Наука чудес

Ольга Коротаева
Наука чудес

Пролог

Дрожь пробирала так, что стучали зубы. Меня то бросало в холод, то накатывала лавой волна нестерпимого жара. Перед глазами уже плясали разноцветные круги. А ведь я ещё даже не вышла на старт!

– Беда, не дрейфь!

Хлопок по плечу. Я рыкнула и сжала в непослушных пальцах кривую палочку ведьмы. Вот коснись меня ещё раз, и получишь параболу в глаз! Или синусоиду… Не знаю, что в этом нервяке вырвется! Выживешь – молодец. Нет – так нет.

Задрала голову и глянула на обратный отсчёт: сколько?! Думала, прошло полчаса, а на самом деле и пяти минут не минуло… Я так с ума сойду до того, как случится то, к чему я так долго и упорно стремилась! И все усилия, слёзы, бессонные ночи Кляксе под хвост.

– Клякса! – коснувшись плеча, встревоженно вскрикнула я и обернулась. – И когда успел сбежать? Кто-нибудь видел котёнка? Чёрный такой… Или золотистый…

– Так чёрный или золотистый? – сухо уточнила женщина в строгом костюме. Точно из магов-наблюдателей!

– То так, то эдак, – судорожно вздрогнула я, пытаясь вспомнить, что же за магия была в последний раз, когда я работала с котёнком. Сглотнула ком, подкативший к горлу, и выдавила: – Не знаю!

– Может, тебе вызвать целителя? Лицо бледное, до синевы. Не тошнит?

Она посмотрела так, словно усомнилась в моём здравом уме и уже вычеркнула меня из списка претендентов.

Со всех сторон раздавались смешки, летели жестокие слова:

– Слышал про неё? Бедовая девица!

– Жалкая… и как вообще здесь оказалась? Говорят, она пустышка.

– Сейчас повеселимся…

Дрожа, я боролась с собой, чтобы не бросить всё и не убежать. Мне не справиться без Кляксы! Что делать? Паника жгла вены, рвала дыхание. Меня ждёт позор! Нет, хуже… Больнее увидеть разочарование в его глазах. Сдерживая слёзы, отступила от двери. Я одна, меня даже поддержать никто не пришёл. Он не пришёл. Зажмурилась и вдруг ощутила тёплые объятия со спины и знакомый шёпот:

– Я здесь. Тише. Дыши. Глубже.

Мягкие губы на виске, пальцы мага на моих волосах. Сжимала кулаки до боли от впивающихся в ладони ногтей, чтобы не разреветься – теперь уже от облегчения. Хотелось развернуться, прижаться так крепко, как только возможно, сказать, как мне страшно… но нельзя. Слишком много глаз, слишком много ушей. Я не могу подвести самого классного парня в мире!

Он отстранился и, положив мне на плечи тёплое, мягкое тельце Кляксы, спокойно проговорил:

– Я нашёл его. Практически вытащил из сумки президента магсовета! Оказалось, президент не может и часа прожить без чипсов, и на этой солёной почве у мага с Кляксой возник хрустящий конфликт.

Я невольно улыбнулась, представив, как грузный мужчина отвоёвывает пачку чипсов у вечно голодного котёнка. И как отчаянно, шипя, будто рассерженная змея, сопротивляется ушасто-клыкастый Клякса. Страх растаял утренним туманом, уверенность вновь окутала меня защитным коконом. Спина выпрямилась, плечи расправились. Услышала довольный голос мага:

– Другое дело. Узнаю свою Беду!

Кивнула:

– Я справлюсь. Ни за что не разочарую тебя!

Мимолётный поцелуй и шёпот:

– Знаю…

Глава 1

– Тише, девочки! – Лера заставила нас пригнуться так, чтобы из-за кустов не было видно. – Он скоро подойдёт! Беда, ты готова?

Кусая губы, я пыталась воссоздать небольшую золотистую сферу, которая внезапно недавно получилась сама собой, но сейчас воздух передо мной лишь трещал, сверкали искры, да пахло палёным. И ладонь Леры, что давила на затылок, мешала, да раздражала.

– Нет, – рыкнула я и передёрнула плечами: – Ничего не получается!

– Ты сможешь! – вдохновенно заявила Дита. – Ты же волшебница! Надо поздравить учителя Тода с днём рождения хоть малюсеньким фейерверком… А то ни денег, ни подарка, только ты. Попробуй ещё разок. В прошлый раз круто вышло!

– Вышло случайно, – простонала я и пригладила вздыбленные от усердия волосы; раздался лёгкий треск, пальцы закололо разрядами. – Вот же… А если получится не фейерверк, а шаровая молния? Вы готовы вместо красавчика-профессора любоваться на его хорошо прожаренную тушку?!

Дита задёргала меня за руку:

– Ну, Беда! Ну, по-жа-луй-ста! Если Тоду понравится, он тебе тройку на четвёрку исправит!

– А если не понравится, то на двойку? – недовольно проворчала я и мрачно посмотрела на дорожку, по которой вот-вот должен пройти учитель. Пробормотала: – Если уж получится молния – надо, чтобы посильнее шарахнуло. А то мама мне ещё одной пары не простит!

Растопырила пальцы и напрягла руки, снова заскрипел и заискрился воздух, волоски на предплечьях приподнялись, но шарик упорно не желал преобразовываться в золотистую сферу, как недавно. Вот что я тогда сделала? Как? Эх, знать бы…

– Во-во, – подпрыгнула Дита. – Похоже…

– Идёт! – шикнула Лера. – Давай!

И я выпустила полусформировавшийся шар в надежде, что он рассыплется золотистыми искрами над головой учителя, а не высечет их из его глаз.

– Где Тод? – волчком завертелась Дита.

– Только что был, – растерянно отозвалась Лера и высунулась из кустов. – Ой, там парни из магической идут!

Я же напряжённо наблюдала за покачивающейся в воздухе сферой, с ужасом замечая, как та темнеет и увеличивается в размерах. Вот точно не фейерверк получился! Но что тогда? Выдохнула с облегчением: хорошо, что учитель задержался или свернул с дорожки, а то бы не миновать беды…

– Беда! – потянула меня за руку Дита. – Смотри, какие красавчики! Один другого круче!

Я высвободилась и, не отрывая взгляда от лиловой уже сферы, на полусогнутых ногах выскочила из кустов. Лера прижала руки к груди и проговорила:

– Ах, до чего блондин симпатичный! Посмотри, Дитка, глазки какие голубенькие!

– Не, брюнет круче! И задница классная! – возразила Дита, и мне уже хотелось дать ей линейкой по губам, ведь парни явно всё слышали, но я не могла упустить сферу из виду, поэтому брела за её медленным планированием.

А подруга не унималась:

– Так бы и съела!

Я заскрипела зубами. Они что, идиотки?! Неужели не понимают, что всё слышно? Вот блондин замедлил шаг и повернулся. На его ангельском лице промелькнула ироничная усмешка.

– Слышишь, Гальего? Твоей пятой точке дифирамбы поют! Не подскажешь, где разжился такой… упругой частью тела? Я бы тоже не прочь послушать в мою честь сладостные стоны.

– Брось, Сакс, – равнодушно отозвался третий, надменный и холодный настолько, что волоски на руках дыбом поднимались. – Неужели захотел попасть в руки каннибалам? Там тебя и волшебная палочка не спасёт.

– К таким каннибалам, – Сакс обернулся и белозубо улыбнулся моим подругам, – не отказался бы… Но только полным комплектом, и ни с кем не поделюсь!

– Норд, – пробасил Гальего, – давай его забросим в те кусты, пусть… комплектуется с пустышками!

– О, – мило улыбнулся блондин и, царапнув меня пристальным взглядом, повернулся к друзьям: – Не все из них пустышки…

Я же не отрывала жалобного взгляда от сферы, которая вдруг потянулась за парнями. Застонав от бессилия, так на полусогнутых и пошла следом. Нет-нет! Только не это! Они же из закрытой магической школы… Да меня в пыль сотрут, если запачкаю хоть один из идеальных костюмчиков. Распнут на дереве, если на одной из белоснежных рубашечек появится хоть пятнышко! Распилят на наглядные пособия, если пострадает хоть одна идеально уложенная причёсочка или белоснежное личико… Они же маги! Неприкосновенные, богатые и высокомерные придурки, которые не упустят случая, чтобы поизмываться над «пустышками», как называют людей без чар.

Выпрямилась и, скривившись, на миг засомневалась в том, что стоит ловить сферу. Она же не просто так привязалась к этому заносчивому красавчику? Знать, карма его настигла! И сейчас расплатится он за всё зло, что принёс влюблённым в высокомерного мага девчонкам! А мне бы лучше сбежать и прикинуться, что с утра была в другом месте. Скрипнула зубами и, вновь согнувшись, побежала за парнями! Всё равно директор узнает, чьих это рук дело. Нельзя допустить, чтобы пострадал один из напыщенных донжуанов, иначе мне первой влетит! Или вылетит… со свистом из школы. Мама не переживёт.

Но стоило приблизиться к ослепительной троице, как сфера тоже рванула к высокому парню и зависла над его головой. Я сжалась в комочек и тихо заскулила от безысходности: стоило приблизиться хоть на шажок, как эта дрянь опускалась ниже. Может, уйти? И тогда сфера отстанет от мага… Но стоило отступить, как волшебный ком потемнел и угрожающе увеличился, однако при этом ни на миллиметр не отлетел от парня! Вот же невезуха бедовая…

Я едва не заплакала: что же делать?! И тут блондинчик обернулся и, хитро усмехнувшись, потянул рукав того, над кем нависла угроза.

– Норд, кажется, ты приглянулся непустышке! Смотри, не отходит ни на шаг! Как привязанная собачка…

– Ненавижу собак, – ледяным тоном отозвался Норд, но почему-то остановился.

Я скорчила рожицу блондину, который саркастично косился на меня, да с тоской посмотрела на неудачный эксперимент. Что же делать? Вскинула руку и, привстав на носочки, попыталась дотянуться до сферы. Норд вынул из кармана сотовый, и сразу стало понятно, почему он остановился.

– Да, мам…

– Великая звонит, – прошептал блондин и, подмигнув темноволосому, выудил из рюкзака длинную тонкую серебристую палочку. – Придётся подождать.

Я даже забыла на миг про сферу при виде этого великолепия. Стоит безумно дорого, я лишь на витринах любовалась подобной красотой. Мне и деревянной не купить, если почку не продам. Или две… Не палочки, конечно, а почки! Блондин вытянул руку и, насладившись моим восхищением, со всех сторон продемонстрировал сверкающую драгоценность. Потом легонько взмахнул вверх, и сфера дрогнула, поплыла в мою сторону. Я едва не взвыла от восторга: неужели он помог?! Впрочем, о чём это я? Этот напыщенный красавчик попросту отвёл беду от своего друга.

 

Сухо кивнула и протянула руки, чтобы принять сферу. У блондина его красивые светлые брови на лоб полезли, и я понимала почему. Но мне придётся взять на себя то, что содержал волшебный шар. Увы, но другого способа уничтожить колдовство я не знаю. Меня учили только не создавать магических выплесков… Разумеется, безуспешно!

А сфера приближалась… Вот-вот она коснётся моих рук. Что произойдёт? Взрыв? Испачкается ли форма? Отстирается ли потом? Эти и ещё сотня других вопросов пролетели за миг, но это неважно! Главное – беда не коснётся ни волоска на головах магов… как бы ни хотелось отомстить парням за высокомерие. Зажмурилась в ужасе, но ничего не происходило. Кажется, магия исчезла без спецэффектов? Нет, так не бывает! Что-то пошло не так.

Распахнув глаза, ошеломлённо уставилась на магов: Норд закончил разговор, и троица двинулась дальше. И сфера, покачнувшись, снова поплыла к голове невезучего парня. Я даже топнула от злости.

– Беда, – громким шёпотом позвала Лера. – Брось это, бежим!

– Тогда бежать придётся из города, – огрызнулась я. – Директор из меня чучело сделает и отдаст в школу магии для опытов! Нет, я должна остановить это.

– Эта штука меня пугает, – захныкала Дита. – Беда, они же маги! Сами разберутся.

– Не знаю, – с сомнением посмотрела на блондина. Интересно, почему он промолчал, хотя видел сферу над головой друга? Или решил, что уже отвёл её? Встряхнула волосами и упрямо произнесла:

– Последняя попытка! Если не удастся… приготовьтесь бежать!

И понеслась за удаляющимися парнями: сфера и так выросла в несколько раз, пока я решала, что делать, да ещё почернела, как моя совесть…

Добежала и прыгнула, пытаясь поймать сферу прежде, чем она коснётся Норда. Всё будто замедлилось. Маг обернулся, и я увидела скривившееся лицо. Кажется, он решил, что я обниматься полезла, и отшатнулся. Это было кстати, поскольку сфера как раз взорвалась. Я зажмурилась и, погрузив руки в черноту, повалилась на парня. Сбив с ног, думала лишь о том, как забрать всю чёрную гадость себе, дёрнулась головой вперёд, пытаясь нырнуть в тёмное облако, и лбом ощутила удар. Зазвенело в ушах, по рукам пробежали молнии! Вот это да! Я ещё никогда не создавала ничего настолько твёрдого… И мощного!

Распахнула глаза и, поняв, что лежу на тёплом теле, быстро вскочила. Невероятно довольная, что получилось загасить неудачный фейерверк на себе, улыбнулась ошеломлённым парням. Посмотрела на лежащего мага, и при виде крови улыбка сползла с моего лица. Я разбила ему нос?! Так вот, что это было, такое твёрдое! Вовсе не моя сфера… Я боднула Норда!

– Психованная! – высоким голосом вскрикнул он. – Тебе не жить! – Глянул на друзей: – Что застыли? Держите её!

И я рванула. Не думая ни о чём, просто неслась вперёд, не разбирая дороги: через кусты, раздирая острыми ветками руки в кровь, стараясь избежать мести разозлённого мага. И одновременно радовалась, что не поразила его вышедшей из-под контроля магией. У стены школы остановилась и, едва переводя дыхание, привалилась к прохладному камню. На миг прикрыла глаза. Кажется, меня не преследуют. И тут в кустах послышался шорох.

Я смотрела на покачивающиеся ветки и с замиранием сердца прислушивалась к шороху. Нашли меня и подкрадываются, чтобы залепить заклинанием в глаз? Или накрутят мои уши на палочку свою волшебную? Нос! О-хо… Как же я умудрилась парню нос разбить?! Вспомнила его окровавленное лицо и, понимая, что бежать некуда, зажмурилась. Будь что будет!

– Мя, – услышала и распахнула глаза. – Мя-са!

Даже рассмеялась от облегчения при виде тощего облезлого котёнка с такими огромными ушами, что Клякса – а именно так звали это мелкое недоразумение – сильно походил на летучую мышь. Присела на корточки и осторожно подхватила котёнка на руки. Тельце тонюсенькое, даже страшно его касаться, но при всей внешней хрупкости Клякса обладал невероятной живучестью… что и доказал мне одним прекрасным днём.

Вообще-то, день был совершенно жутким. Со всех сторон так и слышалось: Беда то, Беда сё… На меня валили все несчастья, которые происходили едва ли не каждую минуту. Директор даже мать мою вызвал, и она, бросив работу, примчалась как на пожар. Но пока мы втроём «беседовали» в его кабинете, в школе произошло ещё несколько странных событий: у кого рюкзак сам бегал, у кого обед таинственно исчез прямо с тарелки…

Трудно забыть глаза директора, когда завуч подробно всё описывала. Ведь он смотрел прямо на меня. А я видела, как собралась в гармошку его масляная лысина в немом вопросе – «Как возможно, что я здесь, но чудеса всё ещё продолжаются?!». Для верности, чтобы убедиться, что я точно ни при чём, меня заперли на чердаке… В смысле, в наказание приказали там прибраться, но дверь всё же закрыли на замок. Вот тут-то я и познакомилась с Кляксой.

Что бы вы сделали, если в тёмном пыльном, лет сто не прибиравшемся помещении, забитом покорёженной мебелью и устаревшими плакатами, на вас вдруг мягко и тихо спланировала бы летучая мышь? Я не заорала. Ладно, закричала, но перед этим выпустила одну из своих странных сфер. Тогда она вышла сиреневой и расплывчатой, словно кто-то выплеснул чернила. Существо пискнуло и чудом изменило траекторию полёта, а моя сфера скакала следом, не отставая ни на шаг.

Через несколько минут на чердак ввалились привлечённые страшным шумом преподаватели и ученики. Когда я, перебираясь на ощупь через сломанную мебель, выбралась из клубов пыли, все побелели и отшатнулись, потому что вздыбленное от ужаса существо, спасаясь от преследующей сферы, намертво прицепилось к моим волосам, а чернильная магия окрасила лицо трудносмываемой кляксой. Дитка до сих пор не удалила то фото из сотового, где я вся чёрная с выпученными глазами, да огромными торчащими из волос дрожаще-мохнатыми ушами… Как выяснилось чуть позже – кошачьими.

– Опять голоден? – поглаживая мурчащее чудо, нежно спросила я. – Прости, но ничего нет.

Немудрено, что в школе пропадали обеды, а рюкзаки бегали сами по себе. Это мелкое недоразумение обладало недюжинной силой, невероятной ловкостью, и пугающим аппетитом. Клякса ел столько, что казалось, давно бы мог вымахать размером с бенгальского тигра. Но он всё так же оставался мелким и тощим. Росли лишь уши! Жаль, что у мамы аллергия на кошек, я бы с радостью приютила найдёныша. Это единственное животное, которое не боялось стихийных выплесков моей магии, а его способность скакать по стенам и потолку, создавая ощущение полёта, вызывало непреодолимое восхищение.

– Беда! Где ты?

Услышав голоса подруг, я помахала рукой:

– Здесь!

Подбежали девочки, Дитка тут же отобрала Кляксу: котёнок пользовался всеобщей любовью. Именно пользовался, поедая всё, что приносили с собой сердобольные ученики. А потом сотрясал стены громким мурчанием, от которого млели даже парни. Учителя пробовали бороться с живностью, но лишь смешили учеников неловкими попытками, когда, тряся телесами, носились за шустрым котёнком.

– Беда с тобой, – схватила меня за руку Лера. – Как ты умудрилась магу нос разбить?

Я дотронулась до головы и ухмыльнулась:

– Сама не понимаю.

– Не болит? – скармливая чавкающему Кляксе кусок колбасы, заботливо уточнила Дита.

– Нет вроде, – снова потёрла лоб. – Может, это не я, а сфера сделала? – Помрачнела: – Лучше бы я… Если я навредила магией, директор опять мать вызовет.

– Бери выше, – вздохнула Лера. – Красавчик из магов! Более того, он учится в той самой закрытой магической школе, директорша которой жертвует деньги на нашу… Собственно, мы обучаемся бесплатно только благодаря ей.

– Откуда знаешь? – прошептала Дита, мгновенно забыв про котёнка. Клякса потыкал носом и, не обнаружив больше колбасы, недовольно спрыгнул с её рук. – Рядом две магические школы…

– А ты значки на форме разве не разглядела? – удивилась Лера.

– А были значки? – смутилась та. – Я больше на лица смотрела… и на другие части тела.

– Беда, – протянула я, – если Лера права, то на мои части тела вы будете любоваться только по выходным. Когда будете в гости приходить. Ибо теперь меня точно исключат.

Дита потянула меня за руку:

– А может, извиниться? – Посмотрела взволнованно. – Я не хочу, чтобы тебя исключили.

– Скучать будешь? – усмехнулась и вздохнула я: – Мне тоже будет скучно. Не представляю жизни без школы. Если выгонят отсюда, больше идти некуда. Это единственная благотворительная школа в городе, куда берут магов.

– И как тебя угораздило родиться в обычной семье? – в который раз покачала головой Лера. – Ты уникум, не иначе.

Раздался резкий трезвон, и мы подпрыгнули:

– Бежим!

Первым уроком была математика. Мне эта наука давалась довольно легко, посему я не волновалась. Даже если Сэнь за опоздание прикажет решить задачку, всё сделаю! Но пожилого профессора в классе ещё не было. Я отпихнула руку хамоватого Мобаса, который притащил ободранную от листьев ветку и пытался подарить мне «волшебную палочку». Рыжий не отставал, и пришлось пригрозить ему этой палочкой заволшебить в особо важное для жизнедеятельности организма место, если не угомонится.

В классе становилось шумно, все обсуждали опоздание старика, шутили по поводу праздника: мол, наверняка в учительской сейчас шампусик хлещут! Дитка под шумок стащила мою домашку и, пользуясь случаем, спешно переписывала себе в тетрадь. Лерка снова ворчала, что подруга могла бы попросить сфоткать и переслать задание ещё вечером, на что та ответила, что по вечерам надо веселиться, а не заниматься скукотой…

Я же смотрела в окно и нервно грызла ногти. Прокручивая раз за разом неприятность с магом, пыталась понять – это я ему нос разбила, или сфера так шарахнула? Да, я точно схватила черное облако до того, как оно коснулось этого… как там? Норд! За что его так обозвали? Впрочем, ему подходит: холоден, как лёд, аж мурашки на всю Беду… Жаль, что такой идиот. Не криви он губки надменно, посчитала бы красивым. Мне понравился и его широкий лоб. Наверняка отлично учится! Выделяющиеся высокие скулы, впалые щёки. А пушок над верхней губой выглядел так мило…

Помотала головой: да не о том я думаю! По моей милости прямой нос мага… ещё долгое время не будет прямым. Да и не о носе мне нужно волноваться. Выудила зеркальце и внимательно осмотрела лоб: слегка покраснел, но ни синяка, ни шишки не было. Кто бы мог подумать, что у меня настолько прочная черепушка! Или всё же сработала магия? Со щелчком захлопнула зеркальце. Ответа так и не было.

Вздохнула: так всё же я его ударила или сфера? Если сфера, то он наверняка уже нажаловался директорше, а та нашему… И понятно, почему задерживается Сэнь. В учительской сейчас не шампанское распивают, а решают, сегодня меня выгнать или подождать до окончания учебного года. В любом случае это не спасёт. По закону совершеннолетние маги без должного образования не имеют права проживать в городах. Вышлют меня в тёмную глушь, и буду обитать в старой избушке… Или вообще в землянке! Как же мамочка справится без меня?

По щеке поползла щекочущая кожу гадость, а за окном потемнело. На прозрачное стекло упали капли, размывая вид на спортивную площадку. Может, самой пойти в учительскую? Смысл сидеть и ждать отмашки на выход? Только изведусь сомнениями. Подхватила рюкзачок и, оставив домашку Дите, выскочила из шумного класса. Даже Лера, обсуждая с девочками день рождения нашего любимого, но строгого учителя химии, не заметила моего бегства. Надо всё выяснить!

В коридоре неожиданно налетела на Сэня и отдавила старику ногу. Учитель, тоненько взвыв, пробурчал что-то на японском, невероятно шустро для его возраста отскочив к стене. В очередной раз пожалела, что не хватает терпения и таланта к гуманитарным наукам. Понимаю, что меня красиво послали, но хотелось бы знать – куда! Впрочем, этот вопрос интересовал и профессора.

– Беда, куда бежишь? Неужели я дождался того чудесного момента, когда ты стала прогуливать и мои уроки? За что мне такое счастье? Может, я в прошлой жизни спас страну? И да… если уж убегаешь, то к завтрашнему уроку реши все задачи со страницы шестьдесят три… и со следующей тоже. Для профилактики дальнейших приступов дезертирства!

– Просите, профессор, – виновато пробурчала я и, опустив голову, мучительно размышляла, как выпутаться из неудобного положения.

Не хотелось, чтобы Сэнь думал, что я прогуливаю его уроки. К тому же если бы меня хотели отчислить, то учитель не одарил бы ночью, посвящённой решению задачек. Но что же сказать? Приспичило? Стыдно… Вскинула голову и заявила:

– Профессор, мне стало нехорошо. Надеялась добежать до медпункта и вернуться, пока вы не пришли. Но раз не получилось…

Посмотрела на Сэня страдальчески и, прижимая руку ко лбу, побрела обратно. Так, отлично, до нашего директора ещё не дошли плохие новости. Надо подумать, как быть. Может, после уроков сходить к директрисе соседней и повиниться? Не съест же меня магичка? А если назначит наказание, это всяко будет лучше отчисления.

 

– Ладно, – вдруг отозвался профессор. Я вздрогнула и непонимающе обернулась, а учитель сухо кивнул: – Беги, медсестра как раз пришла из магической школы.

Сердце пропустило удар, спина похолодела. Спросила деревянным голосом:

– Из магической? А зачем она туда ходила?

Сэнь огорчённо покачал круглой головой:

– На ученика напали, им потребовалась помощь нашей медсестры, – строго посмотрел он. – Если Дора освободит от уроков, даже не вздумай возвращаться!

Он двинулся к двери, из-за которой раздавался шум. Но, уже положив ладонь на ручку, обернулся и добавил со сдержанной улыбкой:

– И ограничься задачами на шестьдесят третьей страничке.

Я посмотрела на захлопнувшуюся за профессором дверь, а в голове всё ещё звенело слово «напали». То есть теперь точно будет расследование, раз Норд заявил об этом. Прислонилась к стене и застонала. Что делать? К неудачному эксперименту теперь прибавится обвинение в избиении. Год назад один парнишка со свистом вылетел из школы за жестокое обращение с учениками из младших классов. Моё отчисление – это всего лишь вопрос времени.

Звякнул сотовый. Я посмотрела сообщение от мамы, и сердце болезненно сжалось при виде заботливого пожелания хорошо учиться. Горько скривилась и решительно оттолкнулась от стены. Выбора не оставалось, поэтому направилась в медпункт. Но не наш. Надо извиниться перед магом и попросить забрать заявление о жестоком обращении. Я сомневалась в том, что надменный парень пойдёт мне навстречу. Судя по виду и голосу, там сердце из векового льда. Но, может, я смогу чем-нибудь его умаслить? Сжала кулаки и исподлобья посмотрела на здание закрытой магической школы. Пока не добьюсь своего – не отступлю!

– Мя!

Опустила глаза и при виде котёнка улыбнулась. Золотистая шерсть Кляксы словно светилась на солнышке, широкие уши подрагивали, будто животное прислушивалось. Круглые зелёные глазки смотрели внимательно и с надеждой. Кивнула и похлопала себя по плечу: Клякса тут же прыгнул, забрался по одежде и устроившись на моей шее тёплым пушистым воротничком. Стало спокойнее, и я решительно зашагала к зданию школы магии.

Зелёная лужайка слепила глаза ярким травяным оттенком, красивые фигуры белоснежных фонтанов окружал полупрозрачный искрящийся радужными брызгами ореол струй, усыпанная серебристым гравием дорожка приятно похрустывала под ногами. Всё вокруг вопило о больших деньгах, вложенных в красоту этого заведения, намекая, что таким оборванцам, как я, тут не место. Казалось, я вступила не на территорию школы, а попала в волшебный замок из сказки. Вот-вот на узорчатый балкончик медленно выплывет разряженная в платье с десятиметровым шлейфом принцесса, а по лаймовой травке поскачут единороги… Клякса забавно фыркнул, словно смеялся над моими мыслями.

Я же замерла на мгновение и внимательно осмотрелась. Вокруг ни души, даже спросить не у кого, где медпункт. Так что, недолго думая, поднялась по сверкающим гранитным ступенькам и потянула кованую ручку большой тяжёлой двери из резного дерева. Ступая по красной ковровой дорожке, которая поглощала звук шагов, почему-то ощущала себя прокравшейся в богатый дом воровкой. Да, я не собиралась ничего брать, но чувство не отпускало. Меня здесь быть не должно…

Неожиданной трелью оглушил звонок, и я испуганно подпрыгнула, Клякса, чтобы удержаться, вцепился в шею. От боли я взвыла и попыталась отодрать котейку. Но тут распахнулись двери классов, и в коридор лавиной высыпали ученики в форменной одежде. В шоке от шума, прижалась к стене и постаралась слиться с ней. Судя по тому, что на меня не обращали внимания – это удалось. Кто-то царапал брезгливым взглядом, но большинство учеников даже не смотрели в мою сторону. И лишь худенькая девочка с двумя косичками замерла в восхищении, но смотрела не на меня. Выдохнула:

– Киса!

Я решила воспользоваться моментом и схватила её за руку:

– Где медпункт?

К счастью, девочка оказалась более-менее адекватной и даже объяснила, как пройти. Может, это заслуга растопившего её сердце Кляксы, а может, маги не все такие заносчивые и высокомерные, как я думала. Поблагодарив, я побежала в сторону широкой лестницы и, стараясь не задевать учеников в одинаково-красивой форме, скользнула по ступенькам вверх.

На втором этаже было не столь людно, иногда я видела взрослых и прижималась к стенам: не хватало, чтобы кто-то из преподавателей спросил, что я тут делаю. Что ответить? Осторожно приоткрыла светлую дверь и, вдохнув острый запах лекарств, скользнула в кабинет. Осмотрелась в неожиданно большом светлом помещении и, заметив за одной из множества покачивающихся белоснежных занавесок тёмный силуэт, метнулась влево. Скрывшись за тканью, царапнула настороженным взглядом пустую кушетку и облегчённо выдохнула: в этом закутке никого!

Аккуратно выглянула и посмотрела на миловидную женщину в белом халате. Она с шелестом отодвинула занавеску, и я заметила восседающего на кушетке Норда. На лице его красовалась белая повязка, которая делала парня неуловимо похожим на забавную обезьянку-носача. Прижала ладошку к губам и постаралась сдержать смешок. Ох, попортила я Норду фасад! Теперь девчонки любить не будут… Улыбка растаяла: а я – учиться. Вздохнула и попыталась снова придумать, чем умаслить парня.

– Как себя чувствуешь? – заботливо спросила медсестра.

– Нормально, – гнусаво ответил Норд и посмотрел исподлобья: – Может, всё же применить магию?

– Ну сколько можно говорить, что нельзя? – всплеснула руками медсестра. – А если срастётся криво, надо будет ломать. Мардарий, потерпи пару дней!

А вот тут смешка сдержать не удалось: кто?! Мардарий? Ну и имечко… Неудивительно, что парень назвался Нордом! В полной тишине испуганно отпрянула и затаилась. Прокололась? Услышала убедительный голос медсестры:

– Всего два дня, и я сниму повязку. Потом можно магией долечить… Не хмурься, а то морщинка появится! Твои поклонницы не переживут. А мне в медчасти массовые инфаркты ни к чему…

Я снова улыбнулась: мне понравилась эта женщина! Но Мардарий, казалось, не понял иронии. Он пробурчал в нос:

– Тогда освободите от занятий на эти два дня!

– Не могу, – огорчённо покачала головой медсестра. – Насчёт тебя особые указания от «великой».

Я навострила ушки: уже второй раз упоминали некую «великую». В первый раз, когда Норд ответил по телефону… Неужели, его мама – из «великих»? Я в отчаянии закусила губу. Это значит, что парень не просто везунчик-маг, а наследник одной из богатейших и влиятельнейших семей города! Придётся хоть в лепёшку разбиться, но вымолить прощение, иначе мне не жить… Готовясь к предстоящему унижению, прислушалась к тихому голосу медсестры.

– Посмотри на это с другой стороны. Ты же герой! По всей школе уже разошлась история, как Норд спас девочку от хулигана. Ученицы визжали от восторга, сама слышала… Твоя популярность только вырастет, если будут видеть, что ты и сам пострадал из-за благородного поступка!

Я несколько раз моргнула, не понимая, о чём говорит медсестра. А потом прижала ко рту обе руки, едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос. Он что?.. Рассказал всем, что нос ему сломал гипотетический хулиган?! Да ещё во время героического спасения девочки! Булькая от едва сдерживаемого смеха, я проследила за медсестрой, которая, подхватив пару пухлых папок, вышла из медкабинета. Мардарий с мрачным видом остался сидеть на кушетке.

Уже не сдерживаясь, я расхохоталась и, дёрнув занавеску, с победным видом посмотрела в круглые от изумления глаза мага.

– Ты?! – вскочил Норд.

– Я, – коротко кивнула, – вот только не знаю, кто «я»! Просвети, о великий герой Мардарий, я – это могучий хулиган? Или всё же спасённая девочка? Или два по цене одного носа?

И весело расхохоталась. Стало так легко и свободно, испарилась тяжесть и уныние, ведь теперь мне не придётся ползать перед бессердечным магом на коленях. Вряд ли он пожаловался на меня хоть одной живой душе. Интересно, почему друзья его тоже умолчали? Неужели, этот надменный тип умолял скрыть его позор? А ведь действительно – позор! И как об этом не подумала? Будь я парнем, рассказала бы, что меня побила мелкая девчонка? А если ещё и магом… И снова заливисто расхохоталась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru