Апокалипсис, вид снизу. Том 2

Олег Волков
Апокалипсис, вид снизу. Том 2

Глава 1. Баба смогла

Во время путешествия Вианту то и дело приходилось шипеть на альфа-самцов. Обычно он предпочитал уносить лапы с территории клана. Но сейчас совершенно другое дело. Этот восхитительный сэндвич он просто так не отдаст. Впрочем, Виант чуть наклонил голову, всё не так уж и плохо.

Это альфа-самцы, либо просто самцы, очень любят воевать за территорию. Одинокие самки воспринимают любого самца как потенциального «мужа» и не спешат уходить прочь. А если потенциальный «муж» ещё и свободен, то они очень даже не прочь основать новый клан и стать в нём альфа-самкой. Самое печальное, если Вианту везло раздобыть хотя бы немного еды, то самозваная «жена» совершенно искренне считала, что она в праве претендовать на часть добычи.

Молодая самка потянула носом. Виант набычился. Всё, эта тварь учуяла ароматный сэндвич и просто так не отстанет. Даже хуже, самозваная «жена» бухнулась на задницу и тяжело задышала. Хрен знает, где её черти гоняли. А глаза… Глаза самки не просто сверкают, а светятся от счастья как два привокзальных прожектора во мраке ночи. А вот и хрен ей, а не еда!

Виант грозно зашипел и обнажил острые зубы. Язык силы универсальный и в переводе не нуждается. Обычно самки сперва удивляются и хлопают глазками. Чуть позже до них всё же доходит, что им совсем не рады. Но на этот раз что-то пошло не так. Самозваная «жена» вместо удивления широко улыбнулась. Хвост на отсечение, эта тварь смеётся, над ним смеётся. В ответ Виант зашипел ещё более грозно, ещё более решительно. Пусть только попробует приблизиться к его сэндвичу. Это женщин бить нельзя, а наглых самок можно и нужно.

– Виант, будь человеком, дай пожрать.

От неожиданности Виант плюхнулся на задницу и вылупил глаза. Что это было? Наглая самка, оказывается, только этого и ждала. В два шага самозваная жена подскочила к вожделенному сэндвичу. В ответ Виант тупо уставился на тощую крысу. Будто и этого мало, незваная нахлебница так и не впилась в булочку с котлеткой всеми зубами сразу. Нет. Хуже!

Виант лишь тупо вылупил глаза, когда самка бухнулась на задницу, передними лапами аккуратно развела края упаковочной плёнки в стороны и лишь после этого принялась за еду. Но, опять же, не по крысиному жадно и разбрасывая крошки во все стороны, а более чем аккуратно откусывая булочку и котлетку по краям. Можно даже сказать, интеллигентно.

– М-м-м…, как вкусно, – левой передней лапой молодая самка подхватила с земли крупную крошку и забросила её в рот.

В голове у Виант шарики и ролики столкнулись с оглушительным треском. Эта тварь, чего доброго, так и сожрёт весь его сэндвич.

– Э-э-э! Полегче, красавица! – Виант вскочил на лапы и ринулся на защиту законной добычи.

Резкий толчок в бок отшвырнул самку от сэндвича.

– Тебе что, жалко? – самка уставилась на Вианта такими ясными, такими преданными и такими голодными глазами.

– Я не знаю, кто ты и какого хрена тут делаешь, – Виант принялся заворачивать сэндвич обратно в упаковочную плёнку. – Ты говоришь как человек, но это ещё не значит, что у тебя есть право сожрать мою еду.

– Ну, не жмись, – самка вытянула мордочку по направлению к сэндвичу. – Я так употела и жутко проголодалась, пока бежала за тобой.

Виант покосился на молодую самку. Интересное дело? Они оба говорят на русском языке и прекрасно понимают друг друга, однако внешне оба пищат как две обычные крысы. Уж наверняка именно так воспримет их разговор любой человек со стороны. К этому нужно будет ещё привыкнуть. Наверно, это такая разновидность телепатии, когда слова собеседника проникают прямо в мозг. Создатели «Другой реальности» не стали без надобности усложнять жизнь игрокам, что выбрали крысу в качестве персонажа. Это радует. Господи! Виант на миг закрыл глаза, о чём же он думает?

– Ты кто? – Виант вновь повернулся к молодой самке.

– А кем ещё я могу быть? – крыса присела на задницу и выразительно развела передние лапы в стороны.

Ну да, Виант нахмурился. Вопрос более чем риторический. Как говорят в подобных ситуациях в рекламных роликах, при всём богатстве выбора, другой альтернативы нет. Но верить всё равно упорно не хочется.

– Ты кто? – вновь повторил Виант.

– Кто, кто, – ядовито передразнила крыса. – Инга Вейсман, младший научный сотрудник секретного правительственного проекта «Синяя канарейка». Между прочим, твоя любовница, почти жена. Не узнал, что ли?

Последняя надежда на чудо рассыпалась в прах. Это и в самом деле Инга Вейсман, любовница, почти жена, которую он благополучно бросил в «Стартовом меню». К собственному удивлению, Виант никогда не сожалел о своём решении избавиться от настырной напарницы. Да, они были любовниками. Но ни другом, ни тем паче женой, Инга для него так и не стала. Хотя, может быть, потому и не стала другом, что была почти женой. В любом случае, тащить с собой эту сумасбродку, и тем самым подвергать собственную жизнь серьёзной опасности, Вианту никак не хотелось. И вот, поди же ты, принесла нелёгкая.

Между тем напарница опять нацелилась на половинку ароматного сэндвича. Почти незаметно её нос оказался в опасной близости от бока двойной булочки с жаренной котлеткой.

– Прекрати! – передняя лапа Вианта зло шлёпнула Ингу по морде.

– Это ещё почему? – Инга потёрла ушибленный нос.

Голос напарницы дрожит от нетерпения и обиды. Она и в самом деле изрядно отощала. И, как настоящая женщина, считает вправе претендовать на часть еды, что удалось раздобыть мужчине. Её мужчине!

– Что ты тут делаешь и зачем искала меня? – Виант пропустил вопрос напарницы мимо ушей.

Инга попыталась было обойти его стороной, пробиться к вожделенному сэндвичу, однако Виант, в прямом смысле, грудью загородил свою законную добычу. Пусть сначала объясниться. Он и раньше особо не питал к ней тёплых чувств. Спал с ней, это было. Но не любил. Не любил, как Ромео когда-то любил Джульетту.

– Ладно, хрен с тобой, – зло выдохнула Инга.

Напарница оставила попытки пробиться к вожделенному сэндвичу и вновь присела на задницу. Виант изобразил на морде самое серьёзное выражение. Удивительное дело, даже в облике крысы он прекрасно понимает напарницу. Вот и сейчас Инга жутко недовольна, ей до жути хочется жрать, но она прекрасно поняла и другое – пока она не объясниться, то сэндвича ей не видать.

– Виант, – в голосе Инги промелькнула едва заметная хрипота, – начну с того, что я тебя простила.

– Не чувствую за собой никакой вины, – тут же отозвался Виант.

– Простила тебе твоё скотское поведение в «Стартовом меню», – Инга не обратила внимание на слова Вианта. – Да, ты много раз предупреждал меня, что «Другая реальность» – игра опасная. Но только в самой «Другой реальности», на собственной шкуре, я прочувствовала и поняла, насколько же ты был прав. Буквально в первый момент моего появления на Ксинэе, меня чуть было не сожрала хищная птица. До сих пор не знаю, кто это был, то ли сокол, то ли ястреб.

Ого! Виант машинально приподнял голову, приятная новость. До Инги, всё таки, допёрло, насколько же опасен виртуальный мир Ксинэи.

– Рад это слышать, – Виант делано усмехнулся. – Однако это ещё не повод поделиться с тобой сэндвичем.

– Если коротко и по существу, – Инга отвела глаза, – то я чуть было не последовала по твоим стопам.

– Ты выбрала командную игру и решила ко мне присоединиться?

– Если бы, – Инга печально фыркнула. – Ситуация несколько сложнее. Сперва командную игру «Другая реальность» мне так и не предложила. Все наши предварительные договорённости улетели к чертям собачим. Там, в «Стартовом меню», я чуть было не выбрала крысу в качестве персонажа. Признаться, – Инга поморщилась, будто от зубной боли, – тот цинизм, с которым ты бросил меня на произвол «Другой реальности», произвёл на меня сильное впечатление.

Виант плотнее сжал губы. На языке вертится тысяча и один вопрос. Однако, пусть напарница сперва всё расскажет сама.

– Мне уже было осталось нажать на самую большую и упрямую кнопку, чтобы подтвердить окончательный выбор. Однако, – Инга подняла голову, – буквально в самый последний момент я передумала. Если коротко, то я послала тебя к чёрту и решила уйти в «Другую реальность» так, как и планировалось заранее, в качестве девочки, что станет учёным. Иначе говоря, я твёрдо решила прожить на Ксинэе не меньше пятнадцати лет.

С твоей стороны, Виант, это самое натуральное скотство, – голос Инги задрожал от едва сдерживаемого гнева. – Первый же бытовой электроводородный генератор на низкопотенциальном тепле произвёл на меня убойное впечатление. А потом были и другие технические чудеса: беспилотные фуры и легковушки, электромагнитное оружие и колонии на Аните. Но больше всего меня поразил электровоз, что работает без внешнего питания. Даже больше – который, в прямом смысле, высасывает энергию из внешней среды.

Внешне Виант остался невозмутимым. Но, как в подобных случаях любят выражаться поэты и писатели, сердце дрогнуло. Не отнять, не продать – эта черта характера напарницы всегда привлекала его. Инга, не смотря на спортивную фигуру фотомодели, всегда была умной женщиной. Больше шмоток, косметики и сплетен из мира шоу-бизнеса, её интересуют загадки природы. Вот и сейчас в её глазах отразился хорошо знакомый голодный блеск. И дело не в том, что она отощала и устала. Нет. Как физик, Инга гораздо лучше его осознаёт ценность технических чудес Ксинэи. Да хоть того же электроводородного генератора на низкопотенциальном тепле.

– Не отвлекайся, – коротко бросил Виант. – Здесь и сейчас ты крыса. Крыса, что хочет сожрать мой сэндвич. А он, между прочим, не с неба свалился.

– Конечно не с неба, – Инга мелко-мелко затряслась от смеха. – Ты спёр его у молодого портового рабочего. В наглую. У всех на глазах.

– А ты откуда знаешь? – от удивления Виант вытянулся в струнку, едва не встал в полный рост на задних лапах.

 

– Слышала, пока тебя искала, – Инга, всё же, тихо рассмеялась и продолжила. – Коллеги бедняги всё фантазировали и фантазировали, как ты отчёт какой-то Алунде писать будешь, эксперт хвостатый. К разговорам людей и в самом деле имеет смысл прислушиваться как можно чаще. Это не только помогло мне ещё лучше изучить дитарский язык, знаешь ли.

– Ладно, всё равно не отвлекайся, – как можно более сурово потребовал Виант, хотя, на самом деле, его самого так и подмывает рассмеяться.

– Так вот, – Инга враз стала серьёзной, – буквально в самый последний момент я передумала. Однако «Другая реальность» решила за меня. Ни с того, ни с чего, самая большая и упрямая кнопка вдруг и легко и просто нажалась сама. Игра лишила меня выбора.

– Быть того не может! – недоверчиво воскликнул Виант.

– Может, и ещё как, – Инга зло оскалилась. – Кто бы мог подумать: у «Другой реальности», оказывается, имеются свои планы и цели. И ты, геймер, – последнее слово Инга будто выплюнула, – в центре этих планов.

От слов напарницы повеяло могильным холодом. Виант поёжился, будто и в самом деле угодил в струю отработанного воздуха из-под электроводородного генератора. Так изощрённо и так правдиво врать Инга просто не умеет. Её мозг учёного заточен под факты, под тщательно проверенные факты. Буйная фантазия не её конёк. А то, что самая большая и самая упрямая кнопка окончательного выбора вдруг легко и просто нажалась сама, так то для виртуальной реальности плёвое дело. Будь у создателей «Другой реальности» на то желание, то на Ксинэе легло могли бы водиться говорящие коты и маги всех пяти стихий.

– С чего ты решила? – Виант с трудом выдавил из себя вопрос.

– «Другая реальность» выбросила меня недалеко от города Сорвин, – Инга вновь пропустила вопрос Вианта мимо ушей. – Это в тысяче с лишним километрах к востоку от тебя. А потом мне пришлось догонять тебя почти десять тысяч километров по железным дорогам.

– Зачем? – Виант нахмурился, Инга говорит так, будто собирается объявить ему смертный приговор.

– А затем, что у моей миссии оказалось целых две цели, – Инга резко выбросила перед собой два растопыренных пальца на передней лапе. – Первая: «Найти Вианта Фурнака». Вторая: «Создать с Виантом Фурнаком командную игру». И никакой точки выхода. Стрелка виртуального компаса указывала исключительно на тебя, а счётчик расстояния показывал количество километров и метров, опять же, до тебя.

– Ты уверена? – спросил Виант, недоверие, словно тонкая соломинка для утопающего.

– Абсолютно, – более чем уверенно заявила Инга. – Ты, конечно же, этого не заметил. Вчера вечером, на станции города Югера, я почти догнала тебя. Мы разминулись буквально на метр. Ты укатил на фитинговой платформе под крупнотоннажным контейнером. Их ещё называют морскими.

Виант отвёл глаза в сторону. Это точно. Вчера вечером он и в самом деле укатил со станции Югера под крупнотоннажным контейнером. Инге прекрасно известно, что именно на фитинговых платформах он крайне не любит путешествовать. Только необходимость попасть прямо в порт заставила его примириться с морским контейнером над головой и полным отсутствием каких-либо удобств.

– Ну, хорошо, – Виант вновь глянул на Ингу, – а почему, тогда, до самого последнего момента я не имел ни малейшего понятия о твоём существовании?

– А ты сам не догадываешься? – вопросом на вопрос, будто козырную шестёрку козырным тузом, ответила Инга.

Нехорошие мысли, словно чёрные вороны над погостом, закружились в голове. Как тут не догадаться, однако вслух Виант всё равно произнёс:

– Не хочу гадать. Скажи сама.

Ингу вновь затрясло от едва сдерживаемого смеха. Только на этот раз дело не в веселье, а в натянутых нервах. Так веселятся, когда над виском просвистела пуля, или когда вражеский снаряд угодил в соседний окоп.

– То, что ты понятия не имел о моём существовании, доставило мне массу хлопот, – Инга несколько поуспокоилась. – «Другая реальность» всё же вняла твоим страхам и устроила для меня проверку на прочность. Все эти тридцать дней, тридцать долбанных дней, я не только догоняла тебя, а ещё и выживала самым натуральным образом.

Да, не буду врать: – Инга шумно вздохнула, – мне сильно помогли твои рассказы о первой ходке. Вольно или нет, но ты передал мне массу полезной информации и кучу ценных советов. Самый ценный из них в том, чтобы не вести себя как крыса. Именно он гораздо чаще прочих спасал мне жизнь. И теперь, любимый ты мой мужчина, у тебя больше нет права заявлять, будто я стану для тебя балластом, смертельно опасной обузой. Будь иначе, то сейчас ты бы не загораживал от меня свой честно украденный сэндвич.

Виант задумчиво скосил глаза в сторону. Это верно. Инга сумела приспособиться и выжить. Экстремалка хренова. Что, что, а проверку на прочность она и в самом деле прошла. Пусть сейчас она выглядит как скелет, обтянутый чёрной шерстью, но это технические сложности и не более того.

– И какое у тебя теперь задание? – буркнул Виант.

– Понятия не имею, – Инга пожала плечами. – Ещё сегодня утром было найти тебя, а больше я не смотрела. Виант, – Инга резко сменила тон, – дай пожрать.

Однако Виант не тронулся с места.

– Могу только предположить, – сердито продолжила Инга, – что теперь у нас одно задание на двоих – дойти до точки выхода. Иначе говоря, командная игра, нравится тебе это или нет.

Только этого ещё не хватало! Пальцы на передних лапах нервно сжались в кулаки. Виант с трудом подавил жгучее желание врезать Инге кулаком в нос. Бить женщину всё равно нельзя, даже если она, в прямом смысле, в крысиной шкуре. Зато… Зато… Дурное предчувствие ржавой иглой кольнуло в затылок. Зато теперь понятно, что это было за странное «дзинь» в его голове, что за «СМС» он получил.

От нервного напряжения трясутся не только лапы. Лишь со второй попытки удалось развернуть внутренний интерфейс игры. Для удобства Виант закрыл глаза. Первый неприятный сюрприз будто треснул деревянной ложкой по лбу – активировалась кнопка чата. Теперь он может отправлять сообщения другим игрокам. Точнее, всего одному игроку – Инге Вейсман. Причём, расстояние между ними не играет никакой роли, хоть два метра, хоть десять тысяч километров. Вот ещё одно проявление виртуальной сути Ксинэи и «Другой реальности» в целом. Дальше – хуже.

Активировался раздел «Командная игра». В списке всего одно имя – Инга Вейсман. И всё. Виант мысленно проклят всё и вся. Могли бы для разнообразия добавить хотя бы индикатор её физического состояния. Зато пустые строки ненавязчиво намекают, что игроков в одной команде может быть много. Сколько именно не понять, но точно гораздо больше двух.

Когда же Виант добрался-таки до раздела «Цель игры», то аж крякнул от радости и облегчения. То, чего больше всего он боялся. Цель игры осталась прежней: «Достигнуть точки выхода».

Был риск, большой риск, что командная игра повлечёт за собой изменения цели игры в сторону её усложнения. Иначе говоря, миссия «Ядерный конфликт» станет ещё более сложной и коварной. Единственное, добавился ещё один пункт, точнее, условие: «Дойти до точки выхода в составе команды». На первый взгляд второй пункт задания звучит более чем однозначно, но, при более тщательном анализе, вызвал кучу вопросов.

«Другая реальность» игра не только коварная, но и жестокая. Она так и не дала никакой гарантии, что по дороге до северного побережья материка Алуна, где находится точка выхода, их не слопает какая-нибудь особо голодная кошка. Как вариант, их может раздавить машина, нервная домохозяйка прибить скалкой, может начаться пожар, да и вообще в игре существует миллион способов покинуть её сразу на тот свет. А если выживет только один игрок? И что тогда? «Другая реальность» прямо на ходу поменяет задание для выжившего? Как только что выяснилось, подобное вполне возможно.

Не стоит, ох не стоит, грузить себя возможными проблемами. Виант, как мог, постарался успокоиться. Но и самоуспокоением заниматься тоже не стоит. Это же «Другая реальность»! Голову на отсечение, должна, должна быть, какая-нибудь подлянка. Как бы не хотелось этого признавать, но у двоих игроков шансов выжить гораздо больше, чем в два раза.

Дурное предчувствие во второй раз ржавой иглой кольнуло в затылок. Ещё больнее, чем в первый. Внутренний взор пробежался по кнопкам меню. Виант вывел перед закрытыми глазами виртуальный компас.

Сердце сжалось от ужаса. Пятки покрылись льдом. Желудок сжался до размеров горошины. Стрелка виртуального компаса в виде прямого угла указывает в левую сторону. Это ладно. Зато счётчик расстояния с бешеной скоростью накручивает метры и километры. Это же… Это же… В голове у Вианта медленно закипел электрический чайник. Это же значит, что точка выхода больше не покоится на одном месте. Даже хуже – она удаляется от него со скоростью хорошего гоночного автомобиля.

Да, подобное уже было во время первой ходки. Точка выхода оказалась в мусорном ведре в центре управления подземной базы на острове Вивран. Но тогда точка выхода перемещалась с места на место туда-сюда плюс-минус метра два-три. Сейчас же…

Ужасная мысль так и не дозрела до логического конца. Зато вместо неё с визгом и восторгом страшного клоуна на поверхность сознания выскочила другая – вот она, та самая, сложность, что вместе с командной игрой подкинула «Другая реальность». Теперь мало добраться до точки выхода. Теперь её придётся догнать, а то и поймать. А куда её может унести судьба и «Другая реальность», пока они добираются до материка Алуна?

Злость и ярость рванули в душе огнедышащим вулканом. Виант резко распахнул глаза. Внутренний интерфейс игры трусливо свернулся. Где? Виант юлой развернулся на месте. Где эта тварь? Ладони запылали от жгучего нетерпения поймать эту стерву и придушить! Отелло со свой наивной ревностью нервно курит в сторонке. Если повезёт, то сложность игры вёрнется к прежнему уровню, а точка выхода волшебным образом, как ей и положено, замрёт на одном месте.

Да где же эта тварь? Виант вновь крутанулся на месте. Инги нет. Даже хуже – вместе с ней исчез недоеденный сэндвич.

– Женщина!!! – что есть сил зло пискнул Виант.

Глава 2. Отличная альтернатива

Никогда! Ещё никогда и ни одна женщина так жестоко не кидала его. Виант опустился на четыре лапы. Изменяли, уходили к другим – это было. Но, чтобы заодно уносили с собой почти целую половинку обалденно вкусного сэндвича, такого не было ни разу.

Виант принялся обшаривать заросли кустов и травы вокруг фудтрака с обшарпанными стенами. Бесполезно. Глухо как в танке. Вместо стервы, которую придушить мало, нашёлся лишь скомканный комочек упаковочной ленты. Виант потянул носом, от него до сих пор пахнет жаренной котлеткой и майонезом. Ясно дело, Инга притаилась где-то рядом и следит за ним. Следит и посмеивается, зараза такая. С крысиным ростом найти её в зелёных зарослях вокруг фудтрака не стоит и мечтать. Виант замер под прикрытием куста. Да и будь у него рост как у жирафа, вряд ли шансов стало бы больше. Остаётся только одно.

Виант расслабил глаза, внутренний интерфейс игры послушно развернулся едва ли не сам собой. Вот и внутренний чат игры. А как им пользоваться? Раз клавиатуры нет, то придётся мысленно попробовать набрать текст. Но, когда злость раскалённой лавой кипит в крови, трудно сосредоточиться на буквах и абзацах. Получилось лишь с пятой попытки:

«Инга! Не попадайся мне на глаза. Придушу! Загрызу прямо на месте!»

Мысленный клик по кнопке «Отправить». Короткое сообщение из окошка для ввода переместилось выше в раздел отправленных сообщений. Ну, совсем как в самых обычных игровых чатах и прочих мессенджерах по обмену сообщениями.

Виант свернул внутренний интерфейс игры. Чтобы на расстоянии послать человека сразу на все четыре стороны, много ума и храбрости не нужно. Это так. Но, Виант тронулся с места, на душе стало несколько легче. Сам процесс отправки сообщения помог успокоиться и сбросить пар. Как не крути, как не бесись, но обратно ни отыграть, ни вернуть. Да и сэндвич ни за что не материализуется в прежнем виде, хотя для «Другой реальности» это был бы такой пустяк.

Утро в разгаре. Рабочие, что не так давно шумно и с большим аппетитом завтракали под навесами возле старенького фудтрака, разошлись по рабочим местам. Огромная морская гавань живёт обычной напряжённой жизнью бесконечного цикла погрузки/разгрузки. Рядом, по широкой асфальтированной дороге, шуршат огромными шинами грузовики. У каждого на платформе то длинный, то не очень длинный, крупнотоннажный контейнер. Несколько дальше, над вершинами пальм с широкими и длинными листьями, возвышаются портовые краны. Ветер то и дело доносит с простора Тагинского океана истошные крики чаек и протяжные гудки морских судов. Огромному порту нет никакого дела, что у какой-то там крысы другая крыса спёрла половинку очень вкусного сэндвича.

 

Впрочем, всё не так уж и плохо. Виант неторопливо подбежал к задней стенке фудтрака. Пусть ему не удалось как обычно набить желудок едой до отказа, но и того, что он успел в себя впихнуть, вполне достаточно. Можно смело сказать, что его завтрак был более чем обильным. Отправляться на поиски еды смысла нет. Гораздо полезней найти место для отдыха. Заодно подумать о будущем и помечтать, как он собственными лапами придушит Ингу Вейсман. Мало ему «Другой реальности», так ещё одна женщина на четырёх лапах и с облезлым хвостом нарисовалась.

Аксиома, что у каждого здания должен быть как минимум один крысиный вход, распространяется и на фудтраки. Тем более на этот. Виант глянул из стороны в сторону. Пучок особо пышной травы выглядывает из-под серой стенки под очень интересным углом. Ну, конечно же, там оказалась дыра. Вода и жара со временем проели тонкий металл. А буйная трава довершила начатое.

Увы, в пространстве под фудтраком ночное крысиное зрение отказалось работать. А виной тому многочисленные дыры и щели. Эта некогда передвижная повозка простояла на одном месте столько, что едва ли не в прямом смысле пустила корни. Виант едва ли не на ощупь разглядел ржавые оси и ступицы, что когда-то были колёсами.

Широкий квадратный выступ занимает добрую треть потолка. Это, Виант сощурился. Да, точно. Сбоку свисает маленький и донельзя ржавый краник. Красная рукоятка повернулась с жутким скрипом. Зато на мягкую землю тут же пролилась струйка чистой воды. Это точно водяной бак фудтрака. А этот краник предназначен для полного и окончательного слива воды.

Место для днёвки просто идеальное. Виант не только вдоволь напился чуть тёплой воды, а, заодно, ополоснулся. Впрочем, красная рукоятка со страшным скрежетом провернулась в прежнее положение, злоупотреблять не стоит. Не дай бог владелец закусочной на колёсах начнёт искать утечку.

Красный пористый кирпич не лучшее место для отдыха. Но в жарких тропиках лежать на нём даже приятно. Виант вытянулся в полный рост, хвост свесился до земли. Для него сейчас наступила крысиная ночь. Вот вечером, когда стемнеет, можно и нужно будет отправиться на поиски еды. В этом плане фудтрак весьма и весьма перспективное место. Если повезёт, то в каком-нибудь ближайшем мусорном бачке или контейнере ближе к вечеру накопится куча объедков и прочего мусора. Ну а если рискнуть, то, Виант улыбнулся собственным мыслям, может получится раздобыть ещё один целый сэндвич, либо иную человеческую еду.

Полный желудок, прохладный кирпич вместо постели и замкнутое полутёмное пространство над головой располагают ко сну. Постепенно мышцы расслабились, а в сознании вялым ручейком потекли мысли и зрительные образы.

Зум в голове в момент расколол сонное наваждение. Виант тут же распахнул глаза. Что это было? Будь он сейчас в своей московской съёмной квартире на Жерданской улице, то решил бы, что ему на сотовый телефон пришло СМС. Хотя… Виант расслабил глаза и развернул внутренний интерфейс игры. Да, так оно и есть. Во внутреннем чате нервно мерцает красный квадратик с цифрой один. Ну да, кто бы сомневался, от Инги пришло сообщение.

Мысленный клик по мерцающему квадратику, сообщение тут же развернулось:

«Виант, я и сама заметила, что точка выхода убегает от нас со скоростью курьерского поезда. Но всё не так плохо. На данный момент не с меньшей скоростью она возвращается на прежнее место».

Это правда? Виант тут же переключил внутренний интерфейс игры на виртуальный компас. Гора с плеч! Счётчик расстояния всё ещё вращается с бешенной скоростью, но на этот раз он действительно весьма бойко сбрасывает метры и километры. Если так и дальше пойдёт, то, чего доброго, точка выхода сама прибежит ему на встречу под фудтрак. Виант криво улыбнулся. Мечта хорошая, но с «Другой реальностью» она точно не прокатит.

Действительно, не прокатило: счётчик расстояния плавно сбросил скорость и замер на месте. Да, нужно признать, что с появлением Инги Вейсман сложность миссии выросла, однако точка выхода всё же крутится вокруг некого определённого места. По крайней мере, очень и очень хочется на это надеяться. В конце концов, и об этом тоже нельзя забывать, «Другая реальность» тем или иным образом всё же позволит им добраться до точки выхода. Хотя, конечно, спустит три шкуры, заставит поседеть от страха, но всё равно позволит тем или иным образом завершить миссию. Иначе вся эта крысиная беготня теряет всякий смысл. Ладно, что там Инга написала ещё?

«Очень надеюсь, что у тебя было время успокоиться, смириться с потерей половинки сэндвича…»

Злость и обида, один хрен, маленьким цунами прокатились по телу. Виант напрягся, будто перед ним возникла жутко голодная кошка, но тут же попытался расслабиться. Эта тварь действительно уже слопала его сэндвич, так что не имеет смысла пилить опилки.

«смириться с потерей половинки сэндвича и вновь начать мыслить рационально. Как бы то ни было, а это не моя вина, что «Другая реальность» назначила меня крысой, да ещё определила к тебе в напарники. А вот теперь главное.

До морской гавани Мангоха я добралась не просто на очередном грузовом поезде, а вместе с передвижным зверинцем. Там…. Горные бараны, горилла, слон, тигр и другая живность. Точный состав зверей я не выясняла. Зато мне удалось узнать другое – место назначения. Зверей как раз должны отправить морем в Атомбу.

Проследить твой маршрут труда не составило. Точка выхода находится где-то на северном побережье материка Алуна. Переход от Мангоха до Атомбы – это самый короткий морской путь. Даже больше: я предлагаю совершить это путешествие не на контейнеровозе, а на сухогрузе в компании со зверинцем. Вода и обильное питание нам будут гарантированы. Но! Зверинец грузят уже сейчас. Нужно торопиться. Сколько именно простоит судно у причала, я не имею ни малейшего понятия.

А теперь, любимый мой, тебе предстоит сделать выбор. Либо мы вместе пробираемся до точки выхода, либо я с комфортом уплыву одна и буду ждать тебя у точки выхода. Времени у тебя нет, выбирай прямо сейчас».

Что такое не везёт и как с этим бороться? Виант недовольно пискнул. Он устал, поел и вдоволь напился воды. Глаза слипаются, спать хочется, что хоть из пушки стреляй. Но, чёрт побери, Инга права. Воспоминания о путешествии на контейнеровозе «Гангала» далеко не самые приятные. Брейк-данс перед командой, ещё ладно. А вот подъедать за перекормленным судовым котом было реально обидно и унизительно. Знал бы наперёд, ни за что не полез бы на борт контейнеровоза, а постарался бы найти другие возможности пересечь океан.

Сухогруз со зверинцем, чёрт побери, отличная альтернатива. Стащить еду и воду у животных прямо из кормушек и поилок будет не в пример легче, что у людей с обеденного стола. Ни горные козлы, ни тигр со слоном жаловаться не будут. Правда, по спине скатился холодок, тот же тигр, чем чёрт не шутит, вполне может закусить парой чёрных крыс. С ужасного хищника джунглей станется.

Виант рывком соскочил с кирпича и мягко приземлился на все четыре лапы. Как бы не хотелось придушить эту тварь, но Инга права. Даже больше – он уже начал мыслить другими категориями: «пара чёрных крыс». Виант развернул внутренний интерфейс игры. В разделе внутреннего чата быстро набросал ответ:

«Ладно, хрен с тобой, живи пока. Жду тебя под фудтраком. У задней стенки, под пучком травы, дыра».

Мысленный клик по кнопке «Отправить». Впрочем, как-то не особо верится, будто в «Стартовом меню» самая большая и упрямая кнопка нажалась сама собой. Да и версия о том, будто у создателей «Другой реальности» и космического корабля в целом могут быть свои планы, выглядит, Виант качнул головой, откровенно натянутой. Впрочем, у них впереди долгое путешествие не на одну тысячу километров. Если Инга соврала, то ложь рано или поздно всё равно всплывёт тем или иным образом. Правда, какой бы горькой и постыдной она не была, остаётся в памяти надолго. Тогда как ложь со скоростью лужи на асфальте в жаркий день испаряется из головы. А то вон чего удумала, Виант усмехнулся, будто у «Другой реальности» могут быть на него какие-то там планы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru