Litres Baner
Майдан по-караибски

Олег Евгеньевич Царьков
Майдан по-караибски

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Остров и его жители

Содружество Доминики (произносится как «Доминеека») – это государство в Карибском море на одноименном острове, расположенное к юго-востоку от Гваделупы и к северо-западу от Мартиники. Его общая площадь составляет 754 кв. км. Население насчитывает около 80 тысяч человек, в основном креолов. В резервации на острове также проживают потомки автохтонного населения – караибы. Три четверти жителей острова – католики, а шестая часть – протестанты. Официальный язык– английский, разговорный – патуа (сильно искажённый французский).

Небольшой вулканический остров Доминика представляет собой множество горных долин, полностью покрытых густыми тропическими лесами, сквозь которые к морю устремляется 365 ручьёв и рек. Побережье острова обрывисто из-за постоянной эрозии горных склонов. Число удобных пляжей незначительно, что препятствует развитию туризма. Климат острова умеренно тропический. Средняя температура воздуха зимой составляет +25С, а летом – +28С. Среднегодовое количество осадков колеблется от 191 см на побережье и 508 см в горах. Разрушительные ураганы, прилетающие из Атлантического океана, также, как и дожди, приходятся на конец лета. Они не всегда проходят над островом, но в тех случаях, когда это происходит, последствия бывают разрушительными. Сухой сезон – весна, а сезон дождей – с июня по октябрь.

Растительный и животный мир острова остается нетронутым на протяжении многих тысяч лет. Здесь сохранились эндемичные животные и растения. Берега острова, окаймленные вулканическим темно-серым, черным, и, иногда, желтым песком, омываются прозрачными водами Карибского моря. Самая высокая местная вершина – гора Морн Дьяблотинс, высота которой достигает 1 447 метров. Достопримечательностью острова является второй в мире по величине горячий источник – Кипящее озеро, находящееся в 10,5 километрах от Розо. Температура воды в нём достигает +90С.

Столица – город Розо, в котором проживает четверть населения страны. В административном отношении остров делится на 10 приходов. Второй по величине город и порт – Портсмут – расположен на северо-востоке острова. Здесь же находятся основные сельскохозяйственные угодья: банановые и цитрусовые плантации. Исторических достопримечательностей на Доминике немного: английский форт Шерли и католический собор в Розо. На острове Их заменяет большое количество объектов природы.

Всех чёрных и «цветных» уроженцев Доминики, независимо от цвета кожи, называют креолами. Их общество формировалось в несколько этапов. Сначала это были белые плантаторы и их рабы. В конце XVIII- начале XIX века к ним добавились многочисленные свободные «цветные». Часть из них прибыла из Соединённых Штатов после предоставления им независимости: это были негры из обеих Каролин и Джорджии, воевавшие на стороне британских лоялистов. Другая часть была потомками маронов – рабов, бежавших в горы, третья – потомками солдат Вест-Индских полков, получивших землю после расформирования их частей. Среди жителей острова имеются также потомки рабов, освобождённых Французской Республикой, эмигрантов и просто беглецов из других колоний. С середины XIX века возникла чёткая иерархия среди местного населения: чем меньше в жилах текло африканской крови, тем большим престижем пользовался человек. Чистый негр в этой иерархии стояли ниже всех. Выше его находился самбо, потомок брака африканца с индейцем-караибом, однако и он считался по своему статусу ниже полукровки-мулата. Тот, в свою очередь, снимал шляпу перед квадруном – негром на одну четверть. Выше его стоял октрун, у которого в родне негром были дед или бабка. Самый верх этой пирамиды занимали мусти и мустефино, имевшие в своих жилах одну шестнадцатую и одну тридцать вторую крови. Дети последних и европейца причислялись к «белым». Однако, не все они попадали в общество колонизаторов. Примерно половина островитян с белым цветом кожи относились к так называемым «белым беднякам», которые в силу различных обстоятельств выпали из стройной социально-расовой структуры.

Бананово-лимонная страна

Остров Доминику Колумб открыл 3 ноября 1493 года, выпавший на воскресенье. Он назвал вновь открытую землю в честь этого дня недели. Отсутствие золота и других природных ресурсов, а также сопротивление аборигенов-индейцев из племени караибов – способствовали тому, что испанцы отказались от колонизации Малых Антильских островов. Зато на них обратили своё внимание Англия и Франция. Сильно изменившиеся за четыре века караибы до сих пор проживают в восточной части острова в специальной резервации.

В 1635 году Франция объявила остров своей территорией. Вскоре здесь появились первые французские миссионеры, которые стали первыми европейскими жителями острова. Однако, через четверть века короли Франции и Англии заключили соглашение, по которому Доминика и Сент-Винсент должны были быть оставлены аборигенам. Ещё полвека остров официально оставался ничейным, пока на нём не высадились французы, обосновавшиеся на соседних Мартинике и Гваделупе. Они разбили на острове плантации и ввезли рабов-африканцев. По Парижскому миру 1763 года Доминика отошла к Великобритании, которая даровало белому населению самоуправление. В последующие полвека он несколько раз менял хозяев, но, в конечном счёте, остался за англичанами. Однако, многочисленные войны привели к тому, что на острове образовался значительный слой свободных цветных. Он состоял не только из вольноотпущенников, но и солдат Вест-Индских полков, американских лоялистов из южных штатов (в основном, негров), а также маронов. Некоторые из них получили за свою службу небольшие земельные наделы, другие же их приобрели. Для этого правительство острова даже издало специальный закон. Согласно нему, фонд государственных земель был разбит на участки в сорок акров. Они продавались по неизменной цене.

В 1831 году, отражая либерализацию официальных британских взглядов на межрасовые отношения, был издан Билль Брауна Билль, уравнявший свободных цветных в правах с белыми. Уже в следующем году в легислатуру острова были избраны трое цветных. В 1838 году было отменено рабство. Его отмена привела к тому, что Доминика стала единственной британской карибской колонией, чей законодательный орган представлял африканское большинство населения и состоял преимущественно из африканцев. Большинство африканцев-депутатов было мелкими фермерами или торговцами, которые придерживались экономических и социальных взглядов, антагонистичных интересам немногочисленных плантаторов острова. Вследствие этого они стали активно лоббировать идею введения прямого британского управления и в 1865 году добились этого: министерство по делам колоний заменило избирательное собрание таким органом, половина членов которого по-прежнему избирались, а половина – назначались.

В 1871 году Доминика стала частью британской федеративной колонии Подветренных островов, которой был передан ряд властных полномочий. В этих условиях политическая власть цветных постепенно деградировала и в 1896 году была заменена прямым управлением. В результате все политические права подавляющего большинства населения были сильно урезаны. Материальная помощь в целях развития, предлагаемая как компенсация за лишение гражданских прав, имела незначительный эффект.

Мировая война и кризис Британской империи привели к повышение политического сознания населения карибских островов и привело к консолидации оппозиции. В 1924 году она контролировала одну треть мест в местном Законодательном собрании, а в 1936 – половину. Следствием этого стал выход Доминики из состава Подветренных островов и введение отдельного управления. С 1940 года остров был включён в колонию Наветренных островов как отдельная территория. Это продолжалось до 1958 года, когда началось создание Вест-Индской Федерации.

Введённая ещё колонизаторами дифференциация «по крови» деформировала психологию креолов Британской Вест-Индии, у которых цвет кожи определял степень продвижения по социальной лестнице вверх. Наличие денег позволяло поднять свой статус, породив среди креолов поговорку: «Деньги осветляют их владельца». Это не относилось к «белым беднякам», прозябавшим в нищете и невежестве, за что получили среди «цветной» элиты карибских островов презрительное прозвище «никудышные Джонни».

Желание стать «светлее», стремление негра выдать себя за мулата, а мулата – за «почти» белого в середине ХХ века доходило до анекдота. Наиболее продвинутые представители «цветной элиты» приобретали В США плойки, который использовались для выпрямления волос, и кремы для отбеливания кожи. Это редко помогало, но долгое время пользовалось популярностью. Кроме этого существовал и более «естественный» способ осветления. Прекрасное его описание имеется у Бенгта Шёнгрена в книге «Острова среди ветров». Он так описывал этот процесс: «В 99 случаях из ста можно биться об заклад, что цвет кожи жены, светлее, чем у мужа. Обратное положение почти немыслимо. Мужчина, занимающий высокий пост в обществе, может иметь одну или несколько метресс любого цвета кожи. Но если он женится на женщине «ниже» своего собственного цвета кожи, его шансы на признание светло-коричневым обществом перечёркиваются». Следует отметить, что, по наблюдениям Б. Шёнгрена, женщины-креолки с более тёмным цветом кожи, как правило, не отказывались от внебрачных связей, стараясь родить как можно больше сыновей. На острове не было системы пенсионного обеспечения, а наличие взрослых потомков мужского пола позволяла их родительнице рассчитывать на сытую старость.

«Доминика – одно из самых бедных государств-лилипутов: ведь её чрезвычайно пересечённую территорию очень трудно использовать, за исключением всего нескольких мест в долинах»,– писал Б.Шёнгрен после посещения острова. Пять с половиной миллионов американских долларов или две трети экспортных доходов Доминики приносили бананы. Бум их производства на Наветренных островах пришёлся на шестидесятые годы, когда агроном удалось победить «панамскую» болезнь, выведя новые сорта. Несмотря на несколько ураганов, опустошивших остров, их производство на Доминике постоянно росло, обеспечивая работой многих жителей. Другой важной культурой были кокосовые пальмы, которые служили основой мыловаренной промышленности, а также служили для производства канатов. В конце XIX века на остров была завезена новая культура – цитронелла (лайм), которая стала одной из важных культур острова. Сок и масло лайма занимали второе и четвёртое место в списке экспортных товаров Доминики. Крупнейшим её производителем была компания «Л.Роуз и К*», скупившая пришедшие в упадок плантации сахарного тростника. В первые годы независимости дело дошло до того, что на остров ввозили сахар для собственного потребления. Кроме плантаций лайма и завода по его переработке «Л.Роуз и Компани» владела известняковыми карьерами, всем, что осталось от некогда развитой строительной промышленности острова. Другим культивируемым важными растениями острова были масличное дерево и цитрусовые, урожай которых было очень нестабилен. Несколько тысяч островитян были постоянно связаны с морем. Около пятисот лодок и баркасов занимались каботажными перевозками и рыбной ловлей. Хотя улов составлял около тысячи тонн в год, он обеспечивал только треть потребностей островитян. Пастбища составляли мизерную часть территории острова и не могли поддерживать большое поголовье скота и поэтому островитяне предпочитали разводить кур. Небольшие механические, швейные и столярные мастерские имелись только в Розо и Портсмуте и удовлетворяли местные потребности.

 

Остальная экономика острова находилась под контролем иностранного капитала. В банковской системе доминировали британский «Барклэйз Банк» и Королевский банк Канады. Они скудно инвестировали в местную промышленность, предпочитая финансировать торговые сделки. «Гист индастриз» монополизировала экспорт бананов и установила на них низкие, обрекая фермеров на полуголодное существование. В сфере телекоммуникаций господствовала «Кейбл и Вайрлесс», а в области энергетики – «Колниал девелопмент корпорейшн», которой принадлежали все электростанции острова. Лесоразработки ценных пород деревьев, произраставших на острове, также сдавались в концессию иностранцам, в основном, североамериканцам.

На пути к независимости

Вест-Индская Федерация распалась в 1962 году под грузом неразрешимых противоречий, а пять лет спустя, Доминика получила статус государства, ассоциированного с Великобританией. С этого момента вопросы внутренней политики перешли в ведение местного правительства, которое контролировали местные лейбористы. Их лидером вскоре стал Эдуард Оливер Леблан (*29.10.1923, +08.10.2004). Он родился на Доминике и получил сельскохозяйственное образование в имперском колледже Тринидада и Тобаго. С 1945 по 1953 год он работал советником в управлении сельского хозяйства Тринидада и Тобаго. Затем он стал агентом Ассоциации банановых плантаторов Доминики на севере острова и был избран в муниципальный совет своего родного прихода Вьел-Кейс. Увлёкшись политической деятельностью, Э. Леблан в 1957 году вступил в основанную двумя годами ранее Доминиканскую лейбористскую партию и был избран в легислатуру острова от Портсмута. После победы лейбористов на всеобщих выборах 1961 года он занял пост главного министра и получил, по совместительству, портфель министра финансов. Первым внешнеполитическим шагом новоиспечённого главы колонии стало участие на Лондонских конференциях, где он являлся одним из двух представителей острова. В мае 1962 года он принял участие в обсуждении проекта «Малой восьмерки», федерации из восьми карибских островов, призванных заменить Вест-Индскую Федерацию. Э. Леблан не поддержал эту идею, опасаясь, что более богатые острова, такие как Барбадос и Гренада будут доминировать как политически, так и экономически.

После провозглашения Доминики ассоциированным с Великобританией государством Э. Леблан был назначен на должность премьер-министра. Личная популярность главы кабинета долгое время была высокой, поскольку его политика была связана с крупными социально-экономическими изменениями, происшедших в шестидесятых годах на острове. Так, банановый бум способствовал росту благосостояния островитян. Доходы от их экспорта позволили начать обширное дорожное строительство, которое должно было связать все населённые пункты острова с Розо. Косвенно оно способствовало расширению банановых посадок и стимулировало начало лесозаготовок. Правительство пыталось ввести новые культуры: ваниль и какао, но без особого успеха. Изменение налоговой политики и рост доходов казны позволил финансировать социальные программы, направленные на поддержку простых людей («маленького человека»). Всё это велось под популистскими лозунгами противостояния правительства и старой элиты. Все эти меры существенно повышали популярность Э. Леблана среди простых граждан. Он был твердо привержен своим идеалам предоставления равных возможностей доминиканским гражданам и реализации образовательной и рабочей политики, направленной на преодоление бедности страны и народа.

Британская политика в Карибском бассейне всячески способствовала укреплению лейбористов Малых Антильских островов у власти. Так, благодаря поддержке колониальных властей первым премьером Барбадоса стал левый лейборист Эррол Барроу, на Гренаде к власти пришёл Эрик Гейри, Сен-Киттсе – Роберт Бредшоу, на Антигуа и Барабуде – Вере Бёрд, на Сен-Винсенте – Роберт Милтон Като, на Ямайке – Александр Бустаманте и его преемник Майкл Мэнли. Все они, включая Эдуарда Оливера Леблана, составляли элитную группы воинствующих профсоюзных активистов, которые проложили путь своих государств через колониальные времена вплоть до или почти политической независимости стран Карибского бассейна. Следует заострить внимание на том, что все члены этой группы, начиная с А. Бустаманте и заканчивая наиболее одиозным из них Э. Гейри, являлись британским аналогом латиноамериканских каудильо – сильных людей. Только в этот раз за их плечами стояли не банды вооружённых сторонников, а профсоюзы. Важной особенностью почти всех карибских премьеров являлось совмещение традиционных лейбористских установок с ультраправыми и каудильистскими принципами. Поддерживаемые британскими властями лейбористы Доминики во главе с Э. Лебланом пошли на ряд популистских мер, затронув состоятельные круги острова. В этих условиях консервативные круги Доминики сплотились и образовали партию свободы, которая стала оказывать существенное давление на лидеров лейбористов, обвиняя Э. Леблана в стремлении к единоличной диктатуре и преуспели в этом.

В силу своих партикулярных интересов все они являлись оппонентами Вест-Индской Федерации. Исключением из общего правила были Тринидад и Тобаго, где у власти находилось относительно правое Народное Национальное Движение во главе с Эриком Ульямсом и Британская Гвиана. В ней власть принадлежала Народной прогрессивной партии Гайаны марксистского толка. Лидер НППГ Чеди Джаган сразу отказался от участия в Вест-Индской федерации и взял курс на скорейшее обретение независимости. Новые правители островов прошли примерно один и тот же путь, имели схожее образование и взгляды. Для координации своей политики они в сентябре 1967 года учредили Совет Вест-индских ассоциированных государств, в который вошли Антигуа и Барабуда, Гренада, Доминика, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс-Невис-Ангилья, Сент-Люсия и колония Монсеррат. Формальной столицей Совета стал Кастри, где расположился секретариат организации. В том же году были созданы Верховный суд ассоциированных государств Вест-Индии, Восточно-карибское валютное управление и Управление гражданской авиации.

Британским дипломатии удалось втянуть восточно-карибские острова в Карибскую ассоциацию свободной торговли (КАРИФТА). Договор о её создании был подписан в 1968 году. Его 39 статей и нескольких приложений определяли в качестве главных целей КАСТ расширение и диверсификацию торговли между её членами, создание условий для «справедливой конкуренции» в карибской зоне; обеспечение «прогрессивного экономического развития» стран участниц. Ближайшей задачей организации было устранение всех ограничений во внутризональной торговле. В товарные списки, подлежащей немедленной либерализации. Было включено 75% товаров, обращающихся в регионе. Таможенные пошлины на остальные товары планировалось устранить в течение пяти лет – в экономически наиболее развитых странах (Барбадос, Гайана, Тринидад и Тобаго, Ямайка) и в течение десяти – в остальных. К таковым были отнесены «ассоциированные с Британией страны» и колониальные владения. Льготный режим для них был необходим, поскольку резкое снижение таможенных сборов могло бы подорвать их бюджет, поскольку экспортно-импортные пошлины обеспечивали до 47% доходов, и ослабить национальную промышленность. Ассоциация свободной торговли была широко разрекламирована правительствами карибских стран и преподнесена, как несомненный политический успех. Однако, вскорее выяснилось, что в КАРИФТА Наветренные и Подветренные острова оказались бы в невыгодном экономическом положении: они были менее развиты, чем другие страны. Поэтому они решили сформировать свою собственную модель экономической интеграции, учредив в 1968 году Восточно-карибский общий рынок, секретариат которого находится в Сент-Джоне.

Мировой кризис, приведший к резкому падению доходов от экспорта, ударил по экономике карибских островов. На Доминике резко упал объёмы вывоза бананов и цитрусовых, что привело к безработице и росту недовольства населения. В конечном счёте, это сказалось на популярности лейбористов и лично Леблана. Другим следствием безработицы явилось распространение культа Раса Тафари, и, как следствие, рост наркомании. Родиной растафарианства изначально была Ямайка. Со временем, последователи культа – растаманы – появились на малых вест-индских островах, где стали вербовать адептов среди безработной молодёжи и старшеклассников. Последователи культа или, как их называют на Доминике до сих пор, «страшилы», селились в дебрях острова и терроризировали своими набегами добропорядочных граждан. По данным полиции в лесах их насчитывалось не менее трёх сотен. Следствием этого стал рост хулиганских выходок, драк и мелких краж.

Военные традиции островитян

В 1967 году, накануне получения Доминикой статуса ассоциированного государства, главный министр колонии Оливер Леблан вызвал руководителя кадетов Грамматической школы на Доминике Эрла Джонсона и предложил ему на добровольческой основе воссоздать Силы обороны Доминики. Для начала он выделил из 5000 карибских долларов. Принимая это решение О.Леблан руководствовался опытом соседней колонии Антигуа и Барабуды, где в результате раскола лейбористов в 1967-68 годах произошли массовые беспорядки. По приказу своего правительства подполковник Деннис Гарденер быстро мобилизовал своих волонтёров и вывел их на улицы «для сохранения порядка»: протестующие были разогнаны и порядок восстановлен. О.Леблан прозорливо предвидел, что на Доминике может произойти нечто подобное. Отставной военный Э.Джонсон сразу согласился на это предложение и активно приступил к формированию волонтёрского корпуса из числа своих бывших кадетов. Энергичными мерами он смог создать воинскую часть, в которую записались несколько ветеранов войны, бывшие военнослужащие Вест-Индского полка и кадеты старших классов. Во время провозглашения Акта об самоуправлении Джонсон смог вывести своих рекрутов на парад.

Военные традиции жителей Доминики уходили своими корнями в XVIII век. Первые военные отряды были сформированы на острове в 1783 году в ходе Первой маронской войны. Тогда плантаторы вооружили своих служащих и доверенных рабов, чтобы помочь регулярным войскам поймать беглых рабов(маронов). Год спустя, отряды были объедены в «корпус чёрных стрелков» или рейнджеров. Это была первая военная часть, сформированная на острове и содержавшаяся на его деньги. Десять лет спустя британский полковник Скеритт навербовал в свой полк доминиканских маронов для войны с французами. 1 сентября он был переименован 8 вест-индского полка. 3 декабря доминиканские плантаторы направили каждого сотого своего раба для службы в полку местных лоялистов. Через две недели в его рядах уже насчитывалось около ста шестидесяти человек. Британские власти посчитали это число недостаточным и вдвое увеличили набор рекрутов в полк. К 1 апреля 1796 году в его рядах уже было 250 человек. Через два года этот отряд был присоединён к 8 полку. Этот полк встретил 1802 год на Доминике. Он состоял из пяти рот общей численностью в пятьсот человек и находился под командованием полковника Гордона. Уже в следующем году его солдаты участвовали в обороне Доминики от французов. С окончанием второй войны с САСШ полк был расформирован. Часть его солдат были распределены по другим полкам, а остальные получили небольшие земельные участки. Так на Доминике образовался слой мелких земельных собственников с чёрным цветом кожи.

 

Расформирование 7 и 8 Вест-Индских полков совпало с началом Второй маронской войны на Доминики. Возвратившиеся ветераны сразу включились в дело, составив костяк правительственных войск. Операции против них проводились вновь сформированными «Чёрными Рейнджерами» и милицией острова, состоявшей из четырёх сотен белых и свободных цветных. Основной её костяк составляли американские лоялисты. Это были, в основном, негры из южных штатов, воевавшие в Войне за независимость САСШ на стороне британской короны. Она были поселены на острове сразу после заключения Парижского мира в 1783 году и получили небольшие земельные наделы. Корпус Чёрных Рейнджеров просуществовал до 1833 года и был распущен после отмены рабства в британских колониях. Остальную часть XIX века Доминика не имела вооружённых формирований, поскольку её покой охранял британский флот.

Рубеж ХХ века ознаменовался нарастанием военной напряжённости, вследствие чего министерство колоний озаботилось созданием добровольческих сил в своих колониях. Не минуло это нововведение и Доминику. Местная легислатура приняла «Добровольческий Ордонанс», который регулировал порядок формирования и содержания добровольческих подразделений, подчинённых начальнику полиции острова. В случае войны волонтёры должны были составить совместно с полицией Силы Обороны Острова. Согласно нему, в состав отряда в обязательном порядке должны были записываться мужчины в возрасте от 19 до 45 лет, имевшие годовой доход свыше 50 фунтов. Вскоре их число достигло двух сотен. Подготовка волонтёров оставляла желать лучшего, поэтому в 1912 году корпус был реорганизован и стал называться резервом обороны. Его численность была снижена до полусотни человек, которые обязались состоять на службе не менее трёх лет. На их содержание Ассамблея выделяла по 250 фунтов в год, которые расходовались на экипировку и обмундирование. Винтовки резервистов хранились в цейхгаузе полиции Подветренных островов на Антигуа. Они должны были раз в месяц проходить обучение и учебные стрельбы.

22 июня доминиканский контингент принял участие в коронации короля Георга V в Лондоне. Солдаты настолько понравились командованию, что был поднят вопрос об увеличении доминиканского контингента до сотни человек. Этим планам помешало начал Мировой Войны. Доминиканские резервисты были мобилизованы и включены в состав 2-го Вест-Индского полка, формировавшегося на Подветренных островах. Всего за время войны в боевых действиях на стороне империи участвовали 148 островитян, в т.ч. три сестры милосердия. В октябре 1915 года первый контингент этого полка численностью в сто десять человек убыл в Европу. Вместо убывающих на фронт подразделений британские власти стали формировать новые, которые включали в состав территориального Британского Вест-Индского полка, нёсшего службу по охране островов.

Пока соотечественники воевали за океаном, Законодательный Совет Доминики принял две важные инициативы. Во-первых, он собрал 4000 фунтов на покупку биплана фирмы «Виккерс» для Королевского Воздушного Корпуса, а, во-вторых, принял решение о создании Доминиканского кадетского корпуса, в котором старшеклассники грамматической школы должны были проходить базовую военную подготовку. Корпус подчинялся помощнику командующего оборонительными силами Доминики. Его численность была невелика: в 1930 году в его составе числилось три десятка кадетов.

Окончание войны привело к очередной реорганизации местных вооружённых сил на Карибах. Теперь оборонительные силы Доминики(ОСД) составили часть Батальона Подветренных Островов, сформированного на базе распущенного в 1921 году Британского Вест-Индского Полка. Шесть лет спустя были распущены и Вест-Индские регулярные полки. Основной причиной этого был финансовый кризис, тяжело отразившийся на бюджете Британской Империи. В целях экономии средств её правительство возвратилось к довоенной схеме «вооружённого резерва» и оставило на Доминике роту батальона Подветренных Островов численностью в сорок человек со штабом в Розо. Только в 1935 году, когда стала опять нарастать военная напряжённость в мире, британское командование озаботилось обороной Доминики: были вновь воссоздан корпус волонтёров, дополнивший роту резервистов. Согласно инструкции имперского штаба, они вместе с полицией должны были образовать Силы Обороны Доминики под командованием начальника островной полиции.

Вплоть до начала мировой войны планы, в основном оставались на бумаге, поскольку у регионального командования были другие заботы. Только в конце 1939 года волонтёры смогли получить нужное обмундирование, экипировку и оружие. Другим важным событием стало учреждение на Доминике отдельного полицейского управления (ранее здесь было отделение, подчинённое штабу на Антигуа), имевшего свой цейхгауз.

В 1942 году британское командование объединило все силы обороны в Южнокарибские Силы, включив гарнизон Доминики в батальон Подветренных Островов. Позже на основе этого соединения был создан Карибский полк, который в мае 1944 года был направлен на европейский театр военных действий. В составе 1 батальона этого полка служили некоторые жители Доминики, в т.ч. офицеры Твистлтон Бертран и Вендел Кристиан, служившие в Южно-Карибских Силах. Ещё шесть островитян служили в Королевских ВВС. Трое из них погибли в бою и были торжественно перезахоронены в Розо у стен форта Янг. Ежегодно мимо их могилы проходят парадным строем полицейские, кадеты, скауты и ветераны войны.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru