Запоздалое эхо

Ольга Грон
Запоздалое эхо

Пролог

«Никогда не узнаешь заранее, как аукнется ложь, пока она не обернется запоздалой правдой, огрев тебя по лбу».

Дежурный связист полулежал в кресле, забросив ногу на ногу, и дремал, пока динамики компьютера выдавали шорох из системы обнаружения посторонних объектов. Этот день был таким же, как и все последние годы для находящихся на борту людей – космическая тишина и бесконечность длиною в жизнь.

Огромный пассажирский звездолет более двух десятков лет бороздил Млечный Путь, пытаясь добраться до планеты в системе звезды Астерион, обнаруженной астрономами еще до начала войны. Потом информация об открытии канула в лету, но координаты были переданы по секрету одному из офицеров тогда, когда они находились в лагере для военнопленных.

Корабль представлял собой огромный лайнер – один из тех, которые стояли в космопорте около одной из военных баз WIS. Диверсия и похищение судна не были запланированы, это случилось неожиданно для всех – в тот день они узнали, что на город будет совершена массированная воздушная атака.

Заранее укомплектованный для дальнего полета их мучителями звездолет стал единственным спасением от неминуемой смерти. Щадить никого не собирались – важнее было уничтожить стан противника, тем более в концлагере находились представители различных рас, до которых уже никому не было дела.

Эти события отлично помнили старшие офицеры и пассажиры. Но про ужасы войны понятия не имели родившиеся на корабле дети. До планеты, о которой рассказывал сумасшедший ученый, добраться оказалось не так просто, как все полагали. Главное, что они остались живы, пусть и заперли себя в ограниченном пространстве на столько лет.

Что в этом случае было лучшим выходом: жизнь в вечном плену или же свобода от мгновенной смерти – уже стало риторическим вопросом. Однако все функции поддержания жизнедеятельности работали и давали возможность существовать на звездолете, где люди жили семьями в собственных каютах. А надежда, что в заданном секторе галактики действительно окажется вожделенная планета, давала силы всем находящимся здесь.

Глава 1

– Прямо по курсу обнаружено небесное тело. Передаю координаты… – раздался монотонный голос системы бортового компьютера.

– Какого черта!.. – прозвучал раздраженный от внезапного пробуждения голос дежурного, и он по привычке опустил руку, отключая звук.

Но он тут же сообразил, что эти слова в корне отличаются от однообразных информационных сообщений. Он подскочил, оглядываясь по сторонам, а затем схватился за передатчик, связываясь с рубкой управления.

– Мэл! Твою мать! Отвечай! – кричал возбужденным голосом мужчина.

Ему ответила девушка, которая дежурила в этот момент вместе с помощником капитана корабля. Молодая, родившаяся на звездолете и принявшая впервые на себя управление Амина Смит, недавно потерявшая мать. Об этих похоронах помнил дежурный связист, помогавший отправить в последний путь тело женщины, которое медленно уплыло в холодный черный вакуум за борт корабля.

– Ами, где Мэл? Ты слышала новость? Планета!.. Она совсем рядом, – дрожал от волнения голос мужчины.

– Не кричи! Он вышел. Я только что слышала об этом! Нужно передать информацию капитану.

– Всем передать! Мы же столько этого ждали! – воскликнул дежурный, но связь пропадала. – Все должны знать, что наш путь не был напрасен!

В это время в большую рубку управления вернулся помощник капитана – тот самый Мэлоун Каррен. Он склонился над девушкой, глядя на экран. Планета действительно уже вырисовывалась на изображении с компьютера, но что-то тревожило его в этой обстановке. Он только что доложил капитану об обнаружении планеты, к которой они приближались со скоростью чуть меньшей скорости света. Но сигналы поступали нехорошие. Мэл тут же увеличил изображение, всматриваясь и пытаясь понять причину помехи.

– Это мощный метеоритный поток! – воскликнула Ами. – Мэл, нам нельзя делать посадку – лучше подождать, пока облако пыли пройдет мимо. Обшивка может не выдержать.

– Понимаешь, о чем ты говоришь? – нахмурился Мэл. – Это будет длиться еще год. Мы не сможем столько ждать – нам не дадут это сделать. Идиот Симмонс уже пошел всем рассказывать про обнаруженную планету. Люди хотят быстрее оказаться там, под Солнцем… Точнее под светом Астериона, – поправился Мэл, вспомнив, что у них давно нет Солнца – существует лишь новая реальность.

– Решение все равно будет принимать капитан. Ты случайно не видел Арса, Мэл? – спросила Ами у напарника.

Брови Мэла нахмурились при упоминании этого человека. Настоящее имя их молодого механика было Азамант Авеслоу. Но все привыкли называть его кратко – Арс, в небольшом коллективе прозвища приживались быстро. Этот брюнет всегда смущал Мэла. Они были ровесниками – одними из тех детей, которые родились еще на Земле и оказались на корабле с родителями.

Причиной предвзятого отношения Мэла было ничто иное, как глупая ревность. Еще дней сто назад Мэл уверил себя в том, что любит Ами, и никак не мог ей в этом признаться – общие смены выпадали редко. И все чаще он видел, как она улыбалась темноволосому молодому механику, что задевало гордость помощника капитана.

– Нет, я не видел. Сюда идет капитан, – сообщил он в ответ, решив приударить за девушкой, как только они разберутся, что делать дальше. При воспоминании об Арсе стало не по себе. Но мысли тут же переключились на их сложную ситуацию.

Мэл почесал свою темно-русую голову, пытаясь не думать про личные проблемы. А затем повернулся, глядя на грузного мужчину, который вошел в рубку управления и подошел к экрану, тревожно рассматривая изображение камер и результаты с датчиков.

– Планета – хорошо, но не нравится мне совсем это метеоритное облако, – заявил капитан, почесывая поседевшую щетину. – Мэл, отыщи мне Ролсона. Он, наверное, спит. Нужно посоветоваться с ним.

Мэл выпрямился. Он еще раз взглянул на темные волосы Ами, вспомнив о своих чувствах. А затем кивнул головой и вышел в длинный коридор, переходящий в общий отсек.

Глядя на ликующих, уже собирающих вещи и поздравляющих друг друга людей, Мэл выругался вслух. Чертов Симмонс не смог удержать язык за зубами! Он всем сообщил, что их рай близок и ждет их. Они еще не долетели до цели их долгого путешествия, а пассажиры корабля уже торопились покинуть его стены, готовые броситься прямо в космос. Это было помешательством на глобальном уровне. И Мэлу совсем не нравилась обстановка. Как бы из-за этой глупости не вышло проблем! Ведь все эти торопящиеся люди, которых он знал с самого детства, не станут ждать.

– Цель нашего путешествия близка. Мы дождались великого дня, – вещал с возвышения общего отсека священник в длинном балахоне.

Мэл скривил губы, глядя на старика, сумевшего завоевать к себе доверие, объединив людей с разными религиями и дав им новую веру – в рай, что ждет всех по велению Создателя. И про мучения, которые нужно перенести, чтобы в конечном счете получить долгожданную награду. Мэл всегда подозревал, что этот, так называемый священник – простой аферист, решивший при помощи веры добиться авторитета в тесном коллективе. Вера помогала людям, но в этот момент Мэл осознавал, что она может нанести больше бед, чем простое понимание ситуации.

– Планета близко. Наш новый дом! – выкрикнул вдруг кто-то из мужчин в собравшейся толпе.

– Метеоритный поток, – прошептал еле слышно парень. – Обшивка не выдержит. Нужно сказать капитану, чтобы успокоил людей.

Обогнув толпу, он бросился в длинный трехъярусный коридор, из которого выходили двери множества кают. В одной из них спал после смены старший штурман Стив Ролсон. Мэл знал, где его искать – расположение кают членов экипажа он помнил наизусть. Через пролет отсюда находилась дверь того самого помощника капитана, Арса, к которому Мэл вдруг дико приревновал Ами.

– Кого принесли галактические демоны?.. – раздался за пластиком двери низкий, чуть хриплый голос.

– Стив, это Мэл! Есть срочные новости. Капитан требует вас на бортик, – заговорил Мэл, очнувшись от гнетущих мыслей.

– Что может быть важнее моего сна? Я ведь только что отпахал смену. – Дверь открылась, и за ней вдруг показалось широкое небритое лицо. Мэл отшатнулся, услышав запах спиртного. Странно, где этот прохвост умудрился достать алкоголь? Неужели из неприкосновенного запаса, который был в грузовом отсеке? Значит, у кого-то есть туда доступ.

– Наша техника обнаружила планету, – выдал, наконец, он.

– Я сам знал, что она уже близко, – чуть заплетающимся голосом произнес Ролсон, свысока глядя на молодого офицера.

– Перед ней проходит большой метеоритный поток. Мы не сможем попасть туда. Через тридцать шесть часов мы должны быть на орбите. Но нам нельзя делать посадку. Капитан хочет посоветоваться.

– Хорошо. Иду. Дай хоть одеться, – отмахнулся Стив. Он поправил футболку, испепеляя недовольным взглядом Мэлоуна.

Мэл тяжело вздохнул, затем развернулся. Не хватало еще одного конфликта. Он уже выполнил поручение капитана. Теперь он понял, почему Стив не ответил по внутреннему коммуникатору корабля. Боялся, что его застанут с добычей. Но выдавать штурмана он не собирался – его смена уже закончилась. Какие к нему претензии?

***

Штурман явился в рубку управления быстро, как и обещал. И вскоре уже четверо – двое молодых людей, капитан и проснувшийся Ролсон – стояли перед большим экраном в полной задумчивости. Следующие несколько часов прошли в напряжении. Ситуация действительно была критической. И Мэл понимал их риски.

Идеальным вариантом было остаться за пределами орбиты найденной планеты. Но собравшаяся толпа грозно скандировала о конце их путешествия. А через несколько часов, когда освещенный ярким Астерионом голубой диск показался за всеми иллюминаторами, напряжение выросло в разы. И Мэл, и Ами уже валились с ног от усталости. А капитан с Ролсоном заканчивали расчет траектории и возможность прохода корабля через облако космической пыли и обломков.

 

– Пока все свободны. Мне тоже нужен отдых, – вымолвил капитан, вытирая крупные капли пота со лба.

– Как же посадка? – не понимая, спросил Мэл у старших офицеров.

– У нас есть еще время. Мне нужно отдохнуть. А потом примем окончательное решение.

– Что же, пойдем, Ами. Я провожу тебя. – Мэл дотронулся до тонкого запястья девушки.

– Не стоит, я сама дойду, – убрала она руку, смущенно глядя на помощника капитана.

Но он не слышал ее. Зная, что в общем отсеке может быть опасно, он все равно двинул за ней. Разъяренная толпа способна на всякое. Он не стал говорить девушке о своих подозрениях, только кивнул капитану и выскользнул за Ами в следующий за рубкой отсек.

Пробирались они крайним коридором. Приевшиеся с детства стены казались серыми и мрачными, как и вся жизнь, которую они провели на корабле. На миг Мэл приостановился, почувствовав знакомый запах алкоголя. Но Ролсона здесь быть не могло, значит, кто-то еще имел доступ к складу. Запахи Мэл улавливал моментально, с детства привыкнув определять по ним начало раздачи завтрака в корабельном камбузе или угощение, которое можно получить от матери. Мэл догнал Ами быстро. Увидев разъяренных мужчин, девушка уже не спорила с помощником капитана. Она лишь оглядывалась в сторону шумного собрания, но не перечила своему спутнику.

– Ты же не будешь против, если я загляну к тебе? – не выдержал он. – Нам нужно поговорить наедине.

– Я против, – начала было девушка, оглядываясь по сторонам. Но Мэл уже успел шагнуть в каюту, где жила Ами.

Он закрыл двери, рассматривая помещение, в котором ни разу не был. Перед глазами успел промелькнуть интерьер комнаты, доставшейся девушке от матери. Отец ее умер уже давно – он был одним из членов экипажа, и Мэл помнил его. А у Амины Смит до сих пор стояли детские игрушки и книги, которые она берегла, как драгоценность. Одну из них – белого плюшевого медведя, уже изрядно выстиранного – он увидел на прибранной постели около подушки. Но у нее кругом был порядок, в отличие от его холостяцкой берлоги, которую он получил, заступив на новую должность.

– Обещай мне, что ты будешь рядом, если что-то пойдет не так, Ами, – всего лишь попросил он, рассматривая красивый изгиб полных губ девушки. – В комплекте есть скафандры. Но их не хватит всем.

– Что может пойти не так? – не выдержала она. – Капитан не позволит рисковать тремя сотнями жизней.

– Я просто предлагаю свою помощь в случае чего, – улыбнулся он, глядя в голубые глаза, которые расширились и внимательно смотрели на молодого офицера.

До чего же она была красивая! Смуглая кожа досталась ей от матери, как и темные волосы. А глаза как у отца. Великолепное сочетание в прекрасном теле, да еще и доброта девушки не оставляла сомнений – он много раз видел, как она кормила малышей и помогала немощным. Но последние годы на корабле больше никто не рождался – руководство поставило запрет на новые браки, пока они не доберутся до места – нужно было экономить ресурсы. Нарушившим правило не пришлось бы легко. Даже встречаться все стали тайно. Поэтому Мэл и не настаивал на отношениях, хотя знал, что Арс уже успел побывать в этой комнате.

Он лишь дотронулся до щеки девушки, невинно улыбнувшись. Она открыла двери и стояла на пороге каюты, не отрывая от него взгляда, словно хотела что-то сказать, но не могла.

– Разреши, – склонился он, – поцеловать тебя в знак нашей дружбы, – произнес он не без сарказма.

– В щеку, – кивнула она. – Мне действительно нужно поспать.

– Хорошо, – тихо рассмеялся он.

Он склонился, вдыхая ее запах, от него кружилась голова, а разум просто отключался. Легко дотронулся губами до кожи, цвет которой не испортило даже вечное искусственное освещение. А потом вышел, оставив девушку одну. Он знал, зачем это делал. Его бы не удовлетворил один единственный дружеский поцелуй. Но в дальней части коридора стоял Авеслоу, который шагнул из темноты, глядя на Мэла.

Ами не видела Арса – она уже скрылась за дверью своей комнаты. А двое мужчин остановились, поедая ненавистными взглядами друг друга. Это была провокация – проводы до каюты под предлогом важной беседы, как и дружеский поцелуй. Мэл уже не раз видел, что после смены сюда захаживал Арс, и сегодня нашелся прекрасный повод доказать ему, что он не единственный претендент на сердце красавицы.

Арс тяжело дышал, испепеляя своим гневом противника. Но простой механик не мог перечить старшему по службе – это каралось исправительными работами. На корабле, в тесном пространстве, не имелось долгожданной свободы. Все подчинялись строгим правилам, ведь иначе выжить в вынужденной тюрьме было проблематично.

– Ами моя… – выдал через пару минут Арс, прикусив губу. – Не лезь к ней.

– Слишком поздно, механик. Занимайся своими железками. Ты пропустил самое интересное. А я уже успел оценить все ее прелести, даже родинку на спине – как же я ее гладил, когда она прогибалась подо мною кошечкой. Ты же видел, какой поцелуй она подарила мне на прощание. Скоро подлетим к новой планете – думаю, ты уже слышал последние новости. Там и разберемся, кого предпочтет Амина Смит.

Мэл откровенно блефовал. Но играл свою роль убедительно. Механик замер в нерешительности, снизу-вверх глядя на помощника капитана, который был на полголовы выше его. Он не стал задавать вопросов, только развернулся и чеканно вышел из коридора. Он поступил благоразумно с его точки зрения – не стал выяснять отношений с любимой. Но семена лжи были уже посеяны в его сердце.

С чувством выполненного долга Мэл дождался, пока механик покинет отсек, а затем пошел в сторону своей каюты, которая располагалась уровнем выше. Оставалось выспаться, чтобы приступить к работе снова. Ведь капитан просил его не задерживаться. Тогда и будет приниматься окончательное решение о возможности посадки, а пока слишком рано о чем-то думать.

***

Пробуждение было жестоким – его встряхнуло прямо во сне. Мэл не сразу понял, что происходит. Словно корабль экстренно останавливался в космосе. Спрыгнув с постели, Мэл подбежал к умывальнику, ополаскивая водой лицо. Тонкая струйка долго текла в ладонь, но ее хватило, чтобы взбодриться. Мэл оперся двумя руками о стену, приводя в порядок мысли.

До орбиты планеты еще далеко – они не могли прибыть на место за такой короткий срок. Значит, дело вовсе не в этом. Чтобы не гадать, Мэл натянул брюки, наспех застегнул форменную рубашку и вышел в коридор. Странно, какая тишина! Где же все?

Он ошибся – тишины не было. Просто все пассажиры корабля штурмовали рубку управления. Он бросился вперед, не задумываясь. Из толпы летели тяжелые предметы, люди требовали открыть двери. В основном старались мужчины, и Мэл понял, что виной тому отчасти те самые запасы со склада – большинство нападавших просто пьяны.

– Пропустите! – потребовал он, проходя к дверям. Его смена еще не настала, но оставаться в неведении Мэл не мог.

– Еще один из тех, кто идет против веры, – выдал ему вдогонку коренастый мужчина со шрамом во всю щеку.

– Да что происходит? – не выдержал Мэл, на всякий случай отшагнув назад.

Ему не ответили – в этот момент дверь рубки управления открылась, а оттуда показалось недовольное лицо Ролсона. Мэл был уверен, что сейчас толпа просто разорвет мужчину. До него не сразу дошло, что штурман держит в руках мощный бластер.

– Кто еще хочет попробовать? – взмахнул оружием Ролсон так, чтобы все увидели и отступили назад. Он заметил бледного Мэла и кивнул ему головой: – Заходи, Мэлоун. Остальные – вон отсюда. Капитан уже сказал вам свое решение. Не стоит пролонгировать этот конфликт!

Мэл даже не понял, как оказался внутри. Он увидел озабоченное лицо капитана и вдруг сообразил, что оружие было извлечено из сейфа, доступ к которому имели лишь старшие офицеры, да и то по приказу командира.

– Они устроили бунт на корабле, требовали включить ускорители. Пришлось воспользоваться оружием. Отто ранен, – пояснил капитан. – Я объявил, что посадки пока не будет.

– Не нужно было их провоцировать, – заметил Мэл.

– Все равно пришлось бы сказать правду о том, что мы не можем пока приземляться. Мы не знаем, сколько времени пробудем здесь, прежде чем облако пройдет мимо. Я приказал включать режим торможения. Мы просто останемся неподалеку от облака и будем ждать.

Мэл согласно кивнул головой. Он вспомнил о девушке, которая находилась с обратной стороны баррикад. Нужно провести ее сюда тоже, пока не случилось чего. Ведь все на взводе. Это помешательство пугало больше всего. А еще священник снова подливал масла в огонь, да и состояние мужчин оставляло желать лучшего.

Он знал, что Ами не сможет пройти сюда, и сообщил об этом капитану. Тот поддержал решение молодого офицера провести девушку в рубку. Переглянувшись с Ролсоном, он вручил Мэлу оружие.

– Давай, да возвращайся сюда. Ты скоро понадобишься.

– Постараюсь как можно быстрее, – произнес Мэл и, неумело взмахивая бластером, заставил расступиться так и не уходящих людей.

Он нашел Ами в момент, когда она разговаривала с механиком, только заступившим на смену. Эти двое уже не выглядели такими счастливыми, как раньше. И Мэл улыбнулся про себя, радуясь, что смог посеять семена раздора между этой сладкой парочкой. Еще немного – и девушка сама обратит внимание именно на него.

Они стояли около моторного отсека, и, заметив приближение Мэла, отпрянули друг от друга. Мэл понятия не имел, о чем шла беседа. Но и он находился здесь не по личному желанию.

– Капитан велел тебя провести на мостик. На корабле опасно. Повсюду недовольные его решением люди. Отто ранен.

– Я знаю, – вздохнула она. – Что нам делать? – Ами отчаянно оглянулась на Арса, но механик сжал зубы, с вызовом глядя на офицера.

– Нужно расходиться по рабочим местам. Мы замедлили скорость, скоро будем недалеко от планеты. А что дальше – одному Создателю известно.

Ами хотела сказать что-то еще, но ее взгляд упал на бластер, прилаженный к бедру Мэла. Она понимала всю серьезность их ситуации лучше кого-либо другого. Неожиданно раздавшийся гул заставил троих поднять головы. Первым сообразил, что происходит, Арс. Он тут же бросился в моторный отсек, с отчаянием глядя на технические показатели корабля.

– Черт побери, кто-то ускорил наши двигатели. Идет перегрузка системы.

– Но это ведь можно сделать только из рубки управления… – ничего не понял Мэл. В этот момент их соперничество потеряло смысл. Что-то произошло за последний час, пока Мэл шел за девушкой. И что именно – никто из них не знал.

– У тебя же есть связь с капитанским мостиком. Включи вызов, – потребовал Мэл.

– Сейчас сделаю, – засуетился механик. – Не нравится мне все это.

На небольшом мониторе, который передавал изображение из рубки управления, появилось вовсе не усталое лицо капитана. И не небритая физиономия штурмана Ролсона. Прямо на них смотрел один из бунтующих – громила Огаст Уокер. Позади него на полу лежал связанный капитан, а неподалеку виднелось тело штурмана, которое даже не шевелилось. Второй пилот с испуганным взглядом под прицелом лазерного ружья вводил в компьютер корабля новые данные.

Этого мига хватило, чтобы Мэл успел оценить ситуацию.

Корабль захвачен взорвавшейся толпой. И лишь по счастливой случайности Мэл оказался не там, а в моторном отсеке, рядом с Ами и молодым механиком. Капитану не помогли бластеры, которые он достал из сейфа – перед напором бунтующей оравы даже они оказались бессильны, видимо кем-то пришлось пожертвовать. Мэл также успел разглядеть взорванную дверь рубки, прежде чем изображение заморгало и погасло.

– Они включают все ускорители. Они не услышали капитана, когда он говорил, что делать посадку слишком опасно, – произнесла девушка, руки которой дрожали.

– Капитан жив. Может быть, ему удастся их убедить не рисковать.

– С такой скоростью через пару часов мы уже будем на месте, – тихо произнес Арс. – Даже я ничего не могу сделать. Скоро сюда придет Джо, если он не с ними.

– Экипаж больше не имеет права голоса. Что же. Они думают, что сами в состоянии посадить этот корабль? Идиоты! – вымолвил Мэл.

– Обшивка… Метеоритный поток, – напомнила девушка.

– Будем надеяться, что она все же выдержит прохождение через облако.

Мэл понимал, что лучший выход из ситуации – оставаться здесь, в закрытом помещении, куда не проникнут бунтари. Его могла ждать участь убитого в стычке Ролсона. А так есть шанс остаться в живых. Пытаться прорваться через толпу с одним бластером – бесполезная затея. Ему повезло, что он успел уйти оттуда целым.

– Как они могли такое допустить?.. – подняла Ами руки к голове, пытаясь осознать происходящее. – Мы же вместе столько лет, одна семья.

– Я не знаю. Кажется, Огаст давно хотел подвинуть капитана, и теперь получил такую возможность. Все понимают, что скоро будет передел власти.

 

– Как же не вовремя, – отозвался механик. – Нужно сделать хоть что-то.

– Предлагаешь перехватить управление? Возможно, нам повезет, и мы сможем пройти через поток, чтобы подлететь к планете ближе. Тогда все изменится, – зло ответил Мэл.

– Стоит попробовать освободить капитана. Только как это сделать? – отозвалась Ами, тревожно поглядывая на мужчин. В этот момент им уже было не до личных разбирательств – на кону стояли их жизни и жизни всех пассажиров корабля, которые с мечтой о земле обетованной отказывались слушать разум.

Рейтинг@Mail.ru