Демон по обмену

Ясмина Сапфир
Демон по обмену

Вея кивнула в сторону Термана в окружении друзей, ребят и девушек. Он тоже нас сразу заметил. Встал из-за стола и двинулся навстречу.

Мимо прошмыгнули несколько первокурсниц с голубыми подносами.

– Привет, Карина, Сельвея! – Высокий, немного сухощавый Терман очаровательно улыбнулся. – Что-то хотели?

– Лекции по артефактике второго курса, – совсем невежливо отчеканила я, но тут же исправилась: – Если можно, конечно. До вечера. Проверю, все ли записала как надо, и сразу верну.

– Эм… Лекции… Вряд ли они у меня сохранились. Скорее всего, я их выбросил или отдал кому-то из первогодок, – задумался Терман. – Вместо лекций могу предложить вам одну стоящую книгу. Там есть все, что может потребоваться.

Терман вернулся за свой столик, достал из сумки крошечный томик и вручил мне.

– Ух ты! – Книга оказалась настоящей находкой. – Огромное спасибо! Куда вернуть? – уточнила я у парня.

Вместо ответа он приложил два пальца к тыльной стороне моей ладони – и там вспыхнул номер комнаты.

– Отдам сегодня же! – бодро сообщила я Терману, Вея очаровательно ему улыбнулась, и мы отправились на следующее занятие.

Знак так и светился на руке, и я попыталась скрыть его заклинанием. Мало ли что решат сокурсники, да и другие адепты, заметив на моем запястье номер комнаты в мужском общежитии… Скромница Карина решила поразвлечься… Нет уж, я просто со стыда сгорю от подобных намеков! Я уж точно не из тех девушек, которых часто видят вечерами в мужском крыле.

После нескольких неудачных попыток цифры наконец пропали с ладони, и мы с Веей отправились на основы формирования знаков-заклятий.

Эзро

Узкая винтовая лестница привела Эзро к массивным бревенчатым дверям с металлическими вставками. По сравнению с белизной и подчеркнутой чистотой ЛВА, эти двери казались просто отдушиной, кусочком привычного хаоса среди всеобщего однообразия и порядка.

Эзро по привычке приложил ладонь к двери, как это делалось в Тейзархе, но тотчас понял свою ошибку и трижды постучал. Массивная створка отворилась сама собой, и терх шагнул в просторный кабинет, отделанный деревом и бронзой. Бегло осмотрелся, подумав, что жилища адептов стоило бы оформлять в том же стиле. Иначе ведь и свихнуться можно.

– Проходи, я ждал тебя. – Профессор вынырнул из смежного помещения и гостеприимно указал терху на мягкое кожаное кресло, предлагая присесть.

Эзро сразу узнал этого преподавателя – именно он встречал терхов при выходе из портала. Значит, отнюдь не мелкая сошка, как некоторые историки или ботаники. Стоило присмотреться к профессору повнимательнее. И в первую очередь понять, что ему понадобилось от Эзро.

– Я не представился в нашу первую встречу. Меня зовут Терлис Азарелли. Я преподаю боевую магию в ЛВА.

Кто бы сомневался. Почему-то Эзро так и подумал.

– И что вам от меня надо?

– О, сущая мелочь. Мне требуется ваша помощь вот с этим.

Профессор полез в выдвижной ящик стола и спустя секунду опустил кругловатый предмет на гладкую столешницу.

– Что это? – Эзро скептически глянул на вещицу.

– Честно говоря, я и сам не знаю. Лишь только могу предположить, что это старинный хронометр. Видите, тут крышка. Но она запечатана. И увы, моей магии недостаточно, чтобы ее открыть. Я предполагаю, что хронометр этот был сделан в Тейзархе, а значит, и распечатывать его нужно вашей магией.

– Зачем кому-то запечатывать обычный хронометр? – Эзро не стал скрывать своей подозрительности. – И вообще, откуда он у вас? Или это тайна?

– В этом нет ровно никакого секрета. Он достался мне в наследство несколько лет назад. Мой усопший родственник коллекционировал старинные артефакты. Я таким пристрастием, слава прародителям, не страдаю, поэтому продал практически все, что досталось в наследство. Кроме вот этой вещицы. Увы, но, не вскрыв ее, трудно оценить стоимость. Возможно, это лишь безделушка, а возможно…

– Внутри россыпь бриллиантов, – усмехнулся терх.

История профессора выходила на диво ладной. И захочешь придраться, а не получится. Из чего следовали два возможных вывода: либо это правда, либо Терлис Азарелли куда умнее и хитрее Эзро.

– Не беспокойтесь, если внутри что-то ценное, я щедро отплачу за вашу помощь. Да если и нет. В любом случае в долгу не останусь. Удовлетворение любопытства порой дороже всяких сокровищ, – хохотнул Терлис.

Забавно, но самому Эзро, кажется, тоже стало интересно… В конце концов, он ничего не теряет. А лерийский профессор вряд ли настолько глуп, чтобы причинить вред терху, прибывшему по программе взаимного сотрудничества.

Эзро протянул руку и сжал в ладони округлый предмет.

И правда, больше всего напоминает обычные карманные часы или крупный медальон, в котором хранят портреты близких людей. И быть может, тот, кто запечатал его, хотел сохранить в тайне лишь то, что дорого сердцу?

Эзро проверил предмет на наличие магических заклинаний, но ничего, кроме охранных чар, заперевших крохотный замочек, не обнаружил. Проскользнула мысль, а не подключить ли к проверке кха, но терх быстро отмел эту мысль, решив, что выпускать демона в присутствии боевого мага – не самая хорошая идея. В конце концов, он и без кха способен почуять угрозу – боевых артефактов лерийцев Эзро изучил немало. И находящаяся перед ним вещь точно не излучала угрозы.

А вот замок оказался совсем простой. Эзро на мгновение прикрыл глаза, и перед внутренним зрением возникло переплетение магических нитей, складывающееся в простенький узор. Такой и студент первого курса без проблем вскроет.

Эзро надавил пальцем на гравировку, изображающую лилию, провел от нее до крохотной пятиконечной звезды, описывая на поверхности полукруг, затем обратно к лилии и в центр, украшенный крохотным кристаллом. Несколько простых прикосновений, и раздался тихий щелчок, возвещающий о том, что замок вскрыт.

– Так просто? – удивился профессор.

А в следующий момент Эзро откинул металлическую крышку, и удивление профессора стало еще больше. Потому что внутри никакого хронометра не обнаружилось, там вообще не было никакого механизма. Под крышкой оказалось самое обычное круглое зеркальце. Чуть блеклое и треснувшее у одного края.

– Кажется, ваше сокровище больше подошло бы девице, – не сдержал смешка Эзро.

Азарелли еще немного покрутил вещицу, проверяя на наличие скрытых отсеков, но, так ничего и не обнаружив, тоже рассмеялся.

– Что ж… Это, конечно, не то, на что я рассчитывал. Но, по крайней мере, я удовлетворил свое любопытство. И, как обещал, в долгу не останусь.

– Не стоит. – Эзро встал, решив, что на этом разговор окончен.

– Стоит, стоит. В конце концов, это можно назвать первым сотрудничеством между терхами и лерийцами. И я благодарен вам за помощь. – Терлис склонил голову.

Терх кивнул в ответ и направился к выходу.

Возвращаться в свою комнату пришлось почти через все здание общежития. Встречные адепты кидали на Эзро заинтересованные взгляды, перешептывались, самые малодушные трусливо шарахались в сторону.

Эзро стиснул челюсти, заставив себя не обращать внимания на косые взгляды и шепотки за спиной. По крайней мере, обидными фразами не кидаются, и на том спасибо. На пути к кабинету профессора попадались и такие, благо терх давно научился сдерживаться, иначе кое-кто мог запросто остаться без зубов.

Сейчас же в коридорах стало заметно спокойнее, так что добраться до нужного крыла удалось без происшествий. Эзро толкнул неприметные двери, ведущие в выделенную терхам часть, и почти сразу застыл, изумленно глядя по сторонам.

Прямо между его комнатой и соседней комнатой Тайса во всю стену красовалась алая, словно начертанная кровью надпись «Убийцы».

Кулаки сжались сами собой, а из горла вырвался тихий рык. Уж что-что, а этого он им точно не простит! Никто не смеет называть Эзро и его товарищей убийцами. И пусть не сомневаются, терх найдет зачинщика и научит его элементарным правилам гостеприимства.

Глава 3

Карина

Вернувшись в общежитие, я первым делом занялась учебником по артефактике. Положила томик на кровать, коснулась кристалла на форзаце, и книга приняла истинный размер, почти скрыв с глаз голубое покрывало.

Подруга лишь скептически фыркнула, взглянув на внушительный том на моей постели. Сообщила, что такие заучки, как я, вызывают у нее жажду, но не к знаниям, а к горячительным напиткам, и демонстративно отправилась чаевничать.

А томик оказался ну просто потрясающим. Главы открывались по устному приказу или после прикосновения к их названию в оглавлении книги. Артефакты выплывали в воздух объемными изображениями, их можно было вращать, двигать, разглядывать со всех сторон. Чем я и занималась час или два, пока за окном не сгустились синие сумерки, оповещая о наступлении позднего вечера.

Как выяснилось, в лекциях я почти ничего не пропустила. Довольная собой и замечательной книгой, я вернула томику прежний крошечный размер и попыталась сделать видимым номер комнаты Термана на тыльной стороне ладони. После нескольких неудачных попыток я позвала на помощь Вею, и вместе мы колдовали над символами еще с час, пока не поняли, что не в состоянии визуализировать их полностью.

То, что все же успело проявиться на коже, складывались в два возможных варианта: либо семнадцать, либо сорок семь. Я выбрала первый, решив, что если зайду не туда, вежливо извинюсь за ошибку и просто отправлюсь в комнату со вторым номером.

Светлый коридор мужской части общежития привел меня в тупик. И я уже думала, что забрела куда-то не туда, пока не заметила неприметную двустворчатую дверь, неотличимую по цвету от общего тона стен. За дверью обнаружилось продолжение коридора и несколько комнат, включая искомую.

Недолго думая, я громко постучалась и, не получив ответа, осторожно толкнула деревянную створку. Та оказалась не заперта, и я сочла это хорошим знаком. Видимо, Терман ждет свою книгу, поэтому и не стал закрываться.

 

Внутри царил густой полумрак. Не горел ни один ночник и ни одна световая панель на потолке. Лишь только свет уличных фонарей проникал сквозь наполовину зашторенное окно.

Неужели Терман уже спит? Время-то вроде еще не позднее… Да и парень не первогодка, чтобы после первых же магических практик истощить себя и без сил свалиться в постель.

– Эй, Терман, я принесла книгу! – крикнула в темноту, надеясь, что хозяин покоев откликнется. Но меня по-прежнему окутывала тишина.

Вышел, что ли? И что теперь делать? Ждать, пока вернется? А если и ждать, то снаружи или внутри? Все же это мужская комната, неприлично как-то…

А может, просто оставить книгу на видном месте, да и дело с концом?

Эта идея показалась мне вполне удачной. Заприметив притулившийся у стены комод, я без всякой задней мысли прошла вглубь помещения и водрузила томик на глянцевую лакированную поверхность.

Ну вот, а утром увижу Войста и спрошу, нашел ли он книгу. Да надо бы поблагодарить еще раз. Томик действительно потрясающий!

Довольная собой, я уже развернулась на выход, как вдруг услышала звук повернувшейся дверной ручки, и в тот же момент прямо передо мной возникла высокая мужская фигура.

– Терм… – Я подавилась на полуслове, ибо передо мной стоял отнюдь не Терман.

Короткие светлые волосы серебрились в неярком свете фонарей, по обнаженной мужской груди крупными каплями стекала вода, чертила мерцающие дорожки на смуглой гладкой коже. Я кинула быстрый взгляд вниз и поняла, что на парне нет ничего, кроме небольшого светлого полотенца, обернутого вокруг бедер.

Кажется, кое-кто изволил купаться, а тут я…

Лицо моментально обдало жаром, щеки вспыхнули так, что, кажется, на них можно было запросто поджарить мясную отбивную. И я порадовалась, что в комнате темно и мой случайный визави вряд ли заметит, насколько я смущена.

Я наконец перевела взгляд на его лицо и мысленно выругалась, понимая, что из всех возможных вариантов выбрала самую неподходящую комнату на свете!

Передо мной стоял терх. Да не какой-нибудь, а вожак злосчастной пятерки. Огромный, мускулистый, выше меня на целую голову, а то и больше, он казался скульптурным изваянием, застывшим в полумраке. Разве что лицо терха выражало крайнюю озадаченность. И рассматривал он меня так внимательно, будто я редкий экспонат какой-нибудь выставки.

– Ой, – только и смогла пискнуть я, отступая на шаг назад.

– Ты что здесь забыла? – спокойно спросил терх, а у меня от его низкого голоса мурашки побежали по коже.

А ведь он даже движения не сделал в мою сторону, а я уже трясусь, как осиновый лист.

– Я… Я книгу принесла… Меня здесь должен был Терман жда…

– Терлис? – зачем-то переспросил вожак. – Тебя Терлис прислал?

– Н-нет… То есть да. Терман, – совсем запуталась я.

А чужак вдруг рассмеялся. Да так заливисто, что я вконец растерялась, не зная, куда деть глаза и руки. Не рассматривать же его обнаженное тело…

– Очень мило с его стороны. Не ждал, что подарок будет … – терх вновь окинул меня цепким взглядом, но теперь в нем сквозил какой-то странный интерес, – таким!

– Э-э-э… подарок?

Я так и не успела понять, что имеет в виду парень. Он вдруг резко двинулся на меня, толкнул к стоящему за спиной комоду и прижал так, что я взвизгнула от неожиданности и случайной боли от того, что ручка комода впилась мне в ляжку.

– А ты миленькая, – вдруг заявил терх, и я почувствовала его большую горячую ладонь на своей талии. И задерживаться там она явно не собиралась…

– Ты что делаешь? – спросила ошарашенно, все еще надеясь, что происходящее – это какое-то нелепое недоразумение.

– А что? У вас так не принято? – выдохнул парень в самое ухо, уже откровенно лапая меня. Горячее дыхание опалило шею и открывшуюся в вороте платья ключицу. Несколько холодных капель с мокрых волос упало на горячую кожу, заставив вздрогнуть.

– Перестань! Я не… Ты неверно понял! – Я попыталась оттолкнуть от себя мужские руки, которые уже вовсю комкали юбку, норовя добраться до ног. – Слышишь?! Хватит!

Вот тут мне стало действительно страшно. Уж не знаю, что подумал обо мне терх или с кем перепутал, но останавливаться он точно не собирался. И когда я поняла это, меня накрыла самая настоящая паника.

– Прекрати, я буду кричать!

– Конечно… Непременно будешь…

– Да ты ненормальный! Пусти-и-и!

Я забилась в сильных руках, пытаясь вывернуться из железных тисков, в которые заключил меня терх. Но тот лишь низко утробно рассмеялся, не сдвинувшись ни на дюйм.

– Что, хочешь поиграть в неприступность? Так я не против. Я это люблю.

– Ничего я не играю, придурок! – Для убедительности я несколько раз стукнула чужака кулаком в грудь, но он, казалось, не обратил на это ни малейшего внимания. Будто и не почувствовал вовсе.

Из чего сделан этот разрисованный? Из камня, что ли?

– Кстати, я помню тебя. – Он отстранился всего на мгновение и посмотрел в мое лицо. – Я видел тебя тогда в холле. В тот первый день. Что ты там сказала про меня?

И пусть мне было дико страшно и неловко сейчас, но я моментально вспомнила фразу Веи, из-за которой на нас косо посмотрели не только сокурсники, но и прибывшие гости.

– Это была не я! Я ничего не говорила, правда! – судорожно принялась оправдываться, но кто бы мне поверил.

– Конечно, не ты… И в мою комнату ты пришла совершенно случайно, – насмехался этот ненормальный. И вновь сильно и крепко прижал меня к себе. Настолько, что я чувствовала жар его тела даже сквозь плотный хлопок платья. А потом почувствовала и на голой коже, когда наглые руки терха все же задрали мне юбку.

И в этот момент я сделала то, что, наверное, стоило сделать с самого начала, как увидела терха выходящим из ванной – я громко по-женски завизжала! И слава прародителям, но это наконец подействовало. Парень отпрыгнул от меня, словно ошпаренный, закрыв ладонями уши. А я метнулась в сторону, стараясь максимально увеличить расстояние между нами.

– Не подходи! – Выставила перед собой руки, словно это могло меня спасти. И краем глаза покосилась в окно. Мысль, конечно, бредовая, но в стрессовой ситуации пытливый ум оценивает все возможные пути к спасению.

Увы, но дорога к двери мне была заказана. Потому как обойти стоящего на пути огромного терха и близко не представлялось возможным.

К слову, этот самый терх смотрел сейчас настороженно. Непонимающе даже.

Не знаю, осознал ли он свою ошибку и чем бы все закончилось, задержись я в злосчастной комнате еще хоть на минуту, но в этот момент в дверь неожиданно постучали. И в поглотившей помещение тишине стук этот прозвучал как гром среди ясного неба.

Терх медленно развернулся, с неохотой отводя от меня взгляд, и резко дернул дверную створку. С той стороны обнаружился незнакомый мне лериец.

– Доброго вечера, – с улыбкой произнес мужчина. – Вам просили передать. Это от профессора Азарелли. Он сказал, вы поймете.

Посыльный протянул терху небольшую шкатулку, и на лице последнего наконец проступило понимание. А вместе с тем и мимолетное разочарование.

Я же не стала терять своего шанса. Пока посыльный не успел уйти, бочком протиснулась к двери, поднырнула под руку терха и со словами «Мне пора идти» выскользнула наружу.

К своей комнате я бежала так, словно спасалась от чудовищ. Сердце выпрыгивало из груди, тело казалось чужим, липкие прикосновения терха еще ощущались на коже, нервировали и раздражали.

И почему-то вспоминалось это выражение на лице вожака разрисованных – удивление при виде посыльного и легкое разочарование. Оно промелькнуло лишь на секунду, но я заметила.

Когда я добралась до женского крыла, Вея пила травяной чай на кухне, и мой вид не на шутку испугал ее. Подруга взяла меня за плечи, встряхнула и попыталась привести в чувство.

– Карина? Ты в порядке? Что случилось? Что-то с Терманом?

Вея сыпала вопросами, а я застыла в оцепенении. Сказать ей? Умолчать? Поделиться? Или скрыть происшествие?

Мысли метались в голове перепуганными птицами, что угодили в силки охотника.

Наконец я слегка успокоилась, глотнула чай из терпких листьев, который мы с подругой любили пить на ночь, и слегка расслабилась.

– Нет, все хорошо. Там просто фланс-хамелеон из-за угла выскочил. Напугал до смерти, – соврала я, приплетя местную академическую живность, что нередко стращала студентов первогодок, прикинувшись банкеткой или ученической скамьей.

Вея усмехнулась, поверив выдумке, я же опустилась на стул, взяла свежую румяную булочку, которую подруга явно заказала из столовой, и тут меня словно молнией ударило.

Я забыла книгу у терха в комнате!

Лельская мгла! И что теперь делать? Я должна забрать ее и вернуть Терману…

Секунду я размышляла – не рвануть ли назад, но ощущения горячих рук терха моментально всплыли в памяти, заставив зябко поежиться.

Нет, в ту злосчастную комнату я не вернусь ни под каким предлогом! И вообще подумаю обо всем утром, с неприятностями всяко лучше разбираться на свежую голову…

* * *

Легкий завтрак с Веей: ватрушки с корицей, покрытые нежной светло-коричневой корочкой, и настойка из арсоль взбодрили и добавили оптимизма.

Я поправила форменную белую блузку, дернув вверх накрахмаленный воротничок-стоечку. Тщательно разгладила бордовую гофрированную юбку. Убедилась, что эмблема ЛВА располагается ровно на груди. Стилизованный металлический значок в виде тонкого изящного пера блеснул в свете ламп. Словно подмигивал, уверяя, что все непременно закончится хорошо.

Вея тоже повертелась перед зеркалом, и мы заспешили на первую лекцию по магометрии.

Валлий Бестлер – невысокий, крепкий, слегка расплывшийся лериец средних лет – уже ждал в аудитории. Хм… интересно. Обычно он всегда входил со звонком, а сегодня отчего-то изменил старым привычкам. Пока поток размещался за партами, Валлий опирался на высокую преподавательскую кафедру, что доставала ему до груди, и молча изучал студентов. Еще загадочнее…

Впрочем, вскоре все прояснилось.

Вслед за лерийцами в аудитории появилась пятерка терхов.

Валлий отлип от кафедры, а гости остановились в проходе. Вчерашних выкриков не последовало, лишь шепотки пробегали по рядам. Кто-то был явным противником терхов и поддерживал Маркуса, кто-то с любопытством изучал гостей, а кто-то предпочитал сохранять нейтралитет.

– Давайте поприветствуем наших адептов по обмену из империи Тейзарх, – с воодушевлением произнес лектор. – И познакомимся с ними. Это брат и сестра Эзро и Эрея Харн, – широким жестом Валлий указал на вожака разрисованных и девушку.

Верзилу звали Клио Мерс, длинноволосого общительного терха – Тайс Ллорни, мрачного – Зарлий Вейн.

После представления терхи расселись за партами особняком, «на галерке». Я изо всех сил старалась не смотреть на их лидера, хотя вчерашнее происшествие не выходило из головы. А при мысли о том, что мне придется еще раз пообщаться с чужаком, чтобы вернуть книгу Термана, меня и вовсе бросало в дрожь.

Тем временем Валлий Бестлер начал лекцию.

– Вы уже знаете, что лерийцы сразу рождаются магами. Наши способности передаются из поколения в поколение, усиливаются, либо постепенно сходят на нет. Таким образом, путь лерийца определен с самого рождения. Как и его потенциал. И увы, ни увеличить, ни уменьшить его мы не в силах, как бы ни старались. Но сегодня мы поговорим не о нашей магии. – Валлий сделал многозначительную паузу. – Раз уж нам так посчастливилось и на сегодняшнем занятии присутствуют гости из Тейзарха, я бы хотел поподробнее рассказать о магии терхов и о том, каким образом они ее получают. – Преподаватель перевел взгляд на «галерку» и обратился уже к чужакам: – Если я буду в чем-то неправ или неточен, не стесняйтесь и поправьте меня. В конце концов, мы здесь собрались именно для этого.

Судя по воцарившейся в аудитории тишине, терхи никак не отреагировали. Значит, они не против подобного поворота событий. Или, может, адептам по обмену попросту плевать?

Я все-таки не удержалась и взглянула через плечо. И тут же пожалела о содеянном. Эзро смотрел прямо на меня. Просто прожигал взглядом. И не оставалось ни единого сомнения – он меня узнал.

– Так вот. В отличие от нас, терхи рождаются без единой капли магии. И получить желанные способности может любой из них, кто достаточно силен и смел, чтобы пройти обряд инициации кха.

Господин Бестлер на секунду скрылся за кафедрой и достал из ее недр небольшой записывающий кристалл. Начертал магический знак в воздухе, и кристалл засветился, показывая объемное изображение округлой чаши, наполненной тягучей черной жидкостью.

– Кто знает, что это? – обратился к аудитории лектор.

– Архей. Источник темной энергии кха, – ответил кто-то с первых рядов.

 

– Верно! Архей…

– Правильно говорить археййо, – неожиданно поправил один из терхов, и вся аудитория как по команде повернулась к нему.

Как я и предполагала, реплика принадлежала длинноволосому терху.

– Благодарю вас, господин Ллорни. – Валлий кивнул и сделал запись в своем блокноте. – Так вот, магические силы терхи получают именно из источника. Обряд состоит в том, что юноше или девушке наносят рисунок – изображение кха, используя темную материю источника в качестве чернил. Ритуал этот, насколько мне известно, очень сложный, небыстрый и болезненный. Но если терх его переносит, то ему открываются совершенно невероятные возможности.

– А если нет? – раздался закономерный вопрос.

– Если нет, то, к сожалению, инициируемый погибает.

И вновь несколько неравнодушных взглядов устремились на «галерку». Я даже сумела прочитать в них сочувствие. Сами же терхи так и продолжали сидеть с каменными лицами, словно преподаватель рассказывал вовсе не о них.

– Обычно ритуал проводят для юношей и девушек в возрасте от пятнадцати до восемнадцати лет. Так что решение пройти инициацию терхи принимают вполне осознанно.

– В пятнадцать? Осознанно? Вы это серьезно? – фыркнул парень с моего ряда. – Да мои пятнадцатилетние братья до сих пор носятся по саду, гоняя стрекоз и бабочек.

– Ну, кто-то проходит и в тринадцать, – словно между делом вставил все тот же общительный Ллорни.

– Простите, что вы сказали? – попытался уточнить господин Бестлер.

Какое-то время терхи молчали. Видимо, длинноволосый ляпнул это случайно. А потом слово взяла девушка:

– Эзро прошел инициацию в тринадцать лет.

Тут даже Валлий удивился, а ведь он знал о терхах практически все. По крайней мере, мне так думалось.

– Что ж, в любом случае инициация кха сугубо индивидуальный процесс.

– А как выглядит кха?

– А можно ли прервать обряд инициации?

– А правда ли, что девушкам запрещают наносить рисунок?

– А в старости терхи сходят с ума, потому что не могут контролировать своего демона?

Вопросы посыпались со всех сторон. И Валлий поднял вверх руки, призывая студентов к спокойствию.

– Тише, тише. Не смущайте наших гостей. Давайте разберем все по порядку.

– Покажете татуировку? – все никак не унимался кто-то.

– Мерилл! – одернул сокурсника преподаватель. – Повторюсь еще раз: кха очень индивидуальная вещь для каждого терха. И все же мы были бы очень признательны, если бы кто-то из наших гостей вживую продемонстрировал нам рисунок кха. Если их не затруднит.

Терхи переглянулись между собой. Судя по озадаченным лицам, они не особо желали показывать собственные татуировки.

– Пусть девчонка продемонстрирует! – последовал новый выкрик. Вот же кому-то неймется!

Но «девчонке» это предложение, похоже, пришлось по вкусу. Я увидела, как сестра Эзро хитро улыбнулась и даже чуть привстала, но брат остановил ее, буквально пригвоздив взглядом к скамейке.

– Я покажу, – неожиданно вызвался сам вожак.

Он неспешно спустился по проходу между парт и остановился возле кафедры. Мне стало не по себе. Все знали, что рисунок кха терхи наносят на спину. Но ведь не будет же он сейчас раздеваться? Здесь, при всех?

Но именно это и проделал Эзро. Повернулся спиной к аудитории и стянул с плеч рубашку.

Я почувствовала, как краска заливает щеки – память добродушно подкинула картинку нашей вчерашней с ним встречи. Мокрая кожа, узкое полотенце, низко сидящее на бедрах…

– Ничего себе! Ты это видишь?! – Вея вцепилась мне в руку, заставив вернуться мыслями в аудиторию.

Там и правда было на что посмотреть. Искусный черно-белый рисунок на спине Эзро не выглядел банальной татуировкой. Он казался каким-то объемным, живым – оскаленная пасть рогатого зверя словно смотрела на нас, изучала с таким же любопытством, как и мы ее. А в следующий момент произошло то, от чего вся аудитория испуганно ахнула, а застывший возле терха преподаватель резко отступил назад.

Демон на спине парня вдруг налился краснотой, словно по мышцам терха растекся жидкий огонь. И изображение поплыло, задвигалось по смуглой гладкой коже, грозя вот-вот вырваться на свободу.

Я поймала себя на том, что не дышу. Смотрю во все глаза на ожившего кха, боясь шелохнуться. Словно, если сделаю хоть малейшее движение, демон бросится на меня и сожжет дотла.

Наверное, то же самое чувствовали и остальные адепты. По крайней мере, тишина в аудитории висела прямо-таки гробовая. А сам Эзро повернул голову и усмехнулся, глядя на замерших студентов. Кажется, происходящее его забавляло.

Благо терх оказался достаточно благоразумен, чтобы не выпускать своего демона. Спустя несколько секунд рисунок вновь стал лишь татуировкой.

– Такой демонстрации достаточно? – со смешком уточнил Эзро.

– Более чем, – еще не до конца придя в себя, ответил господин Бестлер.

Чужак довольно кивнул, накинул на плечи рубашку и прямо так, не застегивая, отправился на свое место. И пусть я все еще не отошла от шока после зрелища ожившего кха, не смогла удержаться, чтобы не покоситься на терха. Странно, но сейчас, проходя мимо нашей с Веей парты, Эзро даже не взглянул на меня. Словно забыл о моем существовании. Хотя могу поклясться, что парой минут ранее он буравил мой затылок взглядом.

Валлий Бестлер продолжил лекцию, а я, как ни пыталась, так и не смогла больше почувствовать взгляд вожака. И не знаю, хорошо это было или плохо. С одной стороны, мне бы радоваться, что терх потерял ко мне интерес. Но с другой – мне требовалось срочно поговорить с ним, чтобы вернуть книгу. И здравый смысл подсказывал, что лучше сделать это сразу. Кто знает, когда еще у нас состоится совместное занятие. И что сделает с книгой чужак, который понятия не имеет о ценности томика. Вдруг вообще выбросит?! Как потом оправдываться перед Терманом? Моей семье не хватит сбережений, чтобы возместить ему убытки!

Звонок возвестил об окончании лекции, и адепты толпой направились к выходу. Я быстро глянула на «галерку». Терхи не спешили вливаться в общий поток. Наверное, дождутся, пока станет свободно. А вот Вея ничуть не боялась толкотни. Напротив, чувствовала себя в шумной толпе, как рыба в воде.

– Ну, чего ты застыла? Пошли скорее, обед же. Сейчас все лучшие столики без нас займут!

Я, хоть и нехотя, последовала за подругой, но на выходе из аудитории вновь застыла. Нельзя упускать свой шанс!

– Вея, я, кажется, забыла свое перо. Ты иди, занимай места в столовой, а я догоню!

Подруга спорить не стала, махнула рукой и скрылась в толпе. Я же так и осталась стоять у распахнутых дверей, дожидаясь, пока приблизятся терхи. Как и думала, они направились к выходу самыми последними. В отличие от лерийцев, чужаки не спешили и не суетились. Все пятеро шли так, словно они выше всего этого. И уж точно терхи были уверены – в случае чего их непременно подождут.

Хотелось бы и мне ощущать себя так же. Руки тряслись от волнения, и мне стоило немалых усилий, чтобы набраться смелости и окликнуть Эзро.

– Эй, погоди! – выпалила я, когда пятерка гостей поравнялась с моей скромной персоной.

И все пятеро, как по команде, повернулись ко мне. Уставились с любопытством. Я даже растерялась. Но потом взяла себя в руки и поглядела прямо в лицо своего ночного визави.

– Я… Я забыла свою книгу и хочу ее вернуть!

– Какую книгу? – непонимающе спросил Эзро.

– По артефактике. Она очень редкая и ценная! Верни, пожалуйста…

Парень склонил голову к плечу и задумался. Но, помедлив мгновение, четко и резко ответил:

– Не понимаю, о чем ты. Ты, верно, ошиблась. – И как-то до обидного насмешливо добавил в конце: – Девочка.

А потом попросту развернулся и пошел прочь, уводя за собой всю пятерку.

Я так и застыла с открытым ртом у дверей аудитории.

Это что сейчас было? Он и правда не заметил мою книгу у себя в комнате или… лишь прикинулся, что не понимает, о чем речь?

Вот же проклятье! И как мне теперь поступить?!

Эзро

А девчонка оказалась смелой. Надо же, не испугалась, подошла к нему при всех и потребовала свою книгу. Эзро, конечно же, нашел ее. Крохотный томик, забытый на комоде. Вот только не думал, что этот лерийский учебник настолько ценен. Кусок макулатуры, да и только. Он чуть было не выкинул его за ненадобностью, хорошо, что вовремя удержался. Будет повод проучить нахалку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru