Litres Baner
Как перестать быть миллионером

Оксана Алексеева
Как перестать быть миллионером

Мирослав действовал тоньше и, как ему казалось, мудрее. Он сразу пошел к частному детективу – единственному в городе, если не во всей стране. Интересно, почему эта профессия так непопулярна, когда вокруг столько сдвинутых на справедливости папаш, легкой рукой наказывающих любимых сыновей?

Лысый приземистый бывший полицейский под кодовым именем «Игорек» уже целый час метался между двумя крайностями – озвученной суммой гонорара в случае успеха и полной невозможностью достичь успеха в этом деле.

– Да как вы не понимаете, Мирослав Петрович? – повторял частный детектив хмуро. – Если банковский перевод зашифрован, то никакими средствами получателя не узнаешь! Тут нужны хакеры мирового уровня… У вас есть хакеры?

– Если бы у меня были хакеры, я не сидел бы здесь, – отчеканил Мир. – Похоже, в вашем объявлении реклама сильно преувеличена.

Игорек рухнул на стул и снова схватился за голову – так ему хотелось придумать хоть один способ. А несговорчивый холеный паренек не собирался платить ни копейки до полного результата.

– Можно попробовать один метод, – наконец-то детектив дозрел до дельной мысли. – Какой институт? Я проверю всех возможных кандидатов – такой прирост расходов даже захочешь скрыть, но не сможешь. Так что это вопрос времени. Обсудим задаток?

– Никаких задатков, – Мирослав заулыбался, когда расслышал приятную надежду. В их семье транжирой назывался другой Петрович, а этот вполне умел деньги считать. – Единственное, что я хорошо запомнил за все годы своего обучения: сначала получаешь услугу, а потом девушке платишь. Иначе ее работоспособность стремится к нулю.

– Страшно представить, как выглядит ваш диплом после такого образования, – усмехнулся Игорек. – Вы, похоже, большой любитель дам?

– Особенно если они случайно получили мои восемь миллионов, – Мир тоже улыбался.

– А если получателем окажется парень? Хотя за такую кучу бабла и парни кажутся симпатичными.

– Есть много вариантов вернуть свое. От вас я требую только точное имя и адрес!

– Например, какие варианты? – у Игорька любопытство было профессиональной чертой.

– Например, – Мир еще об этом всерьез не размышлял, потому привел первое, что пришло на ум: – Похитить какого-нибудь родственника и запросить выкуп.

– Звучит интригующе, – испугался Игорек. – Я раньше в полиции служил. Такую мораль только у своих сослуживцев и видел. А присесть за подобное не боитесь? Страшная правда в том, что полиция иногда все-таки работает!

Мирослав поднялся, чтобы наконец покинуть душный кабинет:

– Спасибо за предупреждение, Игорек. Я хорошенько обдумаю, как похитить человека, одновременно не похищая человека. Вы, главное, имя получателя добудьте. И никто не останется в обиде. Особенно вы.

Глава 3

Чем дольше Ярослав смотрел на Олесю, тем меньше она ему нравилась. И тем сильнее крепла уверенность, что именно она получила его деньги. Уж больно девушка была простовата в основном, но демонстрировала замашки на роскошь. К примеру, она немного растерялась в зале элитного ресторана, зато меню разглядывала с видом эксперта и явно делала заказ, ориентируясь на цены, даже не обращая внимания на названия блюд. Притом макияж у нее был умелым, почти профессиональным, а вот идеально сидящая блузка отчего-то электризовалась, как дешевая синтетика. Собирая воедино эти мелкие, противоречащие друг другу детали, Ярослав пришел к выводу, что именно такая разнородность и будет наблюдаться у человека, который еще вчера ничего не имел, а уже сегодня стал долларовым миллионером. Ему, выходцу из очень богатой семьи, просто не приходило в голову, что многие девушки уровня Олеси содержат эти противоречия в самой своей природе: они всегда выглядят чуть дороже, чем могут себе позволить. И не пропускают мимо потенциально состоятельных женихов. Жалел он только об одном – он никогда не был ловеласом, как Мирослав, потому ему было сложно даже поддерживать легкий романтический флирт, чтобы жертва не сбилась с мысли. Даже на это свидание Олеся затащила его практически сама, а он победил лишь в том, что сумел правильно отреагировать.

Олеся со своей стороны видела другое – полнометражную экранизацию чуда в своей жизни. Она не просто сумела с первого взгляда привлечь Ярослава, но уже через пару часов общения он жадно пожирал ее блестящими карими глазами. Парня она отнесла к разряду не самых разговорчивых людей, он иногда брякал что-то невпопад и не умел делать расслабленные комплименты, но это не беда: у Олеси хватит раскрепощенности на них обоих. От вина она не отказывалась – наоборот, поощрительно улыбалась и говорила все звонче. И еще вина, и еще. А сверху шампанского, дабы отметить это во всех смыслах приятное знакомство. Несмотря на некоторую заторможенность кавалера, ее опыт подсказывал – он уже безумно влюблен. Ведь в каком другом случае человека интересуют буквально все детали жизни собеседника? Ярослав подливал вина и расспрашивал, расспрашивал и подливал. Так они дорасспрашиваются и до секса уже на первом свидании… Олесе придется проявить всю силу воли, чтобы дело не зашло так далеко – красавец заарканен, но не стоит выглядеть слишком доступной.

Сосредоточившись на этом, самом главном пункте приложения концентрации внимания, Олеся упустила из виду все остальные. И именно потому выкладывала ответы слишком подробно, добавляя им красок. После обсуждения семьи, учебы и работы она каким-то невероятным образом перепрыгнула на друзей. В этом моменте стоило добавить себе очков и ненароком похвалить свой дар из любой серой мышки сделать нечто подобающее. Восемь миллионов долларов, упавших на счет Лерки, всплыли вообще сами собой – уже ближе ко дну бутылки шампанского.

На моменте, когда Олеся очень смешно подшучивала над наивностью и клиническим идеализмом подруги, и говорила о том, что Лерка скорее на бездомных котят деньги спустит, чем приличный маникюр сделает, она заметила резкое изменение атмосферы за столиком. Ярослав, до сих пор лишь хлопавший влюбленными глазами, замер и резко выпрямился. Олесе пришлось замолчать и быстро начать соображать, что такого лишнего она успела ляпнуть, но серьезных ошибок не находилось… Последнее, о чем она говорила: Лерку надо вынудить распаковать счет, на любую нужду, а потом все само собой покатится. Пара центов в расход – и уже не замечаешь, как закрываешь собственную ипотеку, а лучшей подруге покупаешь салон красоты в качестве благодарности за всю предыдущую помощь. Что-то в этих мудрых рассуждениях о природе расточительства было не так? Олеся ведь у него, как у почти родного человека, просто совета просила, как Лерку образумить!

Губы Ярослава снова растянулись в улыбке, но уже совершенно другой. Олеся даже не успела ничего спросить, как он встал и ледяным голосом сбил весь настрой, который она создавала несколько часов подряд:

– Приятно было поболтать. Но мне пора.

– Что? – с трудом выдавила Олеся. – Куда?

– Домой, – он все же нехотя ответил. – Прощай.

– Что?.. – от шока девушка мигом протрезвела. – А счет?..

Ярослав скривился, будто ему напомнили о каких-то неприятностях, но все-таки остановился, бросил на стол крупную купюру и удалился. Олеся еще несколько минут сидела в полном ступоре и нервно сглатывала обиду. Но потом очнулась, вспомнила о том, кто она есть, и заорала в давно опустевшее пространство:

– Вот ведь козел! Козлина! – она споткнулась взглядом о пару за соседним столиком и рявкнула на них: – Что пялитесь? Он бросил меня перед самой свадьбой!

Теперь и ее уход выглядел не так позорно: некоторые женщины даже сочувственно улыбались и с подозрением поглядывали на своих мужчин.

Разумеется, это было не просто обидно, а стало неожиданным ударом по самооценке. Обычно-то Олеся обо всех своих свиданиях докладывала Лерке – просто чтобы вместе обсудить, посмеяться или помечтать, а заодно и показать, что Олеся всегда была, есть и будет на вершине рейтингов. Но в данном случае она делиться отчетом не захотела. Хотя бы потому, что сама так до конца и не поняла, что сделала неправильно, а в пересказе будет выглядеть в совсем невыгодном свете.

Следующий рабочий день в кассе стал для Олеси самым тяжелым за все годы учебы и работы. Ей-то уже казалось, что сюда она никогда не вернется. Но есть у этой девушки одна яркая черта, которой стоит поучиться каждому: она не умеет переживать долго, потому уже через пару дней неудачное свидание, симпатичный богач и красная Мазерати почти вылетели из ее памяти.

Зато как раз через эти же пару дней странные события начали проходить уже в жизни Валерии, будто ей передали эстафету непонятных происшествий. По пути домой, почти у самого подъезда к ней подошел молодой мужчина. Весьма привлекательный на первый взгляд, но внимание он притянул большой шуршащей коробкой и резким обращением:

– Девушка, можно вас на пару минут? Приют животных «Статус» беспокоит. Вам не нужны котята? Мы с другими волонтерами пытаемся пристроить живность в хорошие руки!

Валерия тут же забыла об усталости и сокрушенно покачала головой, подходя ближе. Она могла бы заметить, что волонтеры из приютов вряд ли носят именно такие галстуки, но отвлеклась на симпатичные комочки внутри коробки.

– Никак не могу, – она будто извинялась. – Я много работаю, а иногда к родителям в село уезжаю. Не хочу брать питомца, а потом бросать его без любви и заботы.

– Понятно, – волонтер пристально ее разглядывал, а говорил подчеркнуто сухо. – То есть вам не жалко бедных брошенных животных?

– Очень, очень жалко! – призналась Валерия. – Слушайте, а давайте я лучше взнос сделаю – можно купить корм, подстилки и что еще нужно.

– Обсудим сумму взноса? – заинтересовался тот.

Валерия вынула кошелек, а в наличности у нее обнаружилось двести рублей. Она радостно протянула их волонтеру, но тот сильно напрягся. Руки просто заняты! Валерия уверенно впихнула деньги ему в нагрудный карман. Получатель не выглядел счастливым, но мог бы изобразить хоть каплю благодарности.

 

– Я понимаю, что эта сумма невелика, – добавила она. – Как ваш приют называется? Думаю, что после зарплаты смогу внести еще немного! Мне точно не жаль денег на благое дело!

Волонтер оказался агрессивно-наглым, или иначе в их деле теперь невозможно хоть копейку собрать?

– А выглядит, будто жаль! – он злобно ее отчитывал. – Я такие купюры в последний раз в гимназии видел, когда мой младший брат на новогодние танцы стриптизерш вызвал и учил старшеклассников, что надо приготовить побольше мелкой наличности, чтобы в белье запихивать. Директор тоже слушал, но потом всех разгонял и орал, что на школьный Новый год такие непотребства не устраивают. Это же не День святого Валентина, в конце концов.

– Да о чем вы говорите? – хмурилась Валерия все сильнее. – Какая гимназия? Какой еще Валентин? К чему вы клоните?

– К тому, что я с тех пор таких денег не видел. У вас покрупнее нет? А если на счетах посмотреть?

– Нет, к сожалению, – Валерии не нравился его тон, но она хорошо понимала, что этот человек не ради себя наглеет. – Но у меня зарплата на следующей неделе! Оставите реквизиты?

Парень с коробкой подошел еще ближе, чтобы заглядывать ей в глаза пристальнее и давить тоном успешнее:

– Обязательно оставлю. Но вы, кажется, не разглядели котят – они очень миленькие!

– Это я вижу, – Валерия медленно отступала.

– Знаете, сколько уходит средств на их содержание?! По последней утренней смете требуется около шестисот миллионов рублей! И тогда все наши питомцы заживут – и даже есть начнут ежедневно!

– Что вы говорите, – ужаснулась Валерия. – Так много денег? У вас там, наверное, тысячи животных… О, подождите, у меня есть идея!

– Наконец-то! Внимательно слушаю! – мужчина заметно обрадовался.

– А если организовать сбор средств в интернете? С миру по нитке, как говорится. Вот смотрите – один тысячу, другой – двести рублей, и так потихоньку соберется! Как вам идея? Добрых людей на самом деле много, но им нужно показать реальные факты – что это не развод, а настоящая благотворительность и доброе применение каждого рубля!

Ярослав задрал глаза к небу и глубоко задумался. Он не расслышал, когда Валерия еще раз переспросила про название приюта, потом махнула рукой и ушла восвояси. Яр переосмысливал полученную информацию. Этих мохнатых породистых сволочей надо вернуть заводчику, и так аренда встала в копеечку. Но хотелось произвести максимальное впечатление, а давить на сострадание, когда один котенок другого симпатичнее, казалось более простым заданием. Теперь же Ярослав пребывал в замешательстве: то ли пьяная Олеся преувеличила сердобольность своей подружки, то ли она какую-то другую «Лерку» имела в виду. Эта милая блондиночка точно не произвела впечатления ни полного равнодушия к бедам маленьких кошаков в полторы тысячи долларов за штуку, ни наличия у нее огромных средств. Олеся что-то брякнула про то, что Лера не хочет расходовать чужие деньги – но это хорошо, все правильно. Ярослав же предложил идеалистке тратить не на себя! Какой отшибленный идеалист за такую возможность не зацепится? Разве что ассистент кафедры геодезии… И да, Олеся была права в главном – следует вынудить Валерию для начала просто притронуться к счету. Зря он болтливую брюнетку так холодно отшил, потерял источник пьяной информации. Вот Мирослав на его месте точно сумел бы оставить о себе какое-то приятное впечатление: только тому удавалось вывести даму из себя, пропасть на полгода, а потом нарисоваться с букетом и быть заново принятым. Хорошо, что братец пока на золотую жилу не напал, в вопросах охмурения Ярослав ему не соперник.

– Дело сделано, – Игорек передвинул лист с координатами ближе к краю, где сидел Мирослав. И добавил не так уверенно: – Почти.

– Почти сделано – это как почти получил гонорар, – Мир не сдавал позиций. – Ладно, что хоть нарыли? Нашелся человек, который начал тратить намного больше, чем когда-либо имел?

– Не совсем, – немного смутился детектив. – Я пошел другим путем. Сложно наблюдать за всеми возможными подозреваемыми, когда можно наблюдать за одним – за вашим братом. Он, как оказалось, тоже ищет. И мы найдем следом за ним.

Мир от возмущения вскочил на ноги:

– Так весь смысл был в другом! Как раз чтобы найти раньше Яра, а не следом за ним!

– Ну… боюсь, что это самый короткий путь, – Игорьку и самому не слишком нравилась стратегия, однако только она давала результаты. – Мирослав Петрович, если я все правильно понял, брат вам не сообщит, если найдет. Так почему хотя бы не помешать ему скрыть эту тайну? И будем считать, что дело сделано наполовину.

Мир прорычал в сторону, но схватил листок со стола и вчитался в короткий отчет, который содержал три имени с комментариями сыщика:

«Максимов Иван Семенович – уехал в Сибирь для практики. Ярослав наводил о нем подробные справки.

Карамзина Олеся Прокопьевна – Ярослав по непонятной причине встречался с ней в ресторане, где они провели вместе 4 часа 37 минут. Фото прилагаются.

Воробьева Валерия Андреевна – Ярослав по непонятной причине пытался впарить ей коробку котят неизвестного происхождения. Фото прилагаются».

– И все трое – выпускники одной академической группы! – добавил детектив уже устно.

– И ни единого доказательства, что получатель в этом списке! – парировал Мирослав. – Ваша работа все еще не приводит в восторг.

– Так я только начал, – обнадежил Игорек с небольшой обидой в тоне.

Мир вздохнул, но внимательно рассмотрел фотографии. Изображение первого кандидата, похоже, было стырено с какой-то доски почета – может, прямо из института. А вот девчонок детектив заснял сам, кусты и оконные стекла сильно мешали качеству фото. Яр мог общаться с будущей невестой – не совсем же он отбитый целибатник. Но было странно, что Яр общался подряд с двумя разными красотками – он достаточно отбитый целибатник, чтобы не искать другую, едва оторвавшись от предыдущей. Потому да, расследование может идти по верному пути. А если из этих двоих, то которая? У одной белобрысые волосы в старческий пучок завязаны, но хорошенький носик. У другой – начес на блестящей темной шевелюре, но слишком выпученные губки. Ни одна не производит впечатления обладательницы состояния, но если все же выбирать… тогда вторая. У нее хотя бы деньги на парикмахера нашлись.

Олеся только-только отошла от неудачного свидания с шикарным ухажером, как судьба запланировала для нее новую шутку – настолько же шикарного, но другого ухажера. Наверное, эта касса просто притягивает к себе магическим образом всех мужчин, с которыми не стыдно на людях показаться. Лишь бы выдержала психика у нашей красавицы, а то третий шикарный ухажер рискует сразу наманикюренными ноготками по лицу схлопотать.

Глава 4

Груз такой суммы на Валерию все-таки давил. Потому она приняла единственно верное решение: не дожидаться, пока ошибка раскроется в самый неподходящий момент, а самостоятельно ее побыстрее раскрыть. Да и звонки то от мамы, то от Олеси не давали покоя. Те будто сговорились вытрясти со счастливой получательницы хоть что-нибудь ради ее же будущего. Последней каплей стал звонок от отца, который с самого начала пытался нейтрализоваться из вопроса, однако ему не оставили выбора:

– Дочка! – гаркнул он. – Мне твоя мать всю плешь проест, если ты хотя бы ипотеку не закроешь!

– Пап, когда я эту самую ипотеку оформляла, вы с мамой только одобряли. Ничего с тех пор не изменилось.

– Не изменилось, да изменилось, – его голос сделался уставшим, после чего отец перешел к типичным для мамы интонациям и заговорил так, будто супруга его стояла рядом и дирижировала: – Ты тоже пойми, мы ж не вечные! Я вот на пенсию скоро выйду, помогать тебе больше не сможем.

– Так вы и не помогаете, я сама на жизнь зарабатываю, – удивилась Валерия.

– Не спорь с отцом! – рявкнул тот и добавил едва слышно: – Особенно с матерью.

Так бедную девушку додавит не груз банковского счета, а скорее сердобольные родственники и подруга. В итоге Валерия перешла к постановке вопроса ребром: не будет денег – не будет соблазнов. Ни у кого из окружения.

Частных детективов очень красочно показывают в американских фильмах, а в российской практике дела обстоят не столь радужно. Валерия обнаружила единственное объявление и сразу после работы прилетела на встречу в замызганный офис на окраине города. Постаралась объяснить все предельно четко и коротко.

Бывший полицейский, лысоватый приземистый мужчина, представившийся Игорьком, не вышвырнул ее сразу, как Валерия ожидала, а с каждой фразой отчего-то краснел, как если бы сильно волновался и едва сдерживался, чтобы не разорваться в разные стороны. Однако когда она закончила, сдавил голос до очень странной интонации и произнес вкрадчиво:

– О. Какое интересное дело. Обсудим гонорар?

Валерия обрадовалась его явной заинтересованности, но ощутила неловкость перед ответом:

– Я не смогу заплатить много! Сказать, сколько получает ассистент на кафедре геодезии? Распла́четесь!

– Не надо, я предпочту вам завидовать. Если я правильно уловил детали истории, то у вас на счету гигантская сумма денег, дорогая Валерия Андреевна. Хватит на оплату услуг всех мировых детективов вместе взятых. Можно потратить часть этих денег на то, чтобы узнать хотя бы, откуда она взялась.

– Ну да. Восемь миллионов… – и добавила опять тихо, поскольку этот звук никак не хотел произноситься громко: – Долларов.

Теперь у Игорька от непонятных эмоций распирало не только лицо, но и руки. Он почему-то начал нервно их чесать – нездоровый он какой-то. Или так вдохновился сложной задачей, как все настоящие детективы в американских фильмах? Он то руки потрет, то сразу обеими ладонями рот закрывает – подышит часто, а потом снова принимается руки тереть. До Валерии наконец-то дошла причина его неуемного азарта: он, должно быть, решил, что она за такую услугу сразу сотнями тысяч долларов будет расплачиваться! Потому приподнялась немного со скрипящего стула и, потрясая пальцем, заговорила на повышенном тоне:

– Даже не найдетесь на средства со счета, как я на них не надеюсь! Я вот… собрала одиннадцать тысяч рублей – и для меня это значительная сумма! К тому же откуда мне быть уверенной, что вы найдете отправителя? Насколько я понимаю, это очень сложная задача!

– Я-то найду, – уверенно закивал Игорек и снова зачем-то зажал рот обеими руками. Собрался и продолжил: – У меня доступ к таким базам данных, которые вам и не снились. Но знаете, а вы мне очень нравитесь, потому я согласен. Люблю помогать девушкам, оказавшимся в беде, за чистый энтузиазм.

– Одиннадцать тысяч – это не чистый энтузиазм, – не согласилась Валерия.

Игорь начал зачем-то красочно описывать, как расщелкал уже сотню подобных дел, и Валерия была вынуждена признать, что других вариантов у нее все равно нет. В успех предприятия она теперь верила еще меньше, чем до прихода в детективный офис: уж больно этот Игорек выглядел неадекватно. Но оставила задаток и поспешила уйти.

И уже через полчаса она поняла, как сильно недооценила первое впечатление. Игорек позвонил, когда она ехала в троллейбусе, и сразу снес с ног фактами:

– Валерия Андреевна, прекрасные новости! Я близок к разгадке!

– За тридцать минут? – Валерия чрезвычайно вдохновилась. – Вы нашли имя?

– Почти! – детектив немного сбавил тон, хотя радость сочилась прямо между звуками. – Осталось вскрыть сотню баз данных и дать пару взяток нужным людям. Обсудим заново гонорар?

Валерия вставила недовольно:

– Я уже сказала, что могу заплатить только одиннадцать тысяч!

– Согласен и на них. Только долларов, – раздавил ее Игорек. – Ну же, Валерия Андреевна, ответ почти в ваших руках! И я делаю немыслимую скидку чисто из уважения к вашему печальному положению.

– Да у меня нет таких денег!

– А если в банке поискать?

Лера окончательно расстроилась:

– Вы просто мерзавец, Игорь. Я не возьму чужие деньги, так вам сразу и сказала. Даже ради главной информации. А вы просто жулик!

– Никак нет, мэм, – Игорек для солидности вообще вошел в роль экранного образа. – Клянусь всей своей репутацией, что смогу достать имя отправителя сразу же после того, как вы согласитесь на более реалистичные условия сделки.

Жалеть Лере было о чем – и о рухнувшей надежде, и об оставленном задатке, которому она могла найти лучшее применение. А скользкий детективчик все еще нашептывал убаюкивающе:

– Подумайте, информация не прокиснет. В любое время готов ответить на ваш звонок.

– Не дождетесь, – буркнула девушка.

Она уже собиралась нажать кнопку отмены вызова, как услышала нечто странное:

– Делайте что хотите, – щедро разрешил Игорек. – И раз уж вы принесли мне удачу и заработок на пару лет вперед, я отплачу вам тем же. Наверное, не надо было начинать отмечать прямо так сразу, ну да ладно. У вас нет близких родственников в городе?

 

Валерия немного удивилась, что частный детектив считает большой удачей те несколько купюр, которые она оставила, но зацепилась за последний настораживающий вопрос:

– Не поняла, а родственники тут при чем?

– Если имеются, то отправьте их куда-нибудь подальше. Особенно тех, которых могут похитить ради выкупа.

– Вы мне еще и угрожаете?! – Валерия закричала на весь троллейбус, но в ту секунду ей было плевать на возможных зрителей.

Она схватилась за сердце, погружаясь в беспробудный страх. Родители ее живут очень далеко, но черт его знает, этого частного детектива – может, и сумеет их найти!

– Нет-нет, – уже совсем пьяненьким голосом успокоил Игорь. – Я бы еще стариков и детей похищал, когда фортуна и так на моей стороне. И мне очень невыгодно, если какой-нибудь хитрюга угрозами вытащит мой будущий гонорар, ведь вы все равно рано или поздно созреете до сотрудничества со мной. Потому просто предупреждаю. Профессиональная чуйка, если можно так назвать. Нечестных людей на свете много.

Валерия подозревала, что как раз сейчас общалась с самым нечестным человеком из всех своих знакомых. Но теперь ощутила в полной мере все возможные последствия чьей-то финансовой ошибки. Теперь надо опасаться и Игорька, и всех посвященных. Надо поменьше трепаться о своем банковском счете, хотя она особо о том и не болтала – родителям только, да лучшей подруге. Олесю тоже не помешает предупредить, чтобы держала язык за зубами.

Новый кавалер, явившийся к кассе, был ничуть не хуже предыдущего – может, помоложе, без той же солидности, зато смазливее. А за окном синела крыша Бугатти. И тогда Олеся поняла, что предыдущее неудачное свидание было лишь тренировкой к этому. Мирослав, как представился парень, был намного галантнее, раскрепощеннее и расслабленнее, у него даже подкаты отдавали отработанным профессионализмом:

– Ты здесь кого-то заменяешь? А то выглядишь как английская королева в трущобах, будто тебя сюда прифотошопили.

В общем, знакомство прошло куда легче. Зато Олеся теперь знала, чего делать точно не стоит – много пить и много говорить. Предпочтительнее – побольше слушать, чтобы собеседник в ее словах ничего ненужного услышать физически не мог. Однако сконцентрировавшись на этих задачах, она упустила из внимания все остальные – и опомнилась уже раздетой в роскошных апартаментах Мира. Видимо, невозможно контролировать сразу все пути грехопадения.

Они, кажется, даже разговаривали о чем-то. Мирослав обмолвился только о богатом отце, с которым произошла небольшая размолвка: старик с какого-то перепуга назвал его бабником. Но Олеся уже прекрасно видела, что кое в чем отец Мирослава прав – это был не просто соблазнитель, а какой-то гребаный народный артист:

– Я исключительный романтик, Олесь. Потому начнем с танцев. Нет, ты сама-то видела со стороны свой изгиб талии? У меня словарный запас иссякает, как гляну.

Словарный запас у него не иссякал, это было поэтическое преувеличение:

– Вот если мы поедем в свадебное путешествие, то в Нью-Йорк или Веллингтон? Прекрати так очаровательно смеяться, Олесь, это серьезная викторина на раздевание!

Мирослав почти сразу понял, что Олеся – не тот человек, которого он ищет. Просто не слезятся от счастья глаза от таких примитивных вопросов у обладательницы хреновой кучи бабла. А он ни в чем в жизни так хорошо не разбирался, как в прекрасных дамах. Потому продолжал чисто из любви к искусству:

– Ах, Олеся, Олеся, такую викторину провалила! В наказание тебе светит только Париж. Теперь соревнуемся, у кого французский язык длиннее. Дамы вперед. Подожди, я музыку переключу на более проникновенную. Сосредоточься, сейчас начнется лекция о проникновениях.

Олеся выпила-то всего два глотка слабого вина, но пьянела со скоростью алкоголика, почуявшего запах пива. Мирослав не давал ни секунды ее голове, чтобы та перестала кружиться.

Разбудил их среди ночи неуместный звонок сотового.

– Игорек? – сонно ответил Мирослав, который только задремал. – Почему так поздно?

– Так у вас телефон весь вечер был выключен, Мирослав Петрович!

– А-а. Я был занят интересными исследованиями, – парень скосил глаза на Олесю. – А у вас что нового?

– Я нашел получателя! Стопроцентная гарантия! Пришлось перерыть тысячи баз данных, дать несколько внушительных взяток и…

– Ближе к делу! – Мир резко сел.

– Я готов повисеть на линии, дорогой Мирослав Петрович, пока вы мне уговоренную сумму перекидываете.

– По рукам. Это взаимное недоверие мне даже импонирует.

Игорек не подвел, он действительно выполнил заказ на сто процентов. Последние объяснения детектива заставили Мирослава расслабленно откинуться на шелковую подушку без попыток унять предвкушающую улыбку. Получателем оказалась девушка – та блондиночка с одной из фотографий. Ну, блондиночки в его вкусе тоже, он даже лысенькими не брезгует, если хорошо сложены.

– Просыпайся! – вспомнил он, с силой толкнув Олесю в бок. – Сама себе такси вызовешь?

– Что? – девушка с трудом продернула сонные глаза.

– У меня жена утром возвращается. Только что звонила. Я случайно забыл упомянуть, что женат.

– Какая еще… Но ты произнес имя «Игорек»!

– Моя жена – мои правила. Так что не обессудь. Но тебя я никогда не забуду! Эта ночь была ярким чудом во всей моей скучной жизни.

Уплеталась Олеся понуро, совсем не в том же настроении, что приплеталась в его квартиру. Но это даже хорошо – чем резче рвешь, тем меньше боли, а Мирослав превыше всего ценил тонкие чувства прекрасных дам.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru