Демон по обмену

Ясмина Сапфир
Демон по обмену

© Сапфир Ясмина, Кандела Ольга

© ИДДК

Пролог

В покоях магистра Орхи на самой вершине Одинокой башни горел огонь. Большая полукруглая чаша в центре зала изрядно чадила, а по воздуху плыл аромат терпкого можжевельника и хвои.

Почтенный магистр, чья голова за последнюю пару лет окончательно поседела, привычно расположился на низкой деревянной лавке и раскладывал перед собой круглые камешки с высеченными руническими знаками.

Эзро молча вошел в зал и опустился на шерстяной ковер. Кивком поприветствовал товарищей, что пришли немногим ранее. Все трое были ему знакомы и, так же как и Эзро, заканчивали академию Дешвила. Занятия в этом году еще не начались, а посему причина вызова адептов в Одинокую башню оставалась загадкой.

Магистр раскинул последнюю шестерку рун, кивнул каким-то своим мыслям и наконец перевел внимание на посетителей.

– Что ж, раз все явились, думаю, мне стоит озвучить причину, по которой я собрал вас у себя.

– Хотелось бы, – буркнул адепт, расположившийся по правую руку от Эзро, чем вызвал улыбку старого магистра.

– Не буду тянуть и сразу скажу, что вы пятеро отобраны для поездки в Леринию. Ближайшие несколько месяцев вы проведете в Лерийской высшей академии. Мне надо объяснять причины? – Учитель обвел адептов внимательным взглядом.

Эзро заметил, как товарищи растерянно переглянулись. Вряд ли кто-то из них жаждал отправиться в смежное государство, да еще и враждебно настроенное. Но с решениями магистра не принято спорить.

– Нет, не надо. Мы знаем о программе и понимаем ее важность, – за всех ответил Эзро и удостоился благосклонного кивка.

– Я рад, и все же участие в программе добровольное, так что, если кто-то из вас пятерых желает отказаться…

– Но нас лишь четверо… – перебил магистра один из адептов.

– Верно! – Орхи удивленно вскинул брови. – Кажется, девушка опаздывает. Господин Харн, вам стоит лучше за ней присматривать!

– Что? – Эзро не успел удивиться, как и не успел выразить свой протест.

Резко распахнув дверь покоев, в зал влетела Эри.

– Прошу прощения за опоздание, магистр. У меня… – Эрея явно собиралась начать оправдываться, но учитель жестом прервал ее.

– Не стоит лишних слов. Я и так все понял. Располагайтесь. – Он указал взглядом на ковер, и девушка послушно опустилась возле Эзро.

И хоть все понимали, зачем их отправляют в Леринию, магистр Орхи еще раз напомнил адептам о целях программы и возможности отказаться, если кто-то из них сомневается в собственных силах.

Эри, конечно же, не отказалась…

Напротив, лишь сильнее загорелась идеей поучаствовать в таком важном деле от лица академии и всей страны. Эзро стиснул зубы, но промолчал, оставив свое мнение при себе.

– Я рад, что вы восприняли новость благосклонно. Руны редко ошибаются, но все же я предпочитаю, чтобы окончательное решение принимали люди.

После этих слов магистр позволил ученикам покинуть башню, лишь только Эзро попросил задержаться. И вновь вперился взглядом в свои руны, словно они могли сообщить ему нечто важное.

– Господин Харн, как наиболее опытный адепт вы назначаетесь главным в вашей пятерке. Вся ответственность за принятие коллективных решений отныне ляжет на вас.

В этом Эзро почему-то и не сомневался. Он всегда был лидером в своей группе. И этот случай не стал исключением.

– И еще. Я не хочу лезть не в свои дела и тем более не хочу настраивать вас на определенные поступки. Но все же советую – будьте аккуратнее с местными девушками. Кто знает, чем могут обернуться случайные связи…

Глава 1

Карина

Портал мягко подтолкнул меня к выходу. Я поставила на вымощенную голубой плиткой дорожку свой чемодан – светло-коричневый и очень вместительный. Выдохнула и окинула взглядом знакомую территорию и белокаменное здание, что устремлялось в небо шпилями башен – Лерийскую высшую академию.

За время каникул ЛВА почти не изменилась. Все те же квадратные корпуса, стройные колонны, что встречали студентов у входа, аккуратные башенки, цветущие дворики и парк, усаженный причудливо подстриженными деревьями. Кубические и ромбовидные кроны чередовались с моими любимыми – в форме животных.

На клумбах к началу учебного года расцвели оранжевые кории – огромные цветы, похожие на сладкие сахарные пампушки. Я провела ладонью по пушистым лепесткам и полной грудью вдохнула медовый цветочный аромат. Кажется, он всегда будет ассоциироваться у меня с академией. Ведь в первый мой приезд здесь пахло абсолютно так же.

И погода, как и в прошлом году, стояла на удивление благодатная. Солнце щедро поливало корпуса и дорожки ярким светом, прогревало воздух до блаженного зноя. Как же я люблю тепло! На улице солнечно – и на душе радостно.

Пока я оглядывалась, навстречу выскочила Сельвея. Я знала, что подруга вернулась чуть раньше. Она предупреждала, что приедет с каникул недели за две до начала занятий – слишком скучно жилось Вее в ее родовом поместье. Великосветские приемы, поклоны, строгие одежды, танцы из множества фигур и прочее…

Сельвея происходит из очень знатного рода и считается богатой невестой. Ее готовят на роль спутницы благородному дворянину, не меньше. Вот и приходится соответствовать.

Моя семья, слава прародителям, попроще. Так что лето я провела без всяких хлопот и забот.

За каникулы подруга загорела и теперь походила на мулатку. Голубые глаза на смуглом лице выглядели экзотично, а черные волосы развевались от быстрого бега. Свободные брюки на бедрах и удлиненная туника напоминали о том, как ненавидит Сельвея придворные туалеты.

– Карина! Ты вернулась!

Дружеские объятия, искреннее приветствие… Мне этого не хватало. Знакомые девушки из родного города давно не разделяли мои интересы, да и способности к магии ни одной из них не достались. Кто-то рано выскочил замуж и уже обзавелся парочкой очаровательных карапузов. Кто-то поступил в обычное училище, даже не представляя, с какой стороны подступиться к чарам. У нас почти не осталось общих тем для разговоров.

Лишь мама и отчим, которого я любила как родного отца, с интересом слушали мои рассказы об учебе в академии. Радовались моим успехам и с готовностью помогали, если что-то не получалось. Мама, как и я, была потомственной магичкой и, хоть и не стала связывать свою жизнь и работу с даром, все еще что-то помнила и умела. Так что летом мы практиковались с ней вместе, заставляя чашки летать по дому и подносить горячий напиток во время семейного чаепития. Звон и грохот слышались повсюду – у нас часто не получалось перемещать предметы правильным путем, и они то сталкивались, то налетали на мебель. Отчим, у которого дар отсутствовал, лишь посмеивался над нашими экспериментами, но, как ни странно, посуду и домашнюю утварь портить не мешал.

– Слышала новость? – Сельвея, как всегда, демонстрировала энергичность натуры, даже слегка подпрыгивала от возбуждения. Еще одна причина, почему ей так не нравилось дома. Буйный темперамент, закованный в кандалы приличий и светского поведения – то еще удовольствие.

– Что случилось? – уточнила я, потому как Вея загадочно замолчала, видимо, желая, чтобы я сама поинтересовалась.

– Нас собирает ректор! Срочно! Обещает какие-то грандиозные новости! Собрание сегодня в полдень.

– О! – Я и правда слегка удивилась. Даже предположить не могла, зачем ректору понадобилось созывать учащихся.

Глава академии устраивал общие собрания крайне редко и исключительно по особым поводам. На моей памяти было лишь одно подобное мероприятие, в середине прошлого учебного года, в честь расширения ЛВА и открытия новых факультетов.

– Ладно, идем. По дороге обсудим. – Подруга схватила меня за руку и потащила в сторону уже ставшего родным общежития.

И мы сразу же окунулись в атмосферу всеобщей суеты и спешки. Просторные коридоры, ярко освещенные потолочными плитами, встретили толпами студентов. Ребята волочили неподъемные чемоданы и тюки с вещами, искали свои комнаты и приветствовали друг друга. Новички еще плохо ориентировались в общежитии, а с третьего года обучения адептов переселяли в отдельные покои. Однокурсники оборачивались, приветствовали. Кто-то загорел, кто-то похудел, кто-то поправился. Я мысленно отмечала эти изменения, радуясь началу нового учебного года. До зачетов и экзаменов еще далеко, а значит, можно расслабиться, пообщаться со сверстниками, поделиться впечатлениями и новостями, привезенными с разных концов Леринии.

Наше с Веей жилище располагалась почти в центре общежития, рядом с перекрестьем двух коридоров.

Комната как комната. В академии все равны: дети советников, что руководят страной, высокородных дворян, менее богатых и знатных семей вроде моей и даже обычных селян. Еда, жилье и форма у всех одинаковые.

Наша с Веей комната, наполненная солнечным светом, выглядела просторной и уютной. Две широкие кровати, пара тумбочек, два шкафа-солдатика вместо гардероба – все из белого дерева. В углу притаилась дверь, ведущая в ванную.

Помню, я радовалась, что в ЛВА есть настоящие ванны, а не только душевые кабинки, как в учебных заведениях попроще. Все-таки столица, тут все на широкую ногу.

Я оставила чемодан возле тумбочки и вслед за Веей отправилась на общую кухню. Там уже дымился кувшин с ягодно-травяным напитком, стояли две загодя приготовленные чашки – подруга явно готовилась к моему приезду. Пока я устраивалась, Вея налила нам напиток и придвинула ко мне чашку. Блюдо с румяными булочками наполнило помещение ароматом ванили.

Мы присели на стулья с высокими спинками, наскоро перекусили и заторопились по делам. До начала занятий столько всего надо успеть: получить расписание и необходимую литературу на учебный год, отгладить форму и собрать писчие принадлежности. Да еще собрание нельзя пропустить!

Расписание выдавалось как раз неподалеку от библиотеки. В квадратном тупике суетился народ. Мы с Веей принялись пробираться сквозь толпу, на ходу приветствуя сокурсников и коротко отвечая на вопросы «как провели каникулы».

 

Прямо из стены выходила рратара – гигантская перламутровая труба. Она переливалась и мерцала в солнечных лучах. Каждый прикладывал руку – и спустя несколько секунд получал туго скрученный пергамент с личным расписанием.

Мы с Веей дожидались своей очереди, попутно беседуя с сестрами Имрати – двойняшками из богатой провинции Лертос, похожими как две капли воды. Беленькими, сероглазыми и весьма миниатюрными даже для девчонок. Зато хорошего настроения им было не занимать. Кажется, сестрички никогда не унывали, даже если отправлялись на переэкзаменовку, что случалось с непоседами не так уж и редко.

Этим летом сестры Имрати ездили на морское побережье. «Плавали как русалки, веселились как безумные и флиртовали как неприличные женщины». Так они это описали. Мэгри – еще одна высокородная лерийка, как и Вея, провела лето в своем особняке среди таких же «леди и джентльменов».

Неподалеку Кейн – высоченный русоволосый верзила из нашего потока бурно обсуждал с друзьями не меньших габаритов, как ездил с отцом на площадку для тренировки боевых магов. Его родители участвовали в войне с терхами и имели допуски на секретные полигоны для испытания боевых заклятий и артефактов. Ох уж мне эти мальчики и их опасные игрушки. Азартнее этого они обсуждают только любовные победы.

В общем, кому что досталось.

Наконец подошла наша очередь. Я коснулась ладонью теплой поверхности трубы, убрала руку и едва успела поймать вылетевшее расписание. Вея получила свое следующей.

Мы выскользнули из пестрой толпы учащихся. Пока форму никто не надевал, разница в происхождении студентов остро бросалась в глаза. Тут тебе и платья с костюмами из дорогих тканей изысканных расцветок, и простенькие туники с брюками. И обувь из тончайшей кожи с причудливым орнаментом, и та, которую семейство Веи даже на слугах не потерпит.

Пока толпа шумела и гудела, мы с Сельвеей, Мэгри и близняшками пристроились у окна, изучая расписание.

Первыми в списке шли общие предметы, необходимые каждому образованному лерийцу, после значились основы магии разной направленности. На втором году обучения специализации еще не предполагалось, так что ничего специфического нам не преподавали.

За болтовней о море, скучных приемах Мэгри, грядущих занятиях и собрании время пролетело мгновенно. Сокурсники прибывали, здоровались, делились впечатлениями.

Вскоре округлые часы на стене пробили без четверти полдень, и мы поспешили на собрание, радостные и воодушевленные, даже не подозревая, насколько шокирующие новости нас ожидают.

* * *

Большая академическая аудитория поистине имела право называться Большой. Здесь могли разместиться практически все преподаватели и адепты, что работали и учились в ЛВА. Правда, студенты частично толпились в проходах и на галерке. Но нам повезло. Мы с подругами пришли достаточно рано, чтобы занять сидячие места, пусть и пришлось потесниться на длинной скамье.

Толпа адептов гудела и волновалась, со всех концов огромной аудитории летели предположения, одно нелепее другого. Но стоило на высоком постаменте появиться ректору, как студенты мгновенно смолкли и обратились в слух.

Ректора мне приходилось видеть не так часто. Первое наше знакомство произошло на вручении студенческого билета в мой самый первый день в академии. А дальше я наблюдала нашего Верховного, как в шутку называли его адепты, лишь мельком. На различных мероприятиях и изредка в коридорах академии.

Грегори иль Артан был мужчиной представительным. Высокий, статный, поддерживающий себя в весьма неплохой физической форме для собственного отнюдь не юношеского возраста. На висках ректора и аккуратно постриженной бородке серебрилась благородная седина. Темно-серый идеально выглаженный костюм из дорогой ткани подчеркивал не только высокий статус мужчины, но и его происхождение.

– Рад приветствовать всех собравшихся адептов и моих коллег в этом зале, – начал ректор, но вопреки словам выражение лица у него было отнюдь не радостное. Господин Артан выглядел собранным и сосредоточенным. И мне отчего-то стало неуютно.

– Дабы не задерживать вас дольше необходимого и не плодить излишние кривотолки, сразу перейду к вопросу, ради которого мы собрались. Все вы знаете, что еще в конце прошлого года между Леринией и империей Тейзарх было заключено мирное соглашение.

Конечно, еще б мы не знали! Это событие почти полугодовой давности всколыхнуло страну не меньше, чем Гриорский прорыв, случившийся десятилетие назад и унесший не одну лерийскую жизнь, не считая утраченных нами территорий. Тогда терхи в жестокой битве захватили золотоносные рудники на границе наших государств и удерживают эти спорные территории по сегодняшний день. Казалось, после произошедшего ни о каком мирном соглашении и речи быть не может. Но прошли жалкие десять лет, и наш Совет без веских на то причин вдруг решил заключить перемирие с этими варварами.

Стоит ли говорить, насколько шокировала эта новость простых лерийцев? Митинги несогласных буквально наводнили страну. И даже в моем родном Ульме, где никто и никогда не интересовался политикой, собралась целая коалиция противников решения Совета.

– Так вот, – продолжил ректор, не обращая внимания на прокатившуюся по залу волну возмущения – среди учащихся академии равнодушных к решению совета уж точно не было. – Дабы наладить взаимоотношения между народами и преодолеть вековую неприязнь, правительства наших государств запустили повсеместную программу сотрудничества. И я с гордостью объявляю вам, что наша академия примет самое непосредственное участие в этой программе.

Вот теперь гул сотен голосов усилился до той самой степени, когда его нельзя было игнорировать. Иль Артан выждал несколько секунд, а после поднял руку, призывая учащихся к тишине.

– Я еще не закончил! Или никому не интересно, в чем заключается наше участие в программе?

– И в чем же? – выкрикнул кто-то из зала. – Мы станем стелиться перед этими разрисованными, как придверные коврики с надписью «Добро пожаловать»?

– Почти так, – ничуть не смутившись, ответил на возглас мужчина. – Мы примем несколько учащихся из Тейзарха в нашей академии. В свою очередь среди наших старшекурсников отберут пятерых самых выдающихся адептов, которые поедут на обучение в университет Дешвилла. Но это случится несколько позже, пока мы только рассматриваем кандидатов. Для студентов, что приедут по обмену, разработана специальная программа обучения. Они станут посещать занятия и остальные мероприятия наравне с вами. Я думаю, не стоит говорить о том, что со своей стороны мы должны проявить максимальное гостеприимство и доброжелательность к нашим гостям.

Господин ректор обвел внимательным взглядом зал, а я поняла, что у большинства студентов просто нет слов, чтобы выразить свои эмоции. Сидящая рядом со мной Мэгри буквально задохнулась от возмущения. А сестры Имрати сделались белее мела и в ужасе вжались в твердую спинку ученической скамьи. Выражение лица Веи я не смогла разобрать. Я и сама пока не понимала, что чувствую. Происходящее казалось каким-то нереальным – нехорошей шуткой, которая неведомым образом затянулась.

А потом началось нечто невообразимое. Зал отмер в одну секунду. Кто-то вскочил со своего места, стоящие в проходах студенты разом двинулись вперед. И все кричали, галдели, перебивая друг друга. Со всех сторон посыпался шквал вопросов и возмущений, так что отдельные слова едва улавливались.

– Да вы издеваетесь!

– Чтобы я учился вместе с этими разрисованными? С этими нелюдьми?

– А где их поселят в ЛВА?

– Мои родители подадут протест…

– Мы не станем терпеть…

– Решения Совета не обсуждаются, – громовой возглас ректора, усиленный магией, прокатился над залом, перекрывая весь остальной шум. – Вам придется принять это как должное. Адепты из Тейзарха прибудут через три дня. Я надеюсь, этого времени вам хватит на то, чтобы усмирить эмоции и включить голову. Как уже сказал ранее, я жду от вас проявления гостеприимства, терпимости и толерантности. Надеюсь, мне не придется краснеть за ваше поведение. На этом все!

На этих словах Грегори иль Артан вышел из-за трибуны и скрылся в одном из проходов, оставив студентов переваривать услышанное.

Кто-то из адептов ринулся вслед за ректором, словно вознамерился догнать его и переубедить, кто-то застыл на месте, нелепо моргая, не в силах взять себя в руки.

Большинство же принялось бурно обсуждать свалившиеся на нашу голову новости.

Мы с подругами сделали вывод, что пора на выход. В конце концов, приезд терхов – дело решенное. Беспорядки, возмущения и риторические вопросы ничего не изменят – Совет сказал свое веское слово, и нам остается только подстроиться. Даже от ректора уже ничего не зависит.

– Интересно, они такие как нам рассказывали? – шепнула мне на ухо Вея, пытаясь обойти группу студентов, что столпились в проходе.

Я удивленно уставилась на подругу.

– Какие именно?

– Ну-у-у… Неуправляемые, агрессивные… Говорят, в каждой группе у них есть вожак, и остальные ему беспрекословно подчиняются.

Я собиралась ответить, когда Маркус шель Сарх – старшекурсник из очень родовитой столичной семьи громко объявил:

– Мы не потерпим разрисованных в своих рядах! Терхам не место в академии Леринии!

Толпа поддержала Маркуса одобрительными криками.

– Я намерен обратиться напрямую к дяде! Он генерал объединенной армии и не понаслышке знает, насколько опасны эти звери!

– Мой кузен погиб в стычке с терхами несколько лет назад!

– Они сожгли наш дом на границе Южной Виттории.

Со всех сторон полетели крики неравнодушных, а уже через минуту вокруг Маркуса собралась целая группа единомышленников: от первокурсников до выпускников. Девушки, парни, в том числе и несколько наших с Веей сокурсников, шумно обсуждали предложение Маркуса и обещали «устроить приезжим столь же дружелюбный прием, как терхи устроили нашим пограничникам в битве при Гории…»

– Боюсь, из этого не выйдет ничего хорошего, – невесело констатировала Мэгри, теребя иссиня-черные локоны и зачем-то оправляя платье: длинное, нежно-розовое, с пышной юбкой и глубоким вырезом.

– Маркуса не остановишь. Уж если что-то решил, пиши пропало, – поддакнула Дейлия Имрати – младшая из близняшек, но при этом самая бойкая. Старшая Лерея все больше молчала и соглашалась с сестрой.

Наследник династии шель Сарх умел повести за собой, да и внешность располагала. Высокий, атлетично сложенный, красивый, с копной каштановых кудрей, он выглядел благородно, аристократично, что только добавляло парню убедительности.

Мы с Веей немного постояли, внимая агитации Маркуса. Но разумно решили не ввязываться в это дело.

Оставив нашего революционера вербовать сторонников, мы отправились к друзьям, чтобы в тесном кругу обсудить сегодняшнюю новость, которая потрясла академию сильнее, чем магический взрыв в одном из корпусов в прошлом семестре.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru