Узник души

Оксана Абрамкина
Узник души

Глава первая

«Зачем же я это делаю?!» – эта мысль все никак не желала покидать мою голову вот уже последние пятнадцать минут, все то время, что я непрерывно шла быстрыми шагами по темной лесной тропинке. Я уже пару раз спотыкалась о выпирающие корни деревьев, в связи с чем успела пожалеть, что не додумалась прихватить с собой фонарик. Кто же знал, что он мне мог сегодня пригодиться?

Для конца марта время суток было еще довольно-таки светлое, но я не взяла в расчет, что лесную тропу будут плотно прикрывать нависшие над ней темные ветви деревьев, не позволяя лучам заходящего солнца проникать вглубь леса. Мне надо было понимать, на что я иду, это все-таки лес, здесь нет никакого освещения, не то, что в городе. Не думала же я, что мой путь будут освещать уличные фонари.

Вряд ли бы моя мама отпустила меня ночевать к Таньке, зная, чем для меня обернется вполне обычный весенний вечер в кругу двух лучших подруг, с которыми я дружу с самого детского садика. Я практически каждые выходные проводила с ними и еще никогда наши совместные посиделки не доходили до такого.

Танька-то с Нелли сейчас сидели в теплой уютной двухкомнатной квартире, которая на выходные полностью осталась в их распоряжении. Беззаботно смеялись, смотрели новую серию нашего любимого сериала и обсуждали мой наиглупейший поступок.

А что же делала я, вместо того, чтобы проводить весело время с подружками?

Я вечером пятницы шла совершенно одна по темному лесу, и сама теперь удивлялась, как меня так угораздило…

А вечер начинался-то вполне обыденно, как и все предыдущие подобные вечера. Моя одноклассница и лучшая подруга Танька Водянина пригласила меня и Нелли Гришину к себе на выходные с ночевкой. Таня часто оставалась в квартире одна. Ее родители любили на выходные уезжать на дачу в любое время года, а Танька предпочитала оставаться дома. Вот мы и ночевали у нее в уютной двушке.

Вот и сегодня Танькины родители уехали на дачу, подготовить домик и участок к летнему отдыху, поэтому двухкомнатная квартира семьи Водяниных была в нашем полном распоряжении. Уж безбашенная Танька не собиралась упускать такой шанс и проводить все выходные в компании учебников.

Своей матери я сказала, что мы будем все выходные заниматься алгеброй, которая мне давалась с таким трудом, в то время как Нелли у нас в классе являлась круглой отличницей по точным наукам. Естественно мы не собирались тратить драгоценное время выходных дней на ненавистные точные науки, хоть мне и не мешало бы подтянуть алгебру.

Но нашим родителем вовсе не обязательно было знать, чем мы собирались заниматься на самом деле. Ведь так жалко тратить время короткой молодости на уроки! Все-таки нам по шестнадцать лет, на улице весна в полном разгаре, скоро каникулы, лето…. Так о какой учебе может быть речь!

И вот я вместе с Нелли (мы жили в одном доме) вечером пятницы пришла к Таньке. У нее уже во всю мощь надрывалась стереосистема, из колонок доносилась песня ее любимого певца Сергея Лазарева, и с минуты на минуту курьер должен был доставить пиццу и суши. Из нас троих только Танька является любительницей японской кухни. Я же ее на дух не переносила. Даже смотреть было неприятно на эти липкие комочки риса с восседающим сверху куском сырой рыбы. А уж от вида этих зеленых водорослей, в которые их заворачивают, мне становилось и вовсе нехорошо. Как-то я попыталась их прожевать, с тех пор японскую кухню я избегала.

Когда так называемый ужин был привезен, мы втроем уселись в просторной комнате Тани, стали жевать мясную пиццу и делиться своими впечатлениями о прошедшей учебной неделе. Вокруг наших ног не переставая, носилась собака Таньки – французский бульдог по кличке Дин. Танька протянула своему песику ролл, но тот недовольно сморщил нос. Бульдог отдавал свое предпочтение пицце, а не пресному рису. Хороший песик, правильный выбор!

– А вы видели, какую мобилу родаки купили нашей Принцессе? – спросила рыжеволосая Нелли, посыпая свой кусок пиццы черным молотым перцем. Она была любительницей всего жгуче острого. Она употребляла перец практически во всю пищу, наверное, за исключением одних сладостей, хотя кто ее знает, может и мороженое посыпала перцем. Вся ее семья предпочитала острую пищу, поэтому, когда я оказывалась у нее в гостях, то отказывалась от любой предложенной мне еды. Да, это не совсем красиво. Но не хотелось как-то подвергать свой желудок такому испытанию.

«Принцессой» все в нашей школе называли Олесю Якушеву – дочку богатеньких родителей, владеющими собственной транспортной фирмой. В школе она ни с кем не общалась, всегда ходила сама по себе, задрав напудренный нос, отпуская время от времени различные колкости в адреса простых учащихся. А в последнее время она стала еще несноснее. Наверное, на нее так подействовала весна.

Я всегда недоумевала, как такую фифу занесло в обычную, никакую не элитную, среднюю школу №202 Московской области. Но как говорится – у богатых свои причуды, уж спрашивать у нее лично я не собираюсь. Раз она училась с нами в простой школе, значит, тому была какая-нибудь причина.

– Да уж, – протянула я, потягивая из стеклянной бутылки пиво. Естественно мы все трое несовершеннолетние, но в наше время приобрести алкоголь не проблема. Да и мама разрешала мне иногда употреблять спиртное, но само собой не злоупотребляя. Ведь если что-то запрещать подростку, тот обязательно захочет это попробовать и чаще всего в какой-нибудь плохой компании. – Стоит наверно такой тысяч девяносто и весь в стразиках, под стать ее тряпкам. Меня и мой телефон устраивает за пять тысяч и без всяких там блестяшек, к чему такая ненужная роскошь.

Мы немного помолчали, размышляя о том, какого это иметь такую кучу денег. Я бы точно не стала тратиться на всякие дорогущие телефоны, хотя деньги имеют особенность изменять людей.

Какое-то время в комнате слышались только звуки голоса Лазарева и щелчки Танькиных китайских палочек, которыми она ловко орудовала, подцепляя один ролл за другим. Суши и роллы исчезали быстрее, чем наша пицца. Мне было достаточно одного куска пиццы, чтобы наесться. Я вообще всегда ела мало и по комплектации худенькая, мама часто звала меня Дюймовочкой.

– А ты помирилась с Максом? – Нелли решила сменить тему с Принцессы на меня. Принцессу мы и так обсуждали, чуть ли не каждый день, она постоянно давала новые темы для сплетен и разговоров – то новая сумка, то новый симпатичный шофер, то она обидела одноклассника, обозвав его такими словами, какие по идее богатенькие фифочки знать вообще не должны.

Я театрально закатила глаза. Меньше всего мне хотелось обсуждать моего парня. Но ведь девчонки так просто от меня не отстали бы, они жаждут подробностей из моей личной жизни.

С Максом мы встречались уже более года, учились в одной с ним школе – он в выпускном классе, а я в десятом. Временами я начинала сильно сомневаться в серьезности его намерений по отношению к моей персоне. Я его и с мамой уже познакомила, а вот он не торопился знакомить меня со своими родителями, зато частенько оставаясь с ним наедине у себя в комнате, он настаивал на более «близких отношениях».

Пускай все меня считают старомодной, но я планировала потерять девственность с парнем, в котором буду уверена на все сто процентов и с которым в будущем мы заведем полноценную семью.

Макса я любила (во всяком случае, я считала, что люблю), но вот сомневалась – а тот ли это парень? Тот самый, с которым мне светит светлое будущее? Или же все не стоит зацикливаться на одном парне и вообще не спешить с отношениями?

Вот из-за секса и неуверенности в Максиме мы вновь поссорились и уже четыре дня друг с другом не общались, успешно избегая встреч в школьных коридорах. Завидев Макса, я сразу старалась раствориться в толпе. В глубине души мне хотелось, чтобы он сделал первый шаг к примирению, но видимо он с моей стороны ожидал тех же действий. Само собой никто не хотел признавать себя неправым. И, пожалуй, эта ситуация могла затянуться до конца учебного года, а может и до конца учебы вообще.

– Не общаемся пока, – неопределенно ответила я ожидающим подружкам, повертев в воздухе рукой.

– Ну и правильно! – воскликнула Танька, отправляя в рот очередной ролл с тунцом и пресным рисом. Меня аж передернуло от этого зрелища, и я перевела взгляд на Нелли. Лучше уж пицца с перцем. Танька же, как ни в чем не бывало, продолжила: – Если парню от тебя нужно только одно, то пусть валит ко всем чертям! Ты достойна лучшего! Ты все-таки себя не на помойке нашла.

– Но Костику от тебя только это одно и нужно, – резонно заметила я. Таньку, же это высказывание нисколько не задело, все знали об их странных отношениях.

– Но он-то этого и не скрывает, – хмыкнула подруга, и с этим невозможно было поспорить.

Какое-то время мы снова молчали, доедали ужин и слушали завывания (да простят меня его фанаты) Лазарева. Я не являюсь его фанаткой, из всего репертуара (хотя я не все слышала) мне нравится только одна лирическая песня – «Зачем придумали любовь».

Наше общее задумчивое молчание нарушила Танька:

– А вы слышали, что Димкина компания в прошлые выходные ходила к Дому Кошмариков?! И Димка на спор в него вошел! Совсем один! Вот ведь храбрый какой парень! Даже поднялся на второй этаж, а вы же знаете, что от него почти ничего не осталось, он спокойно мог провалиться! Эх, если бы не Костик, я бы пообщалась с Димкой поближе…

Как же меня раздражало, когда все начинали восторгаться «подвигами» Димки. Я уже слышала эту историю про нашего одноклассника, но все равно не смогла удержаться от комментария. Видимо в этот вечер самой большой моей ошибкой было ляпнуть следующее:

– Подумаешь подвиг! Да вы чего? Чего ты вечно нахваливаешь этого хулигана без мозгов? Каждый может туда зайти, ничего в этом такого героического нет. Это не повод восхищаться этим придурком! Дом как дом! Сколько он уже стоит там в лесу? Не развалился же до сих пор, значит еще столько же простоит!

 

Танька и Нелли во все глаза уставились на меня. Они реально побаивались знаменитого Дома Кошмариков, верили во все, что о нем говорили. Такие наивные. Придя в себя, Нелли полушепотом спросила:

– Это ты чего? Ты же знаешь, что о Доме Кошмариков говорят. Это же самая настоящая жесть, там такое происходит.

Я лишь беспечно рассмеялась в ответ, ну как можно верить в такие глупости. Наивность моих подруг меня иногда просто поражала. Нечисть в старом заброшенном доме – ну конечно! Вот что делают фильмы ужасов с неокрепшей психикой подростков, но зато я-то не любила ужастики и запугать меня было не так уж и легко.

– Да бросьте вы! Я не верю во всевозможную нечисть! Нет там никаких зомби и вампиров. Наивные вы такие, прямо как дети малые! Насмотрелись глупых фильмов!

– А ты докажи! – выпалила Танька, откладывая в сторону глупые китайские палочки. Все мы перестали есть, полностью погрузившись в этот бессмысленный разговор.

– Да нет проблем!

– Когда?

– Да хоть сейчас!

Слова слетали с моих губ раньше, чем я успевала их хорошенько обдумать. Возможно, во мне бурлило выпитое пиво, подстегивая на героизм. Или же мне просто захотелось доказать девчонкам, что Димон не совершил никакого выдающегося подвига и просто выпендривался перед своими дружками-хулиганами, а заодно и перед всеми девчонками из нашего класса.

– Ок, мы проводим тебя до дома, – сказала Нелли, вскакивая с дивана и отряхивая свои светло-голубые джинсы от мелких крошек и перца. Танька не удержалась и чихнула. – Посмотрим, как ты туда войдешь.

– Мне провожатые, как Димке, не нужны! Сама дойду и наделаю вам фоток этого «ужасного» дома, а может, и вампира поймаю, – сказала я, улыбаясь. Лучше бы я этого не говорила, все-таки Дом Кошмариков располагается-то по ту сторону густого леса, в котором пару раз даже пропадали люди…

Теперь понятно, почему я в свободный вечер шла одна по темному лесу и спотыкалась о толстые корни деревьев, преграждающие мне путь, будто отговаривая продвигаться вперед?

Я направлялась в так называемый всеми в городе Дом Кошмариков. Сколько себя помню, он всегда стоял в полуразрушенном состоянии, никто его не собирался сносить. Почему? Хороший вопрос, возможно, потому что он никому и не мешался, ладно бы он находился в городе и занимал удобный участок, который можно было бы отвести под строительство гипермаркета. А вот в лесу гипермаркеты ни к чему.

До этого момента я даже не задумывалась, что это за дом и для чего он ранее служил. Никогда не интересовалась историей. Надо будет спросить у матери, она наверняка знает, ведь она родилась в этом городе.

Я бы могла веселиться с девчонками допоздна, а вместо этого приходилось преодолевать темный лес, а на это должно уйти как минимум полчаса, несмотря на мои быстрые шаги. В самом Доме я задерживаться не собиралась – сделаю пару фоток на телефон в качестве доказательства моего пребывания внутри и отправлюсь обратно. К тому времени совсем стемнеет… А тут по пути к Дому еще должны попасться пара коварных оврагов, которые нужно будет аккуратно обходить.

Натянув на голову капюшон своей короткой синей куртки, я ускорила шаг, насколько это возможно. Чуть ли не бегом преодолевала этот путь. С успехом обошла и овраги, пока еще не окончательно стемнело. А так можно и упасть в один из них, и конечности переломать.

Вскоре лес остался позади, и я вышла на открытое пространство, в небе над головой уже была видна луна. Замечательно, назад придется идти по еще более темному лесу! Но пока что можно ненадолго перевести дух. Я предпочитала не думать о том, что придется возвращаться этим же путем в кромешной тьме. Дома Кошмариков я абсолютно не боялась (не обнаружатся же в нем действительно вампиры), а вот реальных маньяков опасалась, не хотелось бы их встретить на своем пути. В таких развалинах обычно селятся бомжи.

И вот передо мной предстал полуразрушенный двухэтажный дом, тот самый Дом Кошмариков, один вид которого приводил в ужас ребятишек нашего города. От этого и пошли глупые россказни о нежити, обитающей в нем. Дети обожают выдумывать глупости.

Крыша на доме отсутствовала, она полностью провалилась в дом, на стенах второго этажа зияли черные дыры, под ними валялись груды кирпичей. Дом зарос сорняками, вместо окон зияли черные провалы. Все же интересно, почему эту рухлядь никто не сносит уже несколько десятков лет, или сколько там ему лет. Может, место и не совсем удобное для строительства каких-либо других объектов, но все же этим в городе сразу можно было прекратить все глупые росказни. Надо будет все-таки поинтересоваться у мамы. Даже интересно стало.

Я шумно выдохнула, даже не заметив, что с минуту смотрела на мрачный дом затаив дыхание. Да уж, он впечатляет, тем более в темноте он действительно выглядит жутко. Но я-то знаю, что никакой нечисти в нем нет.

Пока я стояла и смотрела на Дом Кошмариков, время неумолимо бежало вперед. Надо сделать это по-быстрому и сваливать отсюда в теплую уютную квартирку семьи Водяниных. Так и до полночи простоять можно.

Я решительно направилась к дверному проему без двери, проем больше напоминал вход в бездну. Да и на открытой местности я ощущала себя как-то странно, будто за мной наблюдали. Что-то разыгралось воображение. Окружающая меня мрачная обстановка этому хорошо способствовала.

Я с рождения живу в этом городе и мне ни разу не довелось посетить эту ужасную «достопримечательность». Видела-то неоднократно (но при свете дня), с подружками я часто ходила гулять в лес и по этому участку часто ходили, но зайти внутрь Дома Кошмариков как-то не возникало желания. С проходящими годами дом становился все опаснее, остатки стен второго этажа грозили обвалиться в любой момент.

Мне становилось реально страшно, но это совсем не обязательно знать Нелли и Таньке. Пускай считают, что меня ничем не напугать. Хотя любому нормальному человеку стало бы неуютно, если бы он почти ночью оказался один за лесом, оставив позади цивилизацию, у заброшенного старого дома. Но я-то далеко заходить не собиралась – устрою небольшую фотосессию и уйду отсюда как можно скорее. А чтобы быстрее добраться до дома, наверное, лучше даже бежать. Хорошо я сегодня надела кроссовки, хотя обычно я предпочитала обувь хоть на небольшом, но каблучке.

Я переступила порог и немного подождала, пока глаза привыкли к темноте. Не хотелось бы куда-нибудь провалиться или даже просто упасть и испачкать одежду.

Луна уже показалась из-за облаков полностью, и ее свет проникал сквозь дыры в потолке. Благодаря этому скудному освещению можно даже разглядеть дверные проемы в комнаты, валяющиеся кирпичи и доски на пыльном полу, остатки немногочисленной мебели. Удивительно, но за столько лет здесь сохранилась стоящая у противоположной стены тумбочка с покосившимися ящиками. Несколько стульев валялись в разных углах с отколотыми ножками, в голове не укладывалось, что за такой длительный срок это все не растаскали бездомные, хотя может, наоборот, это они сюда все принесли, чтобы устроить подобие приличного жилья. Кстати, я здесь не заметила никаких бездомных. Безусловно, это не могло меня не порадовать. Уж не знаю, сколько точно этот дом стоит тут никому не нужный, но думаю лет двадцать точно. Так что не особо верится, что эта мебель сохранилась с тех времен, когда в этом доме обитали люди.

Я наконец-таки оторвалась от созерцания помещения, все-таки тут лучше не задерживаться. Пожалуй, надо сфотографировать эту тумбочку и жуткую косую лестницу, ведущую на второй этаж (и по которой я ни за что на свете не рискнула бы подняться). Вот девчонки удивятся, что здесь что-то сохранилось из мебели. Мы, конечно, заглядывали в окна дома, но тумбочки и лестницы видно не было, так что лучше сфотографировать то, что никто не видел с улицы. А Димка и вовсе фотографий не делал, ему все поверили и так, может он и не заходил в этот дом. А его дружки-приспешники лишь поддержали его выдумку.

Достав телефон из своей сумки, мне в глаза сразу бросилась надпись на дисплее «Нет сети». Странно… даже в лесу сеть всегда нормально ловится. Ну да ладно, может у моего оператора сотовой сети какие-то проблемы.

Я сделала несколько темных фоток (надеюсь, Нелли и Тане удастся на них что-нибудь разглядеть) и тут мне в голову пришла очередная бредовая идея. Что-то эти глупые идеи зачастили ко мне. Видимо сегодня у меня был день глупых поступков.

А вдруг в ящиках тумбочки сохранилось что-то от хозяев дома? Вдруг эта мебель действительно пережила столько десятков лет. Это будет покруче фотографий!

Не давая себе времени передумать, я решительно устремилась к тумбочке, отдаляясь от проема на улицу. Под ногами затрещали разбитые стекла и кирпичи. Ужасно пахло затхлостью и плесенью. Сердце бешено колотилось, в ночной тишине я отчетливо слышала его стук, и это, по правде сказать, было немного жутковато.

Приблизившись к тумбочке, я дернула за первую ручку снизу. Она тут же отвалилась, хотя я не прилагала никаких особых усилий. Откинув ее в сторону, я переключилась на второй ящик. Его видимо заело – как я не пыталась его выдвинуть, ничего у меня не выходило. Руки покрылись грязью, у меня возникло желание тщательно вымыть их с мылом. К сожалению, такой возможности не было, я даже не прихватила с собой пачку влажных салфеток.

Я уже начинала сомневаться, что удастся заглянуть хотя бы в один из четырех ящиков, как неожиданно третий по счету ящик с легкостью поддался и я от неожиданности, не рассчитав свои силы, выдернула его, и тот с жутким грохотом упал на пол, подняв тучу пыли и мелкого мусора. Отскочив на пару шагов, я прикрыла ладонями глаза и начала кашлять. Пыль сразу забилась в рот, лучше бы я так не делала. Стало лишь хуже.

Когда пыль немного рассеялась, я поняла, что ящик разлетелся на куски. Я присела перед его останками на корточки и заликовала – он не был пустым! Значит, не зря я это затеяла, мои труды вознаградились! В горе щепок некогда бывшими ящиком лежало небольшое зеркальце, его золотистая оправа была в форме треугольника, а красивую прямую ручку украшали замысловатые узоры, переплетающиеся друг с другом. Каким-то чудесным образом зеркало от падения даже не треснуло, я аккуратно, чтобы не засадить себе в пальцы занозы, взяла его. Оно было одновременно и простым, и интересным из-за формы и узорчатой ручки. От этого оно казалось еще красивее, хоть золотистую оправу и поверхность зеркала покрывал слой пыли. Даже налеты грязи не смогли скрыть его красоту. У меня даже дух перехватило – а вдруг оно представляет какую-то историческую ценность?

Я перевернула его и увидела на обратной стороне выгравированную надпись. Но я не смогла ее прочесть из-за отсутствия нормального освещения и многогодовой грязи на поверхности оправы.

– Вот это находка, – я не удерживаюсь от едва слышного возгласа. Я вновь пожалела, что у меня с собой нет влажных салфеток, так бы я уже здесь очистила его от грязи и прочла надпись. Поднявшись с корточек, я открыла молнию на своей сумке, чтобы убрать зеркало, конечно же, я собиралась взять его с собой.

Но я не успела его убрать, этому помешало произошедшее в это мгновение событие. В, казалось бы, пустом помещении раздался суровый мужской голос:

– Верни его на место.

От переполнившего меня дикого страха я завизжала и чуть не упала на пол, неудачно наступив на валяющийся под ногами кирпич.

С дико колотящимся сердцем, я обернулась в сторону лестницы на второй этаж, именно оттуда донесся голос. Я сразу увидела его обладателя. Вот он – молодой парень, спокойненько стоит на нижних ступеньках лестницы. Идеальный прямой пробор темных волос, идеально отглаженные черные брюки без единой складочки, белая рубашка (само собой идеально отглаженная), лакированные черные ботинки, руки скрещены на груди, а цвет глаз нереально ярко-голубой. Никогда не видела такого цвета глаз, хотя у Таньки они тоже голубые, но намного бледнее по сравнению с этим парнем.

Весь его вид смотрится совершенно нелепо на фоне полуразрушенного помещения.

Как он оказался у подножия лестницы на второй этаж? Я бы почувствовала, да и услышала бы, если кто-то сзади меня вошел в дом и дошел до самой лестницы. Или он все это время находился в доме и просто сейчас спустился вниз? Но тогда что он там делал, притом в таком виде. Не похож он на парня типа Димки, который зашел в Дом Кошмариков, чтобы потом похвастаться перед знакомыми.

От страха, который переполнял меня в эту минуту, стало не хватать воздуха, захотелось поскорее выбраться наружу и вдохнуть полной грудью. Оказаться одной в темном лесу мне сейчас показалось наилучшим вариантом. В одной руке я по-прежнему сжимала ручку зеркала, а другой схватилась за сердце, оно было готово выпрыгнуть из груди или сползти в пятки или одновременно и то, и другое.

Несмотря на свой страх, у меня получилось выдавить из себя:

 

– К-кто ты такой? – мой голос предательски дрожал, хотя я до боли впилась ногтями себе в ладонь, сжимающую зеркало, чтобы унять дрожь и немного успокоиться. Это немного помогло.

– А ты кто? – тихим спокойным голосом задал встречный вопрос парень. Хоть он и стоял недалеко от меня, голос его раздавался приглушенно, как будто издалека.

Ненавижу, когда отвечают вопросом на вопрос, но почему-то не смогла сдержаться (в который уже раз за этот день) и ответила, в тишине раздался мой глупый ответ:

– Я Ангелина.

– Ангелина, – повторил медленно парень, будто пробуя его на вкус. – Красивое имя. У меня оно ассоциируется с ангелами.

Лично мне мое имя никогда не нравилось, чересчур сложное. Всегда хотелось иметь простое, незапоминающееся имя, как Таня, Юля, Катя, Маша, Даша и так далее.

Так, стоп… причем тут мое имя?! Сейчас неуместно думать о такой чуши, не собиралась же я знакомиться с этим типом. Надо было скорее сваливать из этого чертового Дома Кошмариков, хоть парень и не производил впечатления бездомного человека, но мало ли что у него на уме.

– Э-э… мне надо идти, – пробормотала я, сделав шаг в сторону спасительного дверного проема. Вот же он лес, до него рукой подать! Парень тут же на шаг приблизился ко мне, его неестественные (может это такие линзы?) голубые глаза будто светились в темноте. Под его ботинками не хрустнуло не единого стеклышка, ни один камешек не откатился в сторону. Неудивительно, что я не услышала его бесшумное приближение. Он двигался как крадущийся кот.

– Мне не нужны проблемы, меня ждут дома, – пролепетала я, бегая глазами по темным стенам, окружающим меня. Друг от друга нас разделяло всего каких-то пару метров, я начала прикидывать в уме, успею ли убежать от этого странного незнакомца. – Просто дай мне уйти.

– Не нужны проблемы – тогда верни на место зеркало и никаких проблем не будет, – все таким же тихим голосом произнес парень. В его голосе прозвучали настойчивые металлические нотки и как будто… печаль или усталость?

Любой нормальный человек на моем месте положил бы это зеркальце на место и со всех ног кинулся из дома. Но видимо меня к числу нормальных людей относить не стоит. Что-то во мне отчаянно не хотело расставаться с этой находкой, а уж тем более по требованию какого-то ненормального парня. С какой стати он качает свои права? Этот дом никому не принадлежит уже много лет, соответственно и зеркало ничье. Я первая его нашла!

– А с какой стати я должна его возвращать? – что ж я творю-то?! Почему продолжаю с ним разговаривать? Я слышала, что психам не стоит перечить, а парень, по-видимому, больной! Или же просто обладает таким же ослиным упрямством, как и я сама.

– Потому что оно тебе не принадлежит, – так же спокойно ответил парень, полностью держа себя в руках. Вот бы мне такое самообладание!

Я даже не заметила, когда он успел придвинуться ко мне навстречу. Теперь он стоял совсем близко от меня, всего в метре. Нас друг от друга разделял лишь сломанный стул, лежащий между нами в куче мусора и камней.

– Но и тебе оно не принадлежит! – нагло ответила я, мой голос перестал дрожать. Я сама удивилась, что осмелилась перечить психу. Ослиное упрямство не желало покидать меня в этот вечер.

Хотя я никогда не отличалась особым упрямством, даже в детстве. Я сразу слушалась маму, если она говорила, что что-то мне нельзя. Понимала и не настаивала. Но в этом случае парень просто вывел меня из себя, а еще хорошенько напугал своим появлением. Я порадовалась, увидев, что он замешкался, думая, что ответить на мое дерзкое высказывание. А то меня уже стала раздражать его уверенность и спокойствие. Прям скала, а не человек.

Снаружи завыл ветер и сверху на наши головы посыпались мелкие камешки. Парень задрал голову кверху, чтобы посмотреть на зияющие дыры в потолке, и я решила воспользоваться шансом, так как второго такого удачного момента могло и не представиться.

Я резко сорвалась с места и побежала.

Никогда еще я так быстро не бегала, почти сразу же в боку начало болезненно колоть, водолазка под курткой прилипла к моему вспотевшему телу. Капюшон ветром сорвало с моей головы, распушенные волосы сразу же затрепал ветер, загоняя их точно мне в глаза. Мне было страшно оглядываться, вдруг парень бесшумно меня преследует. Уж теперь я знала, как тихо он может передвигаться. Я пробежала мимо собачника, вышедшего на прогулку со своим псом породы боксер, но даже не заметила их. А собака еще долго брехала мне вслед.

В лесу мой телефон «ожил», появилась сеть, и раздался настойчивый звонок из сумки. Но я не остановилась, чтобы на него ответить, я продолжала свой марафон через темный лес. На этот раз я даже не замечала корни деревьев и ветки, я их просто перепрыгивала. Чисто интуитивно я почувствовала приближение обоих оврагов и успешно их оббежала. Мои ноги почти не касались земли, они сразу же отталкивались от нее, и я бежала дальше. Я будто бы летела, сейчас бы любой спринтер мне бы позавидовал.

А в левой ладони я по-прежнему сжимала ручку зеркала.

Обычно преодоление леса занимало у меня полчаса, но сейчас у меня на это ушло не более пятнадцати минут.

Только выбравшись из леса в город, я позволила себе остановиться и оглядеться. Наверно странный парень и не думал меня преследовать. Может я и вовсе себя накрутила, но как же он меня напугал, черт его возьми!

Уже двенадцатый час, но уличные фонари и проходящие мимо меня редкие прохожие подействовали успокаивающе. Вот она – долгожданная цивилизация! Здесь безопасно!

Держась за ноющий бок и глубоко дыша ртом, я направилась к темнеющей вдалеке девятиэтажке, в которой располагалась квартира семьи Водяниных. Уж там я смогу отдохнуть…

Только когда за мной захлопнулась дверь в прохладный подъезд, я перестала оглядываться и дергаться от каждого малейшего шума. Достав из сумки телефон, я проверила неотвеченные вызовы. Сперва звонила Танька, потом Нелли, потом снова Танька… Видимо им не терпелось узнать, как проходит мой «поход». Смысла им перезванивать уже не было, сейчас все в квартире и расскажу, поделюсь своими впечатлениями, а их у меня целое бушующее море.

Медленно передвигая уставшие ноги, я поднялась на второй этаж и нажала на дверной звонок. Еще на первом этаже было слышно громкую музыку, которая доносилась из квартиры Таньки, как бы соседи полицию не вызвали, только этого сейчас нам не хватает для полного счастья. Надо будет сделать потише.

Несмотря на орущую музыку, дверь открылась через пару секунд, будто девчонки поджидали меня у двери и высматривали в глазок. Хотя почему «будто», я уверенна, что так все и обстояло на самом деле.

– Ну, ты где пропадала?! – с порога начали обе тараторить, перебивая друг друга. – Мы уж думали матери твоей звонить! Или тебя бежать искать! Или Максу все рассказать! Или полицию вызвать! Ты почему не отвечала на звонки? Почему выключила телефон?

Я отпихнула подруг с пути, прошла в прихожку и бухнулась на тумбочку для обуви. Ноги гудели, в боку продолжало колоть. Танька закрыла дверь на щеколду и уставилась на меня. Ее голубые глаза так и прожигали меня насквозь.

– А вы как думали? – спросила я, вытягивая ноги. Сил не было стянуть с себя кроссовки и куртку. Хорошо все-таки, что я не наделала сегодня туфли, смогла бы я в них убежать от того парня? Ответ – нет, а тогда неизвестно, чем бы этот вечер для меня закончился. Возможно, я бы сейчас лежала в лесном овраге. – До дома еще дойти надо. Или вы решили, что я подожму хвост и не уйду дальше лестничной площадки, испугавшись ваших выдуманных вампиров?

– А что на звонки не отвечала? – спросила Нелли, стоя напротив меня. Она с любопытством и недоумением рассматривала мое покрасневшее лицо и лохматую голову. Я кое-как попыталась пригладить свои темно-русые волосы, но сразу опустили руки – все тело болит. Да и руки у меня все еще грязные.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru