Как перестать быть миллионером

Оксана Алексеева
Как перестать быть миллионером

Глава 5

Валерия Андреевна Воробьева имела шансы стать самым увлеченным преподавателем геодезии за всю историю существования геодезии. Она и студенткой была прилежной, а уж какой стала работницей – загляденье! В ее ответственности никто не сомневался, однако ж отчего-то в учебный план вписали только семинары, не допуская рвущуюся работать преподавательницу до лекций. Но в определенный момент заведующий кафедрой смилостивился и отдал ей целый поток заочного отделения, приведя Валерию в состояние сказочной буйной радости. Теперь она сможет прочувствовать на себе все прелести обучения!

Заочники представляют собой разномастный контингент людей любых возрастов, любого положения и достатка. В группах водились и приезжие из сельской местности, и менеджеры из крупных городских организаций, многие из которых получали второе, а то и третье высшее образование. Валерия осознавала всю степень моральной ответственности – никто в группе не должен по выражению ее лица догадаться, что она моложе любого из присутствующих и не обладает тем же практическим опытом, которым могут похвастаться некоторые учащиеся. Потому к первой лекции она готовилась похлеще, чем к защите диплома, продумывая не только каждое слово, но и внешний вид. Вначале решила вообще не использовать макияж, чтобы смотреться серьезнее, но затем передумала и тщательно подвела глаза, чтобы выглядеть взрослее. Повсюду пишут, что косметика зрительно прибавляет лет – с этим утверждением Валерия не могла согласиться, ориентируясь на отражение в зеркале, но решила хотя бы в этом вопросе положиться на общественное мнение.

Выехала из дома заранее, но когда пересекала дорогу на последнем перекрестке, едва не попала в аварию. На пешеходном переходе в миллиметре от нее со скрежетом остановился красный автомобиль, после чего наружу вылетел разъяренный водитель.

– Смотри, куда идешь! – заорал он.

– На зеленый иду, вообще-то… – Валерия с трудом отмерла и почти сразу узнала в крикуне знакомые черты.

Это именно он несколько дней назад собирал деньги на приют для животных! А теперь снова встретились – мир очень тесен. И Лера не могла не сопоставить его недавнюю благотворительную деятельность и машину, которая ее чуть не сбила с ног:

– Ваше авто выглядит очень дорого! Даже стало интересно, а вы точно на корм для котят деньги собирали?

Молодой человек спонтанно глянул на красный бок своей машины и заголосил с новой силой:

– Вы правы! Это очень дорогая машина – новая модель Мазерати! И вы ее поцарапали! Знаете, во сколько вам обойдется ремонт?!

Валерия действительно задела бампер большим кожаным портфелем, но не могла разглядеть на сияющей поверхности даже царапины. Идиот какой-то – чуть не убил, но истерит так, как будто она на его чертову Мазерати запрыгнула и по крыше скакала. Решила, что продолжать разговор не имеет смысла, потому пошла дальше.

– Куда?! – закричал он ей в спину. – Сейчас составим акт о нанесении ущерба! Или можем на месте договориться, – последнее прозвучало с неожиданной улыбкой. – Предлагаю нам обоим успокоиться, сесть где-нибудь в тихом месте и обсудить, чем мы можем друг другу помочь.

Лера немного сбавила шаг, не представляя, что еще сказать в такой ситуации. Не хватало еще и опоздать на самую первую – и, соответственно, самую важную – в жизни лекцию. Придурок-то выглядит роскошно, явно не из бедных, а на приличные курсы вождения денег не нашел. Хотя… он ведь наверняка мошенник – организовал какой-то фонд, обманывает сердобольных жителей и покупает себе дорогущие тачки, на которых даже ездить не умеет.

Следующие несколько секунд в биографии Валерии Андреевны Воробьевой упоминать ни в коем случае не следует, потому что этот пункт не вписывается ни в ее характер, ни в предысторию, а уж особенно – в образ уважаемого преподавателя высшего учебного заведения. Она, не оборачиваясь, подняла руку и вытянула средний палец. Жест имел магический эффект: крики позади смолки, даже закончились каким-то нервным смешком, финансовые претензии «пострадавшего» иссякли. Вот только сама Валерия своей импульсивности смутилась и понадеялась, что никто из учащихся ее в этот момент не видел. А если и видели, то пусть забудут, как постаралась сразу же сделать она. Да и некогда ей было о том думать, мысли тотчас переключились на работу.

Самую первую лекцию она выучила назубок еще за неделю до начала заочной сессии. Вот только отчего-то, встав перед многоликой аудиторией, растерялась. Лишь через несколько минут сумела взять себя в руки и говорить тем строгим голосом, который долго репетировала дома. Через полчаса ощущала себя почти в своей тарелке, то есть именитой актрисой на сцене театра, которой любым способом надо доиграть свою роль, а потом можно и разрыдаться в подушку, потому что случайно пропустила целых два важных абзаца.

К концу занятия она уже легче посматривала на слушателей и начала оценивать их примерно так же, как они оценивали ее. Все выглядели доброжелательно – особенно солидный мужчина в среднем ряду, у которого, наверное, дети старше самой Валерии. Все идет прекрасно, раз даже он подбадривает улыбкой, а остальным вроде как и дела большого нет, лишь бы успевать записывать. Затормозился взгляд на другом подбадривающем лице, и Валерия запоздало отметила, что именно эта персона вызывала в ней больше всего волнения.

За первым столом сидел молодой парень, от силы на год-другой старше самой Валерии. И нагло ничего не записывал! Просто сидел и радостно пялился на нее во время всего занятия. Слишком лощеный, самоуверенный какой-то – темноволосый и симпатичный, хотя раздражающе расслабленный. У Валерии с каждой минутой крепло убеждение, что именно этот холеный перец явился сюда не учиться, а только жрать ее глазами.

Она не сильно ошиблась – сразу после окончания лекции, когда остальные расходились и спешили по домам в столь позднее время, молодой человек с первой парты поспешил за ней на кафедру.

– Валерия Андреевна! – позвал он. – Можно вас на минуточку?

Лера вернула маску серьезности на лицо, только после этого посмотрела на него:

– Конечно. У вас появились какие-то вопросы?

– Море вопросов! – обнадежил заочник. – Мягко говоря, я вообще ничего из материала не понял. Но со мной такое случается, не в первый раз пытаюсь выучиться в институте. Помогите! Вы выглядите доброй.

Валерия расслабилась и сразу ощутила себя именно доброй:

– Рано паниковать, – успокаивала она. – Впереди еще четыре лекции, а после мы закрепим все знания на практических занятиях. Предмет только на первый взгляд кажется сложным, но…

Парень беспардонно перебил:

– Мне нужны индивидуальные консультации!

– О, конечно, – Валерия старалась не хмуриться и тыкала указательным пальцем себе за спину, где на стене висел график консультаций. Этот жест чем-то неуловимым напоминал тот, что в ее в биографии случился буквально сегодня, однако она всеми силами души не проводила никаких ассоциаций. – Приходите в среду!

– С удовольствием, – студент как-то хищно ощерился. – Или вы приходите в среду. В ресторан. Под шардоне консультируется лучше – я проверял.

Валерия так старательно примеряла на себя деловитый преподавательский образ, что не сразу смогла от него избавиться и распознать банальный флирт. Она вообще в таких делах не отличалась сообразительностью:

– Консультации проводятся на кафедре или в соседней аудитории, время указано на этом стенде. Вы уже получили методичку? Там приведен список учебных пособий…

И он снова не дал ей договорить:

– Не получил! – зачем-то вскрикнул довольно громко. – Что это за учеба, если меня методичкой не снабдили?

– Как же так? – Валерия почувствовала стыд и за весь институт, и за их лаборанта в частности. – Давайте я прямо сейчас выпишу. Подождите, открою кабинет!

Но стоило ей повернуться к двери, как странный студент преодолел расстояние между ними и почти впечатался ей в спину, а заговорил с неуместным придыханием:

– Подождет до завтра. Ведь мы и завтра увидимся, Валерия Андреевна?

– Разумеется! У нас же лекции!

Валерия, фактически зажатая между дверью и посторонним человеком, наконец-то осознала, что к ней дешево и нагло подкатывают. При таких непрозрачных намеках даже у нее сомнений не осталось. Потому вывернулась в сторону, сощурила глаза и приложила все усилия, чтобы студент от стыда под пол провалился сразу на первый этаж здания:

– Как ваша фамилия, учащийся?

– А вам зачем? – тот проваливаться никуда не собирался. Наоборот, улыбался все шире. – И обычно спрашивают имя. Мирослав, если так интересно. А для блондинок – просто Мир. А для блондинок с такой тонкой талией – можно просто «мр-р».

– Я спросила фамилию!

Его демонстративная расслабленность уже во время лекции напрягала, а теперь выводила из себя – он даже интонации делал все мягче:

– Любопытство – ваш профессиональный навык? Обожаю девушек с исследовательским интересом. Я сам в некотором роде исследователь.

– Нет! В смысле, да, но не в этом случае! Проверю, почему вам не выдали методичку. Консультации – в среду в семнадцать часов. Надеюсь, на этом все. До свидания, как-вас-там!

– Мир – мое имя, а мир между противоположными полами – мой слоган, – подсказал он, ни капли не тушуясь от ее немного натужной интонации. – И я вполне готов подвезти вас до дома – только моргните. Исключительно в миротворческих целях.

– Не собираюсь я моргать! Фамилию скажите! – Валерия тут же выпучила глаза, чтобы не моргнуть рефлекторно.

Парень же от непонятного удовольствия закусил на секунду губу, а светло-карие глаза заискрились радостью неизвестной природы:

– Я бы уже сказал, но вы выглядите так, будто собираетесь меня до смерти забить методичкой.

– Что вы! – Лера перешла на полную язвительность, забыв о выражении лица. – Мытье полов от крови не входит в мои обязанности. Но вдруг придется писать заявление о домогательствах?

 

Тот изобразил удивление и резко отступил:

– Каких домогательствах? Я еще даже не начинал. А когда начинаю – обычно самому приходится отбиваться от домогательств. Но вы меня совершенно неверно поняли. Дело в том, что я работаю стажером в крупной строительной организации, и мне очень важно получить реальные знания и по вашему предмету, и по всем остальным. Я слишком серьезно отношусь к этой задаче. А вы о чем подумали?

Лера немного растерялась, сразу начав думать о чем-нибудь другом, но решила, что сейчас может закончить твердо:

– До свидания. Постарайтесь завтра записывать лекцию – это, безусловно, поможет обучению!

– До свидания, Валерия Андреевна, весьма приятно было с вами познакомиться. Если так пойдет дальше, я полюблю учиться.

Он не стал дожидаться ее ответа, развернулся и ушел. Валерия несколько секунд смотрела ему в спину, затем опомнилась, стряхнула с плеч раздражение и поспешила в кабинет. Неизвестно зачем все-таки вынула список академической группы – уж точно не для того, чтобы догонять нахала и выдавать ему методичку. Просто имя у него редкое, необычное. Такого имени хватит для того, чтобы удостовериться, что студент действительно числится в этом потоке.

И через минуту палец замер на одной из строчек.

Махалин Мирослав Петрович.

Знакомая фамилия, но довольно распространенная. Вот даже у учредителя строительного концерна такая же… И зовут того вроде бы Петром, хотя Валерия в последнем не была уверена. Интересно, не родственник ли случайно? Да будь Мирослав хоть сыном высокопоставленного человека, есть правила приличия, обязательные к соблюдению. А работа-то ее, оказывается, не только почетная, но и довольно азартная, если не сказать, что опасная. Мало ли какие люди попадутся в пустынных коридорах вечернего здания. Хотя этот произвел впечатление обычного легкомысленного лоботряса, у которого вместо мозгов только феромоны, щедро источаемые в окружающее пространство.

Глава 6

Откуда-то взялся стереотип, что если у людей одинаковая фамилия или там, скажем, отчество, то они непременно должны общаться и изображать из себя близких людей. Мирослав Петрович и Ярослав Петрович Махалины вынуждены были следовать подобной традиции еще и потому, что работали в одной организации и изредка встречались. Они никогда раньше всерьез не воевали, но события последних дней добавили легкого раздражения в их всегда сносное общение.

– Ну что, нашел получателя? – нейтрально поинтересовался Мир, прикрыв за собой дверь, чтобы нагловатая секретарша брата не подслушала.

Яр сокрушенно мотал головой и изображал полное отчаяние:

– Нет, конечно! Если бы нашел, то сразу сообщил бы тебе! Мы ведь на одной стороне. А ты нашел?

Последний вопрос прозвучал именно так, чтобы подчеркнуть – сам Ярослав очень сомневается, что младший братишка на той же стороне. Мир же пришел к однозначному выводу. Благодаря Игорьку он был в курсе, что родственничек не только обнаружил Валерию Воробьеву, но уже усердно подбивает к той клинья запрещенным приемом – коробками с котятами. И следующая фраза получилась с искренним придыханием и полным осознанием происходящего:

– Нет, конечно. Да и с какой стороны мне подступиться – это ты можешь в институте под каким-нибудь предлогом хотя бы список практикантов достать, а со стажером никто разговаривать не будет, будь я хоть четырежды сыном своего отца. Чувствуешь несправедливость? Мальтийский батенька как будто сразу нас поставил в неравное положение.

– Какое еще неравное положение? – Яр нахмурился. – Просто у меня какой-никакой, но диплом получен. И я, так или иначе, усердно здесь вкалываю!

– У меня тоже будет диплом, – заверил младший. – Как раз над этим работаю. А ты точно не нашел?

– Откуда недоверие, братишка? Но я даже не представляю ее имени!

И пусть старший брат думает, что обманул. Вряд ли он заметил красноречивую оговорку – «ее». Но Мирослав завопил тем же отчаянным тоном:

– Что же нам делать, братишка?! Может, все-таки попытаться разыскать отца и переубедить?

Ярослав от переизбытка эмоций тоже вскочил на ноги:

– Великолепная идея! И нас двое – командная работа всегда дает лучшие результаты! Мы можем разделиться. Один ищет получателя, другой летит на Мальту.

– Я прямо сейчас позвоню и закажу тебе билет! – радостно согласился Мир.

Но Яр остудил его пыл:

– Мне? Мне никак нельзя улетать. Я же на серьезной должности, море обязанностей! А в твоем случае инженерный отдел даже обрадуется, если ты месяц не будешь появляться на работе.

В дверь два раза стукнули, после чего в проеме нарисовалось лицо Надежды Ивановны. Она вопросила извечно недовольным тоном:

– Ярослав Петрович, вы опять на общее совещание не придете?

– Сегодня никак не успеваю, Надежда Ивановна, другие заботы навалились, – деловито ответил ей начальник.

– Да кто бы сомневался, – она почти во все их диалоги вставляла одну и ту же присказку. – Отчет я за вас накидала. Найдите уж тридцать секунд, подпишите. Постарайтесь не перетрудиться.

– На что вы намекаете, Надежда Ивановна?!

– Ей-богу, я прямым текстом говорю, а не намекаю. Если вы полгода не будете являться в офис, то только я и замечу снижение производительности вашего, к-хм, труда.

Она предусмотрительно выскользнула из кабинета, оставив последнее слово за собой. Ярослав был полон праведного гнева:

– Только глянь на нее! Разговаривает со мной как училка с двоечником!

Мирослав благостно улыбнулся и добавил немного издевки в голос:

– Так чего же ты не уволишь нахалку, большой начальник? Потому что другая секретарша за тебя работать не будет?

– Опасаюсь, – от неожиданности Ярослав ответил честно. – Пока она сидит в должности, то остается хотя бы частично на моей стороне. Уволю – и она пойдет разглашать всякую неправду обо мне, пока до совета директоров не доорется. А мне постом рисковать нельзя, пока деньги не вернем.

– Вот тут согласен, – смирился Мирослав. – Лети на Мальту первым же рейсом. Там население-то полмиллиона человек, найдешь папашу методом перебора!

– Сам лети! Ты уговариваешь лучше!

– Только девушек, а не поехавших крышей отцов!

– И я не полечу! Хотя бы потому что найду получателя быстрее тебя – у меня уже есть некоторые наметки, – Ярослав сбавил тон, прижал руку к груди и клятвенно заверил: – И сразу же сообщу тебе. Мы победим в любом случае.

Судя по всему, победит только один, второму останется кусать локти на Мальте под звуки смеха Махалина-старшего. Они обязательно оказались бы на одной стороне, поскольку носят одинаковую фамилию и отчество, но и дураку ясно, что отца уже не переубедить, то есть вернуть деньги можно лишь через Валерию. И вовсе необязательно она начнет переписывать фонды на первого очаровательного встречного – надо рассматривать и чрезвычайный случай: вероятность свадьбы с правильно составленным брачным договором. И если дойдет до такой жуткой крайности, то муж ее сможет наложить лапу лишь на половину имущества, то есть там и делиться уже будет нечем. Хотя при благоприятном стечении обстоятельств девица влюбится, потеряет голову и совершит какую-то ошибку – надо непременно оказаться рядом, чтобы ее к этой ошибке подтолкнуть. И Мирослав был уверен, что на данный момент ближе к выигрышу. Валерия уже почти им соблазненная, осталось ее немножечко дособлазнять.

Валерия придерживалась прямо противоположной позиции об их знакомстве. Она так и заливалась смехом, когда рассказывала лучшей подруге о диком заочнике и его то ли намеках, то ли оговорках, то ли шутках.

– Ничего-ничего! – заканчивала она весело. – На экзамене он у меня пошутит только геодезическими терминами!

Олеся почему-то даже не улыбалась, а погружалась в какие-то свои переживания. Потом и вовсе вздохнула:

– Не думала, что когда-нибудь тебе такое скажу, Лерка, но я иногда завидую твоей выдержке. Вот со мной все иначе – стоит увидеть красивого, богатого молодого мужчину, как мозг улетает под азимут. И все, конец. В себя прихожу, когда уже лечу за ним куда угодно: на край мира, в ресторан или даже… не всегда в ресторан.

– А это ты сейчас о чем? – Валерия только теперь уловила, что подруга в последнее время выглядит расстроенной.

– Ни о чем таком, чем захотелось бы делиться, – еще сильнее помрачнела Олеся.

Вытаскивать из замкнувшегося человека причины дурного настроения – занятие пустое. Но всегда бойкая подруга сама обнаружила свет в конце тоннеля:

– Лерка, а давай выберемся в ближайшие выходные в бар! Накрасимся, как злые черти, нарядимся, как распутные черти. Подцепим каких-нибудь лохов и продинамим. Им – наша приятная компания, мне – поднятие самооценки!

– Это у тебя-то низкая самооценка? – усмехнулась Валерия. – Тогда у кого она высокая? Но прости, в ближайшие пару недель никак не получится. Мне поручили заочников, это очень ответственная работа!

Она не стала добавлять, что ее имиджу будет во вред изображать возле барной стойки потаскушку, но Олесе и того хватило, чтобы скривиться:

– Замучила ты со своей работой. Нет людей скучнее тех, кто выбирает себе профессию по любви – с ними ни о чем поговорить нельзя, кроме как о работе! Вы, сумасшедшие ученые, хотя бы понимаете, какими ограниченными выглядите со стороны?!

«Сумасшедшие ученые», конечно, подобное осознать были неспособны, но Валерия и не считала себя одной из тех зашоренных персон, с которыми можно обсуждать только геодезию и ничего кроме. А раздражительности Олеси явно есть причина – наверняка очередной молодой человек, отношения с которым зашли в тупик. Не последний и уж точно далеко не первый… хотя лучшая подружка раньше не скрывала деталей, но ведь все потихоньку взрослеют – не могла ее обойти эта чаша совсем стороной.

У Валерии же хватало своих переживаний. Третья встреча с «дистрибьютором котят» случилась так же неожиданно, как предыдущие две. На этот раз он явно ее дожидался возле перекрестка, и, завидев издали, рванул навстречу:

– Девушка, девушка, задержитесь на минуту!

– В чем дело? – нахмурилась Валерия. – Вы сейчас миленьких хомячков начнете из карманов доставать?

– Нет, конечно! – он попытался улыбнуться и неловко пошутил: – Хомячки в карманах дохнут быстрее, чем выполняют свою задачу. Я извиниться хотел – за прошлый раз. Вышел из себя без какого-либо повода, вы ведь даже машину не поцарапали.

– Даже если бы и поцарапала, – вкрадчиво произнесла Валерия, – виновник той аварии вовсе не я.

– Ну это еще и доказать было бы надо, – задумался мужчина, но мигом опомнился: – А, я же извиниться хотел! Вы очаровательны, и я сражен вашим умением держать себя в руках!

Валерия осторожно отступила, соображая. В каких руках она себя держала – в тех самых, которые ему неприличный жест показывали? Комплимент прозвучал вымученно, абсолютно неуместно. Но не каждому дан дар преспокойно флиртовать – самой Лере, к примеру, не дан. К счастью, в этом случае она даже не пыталась:

– Извинения приняты. Но позвольте мне продолжать считать вас странным: на питание животным денег не нашли, а по городу ездите на целом состоянии. Были бы у меня такие средства, я бы ни за что не позволила котятам голодать!

Парень слегка прищурился, осекся, но спонтанно обернулся на припаркованную красную Мазерати и, забывшись, очень тяжко вздохнул:

– К сожалению, ее придется продать. Я сегодня все утро убил на то, чтобы подбить баланс. И пришел к выводу, что на прокорм вообще не хватает…

– Для животных? – догадалась Валерия.

– Для меня, – отрезвил он. – Но на ресторан пока еще найдется. Пойдете со мной на свидание?

– Разумеется, нет, – Лере не понравился очередной виток флирта – неумелый, как и первая попытка. – И мне надо спешить на работу.

Молодой человек вылупился на нее и дозрел до очередной абсурдной мысли:

– Это потому что у меня теперь не будет дорогой тачки?!

– Именно поэтому, – согласилась Валерия, лишь бы отстал.

Он очень расстроился. Вероятно, раньше его неловким комплиментам придавали шарма красные отблески авто. Но он зачем-то еще и выкрикнул ей в спину совет:

– Правильно! Так нас, богатеньких мажоров, так! Я-то еще искренний и прямолинейный, насколько умею. Но вы, главное, не поддайтесь на уговоры неискренних бабников. Вот от них лапша на уши совсем другого качества! А они скоро появятся поблизости – я своей мазерати чувствую, что рано или поздно нарисуется… Казанова бессовестный.

Валерия просто прибавила шагу. У этого внешне привлекательного мужчины явно не все в порядке с головой. Но, как чуть позже стало понятно, он случайно в своем бреде предсказал появление другого раздражающего персонажа, которого определенно можно было отнести к категории «богатеньких мажоров».

– Здра-авствуйте, Валерия Андреевна! – протянул Мирослав Махалин с непонятным подтекстом, стоило ей только обозначиться в дверном проеме лекционной аудитории. – А я сегодня даже тетрадку принес – все буду записывать.

 

– Рада за вас, – буркнула Лера и уже более серьезным и громким голосом поприветствовала остальных.

Вторая лекция прошла лучше первой – по крайней мере, важные абзацы уже из речи сами собой не выпадали. Хотя Валерия иногда и отвлекалась на собственные мысли: сидит этот скользкий тип на первой парте, что-то карябает в тетрадке, но каждую свободную секунду успевает поднять веселый взгляд и бросить в ее сторону. Лера не была падка на симпатичных парней, но от такого внимания терялась и даже начала бесконечно поправлять края пиджака. Конечно, она не собиралась усиливать о себе впечатление – подобное спонтанно происходит на физиологическом уровне, когда на территории появляется самец и постоянно подчеркивает свою сосредоточенность на цели.

Интересно, что ему от нее надо? Не на свидание же затащить, в самом-то деле. Возможно, действительно, просто геодезией заинтересовался и в полной мере осознал значимость этой превосходной дисциплины? Вот для любого другого человека такое объяснение прозвучало бы идиотизмом, но для Валерии оно легло в горящий страстью к наукам мозг как самый разумный довод. Даже расхохотаться захотелось от своей мнительности! Валерия перестала одергивать пиджак, зато добавила задора тону – от такой интересной лекции любой слушатель впадет в эйфорию!

Мирослав снова настиг ее в коридоре, но только для того, чтобы сказать:

– Лекция была горячей. И не только лекция.

Валерия приняла комплимент как должное, упустив из виду все ненужное:

– Большое спасибо! Я очень старалась заинтересовать студентов. Вы тоже заметили, как я ловко вписала задачи дисциплины в общую стратегию развития национальной экономики?!

– Заметил, – обескураженно отозвался он и соизволил отчалить – скорее всего, спешил попасть домой и перечитать свои записи.

Не особенно она удивилась, когда Мирослав явился в среду на консультацию. Он не поленился составить целый список вопросов, которые окончательно убедили преподавательницу в серьезности его намерений. Как она отвечала! С каким растущим восторгом в пятый раз переписывала одну и ту же формулу. Ну да, заочник великолепной памятью не блещет, но это ерунда в сравнении с истинным желанием постигать информацию!

Сам же Мирослав уже второй день улыбался только потому, что тренировал мышцы челюсти годами – никогда, ни при каких обстоятельствах не прекращать улыбаться. Но в его голову уже закрадывались подозрения, что с Валерией что-то не так. Довольно симпатичная девчонка, очень старающаяся выглядеть старше и серьезней, поначалу она даже инерционно поддалась – по меньшей мере, проявляла свое волнение тем, что дергано поправляла одежду. Это был отличный знак: девушку – вообще любую девушку – вначале нужно смутить. Подобное является обязательной реакцией – она заметила охотника, она показывает ему, что его заметила, мыслительный процесс в правильном направлении запущен. Смущение абсолютно необходимо, после него девушка превращается в довольно предсказуемый пластилин. И все шло по плану, а потом резко оборвалось. Валерия перестала реагировать на его присутствие смущением – а это хуже, чем ощущать себя пустым местом.

Консультацию в среду лично он заранее планировал закончить в его постели, но после пятого повторения одной и той же формулы Мирослав растерялся сам – и каким боком этот пластилин лепить до верной формы? Смущайся, смущайся давай, он готов начать все заново! Но она вообще перестала его замечать – Мирослав был уверен, что с тем же вдохновением она отвечала бы на вопросы по геодезии даже девяностолетней старушке! Вклинить в ее заумные речи хоть предложение о неформальной встрече казалось кощунством – у озабоченной Валерии Андреевны сразу потухнет взгляд, а выражение лица изменится на непроницаемое. А на пробитие непроницаемости обычно уходит куда больше времени, чем на пляски от любой другой реакции.

Ой-ё… Папашка не мог перекинуть деньги на какого-нибудь нормального человека?! Эта, с мозгами набекрень, может даже на Ярослава повестись – никогда нельзя предсказать, о чем думает женщина, которая никак не хочет смущаться.

Тот вечер Мирослав провел в паническом сведении баланса. С деньгами он обращался куда осторожнее, чем Ярослав, но запасов надолго не хватит. Финансовый коллапс летел на него со звуком реактивного самолета, и уже сейчас надо через голову перепрыгнуть, чтобы увернуться от столкновения.

Первым делом Мирослав отменил все свидания на ближайшие пару недель. Не до того сейчас. Особенно не до того станет, когда Миру придется продавать машину – а такая перспектива при самой жесткой экономии вполне себе маячит уже через месяц-другой. Девушек, предпочитающих посещать роскошные места до визита в его спальню, он вообще удалил из списка контактов смартфона. Меркантильные особы мило щебечут и показательно громко стонут, но именно им придется перекрыть доступ к благородному телу, пока Мир не решит свою главную задачу. Он на частного детектива почти все запасы спустил, хотя результат того и стоил. Приободрила разница – у младшего брата хоть были какие-то запасы, которые он мог спустить. Это дало ему некоторую фору в начале, но на данном этапе их шансы с Ярославом уравнялись.

Вторым делом он вытащил методичку, которую выдал лаборант, и по очереди начал отыскивать в интернете все пункты из списка литературы. Если у отшибленной Валерии Андреевны глаза блестят только на геодезию, то делать нечего – Мирослав будет иметь геодезию с тем же вдохновением, как раньше имел все остальное. В противном случае уже очень скоро реальная жизнь начнет иметь его самого.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru