Контракт на контакт

Ольга Грон
Контракт на контакт

Пролог

Эйрин

В зале почти никого не осталось. Воцарилась тишина. Лишь тихо пищала аппаратура.

Я пыталась понять, почему не такая, как все. Я ведь могла вступать в контакт с дизаргами – это проверено на практике с тем, о ком даже не желала слышать, хоть и помнила его поцелуй…

С Вэйландом Грантом, который два месяца назад улетел исследовать другой континент.

Пока решалась моя судьба, я закрыла глаза, снова проигрывая в памяти тот день. Но в этот момент с тихим шорохом открылась дверь. Раздались твердые шаги.

– Проблемы? Почему до сих пор не закончили? – прозвучал холодный голос, который я как раз только что вспоминала.

Его голос.

Вэйланд вернулся на базу проверить, как проходит подбор пар для работы в команде.

Надо же…

– Посмотри сам. Она никому не подошла. Даже с максимальным значением мы не можем допустить ее к делу, – указал Кайл Дарсин на показатели графиков.

Я проследила взглядом за Вэйлом. Как обычно, элегантный, подтянутый.

…Идеальный мерзавец.

Сердце бешено заколотилось, хоть я и пыталась успокоиться. Зачем он явился именно сейчас? Что со мной будет? Отвезет обратно в тюрьму? Или выбросит в море за ненадобностью? От этого гада я могла ожидать все, что угодно.

– Не может такого быть, – хрипло произнес Вэйл, удивленно глядя на линии на дисплее. – Я чувствовал ее дар!

– Сам видишь, что это не дело, – пожал плечами Дарсин.

– Включи прибор! – приказал Вэйл и вдруг… направился прямехонько ко мне, сел в то же кресло, где до него побывали уже два десятка дизаргов.

Я заморгала, но не могла отвернуться. Серые глаза завораживали, их сталь резала по живому. Но эта боль была какой-то особенной. Нужной, что ли. Вэйл плавно положил руки на куб, продолжая терзать меня пристальным взглядом.

– Ну, здравствуй, Эйрин, – тихо, с легкой хрипотцой, сказал он.

– Здравствуйте, – пробормотала я и вдруг смутилась. Кровь хлынула к лицу, воздух в легких закончился. Стало жарко. Невыносимо жарко. Я не могла вздохнуть, страшно даже шелохнуться – боялась дизарга так же сильно, как и прежде.

В голове закружили картинки. Их становилось все больше. Они выстраивались в определенном порядке, как будто я смотрела цветной фильм, где двигались люди, гудели вразнобой голоса, летели гростеры[1]. Зашифрованная в кубе запись была учебной, чтобы выдать верный результат, сама информация не несла никакой смысловой нагрузки. Я же чувствовала на другой стороне прозрачного куба мужчину – удивленного, несколько взбудораженного, живого. Горячего. Все эти эмоции передались мне через прибор. Я уставилась на Вэйла в надежде на объяснение.

– Поразительно! – воскликнул ученый, что оставался у компьютера.

– Сколько?! – рявкнул Вэйланд, повернувшись к дизаргу.

– Девяносто девять! Впервые вижу такой высокий результат!

– Девяносто девять? – тихо переспросила я и отдернула руки от куба, будто обожглась.

Нахлынули мысли, что произошла ошибка. Пять… Три… Семь… И тут девяносто девять. Да еще с тем, кого я терпеть не могу.

Хорошо, что Вэйл не работает с землянками!

– Я же говорил, что дар есть! – праздным тоном выдал Вэйланд, поднимаясь из кресла и больше не обращая на меня внимания.

– Ар[2] Грант! Оказывается, она ваша пара! – тихо усмехнулся ученый. – Так что, на сегодня заканчиваем?

– Кайл, нам нужно поговорить наедине, – процедил Вэйланд. Мазнул по мне ледяным взглядом, от которого по коже побежали мурашки, и выскочил за двери, как ошпаренный.

«Кажется, ничего хорошего мне не светит. Прибор выдал ошибку. Такая совместимость просто невозможна», – наивно подумала я.

Знала бы я, насколько ошибаюсь!

Знал бы он, к чему приведет эта связь…

Часть 1
Бином

Глава 1
Эйрин

Три месяца назад
Заброшенная подземка на окраине Истейна

Едкий дым щипал глаза. В этом смраде тяжело не то что нормально дышать – кажется, работу всех органов чувств временно заблокировали. Я двигалась в густом мареве подобно слепому котенку, практически на ощупь. Но все равно стремилась вперед, ведь у меня была цель, ради которой взялась за сомнительное задание – во что бы то ни стало добраться до склада и найти пластины…

Это закрытая для людей территория, нам здесь запрещено находиться.

Зачем дизаргам вообще охранять зоны запрета, раз сами они здесь не бывают?..

Я давно перестала задаваться вопросами, на которые не находилось вразумительных ответов. В любом случае, мы обязаны дизаргам хотя бы тем, что живем на их планете, на их территории.

Все до единого, дизарги занимают важные должности и высокое положение в обществе, либо просто живут в свое удовольствие за наш счет. Они как боги среди людей, а их способностям можно только позавидовать.

Но именно они приютили людей на Датерионе[3], когда мы пришли сюда через пространственный портал – Врата, бежав от страшной катастрофы. Земля осталась лишь в памяти предков, в немногочисленных книгах или записях, которые успели взять с собой люди.

Приходится мириться с фактом, что мы здесь вторые. Пришельцы, которым дали дом, позволили строить города и жить на планете. Хотя дизарги – тоже не коренные жители, здесь лишь их колония. Датерион стал нашим домом, оплотом новой цивилизации. Поговаривали – эта планета похожа на Землю – та же гравитация, тот же воздух…

Я не понимала, откуда взялся дым. Стояла мертвая тишина, и я не слышала отзвуков пожара. Возможно, кто-то бросил дымовую шашку около системы вентиляции подземки? Плохо. Значит, я в этом мареве не одна.

Скорее бы чертова сетка туннелей закончилась!

Окончательно потерявшись в пространстве, я остановилась. В этом смраде все равно ничего не видно. Я закрыла глаза и попыталась отключиться от реальности. Использовала бионавигацию, чтобы почувствовать свое месторасположение с помощью интуиции и внутренних ощущений. Алек показывал мне план, и я запомнила схему сектора назубок.

Хоть бы Алек не обманул! Он ведь обещал в обмен на пластины предоставить информацию об Эрике, уверив, что она жива. Только ради сестры я и решилась идти в зону запрета. Отчаянный шаг. Но иного выхода я уже не видела.

Повинуясь внутреннему чутью, я двигалась дальше. Дыма стало меньше, но темно, хоть глаз выколи. Кажется, сейчас налево и до упора, а там лестница. Я знала, что иду в верном направлении. Проблема состояла в другом.

Кто-то шел в темноте параллельно со мной.

До момента, как отключила мироощущение, я этого не чувствовала, лишь догадывалась. А теперь отчетливо различала эхо сознания, соприкасающегося с моим, на ментальном уровне. Липкие щупальца чужого разума тянулись ко мне, хотя и не доставали. Я видела их будто со стороны, но вовремя включала защиту.

Меня вычислили?! Кто еще может находиться в этой подземке?!

Паника накрыла волной. Грудь сдавило, сердце тревожно забилось от страха.

В какой-то момент черные щупальца чужака почти дотянулись до меня. Но я тут же взяла себя в руки, поставила ментальную стену. Контакт ослаб, а потом и вовсе пропал.

Каких только фокусов не выбрасывает порой сознание. Здесь никого нет. Этот мираж – последствие моего страха, не более того.

Я знала, что нахожусь на верном пути, определила контрольную точку и побежала, приближаясь к заветному помещению. Дым наконец-то рассеялся, и я вдыхала воздух жадно, восполняя нехватку.

Скоро этот кошмар закончится, меня заберут на границе зоны, я вернусь в Истейн[4], передам заказ Алеку и буду ждать новостей.

Лестница. Пролет. Шахта. Еще лестница.

Механизмы в подземном сооружении давно не работали, да и назначение многих непонятно. Как, собственно, и то, чем здесь занимались дизарги после того, как подземку закрыли.

Нужная дверь находилась передо мной. Я пришла сюда как ищейка, на нюх – сработала биолокация. И я просто чувствовала, где лежит нужный мне предмет.

Пространство помещения казалось черным, словно воздух стал плотным – осязаемой материализацией мрака.

Снова включила чутье, пытаясь на ощупь отыскать нужный мне ящик. От него отделяло несколько шагов, которые я преодолела за пару секунд.

 

Я осторожно прикоснулась к шершавой поверхности… Как вдруг мою руку кто-то перехватил, сжав запястье.

Перед глазами замелькали картинки, размывающиеся разноцветными пятнами. Люди. События. Но ничего конкретного. Мимолетная галлюцинация.

Я попыталась выдернуть руку. Тщетно.

В голове взорвался сноп золотых искр, ослепив и нарушив ориентацию в пространстве.

В помещении зажегся белый свет, и я закричала от неожиданности.

Свет исходил от гаджета того, кто меня держал. Мой взгляд встретился с пронзительными серыми глазами…

Оказалось достаточно краткого мига, чтобы оценить степень невезения.

Тип, который держал меня за руку, распиливая на части жутким взглядом, как лазерной пилой, являлся дизаргом. Долбаным дизаргом!

Одним из тех, кто имел право бывать на этой территории.

Одним из тех, кто правил планетой Датерион.

Это полный провал миссии…

Семь дней спустя.

У меня не было денег на адвоката, пришлось защищаться самой. Но я изучила законодательство и знала, что мне грозит пару лет исправительных работ. Алек уверял, что все будет хорошо, и я ему поверила. Пусть я попаду в кабалу, но останусь жива. И Эрика найдется…

– Вынесение приговора по делу переносится на следующее заседание, – внезапно произнес судья-дизарг.

Я очнулась от неприятных мыслей, глядя из прозрачного аквариума – камеры для подсудимых – на судебных заседателей.

Присяжные в зале вздохнули. Через ретранслятор в мой «аквариум» хорошо проникали звуки, и я слышала, что творилось в зале. Меня же слушали лишь при необходимости. Я могла орать, биться в истерике, стучать кулаками по прочному стеклу – никому не было до этого дела.

Почему перенесли заседание? Разве долго сказать одно слово «виновна» и отправить отбывать наказание, которое я заслужила? Возможно, эти дни сыграют роль в жизни Эрики. Пусть я не выполнила заказ, но найду другой способ вернуть сестру…

Уже знакомый коридор с рядами камер, дверь комнатушки, где, помимо меня, под следствием еще трое девиц.

Я никого не желала видеть и слышать. Просто упала на койку, накрыв голову курткой. Хотелось разреветься, но жизнь в приюте научила держать эмоции при себе. Стоит показать слабину, и ты – жертва тех, кто сильнее.

Интуиция молчала, и я не могла понять, что ждет меня на самом деле. Неведение убивало, подобно яду в крови. А внутреннее чувство подсказывало, что все не так просто.

Меня никто не учил бионавигации или биолокации. Так получилось, что я самоучка. Кому в большом городе нужна сирота, у которой за душой ни ларта[5]? Все, что я имела – это работу со сверхурочными в сортировочной, куда попала после выпуска из приюта, и жилье, выделенное отделом социальной политики – однокомнатную квартирку в бедном квартале Истейна.

А еще сестру, Эрику, которая не могла устроиться на работу, потому что ничего не видела с рождения.

Эрика младше меня на два года, ей девятнадцать. Уже год как она живет со мной. Ведь ей податься больше некуда. Я же стала самостоятельной три года назад, когда приютские будни сменились буднями рабочими.

Мои способности заметили еще в детском доме во время тестирования. У меня тогда обнаружились склонности к телекинезу, векторному контролю, бионавигации. Но обучать землян со слабым уровнем равносильно тому, что выбросить деньги на ветер. Дотации на дальнейшую учебу я так и не получила. Да и не особенно стремилась афишировать свои показатели, что выросли с годами по непонятной причине. Именно поэтому Алек и предложил мне работу, дав считать аурный слепок нужного предмета.

В новом мире у многих проявились способности, которые раньше считались паранормальными. Некоторые ученые утверждали, что люди всегда владели телекинезом, телепатией и экстрасенсорикой. Но эти качества просто не развивались – не было необходимости. А в условиях новой жизни, рядом с сильными телепатами, способности получили толчок, стали своеобразным иммунитетом против господства дизаргов. Так человеческий разум сопротивлялся вторжению, эволюционировал, и с поколениями эти свойства у людей лишь закреплялись. Так, например, психометрия и экстрасенсорика теперь использовались в криминалистике. Ясновидение пригодилось для экономических и иных прогнозов. Среди экстрасенсов появились целители, что могли влиять на биополе человека и его энергетический фон, помогали в тех случаях, когда обычные врачи опускали руки и не давали положительных прогнозов. Этим наукам стали обучать в ВУЗах, хотя критерии отбора были довольно строгими.

– Мисс Дюклер, на выход, – раздался скрипучий голос конвоира.

Я подняла голову. Соседки по камере переглянулись и скривились – мол, явились за «особенной».

Контингент в следственном изоляторе еще тот: две девицы легкого поведения, одна отпетая мошенница, которая контролировала моих сокамерниц. Пыталась добраться и до меня, но я смогла дать ментальный отпор – и она на время успокоилась. Я успевала переключать ее чувства. Но это дело времени. Приходилось постоянно оставаться начеку.

Я молча поднялась и вышла вслед за охранником.

Серые стены следственного изолятора напоминали мрачный лабиринт, где меня поймал дизарг, появившийся там в самый неподходящий момент.

Тесный лифт. Длинный коридор с сеткой невидимых глазу лазерных лучей. Я бы их не заметила, если бы охранник не активировал экран на стене, отключая защиту.

Меня провели в просторное помещение, где стояли несколько стульев, стол из черного пластика. Ни одного окна, но это не удивительно, ведь тюрьма на одном из нижних уровней Истейна.

Охранник вышел, оставив меня одну. Я прошлась по комнате. Рассматривать здесь нечего. Дотронулась до спинки стула, гадая, кто сидел на нем последний и что это за место.

– Итак, Эйрин Элизабет Дюклер, возраст – двадцать один, человек, уровень способностей – два, то есть почти нулевой. Место рождения – пригород Истейна. Проживает в Восточном районе с сестрой по имени Эрика Энн Дюклер. Место работы – сортировочный пункт. К уголовной ответственности не привлекалась. Все верно? – прошелестел низкий с хрипотцой мужской голос.

Знакомый до чертиков голос, проникающий в самое нутро.

Замелькали неприятные воспоминания. Поймавший меня за руку дизарг, что тащил по подземке в гравиплан[6]… Ментальное воздействие, лишающее воли… Холодный пол летательного аппарата… Коридоры тюрьмы… Допросная… Камера… Суд…

Я резко развернулась, с презрением глядя на того, кто пожаловал.

Сероглазый дизарг бесцеремонно уселся на пластиковый стол, положив рядом папку, и буравил меня взглядом. В прошлый раз ему удалось пробить виртуальную стену моей защиты, но сейчас я пыталась удержать ее, приготовившись к новым вопросам. И параллельно рассматривала мужчину.

Вполне симпатичный образчик своей расы. На первый взгляд дизарг не отличался от землянина. Но лишь на первый. Все в этом наглом красавчике казалось идеальным: ярко очерченные чуть поджатые губы, стального цвета радужка глаз, что при освещении камеры выглядела почти черной, маленькая ямочка на квадратном подбородке, прямой нос. Ноздри раздувались как у хищника, кем он, по сути, и являлся. Одежда простая, но стильная: черная куртка с карманами, рубашка серая, цвета грозового неба, темно-серые брюки, начищенные дорогие ботинки…

В ожидании моей реакции мужчина небрежно провел пальцами по голове, пригладил коротко остриженные черные волосы.

Я проследила за его действиями, пытаясь догадаться, зачем в тюрьму для людей пожаловал тот, кто поймал меня на месте преступления с поличным, и чего стоит ожидать от этого визита. Мужчина ведь явно непрост.

Простых дизаргов не существует в природе априори.

Мысли прервались ментальным воздействием.

От неприятного ощущения затрещала голова – казалось, мой череп сдавили с двух сторон тисками. Больно. Слезы выступили на глазах, хотя я пыталась сдерживаться. Ненавижу проклятых тварей! Не успела я это подумать, как почувствовала облегчение – он отпустил мой разум. Со мной так еще ни один дизарг не поступал, хотя они часто увлекаются всякими воздействиями, и если нет защиты, ничего не сделаешь. Потому что внешних повреждений нет – лишь транслируемые в разум кратковременные чувства.

Он и сам замешкался от моих ощущений, или мне так показалось?

– Ты не ответила на вопрос! – слегка повысил голос мерзавец, которого я заочно ненавидела, как и всю их братию. – Верные данные?

Нужно что-то ответить, пока этот моральный урод не стер мой мозг в порошок.

– Д-да, все правильно, – с трудом выдавила я.

Дизарг явно давал понять, кто здесь главный. Я старалась не смотреть на человекоподобное существо, хоть как-то защититься.

– Что ты делала в запретной зоне? Разве ты не знаешь закона, Эйрин? – мое имя в его устах прозвучало издевательски.

Я сглотнула, прогоняя комок, что стоял в горле. Скрыть что-то от дизарга сложно, но можно. В конце-то концов, они не всесильны. А у меня есть способности.

Перед глазами мелькнули картинки, как Алек предлагал мне деньги. Я отказывалась от миссии трижды, пока не пропала Эрика – это стало решающим фактором. Конечно, я знала закон и понимала, на что иду.

– Мне было известно, чем я рискую. Наказание – исправительные работы в месте, куда отправят городские службы, – ответила я, спрятав воспоминания подальше.

– Какие мы осведомленные, – вдруг рассмеялся мужчина.

Его злорадный смех распространился по помещению, отразился от стен и рикошетом проник в мою голову, вызвав слабую боль.

Дизарг спрыгнул со стола и выпрямился во весь рост – не менее ста девяносто сантиметров.

В отличие от землян, дизарги имеют чуть удлиненное лицо с острыми скулами и яркие радужки. Но главная особенность этих тварей – способности, что есть у каждого из них. На вид мужчина казался лет двадцати восьми – тридцати, но их раса сохраняет молодость дольше землян.

Он что-то нажал на своем инфо-браслете. И в воздухе проявилась синяя голограмма – свод законов Датериона. Я уже читала Кодекс, поэтому знала, что там увижу. Но… ничего не бывает так, как хочется. В этом я убедилась на собственном опыте, когда дизарг выделил несколько абзацев, увеличив изображение и подсунув его практически мне под нос.

– За проникновение – исправительные работы… А за попытку вынести из зоны запрета что-либо предусматривается смертная казнь, – насмешливо прокомментировал он.

Я почувствовала, как волосы на моей голове становятся дыбом. Я же читала Кодекс перед тем, как согласиться на предложение Алека, взвесила все риски. Но сейчас видела иное.

– Это невозможно, – прошептала я пересохшими от волнения губами. – Даже если так… Я ничего не вынесла.

– Правда? Так докажи!

Он будто издевался – перелистывал пункты, касающиеся зон запрета, один за другим, давил на мою психику. Мне казалось, что эти слова повсюду – они вторились в голове набатом, сбивая собственные рваные мысли.

– Постойте! Объясните же, в чем дело! Я правда не видела этих пунктов, – взорвалась я, закрыв глаза ладонями.

Моего запястья коснулась горячая рука мужчины. Он убрал мою ладонь, заставив смотреть на него снизу-вверх, как будто желал унизить.

– Эти статьи Кодекса находились на рассмотрении, но их утвердили десять дней тому назад. Были на то причины. Ты читала старую версию, Эйрин.

Я судорожно пыталась принять истину.

Так, я нахожусь в заключении неделю и несколько часов. Значит, пункт о смертной казни введен за пару дней до того момента, как меня поймали с поличным, но уже после разговора с Алеком.

 

Вот это я попала!

Ненавижу этих тварей, дизаргов, которые меняют законы для своего удобства, вводят новые правила и запреты там, где им нужно.

Конечно, в Правлении одни дизарги. Как и на всех руководящих постах. Они контролируют нас повсюду, хоть и живут среди простых людей. Не стоит забывать, где наше истинное место. Мы все подчиняемся им, хотим или же нет. На Датерионе пользуются языком землян, хотя у дизаргов есть и свой язык.

Что за нелепое совпадение?!

Почему закон не изменили неделей позже или раньше?!

Голова лопалась от вопросов. Но главным был один – чего хочет от меня этот тип? Зачем он вообще явился в тюрьму? Я ничего не смогу ему рассказать, кроме того, что уже поведала следствию. Мы с Алеком – случайные знакомые, встречались несколько раз в кафе на окраине. Пока он не предложил пойти на дело.

– Тебя не удивляет, что заседание суда перенесли?

Я подняла глаза, изумленно глядя на дизарга.

– Должно удивить? Я впервые была в зале суда. И не знаю, как это обычно происходит, – замялась с ответом. – Вам от меня что-то нужно? – догадалась я.

– Ну вот, ты стала более сговорчивой. Скажу честно, это я повлиял на решение об отсрочке приговора, – нагло ухмыльнулся мужчина.

Его вид выражал самодовольство. Словно дизарг хотел сказать: «Смотри же, Эйрин! Это я поймал тебя. Тебя не удивляет, что я, пуп земли, сейчас беседую с тобой?..»

– Зачем вы так поступили? Разве не все равно, казнят меня или нет? – пожала я плечами.

– Скажу правду, Эйрин. Мне было бы наплевать, что будет с тобой дальше. Тебя бы осудили и казнили… Но в тот момент, когда мы познакомились, я почувствовал в тебе… кхм… определенный потенциал.

– Какой потенциал? Двойку по психометрическим показателям? – покрутила я пальцем у виска. Как он мог без приборов узнать мои данные?

– Не торопись с выводами. Меня интересует не количественный уровень показателей, а определенные качества. Я хочу предложить тебе сделку.

– Странно… Я думала, что вы не желаете иметь с людьми ничего общего.

– Работа. Всего лишь работа. Можешь пока почитать контракт. – Дизарг нервно взглянул на часы, а потом подсунул мне под нос голограмму – лист с мелкими буквами.

Первое, что я увидела – название организации, требования которой я обязалась безоговорочно выполнять. При этом запрещалось говорить о заданиях. На это ставили ментальный блок, и при попытке выдать тайны разум начинал самоуничтожаться.

М-да. Не самая заманчивая перспектива – стать овощем, поделившись информацией.

Организация называлась АИД – Агентство исследований Датериона.

Это название ни о чем мне не говорило. Понятно из странных требований, что ведомство тайное.

Я нервно фыркнула и снова углубилась в документ.

Далее шло краткое описание моих обязанностей. Я становилась курсантом и должна была пройти курсы по нескольким дисциплинам на базе организации. После чего мне назначался напарник – один из дизаргов, которому я обязалась беспрекословно подчиняться во всем. На этом месте я презрительно хмыкнула. Но тут же дочитала пункт.

Напарник определялся тестированием в связке, решение принималось по общим показателям. А мне предстояло разрешить ему контакт…

Контакт с моим разумом, полный и безоговорочный.

Мне полагалось денежное пособие, я могла покидать учреждение в свободное от работы или занятий время, пользоваться деньгами на свое усмотрение, бывать везде, где мне заблагорассудится, кроме зон запрета, если это только не предусмотрено заданием.

Но с раннего детства, еще в приюте, я четко усвоила одно простое правило – бесплатный сыр только в мышеловке.

На Датерионе не имелось мышей в прямом смысле этого слова. Были лишь люди, которые давно загнали себя в ловушку и ничего не могли с этим поделать. Мы стали подопытными экспонатами дизаргов, для которых открывались все возможности и блага жизни.

Бедных дизаргов просто не существовало в природе. Они могли казаться добрыми, рассудительными, уступчивыми… Но это лишь оболочка холодных тварей с красивой внешностью, идеальной до дрожи в коленях.

Мужчина пожирал меня взглядом, от которого подсасывало под ложечкой.

Я поняла, что значил контакт, о котором упоминалось в договоре.

Право пользования моим мозгом. Внедрение разума дизарга, который прочитает все мои мысли, сможет видеть моими глазами и слышать моими ушами.

В мой мозг в течение пяти долгих лет будет внедряться тот, кого назначат на тестировании. Он станет моей второй половиной, моим внутренним демоном, от которого не поможет ни одна защита. А я, в свою очередь, ничего не смогу узнать о напарнике.

Зачем им это нужно?

Неужели такие, как я, для них вообще имеют значение?

Я вновь взглянула на мерзкого типа в божественном обличье, который прогуливался по помещению медленно, словно просчитывал каждый свой шаг даже здесь.

– Нет, я не согласна, – заявила я, отвернувшись от голограммы.

Дизарг повернулся и смерил меня уничтожающим взглядом, от которого по коже поползли мурашки. Стальные глаза смотрели презрительно и высокомерно, но других эмоций на холодном лице я не видела.

Я видела лишь то, что он позволял.

– Как хочешь. Потом, перед смертью, ты еще вспомнишь мое предложение. Скоро за тобой придут. – Он развернулся и направился к выходу.

Секунды его пути до дверей отразились звоном колокола в моей голове.

Меня действительно убьют, в этом он прав. Эрика останется одна, а ей так тяжело жить, ничего не видя. Да еще неизвестно, где она сейчас находится.

Возможно, не все дизарги такие, как этот тип. Может, им не подойдут мои способности, не устроит потенциал. Но я останусь жива или получу отсрочку, а там…

Мысли кружили роем эзров – местных насекомых, похожих на ос – и жужжали в голове. Но главной была одна – я не хотела умирать. Я слишком мало прожила, чтобы погибнуть из-за дурацкого совпадения, так и не отыскав сестру.

– Постойте! Я передумала! – закричала я, бросившись за ним вслед, когда уже закрывалась дверь.

Хлопок – и я уткнулась носом в гладкий пластик.

Все пропало. Теперь точно поздно думать о том, чего не случилось.

Меня едва не ударила открывающаяся дверь. Сработала хорошая реакция – и я отскочила в сторону, упав при этом на колени.

В темном проеме вырос высокий силуэт визитера.

– Читай и подписывай.

Белый лист бумаги – уже не голограмма, а настоящий – покачиваясь в воздухе, плавно спустился прямо мне в руки. Бумага нынче редкость, все стараются обходиться без нее: книги, журналы, инструкции, техническая документация – теперь в электронке. Но для важных документов – завещаний, договоров и прочего – по-прежнему используют настоящую, хоть и в иной модификации.

Мужчина достал из папки еще экземпляр и протянул мне ручку.

Руки дрожали, но я все же поставила подпись, а потом приложила большой палец к считывающему отпечатки мерцающему кружку под текстом.

Когда я смотрела на дурацкую аббревиатуру, казалось, что заключаю сделку с самим дьяволом.

Я обратила внимание на инициалы главы организации – В.Д. Грант. Ага, это адский шеф. Рядом красовались символы языка дизаргов. Значит, мой будущий босс тоже из их числа.

Неудивительно.

– Вот и все. Я улажу вопросы по твоему обвинению, Эйрин, – насмешливо скривил губы мужчина. Он спрятал подписанные мной листы в папку и развернулся к дверям.

– Как вас хоть зовут? – спросила я вслед уходящему дизаргу, еще не понимая, в какую авантюру ввязалась.

Он на миг повернулся, глаза налились ртутью.

– Вэйл, – тихо произнес он. – Еще увидимся, – добавил на прощание и скрылся. А через пару минут вернулся охранник.

На некоторое время меня вернули в камеру. Но вскоре дверь открылась и на пороге появился охранник.

– Эйрин Дюклер, собирайте вещи. Вы свободны. Вас отвезут домой.

– У меня и вещей-то нет. Мою одежду забрали ваши… эмм… работники, – выдавила я. Странно, что меня собирались отвезти домой, а не сдать в лапы подонка дизарга сразу после освобождения.

– Тогда идемте. Одежду выдадут на пропускном пункте, – кивнул мужчина.

В доброе отношение дизарга после нашей не самой приятной беседы верилось слабо. Трудно верить работникам агентства с названием, ассоциирующимся с божеством загробного мира.

Через полчаса я сидела в салоне гростера в том же комбинезоне, в котором несколько дней назад отправилась на авантюру, едва не стоившую мне жизни. За руль сел мужчина в черной куртке, лицо его я не разглядела – на улице совсем стемнело. Но однозначно, это не Вэйл.

Авто плавно поднялось над дорогой. Я не разговаривала с водителем. Не хотелось спрашивать, кто он и откуда. Главное, что меня отпустили. А дальше как-нибудь прорвемся. По натуре я оптимистка. В конце-то концов, нет разницы, на кого отрабатывать нарушение Кодекса, на одно министерство или другое.

За окном мелькали улицы мегаполиса, освещенные яркими рекламами и голографическими вывесками. Но от их вида на душе становилось грустно.

Вскоре пафос и патетика центра сменились бедной окраиной.

Мы въехали в Восточный район – пристанище нищих и обездоленных.

По доброй воле никто не стал бы жить там, где процветала преступность, где дома жались друг к другу, уходили под землю многочисленными этажами, на узких улочках пахло отбросами – то и дело ломалась очистная система, и каждый случайно попавший в этот «мирок» рисковал не только отдать налетчикам последние ларты, но и вовсе расстаться с жизнью. В нашем районе самые высокие показатели преступности, это не раз повторяли в новостях. Но я со своим низким положением не могла претендовать на социальную квартиру хотя бы в Тройте, рабочем районе. А денег, чтобы снимать самой, не имелось.

Я выбралась из гростера и направилась было к подъезду, где под фонарем играли в тейру[7] малолетки, не спешащие домой. Эта игра в последнее время пользовалась популярностью у молодежи. Я не вникала в правила, но часто видела это занятие со стороны. Потом меня будто ледяной водой окатило. Я повернулась к водителю, что так и стоял у машины, и спросила:

– Постойте, что дальше делать?

– Ничего. Вас найдут, – пожал плечами мужчина и сел в гростер.

Авто поднялось над площадкой, колеса спрятались, и аппарат со свистом удалился прочь. Я пошла к дверям, почти ничего не соображая, и все никак не могла надышаться свободой.

Меня окликнул мальчишка лет шестнадцати, с которым мы иногда общались. Остальных соседей я толком и не знала – здесь не принято первыми лезть в личные дела других или навязывать свое общество. Каждый сам по себе. Но Патрик – так звали этого щуплого паренька – как-то помог найти потерявшуюся в квартале сестру, и мы познакомились.

– Привет! Ты куда-то пропала. Эрика уже нашлась? – Патрик махал руками и смотрелся как-то неуклюже, приближаясь ко мне.

Я с сожалением покачала головой.

– Нет. Из полиции пока не звонили. Я была… на новой работе, – нашла отговорку, желая поскорее избавиться от навязчивого общества. Он любил поболтать, а мое настроение совсем не располагало к беседам. Да и помочь мальчишка вряд ли сможет.

– Жаль. Я хотел попросить тебя, – вдруг смутился он. – Здесь недалеко исшарка родила детенышей, но похоже, что ее отравили. Жаль малышей, они довольно милые, крупные. Без нее погибнут.

Дернул же меня черт проболтаться о своей любви к животным. Как не вовремя! Но детенышей жаль. Не они виноваты, что Истейн построен на морском побережье, в ареале жизни этих существ, что в последние годы все больше привязывались к человеку.

1Гростер – наземный автомобиль, движущийся как по дорогам, так и над ними.
2Ар – уважительное обращение дизаргов друг к другу и людей к ним. Ари – для женщин. Приставка может использоваться дизаргами и в отношении людей в исключительных случаях.
3Датерион – планета земного типа, большая часть которой покрыта океаном. Около десяти процентов населения – дизарги. Остальные – люди, беженцы с Земли.
4Истейн – мегаполис, где живут как люди, так и дизарги. Столица Датериона.
5Феларт – основная денежная единица Датериона, распространена как в виртуальном виде на счетах, так и в виде небольших пластин с прошитыми кодами, на которых может находиться определенная сумма и с них же списываться, при необходимости информация на обнуленных пластинах заменяется банком. Более мелкая денежная единица – ларт – представляет собой монеты из особого сплава, с постоянной кодировкой для защиты от подделки.
6Гравиплан – летательный аппарат, сконструированный дизаргами, применяется ими в качестве личного транспорта в повседневной жизни и для работы. Доступен и для людей с большим достатком. Внешне походит на черного летающего ската.
7Тейра – игра в жанре поиска предметов, голограммы которых программа прячет на местности.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru