Загадочный ключ Меншикова

Олег Трегубов
Загадочный ключ Меншикова

Часть 1. Вензель из прошлого

Глава 1

Было ещё только самое начало апреля, но снег уже практически полностью растаял, предоставив земле возможность погреться в своё удовольствие под лучами тёплого весеннего солнышка. По обеим сторонам трассы то тут, то там попадались небольшие зелёные островки, и это было очень похоже на цветущие оазисы, раскиданные по дикой и безлюдной бескрайней пустыне. Закончившаяся совсем недавно зима началась рано, была долгой и очень холодной, поэтому теперь природа Карелии, почувствовав приближение лета, пыталась сбросить с себя былое оцепенение и полностью преобразиться.

Вот и Настя, глядя на незнакомую дорогу сквозь лобовое стекло своего автомобиля, думала, что в её жизни в скором времени тоже должны будут наступить какие-то значительные перемены. После целой череды захватывающих, но очень печальных в итоге событий, которые произошли с ней минувшим летом, прошло уже чуть более полугода. Всё это время она просто выполняла свою работу на автомате, и работа эта не приносила ей того удовольствия, которое она получала раньше. И вот теперь пришла пора вновь возвратиться к нормальной жизни, наполнить её интересными историями, событиями, встречами и удивительными, воодушевляющими открытиями.

Настя была хозяйкой Антикварной лавки на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, и основная её деятельность заключалась в том, чтобы находить красивые, старинные, редкие предметы и пристраивать их в хорошие руки новых хозяев. Эту поездку она запланировала ещё около месяца назад, но ей пришлось долго ждать, когда окончательно сойдёт снег и дороги немного подсохнут. А проехаться Настя решила по отдалённым деревням Карелии. Наверняка у жителей глухих деревушек на чердаках и в сундуках завалялись какие-нибудь старинные вещи, которые можно было бы у них купить. Путешествовать одна по малонаселённым местам Настя не боялась. Она уже, наверное, ничего не боялась, после тех событий, которые произошли с ней прошлым летом.

Настя путешествовала уже несколько дней, постоянно переезжая из одной деревни в другую и останавливаясь на ночлег у местных жителей. За это время она смогла посетить более десяти деревень, отыскать там и приобрести множество красивых старинных вещей. В основном люди ей попадались приветливые, добрые, особо не избалованные общением, вниманием из внешнего мира, поэтому они довольно легко шли на контакт с Настей, делились своими историями и показывали различные семейные реликвии, хранившиеся много лет в пыли. Многие из тех, с кем встречалась Настя, были и сами рады избавиться от этих предметов и получить взамен деньги и, хоть и временного, но довольно приятного и интересного собеседника в лице Анастасии.

Сегодня Настя уже успела побывать в одной деревушке и сейчас ехала в последнюю из тех, которые она запланировала посетить. Настя нашла уже достаточное количество ценных предметов, и эта небольшая глухая деревушка должна была стать самой крайней точкой маршрута её экспедиции. Она решила не возвращаться на ночь глядя и заночевать там сегодня, а уже утром, отдохнувшая и набравшаяся сил, отправиться в обратный путь в Санкт-Петербург.

Вот уже 10 минут она ехала по извилистой просёлочной дороге вдоль густого леса, съехав на неё с основной трассы. «Может быть, я немного не там свернула или мне неправильно объяснили, как доехать до деревни?» – всё чаще стала спрашивать себя Настя. Вокруг машины уже начали сгущаться сумерки, тёмные лужи становились всё глубже, и она уже подумывала развернуться и ехать в обратном направлении, опасаясь застрять на этой безлюдной дороге, как вдруг где-то впереди блеснул еле заметный огонёк. Подъехав ближе, Настя увидела, что этот свет шёл из окна старого деревенского дома. Она огляделась по сторонам и поняла, что деревня была совсем небольшая – вокруг было видно всего десятка полтора домов, но свет горел только лишь в нескольких из них.

Остановившись рядом с крайним домом, освещённое окно которого она и увидела самым первым, Настя вышла из машины и направилась в сторону покосившегося крыльца. На улице уже почти стемнело, и она шла очень медленно, аккуратно ступая на тропинку, чтобы ничего ненароком не задеть. Вокруг было довольно тихо, если не считать того, что где-то на другом конце деревни лаяла собака.

Настя постучала в дверь и принялась ждать. Время шло, ничего не происходило, и тогда она постучала настойчивее и громче. На этот раз за дверью сначала послышались тихие шаги, а затем старческий голос спросил:

– Кто там?

– Здравствуйте, меня зовут Анастасия, я приехала из Санкт-Петербурга, – ответила Настя. – Пустите меня, пожалуйста, переночевать.

Примерно с полминуты ничего не происходило, а затем Настя услышала звук отпираемого замка, дверь открылась, и на пороге возникла бабушка со старой масляной лампой в руке. Она стала настороженно вглядываться в лицо Насти, слегка вытянув руку с лампой вперёд. По всей видимости, подозрений никаких Настя не вызвала, потому что в скором времени бабушка закончила её изучение, по-доброму улыбнулась и сказала:

– Конечно, внучка, заходи в дом. Вдвоём-то, поди, нам веселее будет.

Она отошла немного в сторону, пропуская Настю внутрь, а когда та вошла, снова закрыла дверь и задвинула засов.

– Иди, иди, внученька, вперёд, не надо стоять в сенях.

Настя вошла в просторную комнату, большую часть которой занимала самая настоящая русская печка.

– Садись на скамью за стол, я тебя покормлю, – сказала бабушка, входя в комнату следом за ней, – проголодалась ведь, наверное, с дороги.

Она поставила на стол тарелки, положила на них горячую картошку, несколько кусков хлеба и сала. Потом она принесла стаканы и кувшин с ягодным морсом, также поставила их на стол, а сама села напротив Насти.

– Ой, я ведь не представилась, – спохватилась вдруг бабушка и смущённо улыбнулась. – Меня зовут Нина Семёновна.

– А меня Настя, очень приятно, – улыбнулась она в ответ бабушке.

– Кушай, Настенька, кушай, – сказала бабушка, показывая на стол, – всё своё, вкусное, полезное, деревенское.

И Настя не заставила себя долго ждать, так как обедала она уже давно, и к этому времени уже порядочно проголодалась. Во время еды они не разговаривали, а когда Настя закончила есть, то спросила хозяйку дома:

– Нина Семёновна, скажите, а Вы здесь одна живёте?

– Ой, одна, внученька. У меня же никого не осталось из родных. Да и в нашей деревне сейчас не так уж много людей живёт, не то, что раньше, вот мы все и стараемся помогать друг другу. А ты как в наших краях оказалась?

– Да я историей интересуюсь. Вот и решила проехаться по дальним деревням, послушать местный фольклор, купить какие-то старинные вещи. Может, у Вас осталось что-нибудь ненужное, что уже давно лежит, а выкидывать жалко? Я бы могла заплатить, если мы с Вами договоримся.

– Ой, Настенька, мне уже деньги-то не особо и нужны, – развела руками бабушка. – На жизнь мне хватает, да и ладно. А старые вещи у меня в сундуке за печкой хранятся, можешь пойти посмотреть.

Настя встала и прошла за печь. Там стоял большой сундук, судя по всему, и сам довольно старинный. Защёлки никакой не было, поэтому она просто подняла крышку и откинула её в сторону.

Сундук был до половины заполнен какими-то тряпками, старой посудой, различными безделушками. На первый взгляд, ничего особенно интересного там не было. Настя стала перебирать вещи, откладывая их в сторону. Рассматривая содержимое сундука уже несколько минут, она хотела было закрыть крышку, как вдруг ей на глаза попался край какой-то коробочки. Она вытащила её, и оказалось, что это была деревянная шкатулка. Настя сразу определила, что эта шкатулка довольно старая, скорее всего, она была изготовлена ещё до революции. Выполнена она была качественно и, хоть дерево местами и потемнело, но сумело сохранить свою целостность и нигде не потрескалось.

Настя перевернула её кверху дном и очень удивилась тому, что там увидела. На обратной стороне этой шкатулки был вырезан вензель, встретить который здесь, в глухой деревушке Карелии, она никак не ожидала.

Глава 2

– Откуда у Вас эта шкатулка? – спросила Настя Нину Семёновну, с интересом разглядывая изображённый на ней вензель.

– Ой, внучка, я точно и не знаю. Она была здесь всю мою жизнь, сколько я себя помню. Эта шкатулка принадлежала ещё моей бабушке. Когда я была маленькой, она собирала всех нас вокруг себя и рассказывала, как после Революции по деревням ходили отряды и забирали всё более или менее ценное. В нашем доме они тоже побывали, но забрали не всё – кое-что всё-таки удалось спрятать. Эта шкатулка очень старая, ведь ей больше ста лет.

«Интересно, насколько бы сильно удивилась сейчас Нина Семёновна, если бы узнала, что эта шкатулка на самом деле гораздо старше, чем она думает – её возраст, вполне возможно, может составлять приблизительно триста лет?» – подумала Настя. Вензель, который был вырезан на дне шкатулки, ей уже доводилось видеть раньше. Такой же вензель был выкован на решётках парадной лестницы во дворце Меншикова на Васильевском острове. Вернее, это был не совсем вензель, а скорее просто сочетание латинских букв ПП (Пётр Первый) и АМ (Александр Меншиков) в одном вензеле. Этой своей задумкой Александр Данилович Меншиков – ближайший сподвижник Петра и первый генерал-губернатор Санкт-Петербурга – хотел выразить своё почтение Петру Великому и показать, что дворец Меншикова – это ещё и дворец Петра, а не только его собственный. Именно так и должны были думать гости, поднимающиеся наверх по парадной лестнице.

Как уже бывало с ней и раньше, Настя явно ощутила присутствие какой-то тайны, связанной с этой шкатулкой. Ей стало очень интересно узнать, кто, когда и зачем вырезал на дне шкатулки этот вензель. Но внезапно её мысли прервал голос Нины Семёновны:

– Я храню эту шкатулку, поскольку она дорога мне, как память о моей бабушке.

Настя мысленно вздохнула, подумав, что шкатулку ей с собой взять не удастся, и загадка вензеля так и останется неразгаданной. Затем Настя положила её обратно в сундук и закрыла сверху крышку.

 

– Красивая шкатулка, – сказала она. – Ну что, будем ложиться спать?

– И то верно, Настенька, – спохватилась бабушка. – Я всегда сплю на кровати в небольшом закутке за шторкой в углу комнаты, а ты ложись на печь. На ней тебе будет тепло и уютно, у меня там постелены очень мягкие одеяла.

Настя мысленно даже немного порадовалась, ведь она всегда мечтала поспать на настоящей русской печи, с самого детства. Поэтому она, недолго думая, залезла на печку и только там смогла в полной мере ощутить, как сильно она устала за этот день. Нина Семёновна уже была в своём закутке и тоже готовилась ко сну.

– Спокойной ночи, – сказала ей Настя. – Добрых снов.

– Спокойной ночи, внучка, – ответила Нина Семёновна из-за шторки.

Настя немного полежала с закрытыми глазами, наслаждаясь теплом от печки и мягкостью одеял. Постепенно всё случившееся с ней за день отошло на второй план, и Настя провалилась в глубокий сон. Неизвестно, сколько он длился, скорее всего не очень долго, но внезапно раздался пронзительный крик, вернувший Настю из сна обратно в реальную жизнь. Она резко открыла глаза и не сразу поняла, где находится. По потолку гуляли какие-то отблески, а нос щекотал еле уловимый запах дыма. И тут до Насти дошло, что она лежит на печи, а крик раздавался из закутка, в котором спала хозяйка дома. Она посмотрела в ту сторону и увидела, что за занавеской пляшут языки пламени.

«Пожар!» – только и успело промелькнуть у Насти в голове, в то время как она уже спрыгивала с печки на пол. Её мозг быстро сконцентрировался на проблеме и проявил в тот момент невероятную собранность и сообразительность. Она сразу же вспомнила о ведре с водой, которое стояло возле печи накануне вечером, сразу же схватила его и бросилась на борьбу с пожаром.

Раздвинув занавески, Настя увидела, что горит одеяло, а Нина Семёновна сидит рядом на кровати, не в силах даже пошевелиться. Огонь уже начал подкрадываться к её ночной рубашке, а она только лишь с ужасом взирала на происходящее и больше не кричала. Настя не растерялась и в несколько приёмов затушила пламя, выливая на него воду из ведра. Вокруг сразу же стало темно, только сильно пахло гарью, и было слышно, как тяжело дышит бабушка на кровати.

Настя включила свет и открыла окно, чтобы проветрить комнату. Потом она налила в стакан воду и дала попить Нине Семёновне. Та смогла сделать несколько небольших глотков, хоть у неё и стучали зубы о край стакана.

– Я прошу Вас, успокойтесь. Теперь уже всё позади, ничего страшного не случилось, – Настя погладила её по руке. – Расскажите мне лучше, из-за чего возник пожар?

– Я ночью увидела плохой сон и проснулась из-за этого, – начала рассказывать Насте Нина Семёновна, постепенно приходя в себя. – Тогда я решила немного помолиться и зажгла свечку. Мне надо было сразу поставить её в подсвечник, а я всё думала о своём сне, и продолжала держать её в руках. А потом мне на кожу капнул горячий воск, и я от боли и неожиданности выронила свечу. Она упала на ватное одеяло, и то сразу же вспыхнуло. А потом у меня произошёл как будто бы провал в памяти до того самого момента, пока ты не стала на меня из ведра лить воду.

– Ну, теперь всё в порядке, – успокоила бабушку Настя. – Давайте поменяем Вам постельное бельё, Вы переоденетесь, и мы снова ляжем спать.

Они так и сделали и, как только Настя положила голову на подушку, то сразу же заснула. Остаток ночи прошёл без происшествий, и она проспала до самого утра. Когда Настя проснулась утром, Нина Семёновна уже приготовила им завтрак. Во время еды Настя всё время чувствовала, что Нина Семёновна что-то хочет ей сказать, но пока не решается. Наконец, когда весь завтрак был съеден, посуда вымыта, а Настя стала собираться в дорогу, она заговорила:

– Настенька, я ночью долго не могла уснуть и всё думала о том, что ты для меня сделала. Ты спасла мне жизнь, – у неё по щеке скатилась слеза. – Я бы хотела тебя отблагодарить за это.

– Ой, ну что Вы, Нина Семёновна, не стоит благодарности, это лишнее, – ответила смущённо Настя. – Любой бы так поступил, окажись он на моём месте.

– Нет, я так решила, – настаивала бабушка. – Я ещё вчера заметила, что тебе понравилась моя шкатулка, и теперь я хочу подарить её тебе.

Она подошла к сундуку, открыла крышку и достала из него шкатулку.

– Вот, держи, – сказала Нина Семёновна, протягивая её Насте.

– А как же память о бабушке? – спросила её озадаченно Настя.

– Ничего страшного не случится, в память о бабушке у меня ещё есть вещи. А вот шкатулку эту мне кроме тебя больше некому передать, ведь ты теперь стала моей внучкой.

Настя немного подумала и решила всё-таки взять шкатулку, раз это подарок. Ей очень хотелось разгадать тайну загадочного вензеля.

– Спасибо Вам большое за всё, Нина Семёновна, – сказала Настя. – За ночлег, за еду, а особенно за такой шикарный подарок.

– Тебе спасибо, Настенька, – ответила бабушка.

Они вышли на крыльцо, обнялись на прощание, Настя села в свою машину и поехала в сторону Санкт-Петербурга.

Глава 3

Сразу же по возвращении в город Настя первым делом заехала на Невский проспект в свою Антикварную лавку. Вместе со своей помощницей они перенесли все предметы, добытые Настей в деревнях Карелии, из её автомобиля в помещение. Затем она сходила домой, чтобы принять душ и перекусить. Квартира её находилась в этом же самом здании, что и магазин. Слегка освежившись, пообедав и немного отдохнув, она вернулась обратно в магазин и до вечера занималась делами: сортировала новые предметы, оценивала их, смотрела, какие из них требуют реставрации, а какие – нет.

Когда все остальные экземпляры были уже перебраны, остался только один предмет – та самая деревянная шкатулка с загадочным вензелем, которую подарила ей утром Нина Семёновна. Настя стала искать в интернете что-нибудь об этом вензеле, но, кроме того, что такие кованые вензеля находятся на решётках парадной лестницы Меншиковского дворца, так ничего и не смогла найти.

– Анастасия Павловна, – вдруг услышала Настя голос своей помощницы, которая заглянула в её кабинет. – Нам уже пора закрывать магазин. Если Вы закончили, то давайте пойдём по домам.

– Да, конечно, – спохватилась Настя, посмотрев на часы.

Она быстро закончила свои дела, они с помощницей собрались, поставили магазин на сигнализацию и разошлись в разные стороны. Помощница пошла к своей машине, припаркованной неподалёку от магазина, а Настя в сторону подъезда, в котором располагалась её квартира. В сумочке у неё лежала шкатулка. Настя взяла её с собой, потому что очень хотела разгадать тайну вензеля. Она чувствовала, что не сможет успокоиться, пока не узнает всё о происхождении этой шкатулки и её истории. И так случалось с ней каждый раз, когда на её пути встречались какие-то загадки и тайны.

Дома она поужинала, немного отдохнула и продолжила сбор информации в интернете. Долгие поиски никакого особенного результата не дали, разве что она узнала много нового о Меншикове и его дворце, а также его роли в строительстве Санкт-Петербурга. «Нужно найти человека, который мог бы владеть информацией по этой теме», – подумала Настя. Возможно, именно с Меншиковского дворца и следовало начать поиски. Правда, сейчас время было уже позднее, поэтому Настя решила позвонить туда утром и узнать, с кем ей можно встретиться, чтобы показать шкатулку Петровской эпохи и получить консультацию.

Перед тем, как уснуть, Настя долго лежала в темноте и думала о загадочном вензеле. Благодаря этим мыслям все события прошлого лета постепенно отошли на второй план, хотя после тех испытаний, которые ей пришлось пройти, она всю осень пыталась прийти в себя, а потом ещё всю зиму думала об этом, с трудом засыпая по вечерам. И теперь она была даже рада, что в её жизни появилась тайна, которую следовало разгадать. С такими мыслями она постепенно уснула и проспала всю ночь.

Утром после завтрака Настя включила компьютер и зашла на сайт Меншиковского дворца. Там было написано, что он начинал работать с 10.30, поэтому она переписала контактный номер телефона, по которому можно будет позвонить, и стала собираться в Антикварную лавку. Шкатулку она решила взять с собой.

Придя на работу, она так погрузилась в круговорот накопившихся за время своего отсутствия дел, что совсем забыла о своём намерении позвонить во дворец. Настя вспомнила об этом только к 11 часам. Тогда она достала телефон и набрала номер, который записала утром, а когда ей ответил женский голос, сказала:

– Здравствуйте! Меня зовут Оболенская Анастасия Павловна. У меня свой антикварный магазин, и мне в руки попала шкатулка Петровских времён с совмещённым вензелем Меншикова и Петра I. Я бы хотела проконсультироваться по этому вопросу с кем-то из Ваших специалистов.

– Давайте я соединю Вас с нашим экспертом, Маргаритой Степановной. Если она на месте, то обязательно Вас проконсультирует.

– Хорошо.

В трубке послышалась музыка, и через некоторое время ей ответил уже другой женский голос:

– Слушаю Вас.

– Маргарита Степановна? – спросила Настя.

– Да, я Вас слушаю, говорите.

– Здравствуйте! Меня зовут Оболенская Анастасия Павловна, и меня к Вам перенаправили из приёмной. Ко мне в руки на днях попала шкатулка с совмещённым вензелем Петра I и Александра Меншикова. Сама шкатулка старая, скорее всего, ещё Петровских времён, и я хотела бы показать её Вам и, если возможно, проконсультироваться.

– Вы серьёзно? – с нотками иронии в голосе спросила эксперт.

– Да, конечно, – удивилась Настя. – А почему Вы спрашиваете?

– Всё просто. Такой вензель есть на решётках парадной лестницы дворца Меншикова, а вот про шкатулку с таким вензелем я что-то ни разу не слышала за всё время работы экспертом.

– Но она есть, поверьте мне. Я занимаюсь антиквариатом и могу определить, старая это вещь, или она изготовлена недавно.

– Ну, хорошо, – сказала женщина после некоторых раздумий. – Приезжайте к часу дня к центральному входу Меншиковского дворца, я Вас там встречу, и не забудьте привезти с собой шкатулку.

– Спасибо, я приеду, – ответила Настя.

У неё ещё оставалось в запасе немного времени, чтобы поработать, пообедать и доехать до Васильевского острова.

Глава 4

Когда стрелка на часах приближалась к часу дня, Настя подошла к центральному входу в Меншиковский дворец. Там уже ожидала женщина, которая, по всей видимости, и была экспертом. Подойдя ближе, Настя увидела у неё на груди бейджик с именем.

– Здравствуйте, Маргарита Степановна, – поприветствовала женщину Настя. – Меня зовут Анастасия, это я Вам звонила.

– Да, Анастасия, добрый день, – кивнула ей в ответ женщина. – Принесли шкатулку?

– Да, конечно, она у меня с собой.

– Покажите мне, только давайте отойдём в сторону, чтобы не стоять на проходе.

Они немного отошли от входа, Настя достала шкатулку из пакета и протянула её эксперту.

– Поверить не могу, – удивлённо сказала Маргарита Степановна, взяв шкатулку в руки и рассмотрев её со всех сторон. – Надо же, действительно, в точности такой вензель, как Вы и говорили.

Она долго крутила шкатулку в руках и внимательно разглядывала, а затем спросила:

– Откуда она у Вас?

– Я ведь Вам говорила, что у меня свой антикварный магазин. Ко мне постоянно попадают разные предметы, порой довольно необычные. Как думаете, эта шкатулка времён Петра I, или я ошиблась?

– Нет, Анастасия, Вы не ошиблись. Я Вам даже больше скажу, – медленно произнесла Маргарита Степановна. – Мне кажется, что эта шкатулка изготовлена на токарном станке, который стоит в нашем дворце. Хотя я вполне могу и ошибаться. В те времена в Санкт-Петербурге как раз пошла мода на токарное дело, и у Меншикова был не единственный станок в городе.

– А что насчёт вензеля? – спросила Настя. – Неужели кроме решётки на лестнице Вы нигде больше такого вензеля не видели?

Эксперт посмотрела на неё, несколько секунд о чём-то подумала, а затем сказала:

– Анастасия, пойдёмте со мной, я Вам кое-что покажу.

Они вошли в здание дворца и направились к парадной лестнице.

– Лестница в настоящее время не используется, но мы с Вами пройдём.

Маргарита Степановна отстегнула верёвку, перекрывающую путь к ступенькам, пропустила Настю вперёд, прошла сама, а затем повесила верёвку на место. Они стали подниматься наверх.

– Это те самые ступени из морёного дуба, по которым ходили сам Пётр I и Александр Данилович Меншиков. Это, возможно, единственная в Петербурге деревянная лестница, сохранившаяся в своём первоначальном виде с Петровской эпохи.

Когда они поднялись немного выше, Настя увидела решётки с двух сторон от лестницы, на которых был выкован точно такой же вензель, что и вырезан на шкатулке.

 

–Ну, вот, пожалуйста, – сказала Маргарита Степановна, остановившись и показав на решётки. – Это и есть тот самый вензель.

Она посмотрела на часы, затем взглянула на Настю и сказала:

– Знаете, Анастасия, если у Вас есть немного времени, я могла бы Вам кое-что рассказать об этом вензеле, Светлейшем князе Александре Даниловиче Меншикове и его роли в становлении и развитии Санкт-Петербурга, а также его дружеских отношениях с Петром Великим.

– Да, конечно, – ответила Настя. – Мне было бы очень интересно всё это послушать, время у меня есть.

– Хорошо, тогда слушайте, – начала свой рассказ Маргарита Степановна. – Лестница, на которой мы с Вами сейчас стоим, приходится матерью всем торжественным лестницам Санкт-Петербурга. Она хоть и невелика по размерам, но в своё время сыграла огромную роль. Многие важные гости города поднимались по ней, когда приезжали на приёмы. Этот дворец хоть и принадлежал Меншикову, но был своего рода дворцом для приёмов Петра. Здесь принимали иностранных гостей, послов других государств, важных и влиятельных людей. И когда они поднимались, то видели сначала этот вензель – соединение первых букв Александра Меншикова и Петра Первого. Но не ради хвастовства приказал Меншиков выковать этот вензель, не ради того, чтобы показать своё близкое знакомство с Петром. Этим он хотел выразить ему свою признательность, дружеское расположение и показать, что Пётр в любое время дня и ночи является желанным гостем во дворце, что это и его дворец тоже. Именно это и должны были увидеть те, кто поднимался по парадной лестнице Меншиковского дворца.

Она ещё раз взглянула на шкатулку, которую Настя держала в руках, немного подумала и продолжила:

– Александр Данилович Меншиков был русским военным и государственным деятелем, соратником и фаворитом Петра I, резидентом военной коллегии и первым генерал-губернатором Санкт-Петербурга. После смерти Петра при Екатерине I он 2 года фактически управлял страной, а при Петре II был генералиссимусом сухопутных и морских сил до тех пор, пока не попал в опалу. И взлёт его был поистине невероятным, учитывая тот факт, что он был сыном конюха.

В детстве он продавал пирожки, и делал это настолько бойко, что его заметил могущественный военный деятель Лефорт, ставший в скором времени ближайшим помощником и советником Петра I. Именно там, во дворце у Лефорта, Пётр и заметил молодого Алексашку Меншикова, который был совсем немногим младше самого Петра. Его определили в Преображенский, на тот момент «Потешный», полк. В возрасте 14 лет он стал самым любимым денщиком Петра I, и начал быстро подниматься по карьерной лестнице.

Меншиков был верным помощником Петра, неукоснительно исполнял все его поручения, сопровождал его в поездках по Европе, а также во время военных походов. С самого начала Северной войны со Швецией он проявил себя незаурядным и смелым полководцем, и стал получать звание за званием, титул за титулом. Вместе с карьерой росло и его материальное обеспечение.

В 1703 году Меншиков стал Генерал-губернатором Санкт-Петербурга, ещё за 6 дней до официальной даты основания города, и находился на этом посту с небольшим перерывом до самой своей опалы в 1727 году. За это время город вырос, обрёл своё богатство и величие, как, собственно говоря, и его управляющий. Не раз Меншиков обвинялся в казнокрадстве и хищении государственного имущества, но Пётр I всё прощал ему, помня о его прежних заслугах и достижениях.

После смерти Петра I Меншиков организовал дворцовый переворот и посадил на трон жену Петра Екатерину I. В последующие 2 года он фактически правил страной вместо неё. После её смерти он захотел сохранить за собой власть и привязать к себе молодого Петра II – внука Петра Великого. Но его противники – учитель Петра II Остерман и Князья Долгоруковы – оказались сильнее и уговорили молодого императора подписать указ об отправке Меншикова в ссылку, где тот впоследствии и умер.

Маргарита Степановна закончила свой рассказ и попросила Настю ещё раз дать ей в руки шкатулку. Рассматривая её, она лишь качала головой, не веря своим глазам.

– Так, значит, Вы тоже ничего не знаете о происхождении этой шкатулки? – спросила её Настя.

– Нет, не знаю. Я всегда думала, что такой вензель есть только на решётках лестницы нашего дворца, – женщина ненадолго задумалась. – Знаете, я думаю, что о шкатулке должна быть какая-нибудь информация в архиве. Мы можем прямо сейчас поехать туда вместе и поискать, мне и самой уже стало интересно найти ответ к этой загадке.

– Да, это было бы замечательно, – обрадовалась Настя. – Давайте поедем.

– Хорошо, тогда подождите меня у входа, я скоро подойду, – сказала Маргарита Степановна и пошла вверх по лестнице.

– Постойте! – воскликнула Настя. – А шкатулка-то.

– Ах, да, простите, – работница музея смущённо улыбнулась и отдала Насте шкатулку, но было видно, что ей совсем не хочется с ней расставаться. – Я подойду через 10 минут.

Но собралась Маргарита Степановна раньше, и вот уже через 5 минут они направлялись к машине Насти, чтобы поехать в архив.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru