О дивный старый мир

Ольга Александровна Орлова-Давыдова
О дивный старый мир

Глава I

In the midst of life we are in death, earth to earth, ashes to ashes, dust to dust, in sure and certain hope of the Resurrection.

Thomas Cranmer

– Ребята, сюда!

В ночной темноте сверкнул одинокий фонарик и осветил небольшое каменное строение с резным портиком и массивной старой дверью. Вокруг стояла мертвая тишина, прерываемая только шуршанием ветра в старых липах. Трое молодых людей осторожно приблизились к склепу и осмотрели его. Мох пышным ковром покрыл стертые временем ступени и скрыл глубокие трещины. От богатой лепнины, когда-то украшавшей стены, остались только сколы на стенах и несколько бесформенных камней вокруг склепа.

– Ник, тут замок, – сказала молодая девушка в джинсовой куртке и указала на дверь.

– Где? Мой ключ должен подойти, – откликнулся Ник и подошел ближе, – Райан, посвети мне.

Втроем они нагнулись над засовом. Ржавый, тяжелый ключ с трудом провернулся в замке. Что-то громко щелкнуло, и засов упал на влажную от тумана землю. Ник осторожно приоткрыл дверь и первым протиснулся внутрь.

– Дана, держись рядом.

– Хорошо.

Они огляделись по сторонам. На стенах склепа красовались старинные надписи на латыни, каменная лепнина причудливо огибала свод и терялась в углах. В центре высилась статуя скорбящего ангела с серыми крыльями, на его печальном лице пролегла глубокая трещина. Пахло сыростью и плесенью.

– Ищите подсказку, – сказал Райан и не без опаски сделал пару шагов вперед. – У нас почти не осталось времени.

Дана и Ник переглянулись, но не успели ничего сказать друг другу, как вдруг из-за статуи послышалось сдавленное рычание. Все трое замерли на месте.

– Вы это слышали?! – шепотом спросила Дана, прижав руки к груди.

Рычание повторилось, на этот раз четче. Райан в один прыжок оказался у двери. Ник опасливо покосился на статую, загородив собой Дану. Вдруг из-за спины ангела показалась страшная, черная рука в оборванных одеждах. Рычание превратилось в нечленораздельные звуки, отдаленно напоминавшие речь. Медленно из укрытия показалась сгорбленная фигура с растрепанными волосами. Когда Райан осветил ее фонариком, на ребят со злобой уставились огромные, желтые глаза.

– Бежим! – завизжал Ник и, схватив Дану за руку, выбежал из склепа.

Они бросились бежать, но монстр оказался проворным. Он побежал следом и громко закричал. Ребята перепугались еще больше. Они перепрыгивали покосившиеся надгробные камни, обегали каменные изваяния ангелов, но мертвец не отставал. Ледяной страх забрался им в души, а жуткий крик монстра слышался, казалось, со всех сторон.

Вдруг Ник споткнулся о старую могильную ограду и неловко повалился на землю, утянув за собой Дану. Райан обернулся и увидел, как над ними зависла безобразная фигура мертвеца. Он занес руку и истошно заорал. Райана сковал страх, он не мог пошевелиться, чтобы помочь друзьям. Дана закричала и закрыла лицо руками. Ник зажмурился. Это конец.

Внезапно в складках старой одежды мертвеца что-то завибрировало. Он на секунду замер, потом спохватился и одним ловким движением вытащил из внутреннего кармана мобильник.

– Все, ребята, время вышло! – крикнул он и протянул руку, чтобы помочь Нику и Дане встать.

Райан облегченно вздохнул и подошел ближе:

– Это был самый незабываемый квест в моей жизни! Спасибо, мистер Коффин! Мы обязательно вернемся, чтобы пройти до конца.

Мертвец дружелюбно помахал рукой в ответ:

– Когда будете уходить, скажите оборотню, что я жду его и призрака у себя в домике!

Мистер Коффин принял деньги, пожал ребятам руки и поковылял к своему домику прямо на границе кладбища Уилбери. Костюм неудобно стеснял движения, да и промозглый осенний ветер легко забирался под свободные рукава. Дасти Коффин снял тряпье и бросил на сундук в прихожей, наскоро вытер с лица грим и заварил себе крепкий кофе. Вскоре пришли двое других «монстров», он рассчитался с ними и, пожелав удачного дня, распрощался.

На рассвете мистер Коффин разогнал с кладбища тех редких бездомных, которые не пугались ночевать здесь, и обошел свои владения. Он одиноко гулял между старыми усыпальницами семнадцатого века, проходил мимо помпезных надгробных камней восемнадцатого столетия, заботливо поправлял венки и срывал с некоторых крестов мох.

Раньше вымощенные широкие дорожки теперь сузились в два раза и превратились в грязные тропинки. На некоторых участках кладбища совсем не осталось свободных мест, и однотипные современные могилы жались друг к дружке, совсем как пассажиры лондонского метро. Глядя на их столпотворение, мистер Коффин неизменно представлял, как здорово здесь было раньше.

До изобретения ботанических садов и парков люди проводили свое время на кладбищах, устраивали пикники и приходили погулять под цветущими деревьями, полюбоваться цветами и изысканными памятниками. Теперь кладбища опустели, перестали заглядывать даже туристы. Мистера Коффина сильно расстраивало, что люди забыли про Уилбери, поэтому он по примеру соседнего кладбища решил организовать интерактивное представление с экскурсией. На квест приходило много молодежи, но вот на бесплатную экскурсию никто не оставался. Люди перестали посещать могилы своих родственников, похороны случались все реже и реже.

«Не кладбища навевают траур, а то, как люди перестают о них заботиться».

Уилбери разрослось до огромных размеров, и мистер Коффин не всегда успевал следить за порядком. Да и кому это было нужно? Вот и сегодня смотритель с досадой оглядел ряды серых, безжизненных камней, там, среди них время напрочь застыло. Все эти люди, и их истории превратились теперь в короткие эпитафии на памятниках. Время беспощадно ко всем. Пытаясь отвлечься от грустных мыслей, Дасти вспоминал былые годы, когда на кладбище работал его дед, прадед и совсем далекие предки. Те времена казались ему безупречными, в них он находил успокоение и жалел, что родился так поздно. В мире, где уже никому не нужны кладбища.

У одного склепа мистер Коффин остановился. Элегантное строение с четырьмя небольшими изящными колоннами возвышалось на три метра и поражало своей искусной отделкой. Герб над дверью изображал древние символы рода мистера Коффина. Он поддался порыву ностальгии и зашел внутрь. Знакомые имена замелькали перед глазами, внутри было прохладно и тихо. Дасти Коффин мечтательно закрыл глаза и улыбнулся, представив, как за много лет до его рождения по этой земле ходили его предки. Уж им-то не приходилось завлекать людей, изображая из себя зомби.

«Раньше было лучше».

Посреди жизни мы пришли к концу. Земля к земле, пепел к пеплу, прах к праху: в надежде на воскресение к жизни вечной.

Томас Кранмер

Рейтинг@Mail.ru