Школа для взрослых 3: «Весёлая» практика

Нил Алмазов
Школа для взрослых 3: «Весёлая» практика

Глава 4. Рийзе

– Зря ты к нему со своей мстительностью сейчас лезешь, – задумчиво сказал Андроктонус, когда мы возвращались в то место, где встретились.

– А почему этот урод думает, что он сейчас несправедливо наказан? – возразила я. – Почему они считают себя вправе ломать другим жизни и не получать никакой отрицательной отдачи?

– Всё сложно, Рийзе. Ты действительно хочешь узнать, что творится в головах работников инквизиции? Придёт время, и они сами тебя посвятят в свою идеологию.

– Хочешь сказать, что там имеет место быть промывка мозгов? По мне, так там просто рассадник умалишённых, которым по ошибке досталось слишком много полномочий.

– Нет, ты не права. Адекватности многих можно позавидовать. Взгляни на свою наставницу, Марианну. С каким знанием дела она соблазняла вельмож Императора, причём многие были сильнее её, для проверки на вшивость, ты бы видела. Тактика этой элитной ведьмы заслуживает уважения.

– Но мотивы-то гнилые! Сколькие отправились на гильотину?

– А сколько народу может сгинуть в гражданской войне? – ответил вопросом на вопрос ифрит. – Ты же понимаешь, что здесь нет абсолютного добра и зла. Мерзость и разврат повсюду, куда ни плюнь. Ваши школьные заговоры – всего лишь робкие попытки играть по-взрослому. Но если тебе станет легче, могу сказать, что каждого отдельного инквизитора несёт совершенно по-разному. Кто-то пьёт, как не в себя, кто-то предаётся разврату, кто-то находит утешение в благотворительности или азартных играх.

– А некоторые и вовсе становятся маньяками, – насупилась я.

– Да. Единицы проносят разум сквозь годы служения. В том числе и твой учитель.

– Что ты про него знаешь?

– Только то, что его зарубили свои же. Я в ваш мир смог открыть окно около двух лет назад. Многое мне недоступно.

– И чем же ты занимался до этого?

– Сходишь в мой мир – узнаешь.

– Я давно хотела тебя спросить, Андроктонус, – замялась я, понимая, что, скорее всего, ответ на свой вопрос не получу вовсе. – Можно ли отыскать Алану? Ты ведь могущественная сущность.

– У меня тоже есть границы восприятия, – уклончиво ответил ифрит. – Мелоди тоже просила об этом. Но если я сознательно привёл её к рекрутеру школы, зная, что ты находишься там, то Аланы я не могу нащупать. Либо она очень далеко от нас, либо кто-то позаботился, чтобы у вашей сестры не осталось воспоминаний о доме, либо…

– Либо она мертва? Так? – уточнила я, чувствуя, как внутри начинает нарастать ледяной ком, и тут же сменила тему. – Ты понимаешь, что зря привёл Мелоди в школу? Это слишком опасно.

– Слишком опасно, когда некому поддержать и нет опоры, – глубокомысленно заметил ифрит. – Ты нужна Мелоди. Без близких её заносит в такой дикий кураж, что давать ей силу становится опасным даже для меня.

Мы зависли в сером безжизненном пространстве.

– Ну, то, что она подросток, ты ведь и так знал, когда заключал с ней договор?

– Да, я взял над ней опекунство, как бы смешно это ни звучало, – отмахнулся Андроктонус. – Но у меня свои цели. Мелоди пока ещё только болванка под будущую заготовку. А ты тот самый мастер, который не даст ей превратиться в нечто безобразное.

– Но почему именно она? – не унималась я, понимая, что почти каждая сущность имеет веские причины поселиться в том или ином носителе.

– Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

– Нет.

– Какая же ты дотошная, – вздохнул ифрит. – Я знаю, что ты никогда её не бросишь. А Аарон сделал на тебя ставку не просто так.

– Твою мать, Андроктонус! Ты прекратишь говорить загадками или нет? Причём здесь учитель? Он был бывшим инквизитором, как я поняла. И по доброте душевной учил деревенскую девчонку. Причём знаний он мне отсыпал ровно столько, сколько нужно, чтобы я не сдохла по счастливой случайности!

– Ты видишь лишь вершину горы. Мне доступна середина, которую ты не поймёшь, а про основание может рассказать только Аарон, который, к слову, давно мёртв.

– Понятно, что ничего не понятно, – буркнула я.

– Пока ещё. Ты не набрала достаточного могущества, чтобы знать больше.

– А мне обязательно быть великой магессой, чтобы знать многое?

– Да, – невозмутимо ответил Андроктонус. – Меньше знаешь – целее руки-ноги. Ты думаешь, что Юнг тебя просто так в пыточную утащил? Если бы Аарон не наложил оберег молчания…

– Да знаю я! Вот только у тебя откуда такая осведомлённость?

– Я умён и восхитителен, – без ложной скромности выпятил мускулистый торс ифрит. – Только ты, дурочка, не понимаешь и дружить со мной не хочешь.

– Я с тобой дружу! – не стала соглашаться я.

– Нет, ты со мной относительно доброжелательно общаешься. Дружить надо крепко. Органами.

– Опять ты за своё!

– Всё, молчу… – пробормотал Андроктонус, обиженный отказом.

– Нет уж, продолжай, – вмешался в нашу беседу до боли знакомый голос.

Я повертела головой в поиске источника звука. За спиной стояла точно такая же Рийзе.

– Ты кто? – когда прошёл первый шок, спросила я.

– Я – Рийзе. А ты кто? – засмеялась копия и подмигнула Андроктонусу.

Тот вовсе скрестил на груди руки и с интересом наблюдал за нами обеими.

– Кажется, ты оживила иллюзию. Рийзе-фантом, ты хоть со мной будешь дружить?!

– Почему нет? – Моя копия приблизилась к ифриту и обняла его за крепкую шею.

– Ещё потрахайтесь.

– Собственно, неплохая идея, – поддержал Андроктонус и подхватил ожившую иллюзию на руки. – Ты ведь не будешь ревновать?

Глава 5. Ван

– Я, конечно, всё понимаю, но попрошу заканчивать с этим, – возразил я на бесконечные попытки Арнати целовать и гладить. – Если ты не забыла, у меня есть Лия.

– Да-да, я помню, – как-то растерянно ответила крылатая. – Просто переживала за тебя, а то мало ли что.

– Так, – начал я подниматься и встал на ноги, – теперь я хочу знать, что со мной произошло. То, что появление Лии всего лишь иллюзия, уже понял, кстати.

Разумеется, я всё слышал, но предпочёл скрыть это. Да и Арнати, наверное, будет не очень удобно, если узнает, что я в курсе о её признаниях. Поэтому лучше делать вид, что ничего не знаю.

– Да, это была иллюзия. Это моя неудачная шутка, прости. Давай сядем, – предложила она.

– Давай, – не стал я отказываться и занял стул.

Арнати тоже села, о чём-то подумала немного и заговорила:

– Я не уверена, что это хорошо, но главный архимаг сказал, что переживать не стоит. Он говорит, «Чёрная метка» не такая уж и страшная вещь.

– Исходя из названия, я бы не сказал, что это совсем безобидное явление. Расскажи конкретнее. Ты ведь точно знаешь и про то, как эта метка вообще образовалась, и с чем это связано.

– Ладно, но я действительно мало знаю. – Крылатая помолчала, вздохнула и продолжила: – «Чёрная метка» чаще всего появляется при внезапном всплеске негативной энергии, отрицательных эмоций. В общем… – Она замялась, явно не желая признаваться. Хотя я и так знал правду. – В общем, это моя вина, можно сказать. Но это могло случиться и потом, кто же знает.

– Вот оно что, – закивал я, глядя на Арнати осуждающим взглядом. Крылатая отвернулась. – А могло и не случиться вовсе, по-моему.

– Нет, в твоём случае всё равно случилось бы. Ты должен понимать почему. – Она снова повернулась и взяла меня за руку. Затем посмотрела в глаза. – Пойми, я же не хотела тебе ничего плохого. Это правда.

– Давай договоримся, что ничего подобного больше не будет, в том числе всякой близости. Ты и сама говорила, что тебе якобы по статусу нельзя ничего со мной. Так вот соблюдай. И я так и не услышал про значение «Чёрной метки». Чем мне это грозит?

– Не знаю. Мне известно только то, что те, кто получил «Чёрную метку», становятся более одарёнными в Чёрной Магии.

– Что-то ты не договариваешь, – заподозрил я, потому что крылатая то и дело прятала взгляд, либо глаза бегали из стороны в сторону.

– Нет, это всё. Честно. Мне просто немного неудобно сейчас после случившегося.

Как же она изменилась-то. Надолго ли? Хотя, скорее всего, из-за того, что я попросил больше не иметь никакой близости, ведь если у неё действительно какие-то чувства, то ей было очень неприятно слышать подобное от меня. С одной стороны, понять можно, но с другой – я же вообще ни при чём, даже не старался никогда понравиться или в чём-то угодить ей. Уж не стал ли я причиной того, что Арнати так быстро согласилась работать в Высшем Совете? Нет, маловероятно. Это уже слишком. Не стоит быть о себе настолько высокого мнения.

– Ну раз всё, то я могу идти. Верно? – Я поднялся со стула, отпустив её руку.

– Да, конечно. Завтра всё равно ещё увидимся.

– А что завтра будет?

– Так церемония же награждения победителей, – улыбнулась Арнати. – Хотя не удивительно, что ты не знал. Неместный ведь, – подмигнула она и поднялась с места. – Я провожу тебя.

– Не обязательно. Тут надо сделать несколько шагов, чтобы покинуть кабинет.

– Да? Ну, как хочешь.

– Пока, – попрощался я и повернулся к выходу.

– До встречи, – словно себе проговорила крылатая.

Из здания Высшего Совета я вышел озадаченным. Мало того что зачем-то нужен архимагам, так теперь ещё и эта «Чёрная метка». Ничего хорошего меня, видимо, не ждёт после этого. Нужно разобраться. И первым делом стоит полистать тетрадь – возможно, там я найду если не ответ, то хотя бы часть.

Когда вернулся в общагу, Сайнар уже обжился: разложил все вещи по местам и просто лежал на кровати. Орр, к моему удивлению, тоже занимал место на кровати, хотя обычно его можно было застать за учёбой. Первый даже чем-то похож на Найса, как будто специально заменили, но это определённо другой человек.

Я хотел сразу достать невидимую тетрадь и прогуляться в Сад Знаний, но Сайнар меня остановил.

– Не хочу казаться навязчивым, но думаю, надо хоть немного пообщаться. Всё-таки нам жить бок о бок.

 

Закрыв шкаф, я чуть помолчал, повернулся и кивнул.

– Да, ты прав. Раз уж ты у нас новенький, то и начнём с тебя.

– Это легко, – взбодрился Сайнар и поведал свою историю.

Как выяснилось, он не шутил про гарем. Парень действительно озабочен этой мыслью в крайней степени. Это прямо идея-фикс у него. Мне до этого особого дела не было, поэтому я скорее перешёл к более интересующей теме, о чём Сайнар рассказал далее.

Оказывается, он действительно из столичной элитной школы магии, а сюда перевёлся из-за перспектив. Правда, по его словам я сразу смекнул, что парень ещё не понял, что здесь подохнуть можно не только на арене, но и в любой другой день. И когда я намекнул на это, Сайнар легкомысленно отмахнулся, ссылаясь на то, что он достаточный сильный боевой маг для своего курса, якобы даже один из лучших. Основная его магия стихийная, как и у нас, но только он маг-водник. Очень даже хорошо. На арене я как-то пожалел уже, что недостаточно умел что-либо в водной магии, поэтому можно будет у него поучиться. Тем более Сайнар с лёгкостью управлял агрегатным состоянием воды вмиг. Он мог создать ледяную глыбу, моментом растопить её, а потом так же быстро превратить в лёд или снег. Осталось лишь всё это увидеть на практике.

Когда мы достаточно наговорились, я предпочёл всё-таки пойти прогуляться и объяснил, что буду не один. Это обеспечило мне свободу, чтобы Сайнар не предложил свою компанию. Успеем ещё, а пока важнее получить необходимую информацию, если таковая в тетради ещё найдётся.

Глава 6. Рийзе

– Ну, кошка номер один, не скучай. По возможности насладись процессом, – подмигнул ифрит и вплотную приблизился, чтобы вобрать меня в себя.

Что действительно пугало в подпространстве, так это то, что перед Андроктонусом, да и, скорее всего, перед любой другой сущностью я была беззащитна. Ифрит меня поглотил, оставив без права выбора наблюдать, что он будет творить с фантомом.

Иллюзия будто вынырнула из идеала, который когда-то жил в моей голове. Ласковая, она прильнула к ифриту, по-хозяйски положив его руки на свою талию.

– Андроктонус, слышишь меня?! Прекращай!

В ответ молчание. Управлять телом сущности я не могла, мне оставалось проживать его ощущения как свои. Опыт действительно казался интересным. Наверное, так чувствует себя Вилла вместе с Куртом, хотя у неё есть хотя бы собственная пара рук.

Мне ничего не оставалось, как расслабиться и получить удовольствие. Тем более что чувства ифрита были в несколько раз острее, чем мои собственные. А ведь я считала себя воплощением чувственности в родном мире! Как бы не так. Андроктонус в разы сильнее ощущал пространство.

Фантом прекрасно пахла. Складывалось впечатление, будто её натёрли сладким соком тропических плодов. Пальцы Андроктонуса скользили по гладкой, бархатистой коже, оставляя за собою лёгкие, белёсые дорожки.

Губы Рийзе-номер-два впились в ифрита, пронырливый язычок скользнул внутрь, и мне самой захотелось жмуриться от блаженства: настолько это было восхитительно.

Ручки иллюзии игриво скользнули вниз, к давно готовому, внушительному инструменту и напористо заскользили вдоль него, не обделяя вниманием.

– Андроктонус, я не хочу это ощущать! – воспротивилась я, но снова ответом мне послужило молчание.

Наглая сущность никак не реагировала, вовсю развлекаясь с фантомом!

Ифрит взял похотливую копию на руки и, по очереди лаская соски, аккуратно усадил на торчащий колом, длинный член, заставив иллюзию застонать. Нежно приподнимая её за бёдра, назад он отпускал её со всей своей мощи. Крики фантома умиротворяли, заставляя чувствовать всё большее возбуждение.

Внутри кошка была ещё горячее, влажная, узенькая киска сжимала член ифрита, даря мне и Андроктонусу мгновения сладкого наслаждения.

Мы уже готовы были кончить, когда Андроктонус будто тряпичную куклу снял иллюзию со своего члена и, намотав тугую косу на кулак, приблизил её хищный ротик к головке. Дважды намекать фантому не пришлось: послушно высунув юркий язычок, она какое-то время игралась, дразня нас нарочито лёгкими, невесомыми касаниями, а затем, войдя во вкус, заглотила член целиком, со знанием дела чередуя такт и технику.

Руки кошки царапали то место, где у ифрита должны были находиться ягодицы, но не причиняли боли, лишь терзало чувство, будто кто-то мнёт дико уставшие, натруженные мышцы.

Когда ифрит отпустил волосы моей копии, она оторвалась от напористого, вдумчивого насасывания члена и, посмотрев Андроктонусу в глаза, мерно мурлыкая, вытерла ладошкой губы.

Серое, унылое пространство равнодушно взирало на нашу страсть. Сладкий аромат тела иллюзии смешался с запахом ифрита – терпким, слегка солоноватым, немного мускусным: смесь аромата секса и животного желания.

Андроктонус когтем подцепил похотливую иллюзию за подбородок. Она улыбнулась и приоткрыла ротик, готовая на всё. Ифрит понял это без лишних слов: поставив мою копию на четвереньки, он заставил её выгнуться, задрав вверх аппетитную, мраморную попку.

Фантом, будто дразня, начала поигрывать пушистым хвостом, то и дело щекоча возбуждённой до предела сущности щёки, ноздри, шею. Доведя ифрита до исступления, она вынудила его ухватить юркий, пушистый отросток и притянуть тело к себе максимально плотно.

Я сознанием чувствовала смятение Андроктонуса, бедная сущность никак не могла решить: куда же попользовать похотливую кошку – обе дырочки были вполне себе аппетитны, а фантом, будто в насмешку, призывно ёрзал влажной киской по торчащему колом стволу.

– Поимей в зад эту шлюху, Андроктонус! – мне надоело ждать, да ещё и терзала злость на фантома.

Мой сволочной двойник мог вывести из себя кого угодно, даже ифрита нашёл чем обескуражить!

– На золотом крыльце сидели… – задумчиво начал Андроктонус известную считалочку, по очереди тыкая головкой члена то в киску, то в тугую дырочку попки головкой члена.

Меня это несколько позабавило, однако, жгло нетерпение – когда же он закончит?

– Всё равно тебе водить! – завершил свой монолог ифрит и начал бурить заднюю дверь фантома. Иллюзия охнула, но смиренно осталась стоять, лишь смочила длинные, изящные пальчики слюной, и то только для вида. Кажется, эти создания, сотканные из магии, не чувствуют боли и дискомфорта от слова «совсем». Несоразмерно большой член ифрита скользнул в узенькую дырочку моего двойника без натуги, но всё же медленно и аккуратно.

Фантом застонала, царапая коготками воздух, так и хотелось дать ей подушку или что-нибудь более материальное. Андроктонус, пыхтя и постепенно проникая всё глубже в тело иллюзии, еле сдерживался.

Я чувствовала, как его разрывает от желания двигаться быстрее, да и вообще использовать кошку как насадку для члена, не более. Его бы воля – мой двойник вполне мог превратиться в тряпичную куклу, которую натягивали на ствол без особых разговоров.

– Анроктонус, хорош балетом заниматься, мне тоже хочется побыстрее… – проворчала я.

Ифрит наконец снизошёл до ответа:

– Ты замолчишь или нет?!

– Я хочу поскорее закончить.

– Дурное создание, – отмахнулся Андроктонус, но всё-таки меня послушал.

Фантом даже не успевал вскрикивать: ифрит двигался быстро, уверенно, со знанием дела подходя к точке наслаждения. Я расслабилась, стараясь сконцентрироваться на собственных чувствах.

– О-о-а-а-а! – взвыла иллюзия, когда ифрит как бы мимоходом, не сбавляя темпа, засунул пару крепких пальцев в её киску.

– Тщ-щ-щ-щ, девочка, сейчас…

И ведь не обманул: и без того твёрдый член стал совсем каменным, ифрит наконец выпустил из кулака пушистый хвост, крепко схватил иллюзию за плечи и резко погрузился до предела, наполняя попку моей копии горячей, обжигающей спермой.

Когда на смену буре пришло спокойное блаженство, кошка, поскуливая, подалась вперёд. Тонкая белёсая струйка стекала по бёдрам и проваливалась в серое нечто, а нам… нам с Андроктонусом было уже всё равно.

Глава 7. Ван

Когда наконец я смог остаться наедине с собой, предпочёл не терять время и сразу открыл тетрадь, тщательно изучая содержимое, но в первой половине не нашёл ничего про так называемую «Чёрную метку». Уже когда сдался, не надеясь найти нужное, обратил внимание на предпоследнюю страницу, на которой прежде ничего не видел. Стоило как следует приглядеться, чтобы заметить медленно появляющуюся надпись «Чёрная метка», что вырисовывалась сначала тонким кантом, а уже спустя несколько секунд превратилась в чёткие, жирные слова. Но ничего более я не смог разглядеть. Тогда, словно по чужому велению, коснулся слов пальцами – и вмиг всё вокруг изменилось…

Поглядев по сторонам, обнаружил, что теперь нахожусь в какой-то тёмной комнате, свет в которую едва пробивался через маленькое оконце. Первая мысль: я оказался в избе. И здесь всё прямо намекало об этом: старая мебель, деревянные стены, шаткая дверь, что вот-вот развалится. Даже запах стоял чего-то многолетнего, быть может, начинающего портиться и гнить. Тем не менее, этот запах никак не связан с чем-либо живым.

– Прибыл наконец-таки, – внезапно раздался стариковский, скрипучий голос, из-за которого я вздрогнул, а после пытался найти хозяина голоса. – Что ж, значит, настало время.

– Кто вы и где вы? – осторожно поинтересовался я.

– Здесь. – Спустя секунду возник человек, облачённый в чёрную мантию мага. Он сидел за столом, а после медленно повернулся ко мне. Под капюшоном не было видно лица – лишь тьма, пустота. Больше ничего. – Не беспокойся, я друг.

– Не может быть мне другом тот, кого я вижу впервые.

– Садись, – указал он тонкими белёсыми пальцами. – Сейчас всё узнаешь.

Доверять и приближаться не очень хотелось, но, пересилив себя, всё же выполнил просьбу.

– Отлично, – проговорил старик. – Я так полагаю, ты новый обладатель «Чёрной метки». Для мага, специализирующегося на Чёрной магии, весьма удачное явление. Тебя не обманули, когда говорили, что в этом нет ничего плохого. И я очень рад нашей встрече.

– Я бы тоже был рад, если бы всё произошло по договорённости. Вы говорите загадками.

– Да, пожалуй, стоит представиться, – кивнул пару раз старик. – Я – первый носитель Чёрной магии. Мне уже несколько тысяч лет, если не считать дни обывательские. Как ты, наверное, понял, я уже давным-давно не человек. И не архимаг. Я – лич, по воле Богов оставшийся без своего временного жилища, а потому вынужден скитаться в образе призрака. Мне запретили становиться материальным в этом мире, у меня нет имени, нет ничего. Есть лишь желание поделиться знаниями, пока ещё могу это сделать. Это, – он кивнул на появившуюся на столе тетрадь, – моя работа. Единственный экземпляр, хранить который для тебя – честь. Все остальные были давно уничтожены. Я также знаю, что ты вселенец в это тело, что ты вообще из другого мира родом. Но это шанс, очень хороший шанс для тебя.

– Позвольте прервать вас, – аккуратно начал я. – Я сюда попал благодаря тетради и «Чёрной метке», верно? – Старик кивнул. – Хорошо. Что это за место?

– Обычный лес, располагающийся недалеко от имперской столицы. Это то место, где мы можем спокойно поговорить. Домик в реальности не существует, он просто иллюзия.

– Понял. Тогда в чём смысл всего происходящего со мной? Зачем мне эта магия? Почему именно я, а не кто-то другой?

– Смысл есть во всём, но об этом по порядку. Почему именно ты? Достаточно простой ответ – ты лучше многих предрасположен к Чёрной Магии. Эта магия тебе нужна, чтобы выживать. Сейчас ты ещё не выживаешь, а просто живёшь. Но, не ровен час, это начнётся. Теперь же о смысле, – лич задумался ненадолго и продолжил: – Смысл в победе. В победе над сложившимся мнением в обществе. Все считают Чёрную Магию плохим явлением, несущим только разрушение и вред. И ты способен доказать обратное. Но будь осторожен. Ты всегда под пристальным вниманием не только архимагов, о которых прекрасно сам знаешь, но и многих других. В том числе я говорю и о других сущностях из соседних миров.

– В общем, всё ещё хуже, чем раньше мне казалось, – вздохнул я. – Спокойно жизни не видать, в принципе. Вот только не понимаю, зачем я что-то кому-то должен доказывать? Разве я обязан?

– Вовсе нет. Но знай: не сделаешь этого – умрёшь в старости от неимоверной боли. И это не моя прихоть. Так случалось со всеми, кто посчитал, что не стоит меня слушать. На то воля Богов. Они, кстати, тоже всегда с интересом наблюдают за жизнью обывателей, которым удалось получить «Чёрную метку».

– И всё равно не понимаю, для чего это всё нужно, – напрягся я, хоть и привык к постоянным происшествиям в этом странном мире. – Логики никакой.

– Логика есть даже там, где её, по-твоему, нет. Ты слишком мал, чтобы это понять. Смирись – и делай, как я говорю. Ради своего же блага. Напомню: будь осторожен. Каждый миг своей жизни, ибо каждый твой вдох может в любой момент стать последним.

 

– Хорошо, – задумался я и решил спросить у этого лича по поводу Тёмного. Но едва подумал об этом, как старик меня опередил.

– Тёмный? Знаю-знаю его. Он вообще очень непонятный. Что-то постоянно делает, всякий раз сам себе противоречит, некие цели преследует то благородные, то… – Лич вдруг замолк на мгновение. – Тебе не стоит его бояться, хотя ты и связан с ним. Помимо него, существует ещё множество сущностей, чьи силы в разы мощнее. Для меня же он и вовсе не соперник.

– А есть возможность как-то избавиться от его влияния? – не мог я не спросить сильно волнующий меня вопрос. – От него только проблемы.

– Есть. При желании могу уничтожить все его личности без особых трудов. Вот только есть условности, договоры и ещё множество нюансов, из-за которых ни я, ни другие сущности, живущие в междумирье, не могут себе позволить такую свободу действий. Твой мозг не в состоянии осознать все нити, коими мы связаны. И это не хаос. Хаоса нет. Есть порядок. Вот этот порядок мы и соблюдаем.

– Да уж, – вздохнул я. – Значит, я здесь только за тем, чтобы узнать о «Чёрной метке». Но ничего так и не узнал, по сути.

– Я думал, ты уже сам понял, – с каким-то огорчением в голосе произнёс лич. – «Чёрная метка» делает сильнее заклинания Чёрной Магии, а также дарует возможность обучиться новым заклинаниям, недоступным всем остальным чёрным магам. Сколько уйдёт на этом времени, зависит только от тебя. Год, два, три, десять лет, а то и пятьдесят. Совершенствуйся, расти, познавай мир и его устройство. Это тебе определённо поможет развиваться быстрее. Теперь же нам пора прощаться, Ван Клейд.

Я даже не успел открыть рот, как вновь оказался в Саду Знаний. Всё становится ещё сложнее. Как бы мне теперь с этим всем справиться и как именно действовать? И ведь подсказать некому, кто бы дал более внятный отвел, быть может, примерный план действий. Придётся, как всегда, на ходу всё решать.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru