Школа для взрослых 3: «Весёлая» практика

Нил Алмазов
Школа для взрослых 3: «Весёлая» практика

Глава 17. Ван

Как только я подошёл к бассейну, тот засветился насыщенным синим цветом, а по канту – глубоким фиолетовым. Кроме того, очень тихо, практически не отвлекая, заиграла спокойная музыка, написанная исключительно на фортепиано. Я уже не стал удивляться ничему, ведь в мире магии возможно всё, а в таком шикарном отеле – тем более. Главное, что в целом атмосфера получилась крайне приятная и успокаивающая.

Лия подплыла поближе, когда я сел у края бассейна, свесив ноги в воду, и поставил наши бокалы вместе с корзинкой фруктов, коих там большое разнообразие.

– Спасибо, – поблагодарила она, взяв свой бокал. Затем отпила чуть-чуть и посмотрела на меня, прищурившись. – Хочу банан.

– Этот? – достал я из корзинки фрукт. – Или…

– «Или» будет позже, – улыбнулась Лия.

Я неспеша очистил верхнюю часть банана и протянул ей. Однако она не взяла его рукой, а вместо этого, глядя пристально в глаза, мерно погрузила половину в рот, потом вынула. Ещё раз повторила, уже лучше скользя по нему, и лишь тогда откусила кусочек с довольным лицом. Ох как раздразнила меня такими действиям, недвусмысленно намекающими на дальнейшее…

– Как вкусно, – протянула Лия и откусила ещё.

– Не сомневаюсь.

– А ты что ничего не ешь?

– Да вот любуюсь тобой и жду «или», – намекнул я.

– Вот оно что. Ну тогда дай-ка мне клубнику, там она точно есть.

Сделав глоток и поставив бокал рядом, я нашёл в корзинке клубнику. Как оказалось, в ней не только фрукты, но и ягоды.

Клубника выглядела безупречно: спелая, большая и сочная, что легко определить по одному лишь внешнему виду. Держа ягоду двумя пальцами, стал протягивать её ко рту Лии. В свою очередь, она приоткрыла его, чтобы вкусить клубничку, но я специально не позволил это сделать. Ей удалось откусить крошечный кусочек. После этого я ещё раз поднёс ягодку – и снова повторил действие, отводя клубнику ближе к паху. Лия поняла мои намерения и приблизилась.

– Тоже хочешь сладкого? – проговорила она, смотря на меня.

– Конечно, – кивнул я. – Сколько можно мучить.

– И то верно. Передай мне клубничку, я сейчас кое-что сделаю. Тебе точно понравится.

– Кажется, я знаю, что ты хочешь сделать.

Больше не говоря ни слова, отдал ягодку. Лия приняла её, примостилась между моих ног и раздавила пальцами сочную клубнику в ладони, а после обильно смазала моё достоинство всей этой сладостью. Мне уже захотелось взять её за голову и поскорее насадить, но она и сама всё поняла.

Спустя пару-тройку секунд Лия, обволакивая языком ствол, принялась делать минет. Она с удовольствием поглотила член, слизала весь сок клубники и улыбнулась, когда вынула.

– Ну как тебе?

– Очень хорошо, продолжай.

– А мне так сладко, дай ещё одну. Повторю.

Она проделала то же самое со второй клубникой. Получая наслаждение, я наблюдал, с каким она блаженством принимает мой орган, насколько ей нравится, когда он сладкий, с соком ягоды. И чтобы сделать ещё приятнее, потянулся за очередной. Затем раздавил клубнику и намазал на ствол в тот момент, когда Лия вынимала его изо рта. Увидев мою инициативу, она продолжила скользить по нему губами, глотая как можно глубже. Иногда проходила отдельно языком вдоль и поперёк, собирая остатки ягоды. Мне такой эксперимент понравился, поэтому я воспользовался тем же приёмом снова, ощущая, как с каждой секундой возбуждение захлёстывает всё сильнее и сильнее.

Лия не отрывалась от своего дела, активно дыша только носом, издавая глухие томные звуки и работая вверх-вниз. Её полная самоотдача в этом процессе чувствовалась в каждом движении: она старалась делать минет по-разному – то нежно и ласково, то агрессивнее, быстрее и прямо засасывая его в себя. Именно второй вариант вызывал бурю эмоций, когда хотелось ускориться, начать самому двигать тазом навстречу.

Я сосредоточился только на своих чувствах, поэтому готов был вскоре кончить, но Лия сменила действия: держа лишь головку во рту, играя с кончиком языком, она принялась активно трудиться рукой, заставляя меня напрячься полностью. И даже все мои старания, чтобы продержаться хоть немного дольше, не помогли. Лия смогла настолько быстро завести меня и довести до пика, что мозг просто отключился, оставив только желание кончить.

Чтобы сделать оргазм ещё более приятным, в самый последний миг я всё-таки взял её за голову и насадил до конца, исторгая семя внутрь и выдыхая грубый, хриплый стон, который просто не мог не вырваться из груди от неимоверного блаженства. Когда секунды наслаждения сошли на нет, я отпустил Лию и упёрся руками в пол. Она же вынула моё достоинство изо рта и сразу сделала большой глоток из бокала. Чуть отдышавшись, предложила:

– Теперь можно поплавать и передохнуть. Надеюсь, тебе понравилось.

– Не то слово, – признался я. – Ты просто чудо.

– Я знаю. – Лия отплыла на середину бассейна, откуда уже добавила: – Потом нас ждёт кровать, усиленная магической страстью.

Да, пожалуй, этот отель и сегодняшний вечер мне никогда не забыть, тем более впереди ждёт ещё более интересная ночь. На таких кроватях я точно никогда не занимался сексом, хотя куда уж больше страсти, если Лия так возбуждает, что делать долгий перерыв не очень-то хочется. Или в этом номере буквально каждый сантиметр пропитан этой самой магической страстью?

Глава 18. Рийзе

– Возвращайтесь в филиал, – сказала Солая, щупая подозрительным взглядом прохожих. – Планы изменились, нужно переговорить с Астрид с глазу на глаз.

– Давай осторожнее там, – ответила Марианна.

Взяв под руку, наставница увлекла меня в малоприметный переулок подальше от любопытных глаз. Чутьё подсказывало, что ведьма не собирается слушать Солаю, решив действовать по-своему. Даже не знаю, радоваться или плакать.

Чуть погодя, я спросила:

– Марианна, кажется, филиал находится в другой стороне.

– Я в курсе, – птичкой прощебетала ведьма. – Но нам с тобой нужно кое-что проверить.

Мы петляли между небольших двухэтажных домов, где жили те, кто не мог позволить себе особняк. Над головой, между серыми каменными балконами противоположно стоящих домов, болтались верёвки со свежим бельём. Несколько раз на пути нам встречалась беззаботная ребятня младшего возраста. Стайки детей, завидев меня и Марианну, интуитивно прятались по подъездам и возобновляли весёлые игры, как только мы скрывались за очередным поворотом.

Мы вышли на рынок, в нос ударили запахи речной рыбы, бьющейся в последнем припадке у торговцев в наполненных водой лоханках. Дальше пошли развалы маринованных овощей и хитрых салатов, разливные напитки. Пёстрым пятном выделялись палатки с закрытыми от холодного ветра лубками со специями. Пряный аромат начисто перебивал все вокруг.

Отдельно стояли животноводы: разделанные отрубы мяса и тушки птиц явно отдавали мертвечиной. Впрочем, аура смерти вокруг торговых мест не мешала заинтересованным хозяйкам перебирать куски когда-то бегающей или летающей плоти.

– Свежее? – интересовалась одна из женщин, по внешнему виду как минимум старшая повариха.

– Разве не видишь, Непрядва? – округлил глаза продавец. – Будто первый день служишь. Беру Богов в свидетели, моё мясо настолько свежее, что толковый ветеринар сможет вернуть его к жизни!

Я хихикнула, не поворачивая головы, и следом за Марианной устремилась дальше. Сыр, колбасы, копчёности, свежий хлеб и выпечка: при умелом подборе продуктов с рынка и достаточном денежном довольствии можно закатывать пир каждый день – от разнообразия еды кружилась голова.

Наконец мы покинули ряды с продовольствием и вышли к сектору с ремесленными товарами. Палаток со всякой всячиной было ничуть не меньше, чем на продуктовом рынке, но нас с Марианной интересовали только амулеты, в крайнем случае – любые вещи, так или иначе завязанные на магию. Я чувствовала тонкий фон, но он был единым, не усиливающимся вокруг той или иной торговой точки.

– Ри, я чувствую очень слабую магию, но она есть, – прошептала мне на ушко наставница. – У тебя острее ощущения. Что можешь сказать?

– То же самое, – кивнула я. Будто просто рассыпали магию по углам бесхозную… Она вроде бы и есть, но слабая и нейтральная, никакой конкретики.

– Ясно, – помрачнела наставница и подошла к ближайшей палатке с хозяйственными товарами.

Дородная, улыбчивая продавщица, осведомилась: чего желает молоденькая хозяюшка? Марианна смутно ответила, что переехала в пустующий дом на отшибе и сейчас ей нужно немного привнести уюта в голые негостеприимные стены. Продавщица заулыбалась и бойко начала показывать товар. В ход пошли тонкие глиняные и стеклянные тарелки, сахарницы, чайники, чаны и горшки для печи, изящные кастрюльки, которые годились только для подачи на стол.

Обозревая всё великолепие кухонной утвари, Мари, войдя в образ, купила шесть умопомрачительно дорогих мозаичных тарелок, набор посеребрённых поварских принадлежностей, прозрачный, из дорогого зелёного стекла графин в тон тарелкам и салфетницу.

Затем, рассчитавшись и выложив за всё чуть больше ста пятидесяти золотых, ведьма заговорщическим тоном поинтересовалась у довольной торговки:

– Мне бы в помощь немного чудных вещей, облегчающих жизнь.

Тётка покраснела, но, оглянувшись по сторонам, достала откуда-то из баула мешок, испещрённый блокирующими магию заклинаниями. Бытовой подавитель.

– Что желает хозяйка? Могу предложить щётки для посуды, тряпки для пыли и полы, скребки и…

Наставница подняла вверх раскрытую ладонь, жестом приказав «достаточно».

Вот теперь всё встало на свои места, предметы действительно были магическими. Марианна, чтобы не пользоваться моим чутьём, спросила у торговки в лоб:

– На сколько времени хватит заряда?

Продавщица немного задумалась, прикинув в уме:

– Если вы планируете жить одна, то месяца на четыре, а если с мужем и детьми – около месяца. Есть свитки для моментальной уборки всего дома, но они подороже, хоть и одноразовые.

 

Ведьма кивнула, оплатила две вещи и, спросив, где лучший выбор текстиля, устремилась к другой палатке, которую ей порекомендовали. Она спешила, поэтому напрочь забыла забрать сумки с покупками. Я дождалась, пока продавщица всё тщательно упакует, забрала баул и пошла искать инквизиторшу.

Найти ведьму не составило труда: в этом секторе было не так многолюдно, как в продовольственном крыле. Наставница уже вовсю рассматривала пёстрые скатерти, подбирая их в якобы новый дом. Для пущего доверия торговки инквизиторша приказала мне развязать сумку и, как бы невзначай показав магические приблуды, достала графин, на глаз сравнивая сочетание цветов. Жадность продавщицы вмиг набрала обороты, и она, напрочь забыв, что торгует из-под полы, предложила постельное бельё, будоражащее страсть между супругами и прочий бытовой хлам.

– Госпоже повезло переселиться именно сейчас, – заговорщическим тоном поведала предприимчивая торговка. – Ещё месяц назад наши хозяюшки о таком могли только мечтать.

– А в Малуме во всём этом никогда не было дефицита, – наивно хлопая ресницами, ответила инквизиторша.

Собеседница ничуть не смутилась:

– У нас же, сами понимаете, глухой медвежий угол, да и магов днём с огнём не сыщешь.

Марианна кивнула, поторговалась для приличия, но всё же сделала несколько покупок. Когда мы отошли от палатки, ведьма отобрала у меня одну сумку, добавив:

– А теперь как можно быстрее сматываемся, новости здесь разлетаются как горячие пирожки.

Я недоумённо на неё посмотрела. Наставница, решив, что я не поняла посыла, уточнила:

– Деревня же! Хоть и большая. А теперь бегом!

Быстрым шагом мы вышли с рынка и направились в сторону ближайшей окраины. Как только из виду скрылись дома, Марианна бросила свою сумку и запустила руку во внутренний карман куртки. Портал! Но ведь Солая строго-настрого запретила пользоваться магией!

Подмигнув, наставница притянула меня к себе и разорвала свиток. Тут же мы оказались по самые щиколотки в грязной густой жиже.

– Упс… – виновато изрекла инквизиторша, вытягивая из болота одну ногу. – Кажется, я немного промахнулась.

Глава 19. Ван

Сделав небольшой глоток вкусного и медленно пьянящего напитка, я присоединился к Лие. Плавать в тёплом светящемся бассейне было донельзя приятно, а обниматься, плескаться, дурачиться и вовсе замечательно. Давно я так не расслаблялся, даже в своей прошлой жизни. И думать не хотелось о том, что уже завтра вновь надо быть в школе. Что меня там ждёт? Пока ещё неизвестно, но то, что хорошего мало, – точно. Ведь не хотел грузить себя плохими мыслями и непроизвольно всё-таки сделал это, что сразу заметила Лия. Она подплыла ближе и посмотрела на меня.

– Ты снова слишком серьёзен, и это беспокоит. Я понимаю, что так просто не забыть последствия прошедших дней. Их вообще не забыть, знаю. Но жизнь продолжается, нужно идти вперёд и радоваться тому, что имеешь. – Лия обняла меня, крепко прижавшись, и прошептала: – Я люблю тебя… По-настоящему…

Такого внезапного признания я не ожидал, поэтому не смог в ту же секунду ответить взаимностью. Откровенно говоря, дело скорее не в этом, а в том, что я не мог сказать те же слова искренне, ведь не чувствовал истинной любви к Лие. Да, с ней хорошо и комфортно, легко, интересно, но силой вытащить признание из меня просто невозможно. Пришлось в ответ только обнять её и как можно незаметнее вздохнуть.

– А ты? – заглянула она в мои глаза с надеждой, когда немного отпрянула от объятий.

И вроде я почти решился сказать те самые слова, но остановился. Нет, не получится соврать. Лучше сказать правду, чем преподнести красивую ложь.

– Ты мне нравишься, Лия, очень нравишься. И, несмотря на это, я не хочу тебя обманывать. Пусть лучше будет так.

Она замолчала, сглотнула и посмотрела вверх, в центр навеса, благодаря проёму которого можно было любоваться ночным, словно усыпанном миллионами бриллиантов небом.

Неловкая пауза застала меня врасплох: я никак не мог определиться, что лучше – попытаться объяснить ей всё или промолчать, оставив место лишь тишине, нарушаемой изредка звуками воды в бассейне. Выбрал первое и – не успел. Лия опередила.

– Я не уверена, что правильно поняла. Мне кажется, это лишь временно.

– Думаю, ты правильно поняла.

– Наверное, – вздохнула она. – Я верю, что совсем скоро ты сможешь мне сказать те же слова. Очень на это надеюсь. Возможно, ты ещё не до конца отпустил прошлое.

– Скорее всего, но давай не будем о плохом.

Я выдавил из себя улыбку и обнял её. Лия же послушно прижалась. И снова молчание. В этот раз я решил нарушить его первым и сменить неудобную для меня тему.

– Давай лучше ещё выпьем и подумаем о чём-то хорошем?

– А ещё лучше чем-то хорошим заняться, – дала она недвусмысленный намёк. – Мы же не просто так остаёмся на ночь здесь.

– Согласен. Поплыли, – кивнул я в сторону одиноко стоящих бокалов.

Как только мы выбрались из бассейна, я добавил спиртное и предложил выпить за нас. Лия с удовольствием поддержала, сделав акцент на том, что стоит выпить на брудершафт.

Стоило только поцеловаться, как нами вновь овладела безудержная страсть. Эффект магической страсти или же вполне естественная реакция, разобрать не получилось. Было ясно одно – я не смог более оттягивать: взял Лию на руки и чуть ли не побежал к кровати, на которую упал вместе с ней. Ей это понравилось, она весело расхохоталась. Я же всего лишь улыбнулся, после чего сразу перешёл к делу. И вот тогда Лие стало не до смеха.

Осыпая её роскошное тело поцелуями с шеи до живота, я сгорал от желания скорее войти в неё и не переставать делать движения тазом, чтобы доставить как можно больше удовольствие и ей, и себе. Мне безумно нравились запах её тела, бархатистость кожи, нежные, едва слышные стоны. Всё, более ждать просто невозможно.

Направив затвердевший до предела и покрытый набухшими венами ствол во влажное лоно Лии, я планомерно проник внутрь до конца. Сразу после этого она дерзко схватила меня, прижала к себе и впилась жарким, жадным поцелуем. Затем прекратила и со сбитым дыханием проговорила:

– Давай же, давай. Прошу, только не останавливайся…

Куда уж там останавливаться, когда сам только вошёл во вкус.

Нежности достаточно. Теперь – секс грубый.

Когда я упёрся кулаками в матрас, принялся активно двигать тазом, проникая каждый раз до конца. Что ни секунда, то скорость становилась выше. Во мне пробудилось безумное желание трахать её быстрее, грубее, чаще. Так, как никогда этого не делал. И у меня получалось. Я совершенно не чувствовал усталости и был готов трудиться не один час напролёт, а всё более громкие стоны Лии лишь доказывали, что всё идёт просто прекрасно. Стало невероятно жарко, как будто бы и дышать теперь труднее, но это не могло нас остановить. Мы слились воедино, чувствуя себя одним целым существом. Нас захлестнули страсть и похоть, отключив трезвый рассудок, и поэтому мы не переставали доставлять друг другу удовольствие.

Чуть позже Лия вновь прижала меня к себя и начала пускать ногти в спину, в ягодицы. Нет, я не мазохист, но это раззадорило меня пуще прежнего. Толчки стали ещё активнее, шлепки громче. Лия и вовсе чуть ли не кричала от наслаждения. Она вроде бы даже что-то говорила, но я не слышал. Я просто долбил её нещадно, уверенный, что ей нравится. И чем сильнее и жёстче, тем лучше.

Классическая поза вскоре наскучила, и я подхватил Лию, усадив сверху так, чтобы она сидела, сам же тем временем держал её за спину. Она проявила инициативу – начала активно насаживаться сверху, прижалась крепче. Её напрягшиеся ягодицы то и дело стукались о мои бёдра. Но и эта позиция быстро надоела, так что мы вновь сменили положение тел. Теперь я поставил её в коленно-локтевую, вставил до упора и продолжил трахать, крепко держась за талию и иногда хлеща её по аппетитной и сочной попке. Заметив, что ей это доставляет наслаждение, порой хлестал ещё сильнее. Отдельные участки кожи на ягодицах стали розоветь. Тем не менее я не останавливался, но и не добивался того, чтобы сделать ей слишком больно.

– Давай попробуем нетрадиционный секс, – на мгновение замедлив темп, предложил я и вытер пот со лба.

– Что ты хочешь? – протянула Лия, вытягиваясь, но не соскакивая с члена.

– Хочу тебя в попу.

– Я даже не знаю…

– Не пробовала ни разу?

– Был один раз, не очень удачный.

– Больно было?

– Да.

– Давай потихоньку всё сделаем, больно не должно быть.

Она всё-таки остановилась и села на кровати, посмотрев сначала на мой торчащий член, а после на меня.

– У тебя размеры-то приличные, чтобы…

– Нормальные, – прервал я. – Если совсем станет неприятно, то перестанем.

Лия задумалась на секунду-другую и дала ответ:

– Ладно, давай. Но я сама тогда, чтобы чувствовала всё. Садись на край, – постучала она по кровати. – А я сяду сверху, стоя на полу.

– Отлично, – довольно улыбнулся я. – Мне очень нравится твоя идея.

Переместившись на край, я сперва сел, а после лёг, откинувшись на кровать и оставив ноги на полу.

– Так нормально будет?

– Да, можешь лежать, – кивнула она и слезла с кровати. – Только прошу, ничего вообще не делай.

– Я уже понял, понял. Доверяю всё тебе.

Как долго ждал этого момента и как хорошо, что Лия не отказалась. И всё-таки по её неуверенным движениям было заметно, что она это делает только ради меня, а не для собственного удовольствия.

Лия заранее смазала сфинктер слюной, прося не смотреть на неё, но я не мог не смотреть – очень уж хотелось понаблюдать, как в её сладкой попке окажется член. Для начала она упёрлась руками в мои бёдра и произнесла:

– Мне всё же нужна помощь. Направь его.

– Уже, – ответил я, взявшись за прибор.

Медленно, с осторожностью Лия раздвинула ягодицы, вслепую пытаясь усесться на ствол. Я помогал, меняя направление. И как только головка коснулась сфинктера, Лия напряглась. Замерла. Она не решалась никак, поэтому я решил успокоить, сказав:

– Не волнуйся. По чуть-чуть, аккуратно. Давай. Хочешь – можно пальцами сначала разработать. Так пойдёт точно лучше.

– Нет-нет, не нужно. Я сейчас, сама.

Наконец набралась смелости и опустила попку ниже. Едва ли половина головки проникла в горячее нутро, как Лия издала стон и задрожала, еле держась на ногах.

– Больно?

– Немного. Я постараюсь, подожди.

– Хорошо-хорошо.

– Ещё немножко.

Она сказала это словно самой себе в поддержку, ведь у неё получилось опуститься ещё ниже. Теперь головка утонула в попке, плотно объяв, сжав и обдав жаром. Сколько удовольствия я получил уже только от одного этого неполного проникновения, выразить словами весьма не просто. И хоть хотелось поскорее войти до конца, я обещал ничего не делать, предоставив Лие возможность сделать всё самостоятельно.

Тем временем она опускалась ниже, постанывая, изнывая. Больно ли ей? Может быть. Но если решила всё же сесть полностью, значит, терпимо. И совсем скоро Лия это сделала: она уселась, ощущая член в попке целиком, и лишь тогда отпустила ягодицы и упёрлась руками в мои бёдра.

– Ты умница, – похвалил я. – Просто не представляешь, как же мне сейчас приятно.

– Мне пока не очень, но я постараюсь.

– Не спеши, мы никуда не торопимся.

Первые движения Лия делала очень медленно. У неё уходило как минимум несколько секунд, чтобы подняться с члена и чтобы снова сесть на него. Но чем чаще она это делала, тем быстрее получалось – сфинктер расширился, поэтому ей стало уже проще и не так больно.

Минут через пять Лия уже намного увереннее насаживалась сверху и даже покручивала попкой. Это хороший знак. Судя по всему, она смогла получать удовольствие от анального секса. По крайней мере, хотелось в это верить.

– Ну как тебе? Всё хорошо? – решил уточнить я.

– Нормально, я могу даже быстрее теперь.

– А вот это очень радует. Может, теперь и я подключусь?

– Тогда сменим позу.

– Без проблем. Предлагаю снова – извини, если звучит грубо – раком.

– Давай.

Лия ещё пару раз опустилась на ствол, после чего слезла с него и забралась на кровать, заняв коленно-локтевую позу и широко раздвинув ноги. Свершилось! Самое время оттрахать её ещё более жёстко, чем было до этого. Я с огромным удовольствием ввёл член внутрь, протолкнул его грубо настолько, что пришлось придержать Лия, ибо она едва на завалилась на кровать. Но всё-таки ничего против не сказала, а если не возражает, то всё в порядке. И тогда-то я начал долбить её попку, наслаждаясь каждой секундой этого процесса. Лия же сначала молчала, а немногим позже послышались стоны, что спровоцировали меня на более активные действия.

Я стал настолько жёстко трахать её, что она уже не могла стоять. Благодаря этому мы сменили позу: теперь я лежал сверху неё, продолжая беспощадно долбить нежную попку. Затем сунул руки под Лию, взялся за прелестные груди и крепко сжал их. Этот акт мог бы длиться ещё долго, если бы Лия не стала мне подмахивать попой, что возбудило сильнее. Член уже идеально скользил меж желанных ягодиц, уверенно проникая внутрь.

 

– Я хочу кончить в тебя, – прохрипел я на ухо Лие.

– Кончай, – выдохнула она, – кончай, любимый.

Приятный мягкий голосок, нежные стоны, плотное слияние тел – это окончательно привело к пику оргазма. Я бурно кончил прямо в попку Лии и не стал вынимать член. Просто лежал на ней какое-то время, чтобы отдохнуть от чувства опустошённости и тотальной расслабленности. Пожалуй, это лучший секс за последнее время. Быть может, дело в усиленной магией страсти, но какая разница, когда было получено так много блаженства?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru