Фейт: время вспять

Ольга Давлетбаева
Фейт: время вспять

Пролог

– Тебе пора уходить, Морган.

– Не тебе решать, – твердо ответил директор своему собеседнику на экране.

– Думал, мы не заметим, что ты закрываешь проекты Корпорации?

– Ты, наверное, забыл: БСР, как и Корпорация, подчиняются Совету. Не я решаю.

– Морган, ты напрасно играешь с огнем! Не уйдешь сам – тебя подвинут! – голос собеседника напитывал ярость с каждым новым словом.

– Министры не поддержали проект…

– Министрам необязательно знать обо всех проектах, – перебил директора мужчина. – Пакуй вещи. У тебя неделя. Корпорация пришлет своего человека.

Приступ удушья подступил к горлу Моргана еще в начале разговора, но директор БСР ослабил галстук только после того, как собеседник отключился.

Глава 1

2217 год.

Звук моря ласкал мой слух. Мы сидели на берегу, а дети резвились у кромки воды. Вот уже шесть лет мы жили на острове в Индийском океане. На Большой Земле не распространялись о том, что некоторые острова и даже Австралия отказались от размещения баз БСР на своей территории. Эти земли назывались Резервацией.

В то время как все остальные государства подчинялись единому руководству в лице БСР и имели одно законодательство, в Резервации сохранился прежний уклад, который существовал до Третьей мировой войны. И все же, я думаю, Бюро следило за местными жителями хотя бы посредством мобильной связи или через Сеть – от БСР не скрыться. Не зря же секретная база самой могущественной организации занимала целый материк, и Бюро имело множество филиалов на Большой Земле.

Теперь я понимаю, как хорошо, что мы встретили Моргана в порту, когда шесть лет назад решили исчезнуть с глаз БСР. Директор Бюро нас отпустил, мы больше не чувствовали себя в бегах.

Деймон купил недостроенный дом. Первый год мы жили в спартанских условиях и постоянном ремонте. Зато теперь у нас был дом мечты. Деймон устроился в пожарную службу, а я почти пять лет провела дома с детьми. Затем я начала работать в больнице: в Резервации медики очень ценились. Сначала я ездила на работу несколько раз в неделю, а когда дети пошли в школу, стала проводить в больнице первую половину дня по будням.

Казалось, Бюро, тренировки, секретные задания и вся моя прошлая жизнь – всего лишь сон.

Муж нежно коснулся руки, выдернув меня из размышлений.

– Пожалуй, нам пора. Мне скоро на смену.

– Ника! Роберт! – позвала я детей.

Но первым ко мне подскочил пушистый пес Граф, помахал хвостом и лизнул руку. Деймон потрепал его за ухом, и мы поднялись с теплого песка.

Да, кстати, познакомьтесь: Ника и Роберт – близнецы. Жизнь решила подшутить надо мной и, несмотря на мою уверенность в бесплодии, подарила сразу двух чудесных малышей.

В девятнадцать лет я серьезно заболела, мой недуг пришелся на начало очередной вспышки мутировавшего вируса. Я оказалась в списках первых пораженных. Врачи не нашли еще конкретного лекарства и экспериментировали на нас. Последствия бессистемного лечения плачевно сказались на моей репродуктивной системе – я не могла иметь детей. Но путешествие в прошлое каким-то образом изменило этот факт, и теперь я – мама замечательных близнецов.

Пожалуй, сегодня вы бы меня не узнали. От прежней Дженнифер Фейт остались разве что длинные рыжие волосы. Я больше не подводила глаза жирным черным карандашом, как делала раньше, видимо, пытаясь заявить окружающим, что я вовсе не милая и со мной не стоит заводить дружбу. Ну, знаете, как та маленькая собачка, которая сама на всех бросается, чтобы напугать на всякий случай. Сейчас же на мне длинное светлое платье и шляпа с широкими полями, словно я сошла с обложки какого-то старого журнала. А обнимает меня Деймон Борн, в прошлом – один из лучших спецагентов Бюро Секретных Расследований, и мой любимый муж – в настоящем.

***

Я спала в гостиной на диване, когда вошел Деймон. Мой экран валялся на полу. Вероятно, я выронила его из рук, когда задремала.

– Привет, – ласково сказала я, протирая глаза.

Деймон нежно поцеловал меня, недовольно покосившись на экран.

– Ты, наверное, голодный, – попыталась отвлечь его я.

– Нет, уже поздновато для ужина, – хитро улыбнулся муж. – Снова читала свои страшные книжки со страшными словами?

Он притворно скорчил гримасу.

– Да, знаешь, я тут подумала, может мне записаться на учебу онлайн?

Он тяжело вздохнул.

– Знаю, ты не очень одобряешь, – начала я, но Деймон перебил:

– Нет, я не «не одобряю». Я просто беспокоюсь о тебе. Ты полдня в больнице, потом дом, дети, ночью – эти книги. Ты устаешь.

В нашем поселке не было ни школ, ни больниц. Вся «цивилизация» находилась в соседнем более оживленном городке, куда приходилось ездить каждый день. Там я и работала полдня, пока дети были в школе.

– Ты прав, конечно, но ты же знаешь меня, я не могу быть в стороне. Я хочу разобраться в записях Арчи, а я ровным счетом ничего не понимаю!

Незадолго до своей смерти мой отчим занялся разработкой лекарства от рака, но не успел закончить исследования. В то время я училась в университете и не жила с ним, а вернувшись на похороны, обнаружила полный дом агентов БСР, которые вынесли всю технику Арчи и разобрали его лабораторию. Позже, проникнув на базу БСР, мне удалось заполучить чип с изысканиями отчима благодаря помощи Деймона.

– Дженни, я поддерживаю тебя, правда… – муж замер, словно взвешивая, продолжать или нет. – Я даже приготовил для тебя небольшой сюрприз. Думал, ко дню рождения, но мне удалось закончить гораздо раньше. Пожалуй, я не смогу уснуть, если все-таки не покажу тебе. Накинь что-нибудь, на улице уже прохладно.

– Сейчас? В два часа ночи?

Он кивнул, довольно улыбаясь.

– А дети? Вдруг проснутся?

– Это тут рядом. Оставим Графа на страже.

Пес радостно завилял хвостом и снова устроился в кресле, где мирно дремал до возвращения Борна.

– Деймон, ты меня пугаешь.

– Тебе понравится, я уверен.

Я набросила на себя пуловер и обула кроссовки. Деймон терпеливо ждал. Мы вышли из дома в прохладу и свежесть ночи. Миновав соседский дом, прошли вглубь небольшого сквера и направились к постройке, которая уже много лет пустовала. В Резервации такие здания и дома были не редкость: подростки оканчивали школу, уезжали учиться на Большую Землю и многие не возвращались. Жизнь в глуши не всем была по вкусу.

Деймон открыл дверь и зажег свет. Из-за темноты мне не удалось рассмотреть здание снаружи, но внутри оказалось чисто. Было видно, что ремонт закончили совсем недавно.

– Что это? – спросила я.

– Твоя больница.

– Что значит «моя»? – не поняла я.

– Все просто. Я выкупил это здание и обустроил его. Теперь тебе не нужно мотаться в город в больницу, можно работать рядом с домом. Осталось только какой-то там экзамен сдать, сертификат получить, заказать медоборудование… Но с этим ты справишься, я уверен.

Он не сводил с меня глаз, следя за моей реакцией.

– Деймон, ты просто сошел с ума!

– Не принимаешь подарок? – муж притворно надул губы.

– Не могу поверить!

– Я хочу, чтобы ты была счастлива, – Деймон серьезно посмотрел мне в глаза.

– Нет, ты сумасшедший! Я и так безумно счастлива!

– Только подучиться онлайн для полного счастья осталось, – припомнил он, скривив губы в ехидной улыбке.

Я тихонько толкнула мужа в плечо и пошла вперед, заглядывая в комнаты, выходящие в коридор. В некоторых из них уже была необходимая мебель для приема посетителей – столы, стулья, кушетки. Хоть сегодня начинай прием.

– Деймон, это… – я не договорила.

Его губы нежно коснулись моих, а рука скользнула от моей шеи вниз по спине.

– Сейчас ты доиграешься! – пригрозила я мужу, усмиряя мурашек, которые норовили расползтись по всему телу от прикосновений мужа.

– Прости. Я нарочно использовал запрещенный прием, – признался он, хитро улыбаясь.

– Напрашиваешься на благодарность? – лукаво прищурилась я.

– А что? Не заслужил? – притворился обиженным Деймон.

– Я просто в шоке! Я не могу поверить! Ты сумасшедший! – никак не могла успокоиться я, но Деймон закрыл мой рот поцелуем и потянул меня в кабинет.

***

Утром мы готовили тосты и чай, попутно обсуждая планы.

– Пришли приглашения от Боба и Эмбер, через выходные у них свадьба. Надеюсь, ты не забыл?

– Забыть о свадьбе младшей сестры? – возмутился Деймон. – А ты сама уже определилась с нарядом?

– О! Это сложный вопрос, – рассмеялась я.

– Я так и знал! – Деймон закатил глаза.

– Я тут подумала…

– Так, подожди, – муж положил нож на стол и повернулся ко мне. – С этой фразы всегда начинается что-то безумное.

– Да, так и есть, – виновато улыбнулась я. – Хочу предложить поехать к Моргану в четверг, например. Погостим пару дней, а оттуда отправимся на свадьбу.

Деймон напрягся и оценивающе посмотрел на меня.

– Не понимаю, – начал он. – Зачем?

– Милый, он тебя растил…

– И что? – резко перебил муж.

– Ты не должен вечно дуться на него. Он оставил нас в покое, а мог бы…

Действительно, Деймон боялся, что Морган не отпустит его. Из секретной организации не так-то просто уволиться, особенно если ты ценный сотрудник. Договор о неразглашении информации каждый работник подписывает пожизненно. Даже если ты уходишь, нельзя просто исчезнуть: ты всегда должен быть на виду у Бюро Секретных Расследований. Они хотят быть уверены, что ты не нарушаешь правила.

Морган с детских лет готовил Деймона на замену себе, а потом так просто отпустил – что-то в этом было странное. Борн опасался, что отчим может помешать нам уехать. Но тогда в порту директора БСР мы видели в последний раз: он никогда не звонил и не искал встречи с нами. Я поверила, что Морган не желает нам зла. А Деймон еще не уверен?

– Мы могли бы познакомить его с детьми…

 

– Я не считаю это необходимым, – отрезал муж и сосредоточился на размешивании в кружке сахара, который никогда не добавлял в эспрессо.

– Пожалуйста, милый, подумай, – я дотронулась до его руки и тем самым прекратила монотонные действия Деймона.

– Он лишил меня общения с Эмбер. Он сказал, что у меня никого нет. Мои родители погибли в автокатастрофе. У меня не было ни их фотографий, ни какой-либо информации о том, кто они такие.

Муж произносил это спокойно, без экспрессии, но за его короткими фразами проглядывали боль и обида.

Более тридцати лет назад при строительстве базы БСР был обнаружен довоенный бункер, в котором сохранились две действующие камеры заморозки со «спящими» детьми – Деймоном и его младшей сестрой Эмбер. Ученым удалось их разморозить, но дальше пути брата и сестры разошлись. Морган оставил Деймона на базе и воспитывал, как собственного сына, а Эмбер отправил в приемную семью на Большую Землю. И если бы не мое появление в БСР, эта семейная тайна, возможно, никогда бы не выплыла наружу.

– Я знаю, милый, но он думал, что так будет лучше.

– Он растил меня, как солдата. Без чувств и эмоций, без права на свои интересы. Я был, словно робот. Выполнял все приказы. Я не жил…

– Знаю, Деймон, все, во что ты верил, оказалось пылью, – продолжила я за него то, что он обычно говорил в таких случаях. – Но теперь же ты счастлив? Ты на своем месте?

– Да, теперь я с тобой. Я живу, – усмехнулся он и поднял глаза на меня.

– Пожалуйста, подумай, – попросила я. – Это очень жестоко обрывать все связи с ним.

– Ладно, – ответил Деймон, но по его тону я понимала, что уговорить мужа почти нереально. Тем более этот разговор я заводила уже не в первый раз.

– Показали бы детям Шотландию, – умоляюще протянула я.

– Дженни, я не верю ему. Больше нет, – Деймон резко встал из-за стола, так и не притронувшись к кофе.

– Пожалуйста, ради меня.

Муж замер на некоторое время и продолжил:

– Ты думаешь, что он может быть твоим отцом?

Этот вопрос Деймон задал впервые, хотя наверняка мы оба задумывались об этом время от времени.

Тогда в порту, когда мы виделись с директором в последний раз, Морган намекал на что-то такое. В тот момент я не могла осознавать все, о чем говорилось, из-за страха, что директор не отпустит нас. Спустя время я стала вспоминать его слова, но ничего конкретного в них не было. И я не уверена, хочу ли знать правду. Для правды слишком поздно, пожалуй.

Меня растил самый лучший отчим на свете, а родного отца я не видела ни разу. Так уж ли важно, чья кровь течет в тебе?

– Не знаю, – ответила я мужу.

– Я бы не верил его словам. Он скажет, что угодно, чтобы вернуть нас в БСР.

– Шесть лет прошло… Не думаю, что он столько бы выжидал. Мне кажется, он все-таки любит тебя.

– Только не надо этого, – отмахнулся Деймон.

– Прости. Давай просто заедем повидаться. Он уже стар.

– Ох, не знаю. Мучаешь ты меня, Дженнифер.

Неожиданно телевизор, бубнивший в гостиной, привлек внимание Борна. Он коснулся панели на стене и увеличил громкость.

– «… Директор БСР уже находится дома, кризис миновал. Но пока неизвестно, вернется ли он к должности».

Лицо Деймона побледнело.

– Сердечный приступ, – тихо выдохнул он. – Позвони ему, узнай, уместно ли будет, если мы заедем.

***

Морган осел в милом двухэтажном доме в горах Шотландии. Когда арендованная машина остановилась, известив нас о прибытии в место назначения, электрозамок щелкнул и ворота разъехались, пропуская автомобиль во двор.

– Чудесный сад, – удивился Деймон.

– Похоже на старинный замок, – восхищенно протянула Ника.

– С привидениями, – воодушевленно добавил Роберт.

На крыльце уже ждал Морган.

За последние шесть лет он сильно изменился. Седина покрыла голову, а морщины глубоко въелись в лицо. Лишь ясные глаза и волевой подбородок выдавали прежнего директора БСР.

– Как я рад, – воскликнул он, когда мы вышли из машины. Старик аккуратно обнял меня, вероятно, хотел обнять и Деймона, но тот опередил его, протянув руку для рукопожатия.

– Это Ника и Роберт, – представила я близнецов.

– Ты наш дедушка? – бесцеремонно поинтересовалась Ника у Моргана.

Впервые я видела директора растерянным. Выжидающе посмотрела на Деймона, и тот утвердительно кивнул головой.

– Да, – добавил Борн.

– Ура! У нас есть дедушка! – закричали дети и побежали в гостиную.

– Мам, посмотри, какой здесь огромный телевизор! На всю стену!

Я изобразила изумление.

– В Резервации все немного первобытно, – пояснил Деймон Моргану.

– Да, я слышал, что местные не очень любят технику.

– Ну не совсем так, я без робота-уборщика не могу представить свою жизнь, – попыталась пошутить я.

– Я как раз установил себе кухонный шкаф, – похвастался Морган. – На базе беспокоиться о еде не приходилось, а тут я слишком редко появлялся, чтобы думать о готовке. Правда, я пока до конца не разобрался, как с этим шкафом управляться. В БСР стояли более старые модели. А тут такое разнообразие блюд, что жизни не хватит все попробовать.

После войны сказывался недостаток продовольствия. Почти весь животный мир был под угрозой вымирания, массовое употребление в пищу многих животных, птиц и рыб было невозможно. Тогда ученые создали «искусственную» еду. По составу витаминов и минералов она даже превосходила натуральную, но имела не очень привлекательный вид кашеобразной смеси, хотя на вкус часто была близка к своему оригиналу. Со временем этот недостаток тоже удалось исправить, и современные кухонные шкафы выдавали весьма привлекательные на вид блюда.

– Кстати, вы, должно быть, устали с дороги. Голодны? Как раз можно испытать моего «повара», – предложил старик.

Отказываться мы не стали. Из Резервации до Шотландии пришлось добираться больше суток: только перелет занял 20 часов, а до этого еще нужно было покинуть наш остров, чтобы попасть в аэропорт, и по прилету в Шотландию доехать до дома Моргана. Мы, конечно, не голодали все это время, но возможность спокойно устроиться за столом приятно радовала.

За ужином беседа стала непринужденнее. Медленно, но верно между Морганом и Деймоном таял лед. Темы работы и здоровья они почти не касались, к моему облегчению. Ужасно не хотелось омрачать наш визит острыми темами.

Погуляв в саду перед сном, мы уснули, как младенцы. Хотя… Кто придумал это выражение? Младенцы спят как раз-таки паршиво, я-то уж знаю.

Когда утром мы с Деймоном проснулись и спустились вниз, ни Моргана, ни детей в доме не было. Похозяйничав на кухне, мы соорудили завтрак и как раз приступили к нему, когда дети вернулись.

– Где вы пропали? – весело поинтересовалась я, хотя видела, что Деймону «исчезновение» близнецов было не по душе.

– Нам дедушка показывал подземный ход! Представляете? – возбужденно ответил Роберт.

– Да! – согласилась Ника. – Отсюда можно попасть сразу в горы!

От меня не укрылось, что Деймон сильно сжал скулы от злости. Я нежно коснулась его руки и ласково улыбнулась ему.

– Извини, Деймон, – произнес Морган вполне искренне. – Я должен был спросить разрешения… Не хотелось вас будить.

– Ладно, – отрезал Борн, чтобы закрыть эту тему. Но я-то видела, что муж еще не остыл.

– Во сколько вы уезжаете? – поинтересовался старик.

– Часа в три. Нам надо оставить детей у моей сестры в Эдинбурге и утром улететь в Париж на свадьбу Эмбер и Боба, – ответила я.

– Что ж, я еще хотел бы показать вам конюшню. Она немного в стороне от дома, надо проехать на машине.

– Конюшня? – наперебой закричали дети. – С настоящими лошадьми?

– И даже пони! – хитро улыбнулся Морган. – Их там разводят, и я знаю хозяина этой конюшни.

После Третьей мировой войны самым простым и менее затратным способом восстановления численности вымирающих видов животных и птиц стало клонирование, поэтому конюшни детям видеть еще не приходилось, да и мне, если честно. Я даже в какой-то момент усомнилась в том, что покинула Резервацию. Никак не ожидала, что в Шотландии могут быть такие тихие деревушки, где жители сами разводят скот. Возможно, сказывалась месторасположение поселения – оно было в трех часах езды от Эдинбурга, окруженное горами с двух сторон, тем самым в какой-то мере отрезанное от цивилизации с ее мегаполисами, небоскребами и навесными скоростными трассами.

Морган выжидающе посмотрел на Деймона, тот лишь пожал плечами.

– Тогда собираемся! – решила за всех я.

Время на ферме пролетело незаметно. Пока Морган возился с детьми, показывал им лошадей и катал по очереди на пони, я ловила встревоженные взгляды Деймона. Было видно, что морально Морган уже готов уйти в отставку и зажить спокойной жизнью в этом тихом месте. И Деймон, очевидно, опасался, что директор вот-вот заведет разговор о его замене в БСР и разрушит хрупкое спокойствие этого момента.

К счастью, ничего такого не случилось.

– Быстро обедаем и собираемся! – предупредила я детей, когда мы вернулись в дом Моргана.

Я взяла в руки телефон и обнаружила пропущенный звонок от сестры.

По правде сказать, Эллис приходилась мне сводной сестрой. Моя мама работала в детском отделении при родильном доме. Одной женщине не разрешали рожать по состоянию здоровья, но она рискнула, отдав при этом свою жизнь. Мама выхаживала новорожденную, затем помогала отцу девочки советами, так они и сошлись. У меня появилась сестра Эллис и отчим Арчи.

– Мы уже собираемся… – вместо приветствия поспешила сообщить я сестре. Она по-прежнему жила в нашем родительском доме в Шотландии. К удивлению, моя неугомонная младшая сестренка уже два года работала в одном месте и около семи лет встречалась с одним и тем же парнем. Хотя еще некоторое время назад подобное постоянство для нее было чем-то немыслимым. – Что? Ты вызывала врача? Ладно, отдыхай. Не переживай! Мы что-нибудь придумаем.

– Что случилось? – спросил Деймон, когда я убрала телефон в карман.

– Эллис заболела, так что детей возьмем с собой на свадьбу. Можно уже не торопиться, раз не придется заезжать к сестре. Поедем сразу в аэропорт.

– Вы можете оставить детей здесь, – предложил Морган. – Повеселитесь.

– Да! Да! – наперебой закричали близнецы.

– Кажется, погулять на свадьбе полночи вы тоже хотели? – напомнила я детям.

– Но тут лошади! Живые!

– Дедушка устал, – твердо заявил Деймон. – Он недавно болел. Ему нужно отдыхать.

– Деймон, один день я легко выдержу, – сказал Морган. – Вы можете улететь утром, а ночью или назавтра вернуться. Это же всего сутки или чуть больше.

– Ну, папа! – Ника умоляюще потянула Деймона за руку.

Деймон посмотрел на меня, ожидая узнать мое мнение. Я лишь неуверенно пожала плечами.

– Нас не будет всего один день…

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – вопили дети, повиснув на Деймоне с обеих сторон.

– Только если не будете докучать дедушке, – сдался он после мучительных колебаний.

– Ты самый лучший папа, – Ника чмокнула Деймона в щеку и крепко обняла. Несмотря на свой юный возраст, дочка знала, как вить веревки из отца. Ей это удавалось лучше, чем Роберту.

Спустя несколько часов мы с Деймоном впервые за последние шесть лет садились в самолет вдвоем. Но, по правде говоря, у меня были тревожные ощущения с примесью утраты, словно от меня оторвали кусочек, нежели радостное чувство свободы, которое должны чувствовать молодые родители, впервые за долгие годы оставшиеся вдвоем. Теперь дети занимали важную часть нашей жизни.

***

Эмбер, сестра Деймона, прожила во Франции всю свою жизнь, именно потому было решено устроить свадьбу здесь. Ее приемные мать и отец производили приятное впечатление любящих и заботливых родителей, и Деймон был очень рад тому, что его сестра выросла в обычной семье, жила нормальной жизнью без тренировок на износ в БСР и без завышенных требований к себе. Она стала учителем музыки в школе, обожала детей, и они отвечали ей взаимностью. Даже странно, что мой лучший друг Боб успел «заполучить» Эмбер, ведь на момент их знакомства у нее был парень, с которым она встречалась достаточно долго, чтобы можно было официально считать его женихом. Но их отношения медленно увядали, а предложения руки и сердца все не поступало.

Когда родились Ника и Роберт, мы пригласили на остров, в наш райский уголок, самых близких людей: моих друзей-хакеров Боба и Стива, мою сестру Эллис и сестру Деймона Эмбер. Именно тогда Боб и Эмбер впервые встретились. Возможно, мы были слишком заняты свалившимися на нас родительскими хлопотами, что узнали про их отношения только, когда они приехали к нам в первый день рождения детей.

Может быть, полноценной парочкой они тогда еще не стали, но уже было понятно, что это отнюдь не вторая их встреча и между ними явно что-то есть. И вот спустя пять лет Эмбер стояла в белоснежном платье, бледнела, краснела и снова бледнела от нервного напряжения:

 

– Ну, когда уже? Я не могу больше ждать! – взмолилась Эмбер.

Пока я помогала ей поправить выбившиеся локоны из прически, Деймон отправился поддерживать жениха. И у меня было ощущение, что его задача куда легче.

– Ты прекрасна! – сказала я и положила свою ладонь на руку Эмбер. – Осталось всего пять минут до начала.

Я смотрела на нее и немного завидовала по-доброму. У нас с Деймоном не было свадьбы, белого платья и гостей. На остров мы приехали уже семейной парой без каких-либо предварительных церемоний. Сейчас, глядя на Эмбер, я гадала: смогла бы я вынести это торжество или тоже бы нервничала, так и не ощутив удовольствие от праздника.

Скорее всего, второе, ведь расслабиться окончательно мне удалось лишь в ресторане и после второго бокала вина. Мы так веселились и танцевали, что мне непременно захотелось повторить это снова, пусть даже для этого придется организовать собственную свадьбу.

После чудесного вечера последовала не менее чудесная ночь в отеле. А утром, вернее, к обеду мы вскочили с постели в панике, что чуть не проспали свой рейс. Бегом вбежали в здание аэропорта и непонимающе уставились на табло.

– Деймон, – промямлила я. – Рейс отменили. И следующий тоже.

– Вижу, – серьезно ответил он, наморщив лоб. Нервная дрожь пробежала по телу еще до того, как нехорошее предчувствие сдавило грудь. Деймон подбадривающе сжал мою ладонь и пошел к информационным экранам.

Издали я заметила красную полоску внизу кадра, обозначающую срочные новости, и теперь действительно мое состояние было близко к панике.

– Террористический акт в горах Шотландии. Количество жертв пока не установлено, – вещала диктор с экрана.

– Не паникуй, – твердо сказал Деймон и еще крепче сжал мою ладонь. – У нас пока нет никакой информации об этом. Вообще.

Муж говорил уверенно и бесстрастно, но от меня не укрылось, что он стал выдавать короткие фразы. Когда долго живешь с человеком, начинаешь замечать вещи, способные передать состояние близкого без лишних слов.

Мы быстро двинулись к выходу и сели в такси. Все время в пути Деймон набирал номер Моргана, но, к сожалению, связи не было.

Едва мы подъехали к дому, как Эмбер открыла входную дверь, словно ждала нас.

– Где Боб? – спросил Деймон без всяких приветствий, вытаскивая наш чемодан из багажника машины.

– В ближайшем филиале, – тихо ответила Эмбер.

Деймон быстро отнес сумку в прихожую, выскочил из дома и уже на ступеньках в последний момент обернулся, обнял меня и повторил:

– Не паникуй. Я сейчас поеду и все узнаю. Договорились?

Он стоял на несколько ступенек ниже и смотрел прямо в мои глаза. Уверенно и в то же время мягко. Я верила ему и даже нашла в себе силы слегка улыбнуться. Он подмигнул и скрылся в такси.

– Эмбер, ты что-нибудь знаешь? – спросила я, как только входная дверь закрылась за нами.

– Нет, Боб поехал в БСР, чтобы выяснить, что произошло. Не переживай, сейчас они все узнают.

Эмбер обняла меня и продолжила:

– Пойдем на кухню, я сделаю нам мятный чай и сэндвичи.

Аппетита, конечно, не было. Я сидела, уставившись в телевизор, и слушала, как повторяют одну и ту же скупую информацию. Дрожащими руками снова и снова набирала номер Моргана. Эмбер пыталась меня поддержать, хотя и ей пришлось несладко: наверняка не такое утро после свадьбы она себе представляла.

Девушка тоже ничего не ела и выглядела очень бледной.

– Эмбер, ты в порядке? – спросила я.

– Да, – вяло улыбнулась она.

– Ты выглядишь болезненно. Тебе точно не нужно показаться врачу?

– Токсикоз замучал, – неожиданно призналась она.

– Как здорово! Поздравляю вас! – я обняла Эмбер. На моих глазах выступили слезы радости. С появлением детей я стала очень сентиментальна. И в то же время внутри что-то сжалось от невыносимой боли, ведь я не знала, что с Никой и Робертом сейчас.

За окном скрипнули тормоза такси. Очень вовремя: я уже истерзала себя вопросом, почему я не поехала вместе с Деймоном в БРС. К тому моменту мои мысли перешли к зарисовке страшных вариантов развития событий, а это грозило перерасти в истерику.

На пороге появились Деймон, Боб и Стив. Их серьезный вид говорил сам за себя: это не недоразумение.

– Нам нужно уехать в Шотландию, – сразу заявил Боб.

Ноги подкосились от таких новостей, но Деймон тут же оказался рядом и поддержал меня.

– Рыжик, все хорошо, – произнес он своим бархатным голосом. – Ты же знаешь, у Моргана есть убежище. С ними все в порядке.

Короткие предложения выли сиреной в моей голове. Я уставилась огромными глазами на Борна.

– Если ты думаешь, что только что поддержал меня, ошибаешься! Я испугалась еще больше!

Я сама себе удивилась, что смогла произнести такую логичную фразу, но мой шепот выдавал ужас, который я испытывала в этот момент. Деймон мгновенно исправился:

– Прости, – он мягко коснулся моей щеки своей большой и теплой ладонью. – Я бы хотел сохранить в тайне некоторые вещи, которые мы выяснили, ради твоего спокойствия, но боюсь, что ты все равно это узнаешь из новостей рано или поздно.

– Деймон! – рявкнула я из последних сил, чувствуя, как уходит земля из-под ног.

– Похоже, это было покушение на Моргана, – взял инициативу в свои руки Боб. – В Шотландии вспыхнуло восстание против действующей власти. В горах развернули свои перевалы войска и никого не пропускают кроме мирных жителей. Другой информации нам получить не удалось.

– Нужно ехать в наш штаб, в гараж, – добавил Стив. – Там оборудование, которое нам необходимо, чтобы выяснить как можно больше. К тому же мы будем совсем рядом с захваченной территорией.

– Я соберу отряд из лучших агентов, и мы проникнем в убежище Моргана, вытащим его и детей, – пообещал Деймон.

Мы с Эмбер замерли, словно парализованные, и не могли проронить ни звука.

– Боб, давай ты останешься, – вдруг заявил Деймон. – В филиале БСР есть новейшее оборудование, защищенный канал связи. Ты сможешь присматривать за девчонками и держать их в курсе.

Боб протестующе поднял руку, но Стив ответил раньше:

– Да, Боб, так будет лучше.

Он поднял брови, словно хотел сказать что-то еще, но это было секретом.

– Так будет безопаснее, – догадалась я. – Если ваш штаб раскроют…

Эмбер за все время разговора не проронила ни слова, а после моей последней реплики резко побледнела и побежала в ванную.

– С ней все в порядке? – Деймон нахмурил брови и пристально уставился на Боба.

Глаза Боба потеплели, и он скромно сказал:

– Мы ждем ребенка.

– Боб! – Деймон хлопнул того по плечу. – Поздравляю!

– Здорово, Боб! Я тоже рад за вас, – присоединился Стив. – Тем более тебе нужно остаться здесь.

Он осекся.

– Стив, я не дурочка. Я понимаю, как это опасно, можешь при мне говорить все, – твердо заявила я. – Если они знают, где укрылся Морган, они могут знать и про ваш подвал.

Я вздохнула и мягче добавила:

– Я очень ценю твою заботу, правда. Я всегда знала, что мне повезло с друзьями.

– Дженни, это еще и наша работа, – грустно улыбнулся Стив.

– И поэтому тоже я должен поехать! Мы же уже все обсудили, – продолжал настаивать Боб.

– Да, Боб, но ты нужен им здесь, – Деймон посмотрел на меня и Эмбер, которая как раз вышла из ванной. – К тому же нам не помешает связь снаружи.

– Вместе мы справимся быстрее, – гнул свою линию Боб.

– В местном филиале отличные системы слежения, – заявил Стив. – Это даже плюс, что мы не будем сидеть в одном подвале.

– К тому же в дороге наши возможности будут ограничены, – согласился Деймон. – А ты можешь начать работу прямо сейчас.

– Ладно, парни, хватит трепаться, – отрезал Стив. – Нужно выдвигаться.

– Деймон, я тоже поеду! – безапелляционно заявила я.

– Нет, Дженни, – отрезал муж. – Ситуация может измениться в любой момент, и я должен знать, что по крайней мере ты в безопасности.

– Но там Эллис, и я буду ближе…

– Нет, Рыжик, нет, – перебил Деймон. – В Эдинбурге ближайший штаб к захваченной территории, пока там спокойно, но никто не знает, что может произойти. Я не хочу рисковать еще и тобой.

– И Эмбер будет спокойнее, если ты будешь рядом, – добавил Боб, хотя все понимали, что спокойнее будет прежде всего ему, а не Эмбер.

Я вперилась взглядом в мужа, и некоторое время мы сверлили глазами друг друга. Серьезный вид Деймона говорил мне, что переубедить его я не смогу.

– Как вы поедете? – сдалась я и жалобно посмотрела на Деймона. Больше всего на свете мне не хотелось сейчас его отпускать.

– Мы возьмем машину в БСР, – сказал Деймон твердым командным тоном агента Борна, которым он был шесть лет назад. – Пуленепробиваемый джип со спутниковой связью и с хорошей проходимостью.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru