонечко шагая по каменной, слегка освещенной, дорожки, ведущий сквозь многочисленные прекрасные розовые кустарники, я услышала странные звуки…

2 глава

Беседка, украшенная живой изгородью из изящного зеленого плюща и цветов – является прекрасным местом для отдыха от утомительной танцующей толпы. Мы часто сидели здесь с Хелен и наслаждались ночной тишиной.

А после сегодняшней ночи, об отдыхе в этом прекрасном месте – можно забыть.

Теперь, когда я буду видеть эту беседку, буду вспоминать не звенящую тишину прекрасной ночи, а хриплые стоны графини во время экстаза.

Слава богу, в темноте было плохо видно, чем там занимаются. Видеть совокупляющуюся графиню, под мощным телом маркиза – совершенно не хотелось.

Видно было только силуэты в безумном танце страсти и довольно громко слышно.

Про то, что графиня любит безудержный секс, я узнала через месяц, после того как переехала к ней. Не знаю почему мне так везет на извращенцев.

В своем мире таких знакомых у меня практически не было, а тут каждый второй. Вроде бы и временна такие суровые, постыдились бы.

Один раз, я застала Эмили с молодым конюхом в библиотеке. Другой раз – со слугой на кухне, ночью. Выпила, блин, водички.

С тех пор, пить я ночью не хожу. Да и вообще стараюсь лишний раз не высовываться по ночам.

Как-то мы решили выпить вина перед сном. И графиня рассказала о своем увлечении мужскими телами. Она предпочитала кавалеров в диапазоне – 20-50 лет. Выглядела она отлично, поэтому мужчин несомненно возбуждала. А я, на пьяную голову, вспомнила парочку парнушек и рассказала ей “сюжет”. Через пару дней, я застала графиню не только с конюхом, но и со слугой – одновременно. Молодец Мадли! Потом неделю “развидеть” не могла. Хотя, нужно признаться, зрелище было весьма возбуждающие.

А сейчас то она что творит?! Прямо в беседке, возле особняка, где много людей, да и в саду, наверное ни одна парочка прогуливается.

Решила убраться отсюда и быстрым шагом пошла назад, в дом. Если их застукает жена маркиза, я уже буду далеко отсюда и не буду мучиться муками совести, что не могла ни чем помочь.

И тут, будто прочитав мои мысли, появилась миссис Албертсон. Она направилась прямо ко мне навстречу, то есть прямо в беседку!

Я стала судорожно вертеть головой, пытаясь найти хоть один уголок, что бы незаметно исчезнуть. Но не успела, естественно.

– Здравствуйте, миссис Албертсон! – улыбнулась я своей фирменной улыбкой.

– Здравствуйте, мисс Миллер, – не очень довольным тоном, она ответила мне.

– Сегодня прекрасный вечер, не находите? – сказала я и продолжила улыбаться.

– Не сказала бы, – резко "обрубила" Маркиза.

А это уже плохо, она наверняка знает, что ее муж с графиней. Что же делать?

И тут графиня "кончила" – мы услышали душераздирающий крик. Я закрыла глаза, в ожидании реакции миссис Албертсон. Но зачем же так орать?! Старая притворщица.

Паника настигла меня. Мое лицо начало гореть. Мысли путаются, а сердце дико стучит. Даже руки затряслись.

Пока порнографиня там наслаждается эйфорией после секса, я тут умираю от сердечного приступа.

Тут маркиза вывела меня из состояния ступора и больно толкнула в плечо, что я чуть не улетела в те самые розовые кусты, листья которых моя левая рука беспрерывно теребила, во время разговора с ней.

Рассерженная женщина, зашелестела своими красными юбками и быстрым шагом направилась прямо на место преступления.

Она так торопилась, что я на своих каблуках за ней совсем не успевала.

И тут я увидела маркиза и графиню, как ни в чем не бывало, направляющихся к нам на встречу. Пряди светлых шелковых волос Элисон, торчали в разные стороны – прической это уже сложно было назвать. Маркиз выглядел не лучше, мятый черный костюм и край рубашки торчал из брюк.

Я болезненно сжала губы, ожидая криков от преданной женщины. Но мои ожидания не оправдались. Она молча ждала объяснений.

–Там была огромная змея! – спокойным голосом ответил высокий и широкоплечий кареглазый брюнет. Да, маркиз был хорош собой.

У меня просто “отпала челюсть” от такого наглого объяснения. Он свою жену ни просто ни любит, он ее похоже даже за человека не считает. Просто не уважает ее как женщину. Да я бы за такое “объяснение” – как минимум по морде бы заехала! А что графиня? Стоит и улыбается, как ни в чем не бывало! Ей что, совершенно не жаль бедняжку? Неужели нельзя выбрать свободного мужчину для удовлетворения своих плотских желаний? Нет, я могла бы понять, если бы графиня любила маркиза, хотя то, что они делали “это” прямо здесь, когда его жена совсем рядом, не говоря о толпе в доме. Тут вообще нет никаких оправданий. Это просто свинство! Не ожидала от графини такой мерзости! Она меня просто разочаровала. И маркиза она не любит, я это точно знаю. Двойное свинство.

Мне даже стало казаться, что я чувствую мерзкий запах, откровенно стало дурно и закружилась голова. Снова эта боль!

Я схватилась за голову и в глазах начало темнеть, потом провал…

3 глава

Как вкусно пахнет. Мама опять готовит свой фирменный пирог с рыбой – много рыбы и чуть-чуть теста. Обожаю мамины пироги. Танька опять шутит, что я стану "пухлячком", если буду есть мамины пироги. А я смеюсь и говорю, что там так мало теста, что лишний вес мне совсем не грозит.

Папа пришел, он такой у меня красивый – высокий статный брюнет с карими глазами. У меня его глаза и мамины каштановые кудряшки.

В университете, где папа работает преподавателем, за ним "табуном" ходят молоденькие студентки. Но папа очень любит маму, он никогда бы ей не изменил, я просто в этом уверена.

Вот мы все вместе ужинаем, так хорошо и приятно, ощущаю тепло по всему телу. Семейная идиллия – эта такая редкость в современных семьях. Я всегда знала, что моя семья особенная, и не только для меня, но и для всего мира.

Танька накрыла своей рукой мою и начинает медленно и нежно гладить. Мягкие подушечки пальцев тихонечко скользят вверх – на моё голое плечо…

Стоп, что?! Где я?! Красивая большая комната в темных тонах, довольно большой резной шкаф – не более метра в ширину с двумя створками, без ящиков. На стене весит зеркало в позолоченной раме с замысловатыми узорами. Позолоченный камин в том же стиле, что и зеркало. В комнате полумрак.

Я сижу на большой кровати из темного дерева. Бордовое покрывало закрывает мои голые ноги.

Чувствую, чьё то тяжелое дыхание у своей шеи. Я точно знаю, что это мужчина. Рука незнакомца начинает двигаться к моей шее и выше… Большой палец, нежно проводит по моей нижней губе и проникает в рот. Ощущаю слегка солоноватый вкус… Вторая рука дотрагивается до моего живота, совсем невесомо, указательным пальцем обводит пупок. Мурашки покрывают все моё тело, соски затвердевают и непроизвольно вырывается стон из моих уст.

Открываю глаза, белый потолок и знакомая комната с синими обоями, я дома. Дома у графини. Чувствую влагу на своей руке. Я плачу? Слезы, большими каплями, невольно стекают по моим щекам.

Мама, папа, сестра – я так скучаю. Это был всего лишь сон. Внезапно глубокая печаль залила мое сердце. Я так хочу домой. Повернулась на бок и обняла свои коленки. Сколько это будет продолжаться? Я хочу просто проснуться в своей кровати, у себя дома.

Не знаю сколько времени прошло, но я хорошо проревелась. На душе стало легче, но совсем пусто. Я поняла, что здесь мне очень одиноко. Все эти люди, которые меня окружают бесчувственные пустышки. Самое ужасное, что я становлюсь такой же, как они.

Знала ведь, что графиня спит с Альбертсоном. Знала, что он женат, но никогда не думала о чувствах его жены. А вчерашняя ситуация просто открыла мне глаза на многое.

Надо держать "ухо в остро" с графиней. Самое главное не привязываться к ней. Ее нимфоманство – это только цветочки. Она вчера получала явное удовольствие от мучений бедной женщины.

Эмили не любит животных, с легкостью может прикончить котенка и даже рука не дрогнет. Я помню, как она давала приказ своим слугам, накормить бездомных собак, которые были замечены возле ее дома. Но перед этим добавить в пищу битого стекла.

Помню свою реакцию на эти слова. Хотелось ей самой подмешать стекла, что бы она в муках умирала. Ее лицо было так равнодушно. Служанка смотрела на нее глазами полного ужаса, но молчала. Потом поклонилась и вышла из гостиной.

Я знаю, что слуги не выполнили приказ, они увезли этих собак, пока графиня была в отъезде.

А я все старалась закрывать на это все глаза, ведь пока ничего существенного не случилось. Собаки живы, слава богу. Ко мне она относилась хорошо, возилась со мной как с ребенком, баловала. Искренне переживала за меня.

После того случая с собаками, ничего такого я за ней не замечала, а может просто не хотела замечать?

Эти головные боли и я стала такой эмоциональной, хотя до месячных еще совсем не скоро.

Тут двери открылись и в комнату зашел мой любимый доктор – среднего роста, седой мужчина лет шестидесяти. Он был совсем непохож внешне на моего отца, но почему-то очень сильно мне его напоминал.

– Как ты, дорогая? – спросил доктор.

– Лучше, доктор, – ответила я – спасибо вам большое!

– Это моя работа. Ты вчера перенервничала, тебе нужен покой. С твоим состоянием здоровья – нельзя так нервничать. Тебе очень сильно было больно голову?

– Впервые так сильно, – грустно улыбнулась я – еще сны странные снятся.

– У тебя же амнезия, может воспоминания начали возвращаться к тебе? Поэтому ты испытываешь головные боли – это абсолютно нормальная реакция организма. Ты что-нибудь вспомнила?

– Вспомнила маму и папу, – я опустила глаза.

– Отличные новости! Значит теперь ты сможешь вернуться домой! – весело объявил доктор.

– Они мертвы, а где мой дом, я не помню. Я только вспомнила их лица и почему-то знаю, что их больше нет, – соврала я, но из глаз предательски начали капать слезы.

Двери снова открылись, в этот раз забежала графиня. Ее глаза были очень напуганные.

– Милая моя, как твоё самочувствие? – спросила Эмили.

– Гораздо лучше, спасибо, – вытирая слезы, ответила я.

Графиня была очень уставшей, синие круги под глазами – будто всю ночь не спала. Она крепко обняла меня и поцеловала меня в лоб.

–Потом поговорим, когда ты как следует поспишь, – мягко улыбнулась Эмили.

Доктор попрощался, и они вышли из комнаты. Потом пришла служанка и принесла мне разных любимых вкусностей. Там был пирог с рыбой.... Совсем нетакой, как делала мама. Я говорила как-то, что очень люблю этот пирог. Графиня запомнила, она всегда была внимательна ко мне. Я всего лишь компаньонка, но для нее, видимо нет.

 

Я покушала, слуги подготовили для меня ванну с горячей водой. Скинула свой красивый новый розовый халат и медленно погрузилась в ароматную воду. В ванну добавили ароматные цветочные масла – очень успокаивает и кожа потом шелковистая и вкусно пахнет.

Я лежала в теплой воде и намыливала плечи лавандовым мылом и вдруг вспомнила руки… его руки. Большие, мягкие. Постепенно вспоминала сон – руки явно нерабочие, они очень сильные, но такие нежные, ни одной мозоли. Руки аристократа. Вдруг, кожу обожгло в том самом месте, где он впервые дотронулся до меня. По телу пробежал приятный холодок. Боже, Ника, это всего лишь сон. Просто у меня давно не было мужчины. Может стоит приглядеться к кому-нибудь, не все же в девках сидеть.

4 глава

За завтраком, мы хорошо поговорили с графиней. Она сказала, что маркиз Албертсон имеет множество любовниц, и его жена прекрасно это знает. Обычно она не реагирует на внезапное исчезновение мужа. Поэтому ее поведение, в тот вечер, было весьма странным.

Эмили сказала, что абсолютно точно уверена в том, что это была не ревность. А улыбалась она тогда, только потому, что ее ужасно насмешила причина, которую придумал маркиз, в качестве оправдания его отсутствия.

Мне стало немного легче от ее слов, все-таки она не последний человек в моей жизни, на сегодняшний момент. Это все равно не объясняет моего обморока.

Почему-то тогда меня переполняли эмоции, я просто не могла остановиться. Казалось, что "разорвусь" на мелкие кусочки от переизбытка чувств.

Весь день мои мысли были где-то далеко. Пыталась анализировать все, что со мной происходит. С графиней разобрались, теперь интересно что это за мужчина появился в моем сне? Сон был настолько реальный, что я даже помню аромат его горячего дыхания, которое нежно щекотало мою шею.

Вечером, Эмили рассказала о наших планах на завтра. Мы отправляемся в гости к ее знакомой герцогини Элен. Фамилию она мне почему-то не хотела называть и хитро так улыбалась.

Странные мысли начали появляться в моей, и так уже перегруженной думами, головке. Но и конечно, мои опасения оказались реальны.

Не зря графиня решила сегодня наряжать меня сама. Вот чувствовало мое сердце неладное. Выбрала для меня синие платье из чистого шелка, очень обтягивающие мою фигуру, поэтому очень хорошо можно было оценить мои достоинства. Конечно же она не забыла про глубокое декольте.

Когда мы подъезжали к месту назначения, моя челюсть, по мере приближения, постепенно "отвисала". Я таких шикарных особняков в жизни не видела. Огромное трехэтажное здание с роскошными колонами. Спереди не менее роскошный фонтан с красивыми обнаженными женщинами. Слева от особняка, я увидела прекрасный сад с множеством разноцветных цветов и деревьев. Дальше виднелась беседка – надо будет обязательно изучить.

Увидела возле особняка несколько карет, гости все оказались удивительно пунктуальны. Двери кареты отворились, и учтивый слуга подал мне руку. Пока мы медленно продвигались к центральному входу здания, графиня решила все же посветить меня в свой план.

– Ты наверное уже догадалась, чей это особняк? – загадочно улыбнулась Эмили.

– Несложно было догадаться, – серьезным голосом ответила я.

– Неужели ты думала, что после его поступка, я просто возьму и закрою на это глаза! – злобно сжала кулачки графиня.

После расставания с Джонатоном, мне пришлось нелегко. Жила я где попало и как попало. Если бы не графиня, не знаю, как бы я дальше смогла жить. Ведь деньги рано или поздно бы закончились. Страшно подумать, ладно бы я смогла найти хорошую работу, а могло быть и хуже. Гордость моя никогда бы не позволила мне идти работать в публичный дом. Я бы наверное закончила свое существование где-нибудь под мостом. Ведь я абсолютно ничего не знала об этом времени, какие здесь правила и обычаи. Я была как слепой котенок.

Когда графиня приняла меня, я ей естественно рассказала про этого жестокого извращенца. Надо было видеть ее тогда. За все время, я впервые видела такое злобное выражение лица у графини. Она всегда казалась холодной женщиной, и никому не показывала своих истинных чувств. Я полночи ревела у нее на руках, пока просто не уснула от бессилия.

– Я слишком долго ждала нужного момента, ты должна была быть готова к встрече с ним. Теперь я уверена, что ты не испытываешь больше к нему никаких чувств. По крайней мере не любишь – это точно. Я права? – спросила меня, с уверенным выражением лица, графиня.

Немного подумав, покачала головой в утвердительной форме. Больше ничего не осталось, он окончательно решил меня эмоций, до недавнего случая с миссис Альбертсон. В тот вечер я будто ожила, хоть и потеряла сознание, но была безмерно рада, что наконец могу чувствовать.

– Сегодня будет много народу, большинство из них ты не знаешь и не думай о них. Нас интересует герцог Дэвид Хатон. Это прямой соперник твоего Джонатана. Они соревнуются во всем. Вот только Дэвид не такой извращенец и не так любит секс, как  Оллрод. Ему тридцать два и он не женат, но мы не свататься к нему хотим, а просто использовать. Я с ним обо всем договорилась. Написала ему письмо, рассказала в красках о твоей ситуации. Он с радостью согласился. Если он тебе придется по вкусу, ты не стесняйся, горячий мужчина! – подмигнула графиня, а потом, глядя на моей озабоченное лицо, добавила:

– Нет, дорогая, между нами никогда ничего не было. Он не в моем вкусе – слишком правильный, – захохотала графиня.

Ну вот мы у входа, отдаем серебристое, пропитанное цветочными духами, приглашение. Высокий мужчина, одетый во все черное, пропускает нас внутрь.

Внутри все не менее шикарно, чем снаружи. Яркий свет роскошных хрустальных люстр, нависших над нашими головами, слепит меня. Посередине большая мраморная лестница с белыми перилами. И прямо перед лестницей, стоят виновники торжества – Герцог и герцогиня Оллрод.

Джонатан одет во все черное и только белая рубашка виднеется из-под пиджака. Ему безумно идет, он, как всегда, прекрасно выглядит. И все слухи о его болезни, мне кажется, были просто слухами.

Жена его тоже прекрасна. Желтое пышное платье, с золотой вышивкой, прекрасно гармонирует с ее светлыми длинными локонами. Зачем заводить любовниц с такой женой?

Вот смотрю на него и понимаю, что все же немного волнительно и неприятно видеть его. Но больше никаких чувств он не вызывает. Будто неприятный осадок. Мне кажется, что это любовь к самой себе сейчас дает о себе знать. Ведь такие обиды просто так не забываются.

Мы медленно и уверенно приближаемся к хозяевам. Графиня легонько толкает меня в бок и миленько улыбается. Только я отворачиваюсь от нее, как сразу же сталкиваюсь взглядом с герцогом. Вот это лицо! Как жаль, что нет фотоаппарата, что бы запечатлеть этот момент. Но ничего, в моей памяти он останется на всю жизнь. У него даже рот открылся от удивления, глаза выпучил и сказать ничего не может. Думал, наверное, что я уже в публичном доме обосновалась. Он ведь меня туда отправлял, ублюдок.

Я грациозно присела в реверансе, меня этому хорошо обучили за год. Да, дорогой, я уже не та ничего незнающая, не умеющая девица. Герцогиня ничего не заметила, а только ответила на наше приветствие и вежливо указала направление, куда нам стоит двигаться дальше. С абсолютно равнодушным лицом, я развернулась и пошла, вместе с графиней, по направлению указанному хозяйкой, ощущая на своей спине его пристальный взгляд.

Мы зашли в огромный зал, напоминающий картинную галерею. Стены бордового цвета, были полностью увешаны различными портретами, наверное это их родственники. Посередине стоял длинный стол из бордового дерева, полностью заставленный различными блюдами. Слева в углу, скромно устроились музыканты, а вдоль стенок выстроились слуги, все в черной униформе.

– По какому случаю банкет? – спросила я, графиню.

– Герцогиня была тяжело больна, поэтому почти год ее ни кто не видел. Приезжал целитель из Африки, интенсивно лечил и она поправилась уже через месяц. Какого рода болезнь ни кто не знает. Информацию о недуге держат в строжайшей секретности, – хихикнула Эмили.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru