Фейт: время вспять

Ольга Давлетбаева
Фейт: время вспять

Он погладил меня по щеке и, глядя прямо в глаза, мягко добавил:

– Это безопасно. Я буду часто звонить.

Деймон улыбнулся мне. Но мы оба знали, что скоро муж окажется в самой гуще событий, полных смертельных опасностей. И вряд ли сможет звонить: с захваченной территорией до сих пор не было связи.

С улицы доносился нарастающий звук мощного двигателя. Боб открыл входную дверь, и мы увидели, как из черного джипа вышел парень. Он был в штатском, но в нем легко угадывался солдат. Все понимали, что время вышло.

– Все собрали? – строго спросил Боб.

– Так точно. Все готово, – отозвался парень.

– Пора, – мягко сказал Стив и, пожав руку Бобу, направился к машине.

Деймон крепко обнял меня, жадно впился в губы на несколько коротких мгновений.

– Люблю тебя, Рыжик. Жди нас, – шепнул он мне на ухо, слегка прикусив мочку.

Боб обменялся с Деймоном рукопожатием, и муж скрылся в недрах черного джипа.

***

Следующие дни проходили, как в тумане. Боб появлялся дома крайне редко и только для того, чтобы принять душ, переодеться и передать свежие новости, которых почти не было. Он даже ночевал в БСР.

Несмотря на то, что Эмбер выделила отдельную комнату для меня, я целыми днями торчала в гостиной у телевизора, не пропуская ни одного выпуска новостей, так и засыпая на диване. Я искала информацию в Сети, читала версии людей, правда, ничего действительно полезного не находила. Деймон звонил каждый день, но никаких подробностей не рассказывал, опасаясь, что сигнал будет перехвачен.

В один из вечеров очередной звонок вырвал меня из дремы. Я ответила, и на экране появился муж:

– Привет, красотка! – бодро заявил он. – Ты обещала мне не вешать нос!

Мне пришлось невольно улыбнуться.

– Мы готовы, Рыжик. Я пропаду на несколько дней, – его тон стал серьезным. – Мы собрали группу отличных ребят. Лучшие из лучших. Не только местные, многие из них прибыли из других уголков планеты. Я верну наших детей, Дженни. Обещаю.

Я смахнула слезу, стараясь держать себя в руках.

– Я так боюсь, – заскулила я. – Пожалуйста, будь осторожен.

– Я знаю, малыш. Скоро мы все будем вместе.

Он взъерошил волосы и снова посмотрел на меня:

– Люблю тебя, Рыжик. Мне пора. Скоро увидимся.

Экран почернел. Я снова уставилась в телевизор, но новости о секретной операции БСР там, естественно, не сообщались. Боб ни в этот вечер, ни следующим утром домой не вернулся. Я не находила места от тревоги и корила себя за то, что послушалась Деймона и осталась в Париже.

Первую ночь я не могла уснуть от переживаний, а вечером второго дня все же задремала на диване. Меня пытался вырвать из сна сильный дождь, но глаза никак не открывались. Ощущение было, словно я металась в постели с температурой. Раскат грома взорвался прямо над домом, сотрясая окна. Одним рывком я села на диване, когда словам диктора удалось прорваться сквозь мой сон:

– На близлежащей к захваченной повстанцами территории был сбит небольшой самолет без опознавательных знаков, предположительно принадлежащий БСР. По неподтвержденной информации, он направлялся в тыл для подавления восстания. Откуда у повстанцев оружие, способное сбить самолет, пока неизвестно. Следите за новостями.

Я лихорадочно затрясла головой, пытаясь окончательно проснуться.

В этот момент в дом ворвался Боб.

– Боб, прошу тебя! – кинулась я к нему.

– Дженни, не переживай! Они успели катапультироваться, поэтому, скорее всего, все живы. Мы отправили туда беспилотников. Поблизости нет никаких следов других людей или военных, так что им ничего не угрожает. Наши агенты уже отправились на помощь.

– Он был в самолете? – прошептала я, хватая Боба за рукав мокрой куртки.

– Дженни, все под контролем. Наши люди с минуты на минуту будут там. Я пришел, чтобы ты не паниковала раньше времени!

Звонок его телефона заставил нас дернуться от неожиданности.

– Да, – излишне резко крикнул Боб. Хоть друг и пытался скрыть, но чувствовалось, что он был на грани. – Кто это, вы выяснили? Нет? Найдите Деймона Борна и сообщите мне немедленно!

После того как Боб перешел на крик, на лестнице показалась Эмбер, разбуженная громкими возгласами.

– Что-то случилось, милый? – спросила она.

Я тоже ждала ответа. Боб опустил голову.

– Они разбились в горах. Похоже, их самолет сбили. Наши люди уже на месте, – он сглотнул. – Выжил только один, пока неизвестно, кто это.

– Теперь можно? – спросила я, медленно оседая на диван.

– Что? – не понял Боб.

– Паниковать, – тихо отозвалась я.

Боб не успел ответить мне. Его телефон снова зазвенел.

– Ну что там? – рявкнул он.

Один его короткий взгляд на меня ответил на мой еще непрозвучавший вопрос.

– Вы уверены? – тихо переспросил он, и его голос предательски дернулся.

Я не узнала нечеловеческий крик, который вырвался из моего горла.

Глава 2

Три месяца спустя.

На похороны я не пошла. Вернее, не могла пойти. Даже если бы я не валялась в больнице под приличной дозой успокоительных препаратов, все равно не пошла бы. Я не хотела верить. Не хотела видеть его мертвым.

Сначала я звонила ему несколько часов подряд, пока от отчаяния не разбила телефон о стену. Затем примчалась к зданию филиала БСР, но, конечно, туда не прорвалась: охрана схватила меня еще на входе. Я брыкалась и орала, как ненормальная. Ничего удивительного, что они вызвали врачей, и если бы не Боб, возможно, все закончилось бы не больницей, а чем-нибудь похуже, креслом памяти, например.

Мне казалось, я умерла. Я лежала дни напролет и смотрела в потолок. Меня часто навещали Боб и Эмбер. Ее животик уже немного округлился, но я не замечала этого, как и всего остального. Когда врачи пытались снизить количество седативного препарата, я начинала все крушить в палате. И меня снова накачивали лекарствами до беспамятства.

Я не проронила ни слова за эти три месяца, пока Эмбер не принесла мне снимок УЗИ. Из глаз брызнули слезы. Я продолжала лежать, не шевелясь, но внутри уже запустился процесс моего возрождения к жизни.

Они могут быть живы! Они не умерли. Еще нет. А я сдалась раньше времени.

***

Вертолет принес меня в лагерь.

– Где здесь командир? – мой голос казался чужим: непривычно скрипучим и хриплым.

– Вон та палатка, – подсказали мне солдаты.

Я не знала, как сообщить о своем присутствии командиру, поэтому позвала у входа в палатку:

– Командир Марлоу? Можно войти?

Прилетела я с просьбой, поэтому положение обязывало меня к некоторому уважению.

– Заходите, – послышалось из-под тента.

Внутри было двое. Седой мужчина средних лет с отпечатком власти на лице (судя по всему, и есть командир) и молодой, вероятно, боец.

– Я Дженнифер Фейт, – сразу представилась я. – Жена Деймона Борна.

Лицо командира за считанные секунды из любопытствующего превратилось в сочувствующее.

– Соболезную, Дженнифер. Чем я могу вам помочь?

– Мне нужно попасть к Моргану.

Марлоу вздохнул.

– Дженнифер, вы же понимаете, что мы этим тут и занимаемся. Отвоевываем территорию у повстанцев шаг за шагом. Согласен, дело движется очень медленно, но преимущество на нашей стороне.

– Да, я знаю. Простите, я неправильно выразилась. Я хочу пойти туда сама через горы, но мне нужна ваша помощь. Мне нужны солдаты.

Он протестующе замотал головой.

– Не много, – поспешила добавить я. – Несколько человек, чтобы мы не выглядели, как армия. Мы – просто мирные люди, которые пытаются добраться до своей родни.

– Отличная легенда, но, боюсь, я все равно не могу ничем помочь. Во-первых, это слишком опасно. Во-вторых, мне отдают приказы сверху. Да, я руковожу агентами, но не могу никого из них просто отдать вам.

– Я готов, – твердо заявил молодой мужчина, о присутствии которого я уже забыла. Он прикрывал рукой нижнюю часть лица, кажется, у него пошла кровь из носа.

– У вас кровотечение? – машинально спросила я, хотя это было не мое дело.

– Все в порядке, – ответил он, скривившись словно от боли. – Не беспокойтесь об этом.

– Крис, оставь нас, пожалуйста, – скомандовал Марлоу.

– Женщина в составе группы снижает уровень подозрительности, – продолжил боец, игнорируя приказ командира.

– Крис! – повысил голос Марлоу.

На этот раз солдат повиновался и вышел без единого слова в ответ.

– Дженнифер, уверяю вас, это очень плохая идея, – начал убеждать командир.

– Хотя бы один, – взмолилась я.

– Это самоубийство! Поймите!

– Пожалуйста, – промямлила я, и слезы предательски покатились по щекам крупными каплями.

– Милая моя, – по-отечески вздохнул Марлоу. – Я действительно не знаю, как вам помочь.

– Вы же понимаете, что я все равно пойду, – я развернулась к выходу, пряча от командира мокрые от слез глаза. – Даже одна.

– Дженнифер, – остановил меня Марлоу, – у меня здесь всего один человек из мирных, так сказать. Крис Хаммер. Но он … не в себе.

Командир замолчал на некоторое время и, шумно выдохнув, добавил:

– Это он спасся тогда… Тот единственный, кто уцелел в самолете.

– Значит, он один из лучших! – с надеждой сказала я, когда до меня дошло, о каком самолете он говорит. – Мой муж говорил, что они собрали лучших агентов.

При этих словах мой голос дрогнул, и я осознала, что все это время по моим щекам продолжали течь слезы.

– Был лучшим, – отрезал Марлоу. – После крушения самолета он повредил голову.

Заметив, что его слова не произвели на меня должного эффекта, командир продолжил:

– Первое время он рвался спасать кого-то там, за чертой, но вся его семья живет в Германии и никого из них он не помнит. Даже имени своего не помнит, – мужчина пристально посмотрел мне в глаза. – Теперь вы понимаете?

Воцарилась тишина.

– Я не смогу просто сидеть и ждать.

 

Я подняла на него заплаканные глаза.

– Как вы не понимаете! – Марлоу всплеснул руками. – Неизвестно еще, как безопаснее – идти одной или с ним! Тем более он всего лишь отвечал за связь в той операции.

– Прошу вас, – с мольбой прошептала я.

Командир молчал.

– У вас есть семья? – я перестала сдерживать свои рыдания и эмоции. – Вы можете себе представить, как это – сидеть и ждать месяц за месяцем, совершенно ничего не зная о своих детях? Даже живы ли они?

Марлоу положил руку на мое плечо, пытаясь успокоить и поддержать меня.

– Меня вы удержать не сможете: я не ваш солдат, – вытирая слезы, твердо заявила я. – Я все равно пойду.

– Ладно, – вздохнул он. – Я подготовлю все необходимое. Нужно придумать легенду. Лучше говорить почти правду, тогда это будет выглядеть более реалистично.

– Спасибо вам, – до сих пор не веря, что все получилось, произнесла я.

– Дженнифер, – серьезно сказал командир, – только одна просьба – берегите себя.

Он хотел что-то добавить, но осекся. Я и так поняла, что он хотел сказать. Мои дети уже потеряли одного родителя, если погибну и я, они останутся совсем одни. Если они живы, конечно. Если, если, если…

***

На следующий день мы отправились по маршруту.

Крис Хаммер шел впереди, ориентируясь по навигатору. Несмотря на недавно перенесенную травму, он держал темп и не сбавлял скорость. За день агент почти не произнес ни слова. Меня это более чем устраивало: говорить не хотелось. Наверное, мне стоило поблагодарить его за то, что он согласился сопровождать меня, но я никак не находила подходящего момента.

Крис чем-то напоминал меня – такой же неприкаянный. Должно быть, ужасно не помнить, кто ты. И что хуже: ничего не знать о себе или терзаться мыслями о судьбе своих близких? Ответа на этот вопрос у меня не было.

Как и предупреждал Марлоу, первая часть пути была довольно легкой. Мы поднимались в горы по туристической тропе и к концу дня прошли прилично, если судить по карте. Сегодня нам повезло еще и с погодой. В этих горах часто свирепствует мокрый ветер, потому впереди могло ожидать много неприятных сюрпризов.

Такая интенсивная прогулка после трех месяцев ничегонеделания дала о себе знать. Уже к вечеру первого дня у меня страшно ныли ноги и болело все тело. Мы почти не останавливались до самой темноты. Лишь изредка, замечая, что я начинаю отставать, Крис снимал рюкзак, доставал воду и питательные батончики. Небольшой перекус – и мы снова поднимались в горы.

Выбрав подходящее место для ночевки, Хаммер поставил палатку и развел костер. Мы перекусили, и между нами повисло неловкое молчание. Настало время для сна.

– И часто у тебя бывает носовое кровотечение? – спросила я, чтобы прервать неловкость.

– Не знаю, – сухо ответил агент. – Это было впервые… после катастрофы.

Мы снова замолчали, и лишь потрескивание веток в костре нарушало тишину.

– Я буду снаружи поддерживать огонь, – наконец произнес Крис.

Меня это немного успокоило, поскольку у нас была одна палатка на двоих, ведь по легенде мы приходились друг другу близкими друзьями. В реальности же перспектива спать с незнакомым человеком под боком представлялась мне не такой уж приятной, но и оставлять его на улице было неудобно.

– Если замерзнешь или дождь начнется, заходи, – предложила я и с чистой совестью отправилась спать.

По правде сказать, я готова была вообще не спать, лишь бы поскорее добраться до Моргана и детей. Но я, конечно, понимала, что для нового дня нужно было набраться сил. При хорошем раскладе наш путь займет около недели, если повезет с погодой и местностью.

Следующие дни были намного напряженнее: дорога становилась все сложнее, а погода – хуже. Точка на экране, показывающая наше местоположение, почти не двигалась с места, а усилий с каждым днем приходилось прилагать все больше. Я чувствовала себя уставшей и измотанной. Отчаяние с новой силой пожирало меня. В довершение всего зарядил сильный дождь. Нам нужно было двигаться по склону вдоль реки, и сырость была очень некстати.

– Не стоит сегодня выходить, – заявил Хаммер. – Я проверил склон. Он очень скользкий.

Я уже собралась и сидела у палатки, ожидая возвращения Криса, чтобы отправиться в путь, поэтому его слова меня не обрадовали.

– Даже если дождь прекратится, склон не сразу высохнет, – взмолилась я. – Может пройти несколько дней! Мы не можем столько ждать!

– Так безопаснее, – отрезал он.

Первым сиюминутным желанием было взять свой рюкзак и уйти, но здравый смысл восторжествовал. Я поняла, что спорить не имело смысла.

Часы ожидания тянулись бесконечно. Дождь не прекратился ни к вечеру, ни даже на следующее утро. Сидеть в палатке было невыносимо, и я решила подойти к склону, проверить, вдруг дорога не такая уж скользкая, как заявил Хаммер. К сожалению, эта часть пути была очень опасной, почти у обрыва. Камни оказались гладкими и скользкими. И если в самом начале тропы пространства было достаточно, то чем дальше я продвигалась, тем уже становился проход.

Крис оказался прав: мы тут не пройдем.

– Черт! – выругалась я.

От бессилия страшно хотелось разрыдаться и взвыть в голос. Я присела у обрыва, глотая слезы, и стала наблюдать за бурным потоком реки, пытаясь успокоиться. Из забытья меня вырвал звук хрустнувшей ветки.

Я резко вскочила на ноги и обернулась. Среди кустов мелькнуло встревоженное лицо Криса. Я отчаянно замахала руками, пытаясь удержать равновесие, но было уже поздно: одна нога соскользнула с обрыва и меня потянуло вниз. Кажется, я даже совершила сальто в воздухе прежде, чем ледяная вода реки проткнула мое тело тысячами острых иголок. От холода выбило весь воздух из легких. В довершение всего я сильно ударилась головой о камень. Тьма поглотила мое сознание.

***

Хотя я очнулась у костра, мое тело пробивала дрожь от холода. Хорошо хоть дождь перестал сыпать.

– Твое имя? – настойчиво спросил Крис, и я почувствовала себя неуютно, словно была на допросе.

– Дженнифер, – просипела я.

– Помнишь, что произошло?

В сознании всплыло воспоминание о том, что Крис появился на обрыве за секунду до того, как я сорвалась.

– Ты напугал меня…

– Ты меня тоже, – заявил он с явным укором.

Крис приложил к моим губам пластиковую бутылку.

– Пей, – скомандовал он.

Я сделала несколько глотков.

– Что со мной?

– Ты ударилась головой, – Хаммер замялся на секунду. – И, кажется, у тебя сломана нога.

Крис помог мне приподняться и сесть. Нога выглядела, мягко говоря, не очень обнадеживающе. К лодыжке какими-то тряпками было примотано несколько толстых веток.

– Я попытался вправить ее, пока ты была без сознания, – объяснил он.

– Спасибо.

Мы замолчали. Кроме потрескивания веток в костре ничего не нарушало тишину, но молчание больше не было комфортным для меня. Я чувствовала себя никчемной. И виноватой во всем этом.

– Плохи наши дела? – жалобно спросила я.

– Не безнадежны, – сухо ответил Крис, подбрасывая ветки в огонь.

– Зачем ты прыгнул за мной? – вырвалось у меня.

– А что ты делала на краю обрыва? – ответил он вопросом на вопрос и, нахмурившись, вперился в меня взглядом.

– Я просто сидела.

Он не стал комментировать мой ответ, но взлетевшие вверх брови говорили сами за себя. Он мне не верил.

Мои зубы начали стучать, и Крис помог мне пересесть поближе к костру.

– Что мы будем делать? – я все же смогла произнести вслух мучавший меня вопрос.

– У нас с собой только нож, зажигалка и часы с компасом. Наши вещи остались в палатке наверху. Подняться без снаряжения я не смогу. В обход – слишком долго, чтобы ты могла меня дождаться. У нас мокрая одежда, и через пару часов стемнеет.

Крис четко обрисовал ситуацию, в которой мы оказались по моей вине, и от его слов захотелось провалиться сквозь землю.

– Но есть и хорошие новости, – я почувствовала взгляд Хаммера на себе. – Я нашел здесь пластиковую бутылку и кое-какой мусор. Это говорит о том, что где-то поблизости должно быть поселение. Здесь между гор есть тропа, подъем невысокий. Ну и, наконец, прекратился дождь.

Я заметила, что Крис говорил короткими фразами, но вряд ли это можно было интерпретировать так, как я привыкла. Он – не Деймон, и вполне возможно, что Крис всегда так изъясняется. Проверить это у меня не было возможности, поскольку мы почти не разговаривали все предыдущие дни.

– Мы будем ночевать здесь?

– Да. Мы не успеем подняться до темноты. К тому же здесь есть вода, мы защищены от ветра, и я уже почти все подготовил для ночевки.

Он кивнул на настил из хвойных веток с другой стороны от костра. Небольшая горка сухих палок была припасена рядом. Хотя сухими их можно было назвать лишь условно из-за отсутствия листьев. На самом же деле они отсырели от продолжительного дождя.

Крис изрядно потрудился, пока я валялась в отключке: вокруг костра соорудил настоящий лагерь.

– Очень важно, чтобы высохла наша одежда, тогда мы сможем сделать крышу для шалаша из наших дождевиков на случай дождя, – сказал он и повернулся ко мне. – А сейчас я хочу, чтобы ты попробовала встать, если не кружится голова. Мне нужно знать, можешь ли ты передвигаться.

Крис взял меня под руки и помог подняться.

– Правой стороной опирайся на меня, как на костыль, а левой – на ногу. Нам нужно перейти к месту ночлега.

– Крис, – робко начала я. – Есть еще кое-что…

– Туалет?

Я кивнула. Он быстро огляделся по сторонам и кивнул в сторону скалы.

– Я доведу тебя до тех камней.

Место казалось подходящим: за большими валунами даже можно было претендовать на какое-то уединение. Крис держал меня, пока я расстегнула и спустила штаны, помог облокотиться на валуны, между которыми как раз было небольшое пространство. Агент отошел к костру и ждал, пока я его позову. Я попыталась встать на левую ногу сама и, к моей огромной радости, мне это удалось, пусть и не без труда. Кое-как натянула штаны и только тогда позвала Криса. Он довел меня до настила, помог удобно улечься на нем, насколько это было возможно со сломанной ногой. Сам принялся строить стены из веток, облокачивая их на перекладину между двумя деревьями.

Несмотря на то, что костер был у самых ног, меня трясло от холода. Тогда Крис помог мне стащить мокрые штаны, отжал их и повесил сушиться у огня, где уже висела его байка. Мои ноги временно накрыл своей ветровкой. Пока он таскал и ломал ветки, я утешала себя мыслями, что от работы ему становилось теплее.

Когда шалаш был готов, Крис подал мне несколько веток и бутылку с водой.

– Я попробую подняться, – сказал он. – Уже темнеет, возможно, мне удастся увидеть огни городка или поселения, чтобы знать, куда нам идти завтра.

– В темноте же опасно! – мне стало страшно от одной мысли оказаться в одиночестве.

– Еще не темно. К тому же я уже поднимался сегодня. Я знаю дорогу.

– Будь осторожен… И прости, что втянула тебя во все это.

– Я сам напросился, – твердо сказал он. Его серые глаза встретились с моими. – Не вини себя, ладно? – Его тон был мягче, чем когда-либо раньше, хотя я вовсе не заслужила такого обращения.

Я лишь кивнула.

Как только Хаммер скрылся из виду, я стала помешивать палки в костре, периодически подбрасывая в него ветки. Они шипели и немного дымились сначала, а потом огонь принимался безжалостно пожирать их. Время тянулось очень медленно.

В какой-то момент я испугалась, что Крис не вернется. Вокруг костра уже стала сгущаться чернота ночи. Вскоре послышались звуки шагов, и в свет от костра шагнул агент. Вид у него был не очень веселый, сообщать о поселении он не стал, значит, увидеть ничего не удалось.

– Ничего нет? – все равно спросила я.

– Я не увидел, – уклончиво ответил он и поспешил добавить. – Еще не было слишком темно.  Может быть, просто не видно с того места. Не знаю.

Он отпил воды из бутылки, сходил к реке и снова наполнил ее. Затем снял наши вещи и помог мне одеться. Штаны были еще влажные, но теплые, зато байка почти высохла. Наверх я надела куртку, а свою ветровку Крис закрепил на крыше шалаша.

– Не возражаешь, если я сегодня составлю тебе компанию? Так будет теплее, – спросил агент.

«Учитывая обстоятельства, стесняться мне уже нечего», – горько усмехнулась я про себя и утвердительно кивнула.

Места в шалаше было мало, потому мы лежали, прижавшись друг к другу. Крис всю ночь подбрасывал ветки в костер, но я все равно никак не могла согреться. Мозг не желал отключаться, было ощущение, что у меня поднимается температура. Все же под утро мне удалось забыться беспокойным сном. (забыться сном=уснуть, возможно ли забыться беспокойным сном????)

Когда я проснулась, Крис уже успел натаскать новую кучку веток к костру. Из шалаша был хороший обзор на реку, и я увидела, что агент стоял по колено в воде с острой палкой. Периодически я слышала, как он тихонько чертыхался.

 

Позже Крис вернулся к огню с небольшой рыбой, наколотой на импровизированное копье.

– У нас будет завтрак! – бодро сказал он, хотя совершенно очевидно, что наше положение было не такое уж и радужное, как Крис хотел показать.

Он почистил рыбу и поджарил ее на костре. Мы быстро перекусили и стали собираться в путь. Разорвав свою майку на кусочки, Хаммер плотно обмотал мою ногу, чтобы максимально зафиксировать ее в одном положении.

Если бы мы шли по ровной местности, агент мог бы взять меня на руки. Но нам предстоял подъем в гору. Это усложняло дело.

Дорога действительно была! Она вела вверх между гор. Возможно, в хорошую погоду этот закуток служил пляжем или местом для отдыха местным жителям. А может, мы оказались бы именно здесь, если бы спустились с горы по запланированному маршруту.

Кажется, я здорово срезала путь. А еще сократила наш поход до минимума: совершенно очевидно, что со своей ногой я не смогу продолжать путешествие.

Подниматься вдвоем по узкой тропинке было проблематично. Время от времени Крису приходилось взваливать меня на спину и тащить, потому что идти самостоятельно получалось плохо. Мысленно я уже сто раз попросила агента бросить меня здесь. Только надежда на возможную близость поселения помогала справиться с пессимизмом.

Кое-как мы поднялись на небольшое плато, Крис помог мне сесть и дал бутылку с водой.

– Пей маленькими глоточками. Пока не увидим признаки жизни, воду лучше экономить, – предупредил он.

Я набрала воду в пересохший рот, подержала немного и проглотила. Пить хотелось ужасно. Криса, должно быть, не меньше мучала жажда, но он не притронулся к бутылке.

Мужчина внимательно всматривался в пейзаж, который открывался нашему взору. Дальше дорога шла вниз, для обзора это было идеальное место.

Крис долго хмурился и смотрел по сторонам, затем произнес:

– Пойдем дальше.

– Ты что-нибудь увидел?

– Пока нет, но тут такая местность, что в любой момент мы можем выйти к людям. Нужно двигаться по дороге. Куда-то она должна нас привести.

Вниз спускаться оказалось легче: я облокотилась о плечи Криса и медленно прыгала за ним, стараясь не наступать на больную ногу.

Вдруг агент замер. Сделал знак рукой не шевелиться, затем прислонил меня к дереву и быстро бросился по склону вниз. В какой-то момент он совсем пропал из виду. Звук нарастал, теперь и я отчетливо его слышала. Он был похож на гудение двигателя автомобиля. И действительно из-за поворота показался старенький пикап. Крис выбежал на дорогу и замахал руками. Машина остановилась. Агент о чем-то поговорил с водителем и поспешил вверх ко мне.

– Там дорога! – радостно сообщил он. – Держись за меня, нас подвезут до деревни!

Сказать, что я испытала облегчение – ничего не сказать! Я уже давно боролась с отчаяньем из-за своего положения. Мой план провалился, и что делать теперь, я не знала.

– Я Грегор, – представился водитель, когда мы забрались в машину и тронулись. – Как хорошо, что вы на меня наткнулись.

На вид ему было около шестидесяти. Седина осветлила его волосы, не позволяя определить их натуральный цвет. При этом мужчина не набрал лишнего веса с возрастом, как это часто бывает. Наоборот, он выглядел излишне худым и жилистым, а морщинки вокруг глаз выдавали веселый характер.

– По этой дороге очень редко ездят, а сейчас тем более. Как вы тут оказались?

Крис сжал мне руку, намекая, что отвечать на вопросы будет он. По легенде, мы ехали за моими детьми, которые остались с дедушкой, а Крис – мой друг, с которым я путешествовала по Франции до того, как началось восстание.

– Нам нужно было попасть в Шотландию, чтобы забрать детей Дженнифер, – начал Крис. – Они гостили у дедушки, пока мы были во Франции. Когда началась вся эта неразбериха, мы надеялись пройти через горы, но Дженнифер поскользнулась на камнях и упала в реку.

– Вам надо было ехать напрямую, – сочувствующе покачал головой водитель. – Повстанцы не трогают местных жителей.

– Кто ж знал? – согласился Хаммер. – Теперь у нас и документов нет. Все осталось в горах. К тому же Дженни повредила ногу, ей сложно передвигаться пешком.

– Эх, и повезло же вам, что встретили меня. Сейчас отвезу вас к моей жене. У нас вы сможете перекусить и переодеться. Вот только врача поблизости нет: всех забрали с собой повстанцы.

– Спасибо, вы нас и так сильно выручили, – поблагодарил его Крис.

***

Я рассматривала местность в окно, не вступая в разговор. Буквально через несколько минут пути за поворотом показались первые дома на окраине поселка, а еще через минуту машина со скрипом притормозила у небольшого домика.

На пороге нас встретила жена водителя.

– Не откровенничай. Они могут быть из повстанцев, – тихо прошептал Крис, помогая мне выбраться из машины.

Пока мы в обнимку доковыляли до входной двери, Грегор уже успел рассказать жене о своих попутчиках, и женщина сразу же пригласила нас в дом.

– Я Мария, – представилась хозяйка.

Она выглядела немного моложе мужа, но в отличие от него ее тело имело пышные формы. Цветастое платье смотрелось идеально, а крашеные темные волосы были собраны в аккуратную прическу. Женщина явно следила за собой.

– Какие вы измученные, – засуетилась она. – Я как раз приготовила обед. Как лучше поступить: покормить вас сначала или отпустить в душ?

– Если наши грязные физиономии вас не смутят за столом, я бы сначала перекусила, – вырвалось у меня.

Хозяева облегченно улыбнулись и жестом пригласили за стол.

– Конечно-конечно, садитесь! – сказала Мария и потянула мужа на кухню.

Буквально через минуту они вернулись с тарелками дымящейся жижи. Я сразу же набросилась на еду, не обращая внимания, что та обжигает язык.

– Мы почти ничего не ели целые сутки, – оправдывался Крис, а мне было не до приличий.

Грегор тоже принялся обедать и в очередной раз пересказывать историю наших злоключений, уточняя некоторые моменты у Криса. Мария сочувственно качала головой, а когда разговор зашел о моей ноге, вскочила и тут же вернулась с аптечкой.

– Может дать обезболивающее пока? Ничего лучше я не нахожу. К ужину приедет наш сын, он точно знает, где сейчас можно найти доктора.

Я благодарно взяла таблетки и приняла сразу две. Тело страшно ломило, голова раскалывалась, но я наконец стала согреваться.

– А связи все еще нет? – как бы невзначай уточнил Крис.

– Нет, – покачал головой Грегор. – Все обрубили.

Когда мы закончили с едой, Крис вытащил из аптечки две упаковки бинтов и протянул их мне. Мария тем временем принялась искать чистую одежду.

– Боюсь, для Дженнифер я не найду подходящий размер, дам вам пока футболки нашего сына. Он примерно того же телосложения, что и Крис.

– У нас есть комната для гостей, там вы сможете отдохнуть, принять душ… – добавил Грегор.

– Только там всего один халат после душа, – предупредила хозяйка.

– Спасибо, Мария, – Крис взял полотенца и одежду из рук женщины. – Еда и теплая вода для нас – уже роскошь.

Удивительно, как Крис общался с этими людьми: от его колючести и неразговорчивости не осталось и следа. Пусть он и не болтал много, но все же мне казалось, что за последний час агент сказал им больше слов, чем мне за те несколько дней, которые мы провели вместе.

Крис помог подняться на второй этаж, посадил на диван и размотал мою ногу. Вид лодыжки не вызвал оптимизма. Наоборот, очередная волна отчаяния накатила на меня.

– Аккуратнее, – сказал Крис. – Не наступай на нее.

– Я врач, и я в курсе, как обращаться с ногой, – зачем-то сказала я. Прозвучало грубо, но агент проигнорировал мою реплику.

Он помог мне забраться в душ и исчез за дверью.

– Позови, если понадобится помощь, – послышался его приглушенный голос.

– Надеюсь, не понадобится, – прошептала я себе под нос.

Мне удалось раздеться довольно быстро, хотя со штанами пришлось немного повозиться. Вода смыла с меня пыль и грязь, а обезболивающее начало действовать. Мне становилось легче с каждой минутой. Я накинула махровый халат и попрыгала в комнату на здоровой ноге.

– Подай бинты, пожалуйста, – попросила я Криса, устроившись на диване.

– Давай помогу, – предложил он, но, не дожидаясь ответа, склонился над моей ногой.

– У меня уже и так чувство, что мне с тобой не расплатиться.

– Кажется, об оплате речи не было, – усмехнулся Крис, туго стягивая ногу бинтом. Его движения были уверенными и мягкими одновременно.

Закончив, агент кивнул в сторону телевизора и сказал:

– Следи за новостями. Я в душ.

Новости были не очень веселые. Сопротивление по-прежнему не впускало никого на захваченную территорию. Спустя какое-то время я отвлеклась и погрузилась в грустные размышления о ситуации, в которую попала. И даже не заметила, как Крис вернулся из душа. Когда же ему удалось привлечь мое внимание, до меня дошло, что на подлокотнике дивана лежала его майка, а я сидела на ней. Крис обращался ко мне, но я его не слышала.

Рейтинг@Mail.ru