Неслучайности

Оксана Алексеева
Неслучайности

Глава 1. Клубное видение и кепка

– Посмотри, это не она?

Вадим повернул голову в указанном направлении и в безумной танцующей мешанине разглядел нужный силуэт.

– Она. Всё, друзья, возникли неотложные дела.

И, сопровождаемый смехом, двинулся в сторону танцпола.

Вадим любил такие игры. Даже больше, чем секс. Нет, секс тоже необходим – как приз за победу, но сам процесс межполовых игр его увлекал еще сильнее. Особенно интересно, когда обе стороны не знают, чем все закончится. Хотя почти всегда заканчивается одним и тем же. Игры делятся на простые и сложные. Простые ограничиваются обменом взглядами, танцем, парой бокалов, потом его или ее квартирой; а в сложных выстраивается целая стратегия по пленению и обузданию. Но и в тех, и других в конце стоит приятная финальная точка.

Он хорошо знал себе цену. Вадиму только исполнилось двадцать семь, но он уже был гендиректором "Нефертити", считался талантливым управленцем и грамотным финансистом, и как следствие, являлся обладателем приличных счетов в банке и некоторого необходимого для холостой жизни имущества. Но он никогда не делал ставку на собственное благосостояние в играх с женщинами – куда интереснее привлекать их самим собой. Однако он настолько неотъемлемо успел врасти в дорогую одежду, машину и часы, что одно от другого в его образе полностью вычленить теперь было бы невозможно. И тем не менее Вадим себе цену знал, а потому-то с легкостью влился и в эту новую забаву.

Женщины за границами подобных игр его не интересовали. Серьезные отношения ему были не нужны – и не потому, что он не видел смысла в серьезности, а просто определил для себя, что ему такой сдерживающий фактор ни к чему. Он мог бы завести семью только для одной цели – поддержание репутации, но поскольку теперь, после получения должности, такой необходимости и возникнуть не могло, то Вадим не находил резона об этом задумываться. Да и должен же у человека быть хоть один недостаток! Ведь во всем остальном Вадим был перфекционистом – свое положение и деньги он зарабатывал кропотливым трудом, он честно заслужил буквально все, что имел на данный момент, и все, что еще получит в будущем. И чтобы не сойти с ума от перенапряжения, Вадим позволил себе иметь единственную слабость – легкомысленное отношение к женщинам. И как видел ситуацию сам он, все стороны от этого только выигрывали. А если какая-нибудь особа и оказывалась излишне романтичной и потому принималась страдать, так это не проблемы Вадима. Для него «романтичность», «наивность» и «глупость» являлись синонимами, а дураков жалеть – себе дороже.

Умных женщин он искренне уважал, и на примере своей давней подруги Лизы знал – иная девочка пятерых мальчиков стоит, так что гендерные вопросы в деловых отношениях он никогда не рассматривал. Но та же Лиза вмиг отупела, едва только влюбилась. Это ли не лучшее доказательство его правоты? Вадим очень старался не акцентировать на этом внимание, чтобы не обидеть человека, к которому был искренне привязан, но потом заметил, что Лиза и сама за собой появившуюся уязвимость замечает. И пришел в уверенность, что если бы та смогла избавиться от этой напасти, то ни секунды не размышляла. А пока… пока она будет преданно, как дрессированная собачонка, смотреть в рот своему возлюбленному и ждать от него любой милости. Вадим мог бы себя представить на месте ее парня, но никогда – на ее.

Впервые Вадим увидел девушку, к которой сейчас направлялся, недели три назад – в этом же клубе. Она была одна и танцевала, демонстрируя какую-то отстраненность. Вадим сразу заприметил яркую внешность – высокая стройная блондинка лет тридцати, породистая, как племенная лошадь, всем своим видом показывающая, что происходящее вокруг ее не касается. Но едва он успел приблизиться и тронуть ее за руку, как прекрасная добыча, рассмеявшись, скрылась в толпе. С тех пор Вадим и перешел в режим «охоты на клубное видение», как выразились его друзья.

Он встречал ее еще дважды, но каждый раз блондинке удавалось ускользнуть, а от этого азарт только нарастал. Она тоже знала себе цену, но ее поведение добавляло еще и такой необходимой в игре таинственности. Теперь «клубное видение» выслеживали все его друзья, тоже приобщаясь к процессу – интересно же, чем дело закончится.

И сейчас она снова, едва увидев его, улыбнулась, уже узнавая, и тут же попыталась исчезнуть. Вадим тихо рассмеялся – в этой истории он поставит точку, а иначе перестанет себя уважать. И чем дольше она сможет убегать от него, тем приятнее потом будет получить выигрыш. Скорее всего, это произойдет прямо сегодня, потому что Вадим не собирался терять ее из поля зрения.

Он выбежал на улицу, но натолкнулся на препятствие в виде какой-то мелюзги в кепке. Он было рванул дальше, но к его рукаву прицепилось нечто назойливое, удерживая на месте. Вадим с сожалением смотрел, как его добыча подбегает к такси, оборачивается и, смеясь, машет ему рукой, словно издеваясь. Он успел только подмигнуть ей, а потом недовольно уставился на препятствие:

– Ты куда прешь?! – верещало существо в кепке. – Чуть не убил! Ну-ка стоять, хамло!

Вадим присмотрелся – девушка была небольшого роста, и из-под козырька толком разглядеть ее лицо не удавалось. Мешковатая куртёшка вполне соответствовала ночной прохладе сентябрьской ночи, но кепка делала ее образ совсем уж неестественно нелепым. Оставалось только удивляться, откуда в таком тщедушном тельце обнаружилась такая силища богатырская, что его, стремящегося навстречу судьбе, удержать смогла. И продолжала зачем-то удерживать, при этом не затыкаясь:

– Слышь, ты! Извинись хоть!

Вадим уже пребывал в своем обычном спокойном состоянии:

– За что? Я налетел на тебя точно так же, как и ты налетела на меня. Отпусти уже.

Из-под козырька блеснул гневный взгляд:

– Я, вообще-то, девушка! У тебя понятия о приличиях нет? Мужчины так себя не ведут!

У Вадима были понятия о приличиях. Да он был образцом приличия! Само приличие можно было измерять в процентах от Вадима. Он улыбнулся, надеясь, что там, снизу, это отчетливо видно:

– Девушка? Я в этом не уверен. Девушки так не выглядят.

Обвинение было не совсем справедливым, потому что даже под такой одеждой безошибочно угадывалась женская фигура, но Вадим не мог просто так спустить ей выпад в свой адрес. Существо же только фыркнуло, как-то неожиданно моментально смирилось со своей участью и направилось в сторону. Да так быстро скорость прибавляло, что Вадим заподозрил неладное. Хлопнул себя по карману…

– Стой, падла!

Но догонять воровку, конечно, уже было поздно. Друзья, которые поначалу удивились его возвращению, потом до конца вечера хохотали так, что Вадим стал переживать за их здоровье. Особенно надрывались Кир с Ксюшей, которых хлебом не корми – дай мерзко похихикать. Лиза же вообще ничего вокруг не замечала, кроме своего парня. В понедельник прямо с утреца Вадим уволит каждого из них! Ну, в смысле, тех из них, кого еще не уволил.

***

Яна отдышалась, а уже потом открыла бумажник. Кредитки, визитки и пара тысячных купюр. Ей не нужны были деньги, но кожаный уголок так приглашающее выглядывал из кармана, а парень так был увлечен преследованием, что Яна не удержалась. Да и тот заслуживал хоть какой-то мести. Правда, теперь стало страшно – он наверняка заявит в полицию! Чем она думала, когда хватала кошелек? Теперь Яна нервно стирала рукавом отпечатки пальцев, а перед ее глазами проносились все когда-либо виденные детективные сериалы.

На самом деле, она следила за Светланой. Та была второй женой ее отца, и Яна начала замечать, что когда тот уезжает, молодая мачеха куда-то уходит. Светлана была невероятно красивой женщиной – оттого-то отец, наверное, и не чаял души в таком «сокровище». Но мысль об измене любимому папе доводила Яну до судорог, поэтому она и решила выследить стерву, чтобы сдать ее потом с потрохами.

До сих пор отношения между ними были нормальными, если под «нормальным» подразумевать абсолютный нейтралитет. Светлана вышла замуж за отца, когда Яне исполнилось всего десять. Она, еще сама толком не вышедшая из подросткового возраста, не стала строить себя мамочку, а просто оставила ребенка в покое. Но не была она и полностью равнодушной – если требовалась помощь или поддержка, то Светлана незамедлительно ее оказывала, но никогда не лезла, если ее не просили. Таким образом, Светлана и Яна не чувствовали себя ни близкими, ни родственницами, ни врагами. Они просто жили в одном доме и носили одинаковую фамилию, но не мешая друг другу.

Однако ж отец молодую супругу обожал. Да и с тех пор мало что изменилось. Яна давно принимала ее присутствие в своей семье, как само собой разумеющееся, но когда заподозрила Светлану в изменах, то внутри что-то взбунтовалось. Гораздо сильнее, чем бунтовали ее подростковые гормоны когда-то; гораздо больше, чем первоначальная ревность, когда Светлана урвала у нее часть внимания отца. Потому что папа Яны не заслуживал такого отношения! Ведь он любил жену, а значит, и она была обязана любить его. Если же это не так, то пусть лучше разводятся. И хоть отцу уже за пятьдесят, он еще успеет построить счастье с той, кто на самом деле этого заслуживает.

Но выяснилось, что никаких измен нет. Светлана наряжалась и отправлялась в ночной клуб. В ходе слежки было установлено, что там она занимается только танцами, ни с кем даже не знакомится! Яна не раз наблюдала за этим действом, поэтому пришла к выводу, что подозрения ее напрасны. Зачем мачеха это делает – неизвестно, но и для обвинений оснований нет. И сегодня Яна решила – это был последний раз, чтобы убедиться, что убеждаться не в чем.

Внимание к Светлане со стороны мужчин было очевидным – но это было в порядке вещей. Один, весьма симпатичный, попадался на глаза Яне уже дважды, но, насколько она могла судить, он с мачехой даже познакомиться не успел. И когда он рванул за ней, Яна не выдержала и кинулась ему наперерез. Если Светлана не хочет изменять отцу, то и нечего ей мозги пудрить!

 

Он же был натянут, как гончая на охоте. Такому в зубы не попадайся – красивый, уверенный в себе, привыкший к тому, чтобы женщины сами к нему в зубы шли. Но и он сдался перед очарованием Светланы. Яне хотелось верить, что даже если б она ни помешала, то мачеха все равно бы уехала, оставив захватчика ни с чем. Стоило бы это проверить! Но в тот момент она действовала импульсивно… и в том же самом импульсе ухватила его бумажник.

Один вид визиток присутствовал во множественном числе, из чего Яна сделала предположение, что эти – его. Константинов Вадим Александрович. «Нефертити». Генеральный директор. Больно молод он для гендиректора. Что же делать теперь с бумажником? Просто выкинуть? А если отпечатки пальцев на натуральной коже все-таки останутся? Все просмотренные детективные сериалы никак не хотели приходить на помощь в разрешении этих внутренних конфликтов.

Когда человек попадает в нестандартную для себя ситуацию, то о рациональных выводах или хладнокровии речи не идет. Яна задыхалась от переменных волн адреналина и паники. Она и жалела о своем поступке, и отчего-то радовалась, что решилась так поступить. До сих пор все считали ее тихой скромницей – а она вот следила за мачехой, а потом и у незнакомца бумажник стащила! Яна все больше и больше впадала в какую-то подростковую эйфорию, забывая о том, что в двадцать один год человек должен быть более серьезным. А взрослые люди не поддаются порывам – и уж тем более не радуются, если поддались!

Через пару дней Яна не выдержала терзаний совести и отправилась по указанному на визитке адресу. Но войти в «Нефертити» так и не решилась. Она гораздо ниже ростом, поэтому из-под козырька кепки, да еще и в полумраке, он не смог бы разглядеть ее лица, но какая-то вероятность быть узнанной оставалась. Она так и мялась в стороне от огромного крыльца, не понимая, что делать. Может быть, просто вернуть бумажник? Но как объяснить, как такое случилось? Яна все последние дни мучилась желанием как-то реабилитироваться в собственных глазах. Оказалось, что считать себя преступницей весело только в первые полчаса, а потом становится невыносимо стыдно.

Она вжалась в стену, неожиданно увидев его буквально в нескольких метрах от себя.

– Вадим! – позвала его девушка, вышедшая следом.

Значит, все-таки это его имя. Он остановился и улыбнулся подошедшей:

– Лиза, а ты куда собралась?

Та ухватила его за локоть и затараторила:

– Да никуда… Я на два слова. Экономистов надо нанимать!

Они стояли спиной, а Яна, стараясь не издать ни малейшего звука, полностью заползла за выступ, но и оттуда все было хорошо слышно.

– Я не понял – ты мне глаза, что ли, сейчас надеялась открыть? Или хахаля своего продавить? Сначала уволь, потом возьми обратно? Забудь!

– Да нет… – девушка была сосредоточена. – У меня идея возникла! Нам же надо не штатных, а на время… А что, если студентов-выпускников набрать? Им практика – нам сокращение издержек!

Вадим задумался:

– Неплохо, Лиз. Заплатим им копейки, но они вырабатываться будут в надежде на то, что им потом работу предложат… А начотдела проконтролирует. Еще и идей накидают, чтобы показать себя – молодые же, наивные. Очень неплохо! Я подумаю над этим.

– Ну и хахаля своего продавить тоже бы не помешало! – неожиданно рассмеялась девушка, на что Вадим только отмахнулся. Но та моментально успокоилась, видимо, осознавая, что понимания в этом вопросе не добьется, и вспомнила о другом. – Скинь мне потом почтовый ящик миланцев. Там надо…

Вадим перебил:

– Их визитку у меня сперли со всем остальным. Спроси у Вильдо.

– А, точно! – отозвалась Лиза. – Воровку так и не поймали?

– Разве ты видишь, что у меня руки по локоть в крови? Значит, не поймали.

И, не прощаясь, направился к стоянке.

Видимо, и правда, гендиректор. Кто бы мог подумать? Яна так переволновалась, что еще долго не решалась покинуть укрытие. А пока можно сопоставить свои впечатления – сейчас Вадим был совсем другим. Не только одет по-другому, но даже тон голоса иной – серьезный, задумчивый, жесткий. Он не производит впечатления клубного шалопая, но зато вполне выглядит как тот, кто раздавит, если вдруг кто-то ему насолит. Например, украдет его бумажник…

Интересный экземпляр, спорить сложно. И дело не в его внешности или положении. Яну больше всего поразило, какой он… непохожий на себя. Бегущий вслед за Светланой романтик и этот сноб – будто два разных человека с одинаковым лицом. И он заинтересовался ее мачехой… А та в каждый отъезд отца спешит в ночной клуб, чтобы потанцевать. Все-таки не помешает присмотреть за этими двумя еще – Яна не простит себе, если пропустит что-то важное.

***

Добыча попалась через неделю. Вадим узнал ее со спины, когда она садилась к барной стойке. Подошел сзади и поставил руки по обе стороны. Блондинка вздрогнула, повернулась на стуле, но, узнав, взяла себя в руки и неловко улыбнулась.

– Вадим, – он решил представиться сразу, чтобы обозначить начало нового этапа их знакомства. Руки он не убрал, и оттого она вынуждена была терпеть максимальную к нему близость.

Было заметно, что девушка в таком положении не чувствовала себя уверенно, но пыталась выглядеть равнодушной:

– Извините, я не знакомлюсь.

– Понимаю, – ответил Вадим, смотря на ее губы. – Ну и как тебя зовут?

– Я же сказала…

– Я догонял тебя почти месяц. А это на почти месяц больше, чем я могу себе позволить.

Вадим улыбался – он знал, что дальше путь только вперед. Осталось и ей это понять. Но она зачем-то начала объяснять:

– Я замужем.

– Переживу, – резонно заметил Вадим.

Она усмехнулась:

– Нет, ты не понял. Я замужем и не собираюсь ни с кем знакомиться!

Вот как. Попалась, значит, верная женушка. Видимо, придется повозиться. Тем интереснее. Вадим смотрел ей прямо в глаза:

– Допустим. Тогда давай так – я тебя угощу чем-нибудь, и мы поболтаем. А потом разойдемся, как будто так и надо. Идет?

Он не стал дожидаться ее ответа и шагнул к соседнему стулу, махнул бармену. Девушка, облегченно выдохнувшая от неожиданной свободы, удивленно наблюдала за ним. На этот раз она не стала убегать, ведь он не предлагал ничего такого, о чем потом можно пожалеть.

– Мартини, – ей пришлось ответить, когда бармен впечатал в нее выжидающий взгляд.

Вадим взял свой коньяк и развернулся к ней:

– За знакомство?

Она только рассмеялась. Подумала немного и призналась:

– Света.

Вадим кивнул. Он понимал, что далеко не каждая девушка обязана грохаться в обморок при виде его карих глаз или улыбки. По крайней мере, не каждая – сразу. Но к этому можно подвести, если ничего не испортить на первых шагах. Потому теперь он говорил о клубах, о музыке, о коньяке и о работе, спрашивал и о ее. И Света, успокоившаяся оттого, что никаких подозрительных тем не всплывает, окончательно расслабилась. Потом она согласилась и на еще один бокал, в процессе которого начала не только отвечать на вопросы, но и рассказывать сама:

– Понимаешь, Вадим, я вышла замуж очень рано. Мне тогда двадцати не было. И сразу признаюсь честно – я вышла замуж за его деньги, – Вадим даже не усмехнулся, он не имел привычки осуждать кого-то, и уж тем более – за меркантильность. – Муж намного старше меня, но человек… ты не представляешь, какой хороший он человек!

Вадим и не собирался представлять себе ее мужа, он просто ободряюще улыбался, давая возможность высказаться. Она, может быть, и сама не знала о том, что ей очень нужно высказаться:

– Он дал мне все, что я хотела, и даже то, о чем мечтать когда-то боялась. И ни разу не сделал ничего, в чем я могла бы его упрекнуть! Самое счастливое замужество, какое можно только себе вообразить.

Она замолчала, тогда Вадим вставил:

– И поэтому ты приходишь сюда, чтобы потанцевать.

– Да! – неожиданно импульсивно согласилась она. – В один момент я вдруг почувствовала, что просто сойду с ума! Я прихожу сюда, чтобы отвлечься… от всего, от своих мыслей. Я иногда думаю, что лучше бы он был плохим человеком… или хотя бы не таким идеальным.

Вадим кивнул понимающе:

– Это дало бы тебе моральное право и самой делать ошибки.

– Хм… – Светлана снова погрузилась в себя. – Я не думала об этом в таком ключе, но… возможно, так и есть.

Через час он посадил ее в такси, и она выглядела одновременно смущенной и расслабленной. Ей стало лучше оттого, что она неожиданно нашла собеседника – такого приятного парня, который улавливает все с полуслова. Пусть он и чужой. Чужому иногда легче сказать то, чего никогда не скажешь знакомым. Вадим это прекрасно понимал. Света, несмотря на весь внешний лоск, оказалась простой и приятной. Немного запутавшейся, немного отстраненной, но Вадим теперь точно знал, что ловушка захлопнулась.

– Тут мой номер, – протянул визитку. – Я не спрашиваю твой. Но если захочешь когда-нибудь еще поговорить…

Она растерялась, но потом улыбнулась благодарно. Таким надо давать ощущение, что они решают сами, что ровным счетом никакого давления и в помине нет. И тогда они все решат правильно. А Вадиму остается просто подождать.

Пока можно вернуться в клуб и найти себе развлечение на вечер. Ожидание в сто раз занимательнее, когда не зацикливаешься на ожидании. Но, направляясь навстречу приятному времяпрепровождению, Вадим заметил девушку, которая стояла вдали от входа. Силуэт показался знакомым, поэтому он и шагнул ближе, чтобы убедиться. Точно, она, та самая воровка, только теперь без кепки. Но при должном хладнокровии ему удастся ее обмануть. Если бы какой-то другой человек узнал паршивку, которая его обокрала, то ни за что не смог просто подойти и спокойно заговорить, поэтому именно так себя и нужно вести.

Она испугалась его внимания, надо было быстро усыпить ее бдительность:

– Девушка, составите мне компанию? Скучно одному.

– Я… – она будто не могла определиться – соглашаться или бежать.

– Да ладно тебе, – Вадим перешел на ты. – Моя дама меня покинула, сама видела. У меня теперь выбор – рыдать от отчаянья или с тобой пообщаться. Пойдем, если ты одна. Обещаю не приставать. Мне просто нужна чья-то компания.

Та заторможено кивнула. Неужели она и правда думает, что другая экипировка способна настолько сильно изменить внешность, и Вадим ее не узнает? Теперь она была одета иначе – узкие джинсы, короткий плащик. Каштановые волосы ниже плеч, из-за каблуков она теперь казалась выше, но Вадим был уверен, что не ошибся. Он хорошо запомнил ее глаза, которые мелькнули тогда буквально на мгновение. Ему было важно наказать воровку, но еще важнее было узнать – зачем она за ним следит? И если следит, то точно сейчас согласится составить ему компанию, поверив в то, что осталась неузнанной. Именно так и случилось:

– А пойдем! Я Яна.

– Вадим, – он улыбнулся. Но уже на входе решил поинтересоваться. – Тебе сколько лет?

– Ха! Думаешь, я несовершеннолетняя? И зачем тебе это знать, дяденька-педофил?

Вадим внутренне содрогнулся от манеры общения этой неказистой представительницы преступного мира. На самом деле, его вопрос был следствием их первой встречи. Тогда он ее вообще ребенком посчитал, но теперь видел, что на пару-тройку лет промахнулся.

– Да просто в клуб детей не пускают.

Она помешкала еще несколько секунд, но потом уверенно направилась за ним. Значит, все-таки следила, и теперь не хочет упустить шанс пододвинуть наблюдательный пункт к объекту, раз уж объект сам нарвался. Зачем? На частного детектива она даже без кепки не тянула. Поэтому надо послушать, о чем же она начнет его расспрашивать, что именно хочет узнать. А потом он вернет свой бумажник или всю душу из нее вытрясет, если та успела от него избавиться. Невероятно удачный вечер!

Глава 2. Откуда берутся дети

Вадим вел себя так, словно не узнал ее, и эта мысль Яну успокоила. И тем не менее было очень странно, что он заметил ее и подошел. Ни одной девушки мимо не пропускает, не иначе. Но Светлана провела в его обществе сегодня не меньше часа, и теперь хотелось бы выяснить, до чего они договорились, да и что он из себя в итоге представляет, потому что пока Яна никак не могла сформулировать свое о нем представление.

Они заняли один из столиков подальше от танцующих, и Вадим предсказуемо поинтересовался:

– Что будешь пить?

Яна ханжой не была – могла и пропустить пару бокалов в обществе друзей, но в этот вечер она веселиться не намеревалась. Отец вернется только в понедельник утром, а Светлане вообще дела нет, где и с кем ее взрослая подопечная коротает пятничный вечер. Однако любые протесты с ее стороны вряд ли расположили бы Вадима к искренности.

– То же, что и ты.

Он кивнул и пошел к стойке. И это был самый подходящий момент, чтобы исчезнуть и никогда больше к нему не приближаться. Но любопытство заставляло Яну оставаться на месте.

 

– А мы с тобой раньше не виделись? Лицо знакомое, – Вадим уселся с ней рядом и закинул руку на спинку.

Яна напряглась.

– Это самый банальный способ знакомства! Придумай что-нибудь поинтереснее.

Он улыбался, но глаза оставались серьезными. Его взгляд больше подошел бы старику, чем молодому парню – наверное, именно это и не позволяло угадать, в каком настроении он пребывает на самом деле.

– Мы уже познакомились. Мне вряд ли нужно придумывать что-то еще.

– А ты, похоже, со всеми знакомишься? – не удержалась Яна. – Только проводил одну и тут же ко мне подошел. У вас с ней серьезно?

Вадим едва уловимо прищурился, и в этот момент Яна четко поняла, что с ним не так: он был потрясающе красивым, но только на первый взгляд, его улыбка светилась обаянием, но при этом не трогала глаза, что лишало весь облик необходимой для настоящей красоты жизненности.

– Ревнуешь, что ли? – он не отводил взгляда. – Если ты решила ко мне подкатить, то напрасно. У нас с тобой ничего не будет.

– Некрасивая? – уточнила Яна.

– Красивая, – он даже не озаботился тем, чтобы это прозвучало искренне, – но слишком молодая. А значит, проблемная.

Официант принес полную бутылку коньяка и выставлял на столик тарелки с закусками. Вадим сам разлил жидкость по рюмкам, а потом одну протянул ей.

– Не любишь проблемы? – Яна взяла предложенное.

– Терпеть не могу, – Вадим чокнулся с ней и тут же залпом осушил свою.

– Тогда зачем ты меня позвал?

– Как и сказал сразу – для компании, – он снова повернулся к ней. – Так и чем ты занимаешься?

Ему вряд ли было интересно, но Яна ответила:

– Учусь в институте. Последний курс экономического.

Он скользнул по ней чуть более внимательным, чем раньше, взглядом, наверное, тоже сопоставляя с недавним разговором со своей подругой. Яна не зря ввернула это в свой ответ, припомнив то, что подслушала. Ей не нужна была подработка, тем более на такого циничного работодателя, но это была тема, которая могла бы его заинтересовать. Однако Вадим не стал на этом вопросе останавливаться, а может быть, сразу рассудил, что она для его «Нефертити» недотягивает:

– Молодец какая. А в свободное от учебы время трешься возле ночных клубов и следишь за парочками?

– Я… не следила!

– Я бы поверил, если б ты так сейчас не кричала, – и тут же добавил точно тем же тоном. – Да шучу я.

И стукнул пальцем в донышко рюмки, напоминая, что Яна составляет ему компанию не совсем качественно. Она сделала глоток и сморщилась от крепости, но Вадим тут же подлил еще – ей, а потом себе. Он не собирался настаивать на том, чтобы Яна непременно пила много, ему было достаточно обозначения, что она тут присутствует в качестве собутыльника.

– Вадим, а ты чем занимаешься?

Он потер указательным пальцем висок и ответил только:

– О работе говорить не будем. Вообще. Я не могу думать о ней бесконечно.

Нет, кажется, он совсем не рисуется. Потому-то он такой и разный днем и вечером – собранный, как робот, и расслабленный, как обычный парень, желающий только отдохнуть. В принципе, Яна и по отцу знала, как могут изматывать дела, ведь тот занимал примерно такую же должность. Но отец, в отличие от Вадима, полностью переключаться не умел.

– Тогда о чем нам говорить? – Яна вернулась к собеседнику. – Ты не ответил про ту женщину – у вас что-то серьезное или так, клубное знакомство?

– Серьезное клубное знакомство, – ответил он уверенно, но улыбался теперь шире.

– Что это значит?

– Значит, что собираюсь знакомиться с нею дальше и глубже. А что тебя конкретно смущает?

Яну смущало в этой фразе буквально все. Интересно, а Светлана сказала ему, что замужем? Дала ли какой-то повод ему надеяться на продолжение? А может, это далеко не первый парень, который знакомится с женой отца… дальше и глубже? Ей хотелось спросить еще, но, понимая, что не раскрыв свои мотивы, этого сделать невозможно, Яна решила не затягивать искусственно эту тему:

– Да просто спросила. Может быть, ты мне понравился?

– Тогда поехали отсюда, – немедленно среагировал он.

Яна растерялась:

– Что?! Ты же сказал…

– Все в силе, – он перебил ее тем же равнодушным голосом. – Я просто устал от шума. Можем посидеть где-нибудь еще или поехать ко мне. Но за эти полчаса ты не сильно повзрослела, и к проблемам я отношусь по-прежнему, так что можешь не надеяться на продолжение.

– И я должна тебе верить? – Яна подумала, что насильник или маньяк на его месте сказал бы то же самое.

– Не должна, – слишком легко согласился Вадим. – Тогда пойдем, я отвезу тебя домой.

В принципе, Яна уже выяснила все, что он мог рассказать, а большего из этого человека вытрясти все равно не удастся. И мнение о нем у нее теперь сложилось – Эль Дьябло какой-то: хладнокровный и самоуверенный любитель женщин без проблем. Осталось только понадеяться, что Светлана к этой категории себя не относит. Поэтому Яна встала, принимая такое окончание вечера, Вадим легко поднялся следом и протянул ей плащ.

– На такси? – Яна понимала, что им проще сесть в одну машину, но в присутствии постороннего она вряд ли может опасаться непредвиденностей.

– Зачем? Я вызвал водителя. Он должен был уже приехать.

На улице действительно ожидал автомобиль, из которого вышел парень в деловом костюме. Яна пропустила момент, когда Вадим успел с ним созвониться. Хотя тот, возможно, там стоял уже давно, или в его обязанности входит ежепятничное ночное бдение с целью транспортировки бесценного шефа по первому требованию.

– Вадим Александрович, добрый вечер. Домой?

– Сначала мою знакомую завезем, а потом домой, – Вадим подхватил ее за локоть и направил к машине.

В этой ситуации было бы уже глупо теряться. Перед Яной открыли переднюю дверь, и она, недолго думая, юркнула в салон. Сам Вадим притормозил возле водителя, и она не успела сообразить, что происходит. Опомнилась, только когда за руль уселся Вадим, и тут же щелкнули замки на дверях. Яна же проводила взглядом деловой костюм, который резво направился к стоянке такси, но попыталась не выглядеть испуганной:

– Пьяным за руль? И какой пример ты подаешь детям?

Он усмехнулся и повернул ключ зажигания.

– Эй! – тут уже паника захлестнула. – Ты что творишь? Куда мы едем?!

Ответил он все так же спокойно, как и раньше:

– В полицию, конечно.

– В по… – Яна осеклась, но быстро сложила в уме два и два. Ну хоть насиловать ее точно не собираются. Какой срок грозит за воровство? Теперь она уже не могла скрыть волнения. – Вадим, в какую полицию? Зачем?

Очевидно, что спорить с ней он и не собирался, поэтому сразу перешел к делу:

– Можем и не ехать. Но при условии, что ты все объяснишь и вернешь бумажник.

В его кармане трещал телефон, но он не обращал на звонок внимания. Украденного бумажника у Яны с собой не было, объясниться было сложно, но этот выход звучал лучше, чем уголовное дело. То-то папа бы обрадовался, вернувшись из командировки! И строить из себя невиновную было поздно – Вадим совершенно точно знал, что это она. Потому-то и подошел сегодня. Самое элементарное объяснение сегодняшней неслучайности.

– Вадим… – ее голос слегка дрожал. – Я верну. Но кошелек дома. Мы можем заехать, я тебе вынесу. Честно!

– Вместе зайдем.

Конечно, он не был обязан ей доверять, но станет вдвойне сложнее, если там он столкнется со Светланой.

– Или я могу тебе его в офис принести!

Вадим только усмехнулся. Телефон в его кармане умолкал буквально на секунду, но потом снова принимался трещать. Яна не выдержала:

– Да ответь ты уже! Все равно же я никуда не денусь… сволочь…

Он вытянул мобильник и глянул на дисплей. Присвистнул, вероятно, увидев, сколько там пропущенных, ведь в ночном клубе звонков расслышать было невозможно. Вставил наушник в ухо:

– Что, Кир? Я занят сейчас… Что? – его голос вдруг сильно изменился. – Допустим. А я-то тут при чем?.. – долгая пауза. – Нет, я не приеду. Пока.

И Яна видела, как он начинает волноваться – все сильнее и сильнее. Она боялась подать голос, но Вадим и сам, очевидно, заметил свое состояние и свернул к обочине. Его руки на руле мелко дрожали. С Эль Дьябло явно происходило что-то странное.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru