Проклятый некромант. Книга 1

Нил Алмазов
Проклятый некромант. Книга 1

Пролог

«Я не хотел, чтобы так получилось… Всё произошло очень быстро. Мне совершенно непонятно, откуда взялись силы. Просто не знаю, что мне делать дальше. Понимаю только, что сегодня я убил человека».

Он сидел на полусгнившем стуле, тщательно выводил строки.

За окном полдень. Время казалось чрезмерно скоротечным, поскольку много произошло за день: инцидент, что привёл к смерти обидчика, погоня стражи, бегство в лес. Он изгой. О возвращении думать бессмысленно. Нужен другой план действий. Придётся выживать всеми силами, особенно в опасном лесу, куда охотники отряжаются исключительно дружинами, а он один в изветшалом деревянном доме, где витал путридный запах, что казался омерзительным настолько, точно смерть влачила несчитано эпох. Должно полагать, хижину в адамовы веки покинули сверженцы. Вполне вероятно, что они были растерзаны или съедены местными животными.

Он продолжил писание: «Звери здесь и вправду очень опасны… Чего только стоят гигантские абнауаю1! Их силе и свирепости можно только позавидовать! Ужасные создания, у которых человеческие уши и глаза, а всё тело покрыто длинной шерстью похожей на щетину. На груди у них есть стальной топорообразный выступ, что является смертельным оружием. Их ещё в городе называют «лесные люди». Я бы так не сказал – в них человеческого почти ничего нет. Я относительно благодарен одному абнауаю только за то, что он избавил меня сразу от трёх городских стражников, когда они преследовали в лесу. Но было страшно видеть, как он с ними расправился. Зверь с громким рёвом выскочил, лапой швырнул одного стражника в ближайшее дерево, второго он просто раздавил двумя лапами. А третьего прижал и рассёк стальным выступом пополам: на земле образовалась кровавая куча внутренностей несчастного. Такого я никогда не видел, а ведь это произошло на моих глазах. Мне невероятно повезло, что я до сих пор жив. Хотя, как мне кажется, одна встреча с абнауаю и мне конец».

День клонился к вечеру, вежливо уступал сцену сумеркам. Грузные тучи медного оттенка, словно расплавленный металл, исподволь застилали полотно небесной тверди и утаивали ласкательное светило весны.

Он встал со скрипнувшего стула и принялся искать по пыльным ящикам и шкафам какой-нибудь источник света. После недолгих поисков удалось найти маленькую свечку уже бывшую в употреблении. Показалось странным, что она выглядела, будто ею кто-то недавно пользовался. Сунул руку в карман рубахи, достал оттуда кусок кремня, кресало и трут. Благо, что всегда имел необходимые принадлежности для разведения огня. Бережно положил на стол сушёный гриб, ударил кресалом о кремень – раздался характерный звонкий звук, искры вцепились в трут, и тот начал неспешно разгораться. Взял свечу, поджёг, а гриб затушил и оставил на столе, где писал дневник: «Мне пришла в голову мысль о том, что в нынешней ситуации научиться проявлять и контролировать новую силу – моя самая важная обязанность. Но как это сделать? Мне нужен тот, кто занимается магией. Может, он даст мне понять что-либо. Правда, где я найду мага в этом лесу? Это вопрос. Да, это вопрос жизни и смерти на самом-то деле! Меня съедят, убьют или я сам умру от бездействия. Только без паники. Выход нужно искать срочно. Сейчас лучше отдохнуть. Но как после всего этого я буду спать. К тому же…».

Как с неба свалился, зазвучал в ушах протяжный скрип. Он вскочил со стула, когда услышал, как входная дверь захлопнулась. В руке так и осталось перо. Монотонные твёрдые шаги говорили: вошедший незнакомец подозревал, что у него гость. Близко, настолько близко, что неизвестный слышал сбитое дыхание. Один безупречный удар. Только один!

В дверном проёме предстала перед взором высокая худощавая фигура. Парень попытался кинуться на неизвестного, но тщетно – руки и тело, будто кто-то держал, что не позволило шевелиться. Один миг, и тело с головы до пят обездвижено. Перо выпало из руки: чернильные пятна крошечными окружностями растеклись на полу. Кровь застыла в жилах: настроился положить жизнь.

Перед ним возник седовласый старик в чёрной как вороново крыло мантии. Взгляд свинцово-туманных глаз прожигал насквозь, лик выглядел анемичным: краше в гроб кладут. Впалые морщинистые щёки, растрёпанная копна волос на плечах, продолговатый похожий на лодку нос. Он скинул капюшон, тонкие губы промолвили спокойным, в то же время пугающим, голосом:

– Достопочтенный, по какому праву вы проникли в мой дом?

В остолбеневшем состоянии парень не мог издать ни единого звука. Потерял дар речи. Старик, тем не менее, интеллигентно продолжал и смотрел прямо в глаза:

– Извольте объясниться.

Внутри похолодело от взгляда. По телу извивающейся змеей пробежала дрожь. Он не знал, куда сейчас себя деть.

– Вы поэт? – старик подошёл к столу. – Не возражаете, если я прочту?

Неведомая сила отпустила. Он испытал облегчение, мог говорить и одновременно силился вуалировать чувство тревоги в дрожащем голосе.

– Нет, я не поэт, – сглотнул слюну, пересохло в горле. – Читайте.

Старец взял дневник тощими известково-белыми руками, принялся за чтение. Взгляд сначала явился нахмуренным и озадаченным, затем уголки губ нарисовали лёгкую улыбку: что-то искренне потешило.

– Это с вами, я так понимаю, сегодня произошло? – он бросил безмятежный взгляд.

– Да, – парень прилагал усилия, чтобы уклониться от встречи с глазами.

– Печальная история. Но бывает и хуже…

Слова прокатились угрожающим намёком.

– Что вы имеете ввиду?

Старик ухмыльнулся:

– Вам всё равно не понять.

– Ну, не знаю, – оторопелость в каждой фразе.

– А я знаю, что выход у вас есть. И я могу в этом помочь, – незнакомец положил дневник на место.

У парня полыхнула пламенем надежда. Быть может, старец говорил с добрыми намерениями.

– Как?

– Об этом позже, – старик отрешённо помолчал и продолжил: – Знаете, вы так молоды и наивны. Столь безрассудно верите словам. Однажды и вы станете мудрым, поверьте.

– К чему вы это говорите? – не разумел парень. – И я хотел бы узнать…

– Я понимаю, – прервал на полуслове неизвестный, – Что вы хотите знать, как быть дальше и что делать. Теперь нас двое. Уже лучше, чем один. Шансы на выживание удвоились. Верно?

– Да, – он кивнул.

– Теперь послушайте, что я вам скажу, – намеренно выдержанная пауза приковала больше внимания к словам. – Судя по описанию прошедшего дня, вам удалось избежать нападения абнауаю. Знайте, это не так. Вы уже умерли.

Прозвучало как вердикт. Парня ошеломило изречение.

– Тогда где я сейчас? И почему живой? – стал он в тупик.

– Вы в том же мире. Я о вашей смерти узнал по цвету глаз. И по тому, что человек без оружия, которого у вас, кстати, нет, не справится и не убежит никогда от такого зверя. Смерть произошла настолько быстро, что вы этого даже не помните.

– Ничего не понимаю. А что с моими глазами?

– Смотрите, – старик извлёк из кармана небольшое потёртое зеркальце и показал отражение – глаза не малахитового цвета как раньше, а пурпурного, что вселило неподдельный ужас. – Поймите одно: теперь у вас другая сущность. Глаза будут такими всегда – глаза умершего человека и родившегося чёрного мага. Вы отныне новый носитель Магии Смерти. После гибели ад не принял вашу душу. Именно поэтому вы стали некромантом.

Всё, что поведал старик, показалось неистовой ахинеей. Он не принимал за чистую монету такого рода новость, уставился в пол и втихомолку твердил:

– Я не умирал. Я живой. Я человек.

– Относительно живой. Сердце больше не стучится, – старик, как пример, приложил руку к левой части груди.

Парень вслед совершил то же самое: феноменально! Сердце не пульсировало! Ни единого звука!

– Мой вам хороший совет: ночью никогда не выходите, если услышите своё имя. Это значит, что вас зовёт абнауаю. Не знаю, кто наделил этих зверей подобным даром, но они заранее знают имя потенциальной жертвы. Для них не составит труда выманить зеваку из жилища. Запомните это. Что ж, теперь вам нужен отдых, – увенчал изложение старец.

Парень ощутил запредельное давление в груди и обмякшим грузным телом повалился на пол…

Глава 1

Начало

– Ты имеешь представление о том, что этот мальчишка не человек?! Ты видел, что он сделал со своим обидчиком?!

Разгневанный император Авис, казалось, громогласно заставлял сотрясаться стены всего города Каан, ибо рассчитывал, что беглеца доставят тот же час.

– Ваше Императорское Величество, ему не выжить в лесу, – как по писаному выказал полководец.

– Ты идиот, Бакай?! – сквозь зубы процедил император. – Мне не нужна его смерть! Ты упустил потенциального воина, который сотню обычных вполне способен заменить!

– Я понимаю…

– Ты ничего не понимаешь! Ищи его, но каждая потерянная боевая единица в поисках мальчишки будет приближать тебя самого к смерти. Это понятно?

– Да, Ваше Императорское Величество, – военачальник выдерживал мужество.

– Я думаю, это был твой первый и последний серьёзный промах в службе. Иначе я не смогу понять, за что присвоил тебе титул барона, – более умиротворённо изрёк Авис и потёр короткую убелённую сединами бороду.

– Я вас не подведу! Я могу идти, Ваше Императорское Величество?

– Ступай, – император проводил Бакая надменным взглядом, а глаза цвета горного хрусталя блистали льдом.

Из местного дворца, куда являлся Авис по особой надобности, Бакай вышел поникшим. За тридцать лет службы император крайне редко разговаривал с ним на повышенных тонах.

 

Разбитый натиском слов Ависа, полководец побрёл по главной улице города. Он всегда выбирал её, так как она успокаивала: счастливые дети играли в озорные игры, благоухали дивные цветы, запах которых очень разнообразный, приятный и сладкий, гуляли девушки и влюблённые пары. Зимцерла2 подарила потрясающую погоду!

В размышлениях Бакай дошёл до городского фонтана на площади, где круглосуточно плескалась вода. Немного постоял, сел на находящуюся неподалёку скамейку, разглядывал картины сознания. В последнее время в жизни всё ужасно не ладилось: проблема за проблемой, беда за бедой! Император стал управляться как с рядовым воином, что унижало достоинство. Дома не всё хорошо – дочь пропала с утра и до сих пор не приходила, а время к обеду подошло. Казалось, весь мир против. Но несмотря ни на что приказ нужно выполнять.

Долго Бакай не мог сидеть под давлением мыслей, что поглощали изнутри. Он с прохладцей направился к увенчанной славой таверне Амоса.

Как во всякий выходной день таверна полнилась посетителями преклонного возраста, которые умудрялись создавать больше шума, чем ворчливые бабушки на рынке в центре города. От каждого занятого столика исходили ароматы пива, вина, эля. Многие с утра поднимали настроение или заливали горе. Будто обычай – ни одного выходного без излюбленной таверны, где всегда можно найти собеседника или просто подраться забавы ради с пьяными мужиками.

Таверна Амоса не являлась лучшей в городе, но большинство горожан предпочитали именно её: всегда ожидал теплый приём хозяина, у которого, ходили слухи, не бывало плохого настроения.

– День добрый, дружище, – здравствовал хозяина таверны военачальник.

– Добрый, Ваша Светлость! – с хлебосольной улыбкой выразил почтение Амос.

– Налей-ка мне эля, – утомлённо промолвил Бакай.

– Сейчас будет.

Налитая до края кружка скоро оказалась в руке военачальника. Он взял напиток и пошёл к столику, где сидели молодые парень и девушка, что весьма странно для заведения. На них кожаные сапоги оттенка мухортой масти, цвета сажи льняные штаны и хлопчатые кремовые рубашки, поверх которых медно-бурые жилеты с капюшонами. Выглядели как брат с сестрой: пепельно-русые волосы, миндальные глаза и миловидные черты лица. Они пили пиво с сухарями и что-то озабоченно обсуждали. Остальные столы заняты полностью: сесть негде.

– Надеюсь, я вам не помешаю? – вежливо поинтересовался Бакай.

Несмотря на то, что он мог позволить многое в силу статуса и титула, военачальник предпочитал везде оставаться воспитанным человеком.

– Нет-нет, что вы, конечно, нет, – почти в один голос отозвались молодые.

С нескрываемым интересом они нередко поглядывали на мускулистого мужчину лет пятидесяти облачённого в тяжёлые доспехи матово-угольного цвета. Продолговатый утончённый плащ, по краям ткани нашито чистое золото. Лицо угрюмо, светлые волосы с проседью не приведены в порядок, а тусклые глаза цвета морской волны безучастно уставились в кружку. Изредка он хмурил брови, из-за чего выступало огромное количество морщин на лбу.

– Простите, пожалуйста. Разрешите вас потревожить, – обратилась к Бакаю девушка: голос звонкой сталью ударил по ушам.

– Я слушаю вас, – монотонно выдавил он голосом схожим с рычанием льва.

– Можно представиться? Меня зовут Анисья, – искренняя улыбка не смягчила собеседника.

– А меня Ратмир, – подхватил задорно парень, чей голос казался хриплым и в то же время отчётливо слышимым.

Оба глядели на барона с понятной только им внутренней надеждой, а ему нет дела до них, чем подтверждалась сухость:

– Очень приятно. Бакай.

– Нам тоже. Мы бы хотели спросить у вас совета.

– Какого?

– Вы должно быть опытный воин, – военачальник не стал поправлять девушку, когда она так его обозвала. – Ходят слухи, что в ваших лесах существует много пещер, где живут тролли, а они, как известно, охраняют множество различных сокровищ. Понимаете, мы из деревни, живём не богато, потому хотим попытать счастье.

– Вас ждёт смерть, – вразумительно пояснил он.

Пара обменялась взглядами: насторожил колкий ответ.

– Почему? – недоумённо буркнул парень.

– Вы не воины, – так же немногословно разъяснил Бакай и отхлебнул глоток из кружки.

– А как же загадки? – с надеждой присыпала девушка.

– Какие?

– Если троллю задать загадку, он не сможет противиться, будет обязан ответить. Не ответит – умрёт. Ответит – задаст вопрос в ответ. Так можно до утра задавать друг другу загадки и тогда с наступлением солнца тролль превратится в камень, – с энтузиазмом рассказал Ратмир.

– Полнейшая чушь.

– Я так не думаю, – смело парировала девушка.

– Значит, вы хотите умереть вместе. Удачи.

Крайняя фраза отбила всякое желание общаться дальше – леденящие кровь вещи он говорил. Девушка поблагодарила Бакая за отзывчивость. Он кивнул и продолжил пить эль.

Позже молодые пересели за освободившийся столик и с ними завёл разговор охотник по соседству лет сорока на вид, облачённый в лёгкие кожаные доспехи с небольшим кинжалом на поясном ремне:

– Приветствую вас, ребята. Не местные?

– Очень заметно? – демонстративно Ратмир оглядел себя.

– Очень, – подмигнул он.

– А кто вы? – резко обронила Анисья.

– Что ты лезешь! – повысил тон парень.

– Нет, что вы, всё хорошо. Я с удовольствием представлюсь. Охотник за сокровищами Гордей, – мирно изложил он тихим голосом с высокими нотками, отпил из кружки пиво.

– Я – Ратмир, а это Анисья – моя возлюбленная, – торжественно озвучил молодой человек.

– Что же вас сюда занесло? – Гордей как заведённый ненасытно глотал пиво.

– Сокровища троллей, – с горящими глазами прошептала Анисья.

– Вы с ума сошли, – опешил охотник. – Совсем недавно я потерял в бою близкого человека. И с кем мы сражались, как думаете? С троллями! Тогда не многие выжили. Мой совет: откажитесь от этой идеи. Вы точно не охотники. Где ваши доспехи, оружие? На магов вы тоже не похожи, – заключил Гордей, а затем добавил: – Знаете, что тролль сделал с женщиной одного моего знакомого? Забрал к себе в пещеру и превратил в свою жену. Рассказать процедуру? Я знаю, как они это делают, с детства здесь живу.

– Расскажите, пожалуйста, – осторожно попросила Анисья, но боялась услышать следующую историю.

– Хорошо, вы сами попросили, – предупредил охотник и вытер рукавом пиво с подбородка. – У краденых женщин две судьбы, если она попала к троллю: рабыня или жена. Первая – прислуживает, варит человеческие кости и мясо после ночных побоев тролля. Вторая, то есть жена, в течение нескольких месяцев терпит брань и физические издевательства. Потом в итоге её натирают какой-то волшебной жгучей мазью, и она превращается в ужасное создание. Лицо после этого темнеет и покрывается морщинами и оспинами, нос становится похожим на луковицу, кожа грубеет и покрывается шерстью, а голос меняется настолько, что скорее напоминает хрюканье. И она уже никогда не станет человеком. Останется навсегда такой же прожорливой мерзкой тварью, как и её муж – тролль. Вы всё ещё хотите сокровищ троллей?

– Ужас, – обомлела Анисья.

– Да. Ведь есть способ уничтожить тролля без меча и магии, – Ратмир старался вдохновить себя и любимую.

– Ты о загадках? – ухмыльнулся Гордей.

Он кивнул:

– О них.

– Про это знают многие. Но не многие знают, что надо потрудиться поискать такого глупого тролля, который поймается на хитрую уловку. По-настоящему озадачить тролля можно только на глубокие философские темы. И то, я в этом не уверен. Слышал только про один случай. Но лично не знаю человека, который мог убить тролля таким способом. Зато знаю всё почти про каждую тварь, обитающую в наших лесах.

За беседой у Гордея кончилась кружка пива. Он заказал Амосу ещё одну. Они продолжили беседу:

– Подскажете нам, где в городе находится библиотека или книжная лавка?

– Конечно, но не сейчас и не сегодня. Уж больно не хочется покидать эту чудесную таверну.

– Хорошо. Я подумал, что нам понадобятся дополнительные знания, чтобы задавать троллям сложные загадки.

– Это похвально и разумно, но всё-таки небезопасно.

– Были рады знакомству, нам пора, – закончила Анисья, схватила под руку Ратмира и шепнула: – У меня есть идея…

– Счастливо! – захмелевший охотник поднял руку в знак прощания, махнул вслед.

Алтарь

Ласковые лучи утреннего солнца плотно залили комнату. Он проснулся на полатях, на тонком тюфяке, жидко наполненном соломой, почти не смягчающим спальное место. Оглядел сверху комнату. Просторная – умещались большой комод, тумба, стол, один стул. На удивление чистая, без запахов старости деревянного интерьера.

Обратил внимание на две книги, что лежали на столе. Немного помотал головой, чтобы прийти в себя после сна, сполз вниз и с трудом подошёл к столу. Тело ужасно болело, будто подвергалось избиениям всю ночь, хотя синяков и ран не заметно.

Первая книга багрового цвета, с кроваво-красной вышивкой в форме человеческого черепа, а ниже название: «Некромантия для новичков». Он открыл, пролистал несколько страниц – описания с иллюстрациями про поднятие, подчинение зомби, скелетов и прочей нечисти. Вторая – белая, с изображением сапфирового дракона – заинтересовала больше, но название перечеркнуло разыгравшуюся фантазию. Книга называлась «Восстановление энергетической силы». В кратком содержании: описания правильной медитации, что-то про чакры, энергию.

– Это я специально для вас положил, – промолвил внезапно появившийся в дверном проёме незнакомец.

Тот же седой старик с туманными серыми глазами облачённый в чёрную мантию, чей вид наводил ужас и неприязнь.

– Но зачем мне эти книги? – поинтересовался парень.

– Подождите, юноша. Мы до сих пор не знакомы с вами. Меня зовут Климент, – представился он.

– А меня Кас, – ответил взаимностью, добавил: – Кастиэль полное, если хотите.

– С вашего позволения я отныне буду игнорировать формальное общение, то есть буду разговаривать как с сыном, – пояснил старец.

– Только не это, – запротестовал парень. – Я вам не сын.

Климент в мгновение ока уточнил:

– Я имел ввиду на «ты».

– Это можно, конечно, – согласился Кас. – Что с ответом на мой вопрос?

– Кастиэль, ты молодой некромант. Как думаешь, нужна ли тебе книга с названием «Некромантия для новичков»? – риторически намекнул старик.

– Это я уже понял. А если я не хочу? – парень против желания взглянул в мёртвые, как ему показалось, глаза. – Эта магия – работа с мертвецами, а мне не по душе такое.

– Отчего же? Не только с мертвецами. Существует много заклинаний. Например, паралич, который ты вчера на себе ощутил, а так же усыпление. К тому же ты наделён теперь огромной магической силой, – Климент прищурился, покачал головой.

– Так вот почему я не мог двигаться, – догадался Кас. – Значит, вы тоже некромант. Но тогда почему у вас не пурпурные глаза как у меня?

– Естественно. Это одна из причин, почему я вынужден жить в лесу в старом доме, – объяснил Климент. – Я некромант по собственной воле, потому мои глаза имеют цвет от рождения. У тебя же другой случай. Но меня больше интересует вчерашний день. Что произошло? Как ты убил того несчастного?

– Зачем вам это? Да, я убил его, но не хотел.

– Затем, что, будучи человеком, ты имел какие-то силы, если верить тому, о чём ты писал.

– Да, со мной произошло что-то невероятное, – к нему возвращались мутные отрывки прошлого дня. – Хорошо, я расскажу вам. Утром у меня завязалась драка с одним сверстником. Я его всегда недолюбливал, как и он меня. Эти драки были довольно частыми у нас. И вот вчера, когда в очередной раз завязался спор, приведший к драке, я убил его. Я тогда словно обезумел. Я делал это, как будто знал, что произойдёт, но остановиться уже не мог. А сделал лишь пару движений. Приложил ладонь к его груди, которая словно прилипла к нему. Потом, не знаю, откуда столько сил взялось, я поднял его при помощи той же одной ладони в горизонтальном положении и с диким криком ударил о землю так, что был слышен звук сломавшихся костей.

– Интересно, очень интересно, – старик потирал подбородок. – Я видел много способностей, но им всем я могу дать объяснение. Твой же случай мне совершенно не знаком.

– Я сам не могу понять. Может, это воля Богов? – с наивной надеждой предположил Кас.

– Нет. Что-то другое, что-то более интересное, чем я представлял себе. Но, естественно, мы постараемся в этом разобраться и раскрыть все твои таланты. А теперь давай пройдем на кухню. Тебе нужно выпить целебный отвар. Вчера ты пережил многое. К тому же воздействие моего паралича и усыпления на твоем здоровье сказалось. А ещё пока мои слуги-скелеты донесли тебя до полати, наверное, уронили не раз, – усмехнулся Климент.

 

– А я-то думаю, почему так тело болит. Я бы ваших скелетов уничтожил за это, – злобно заявил Кас.

– Тебе ещё представится такая возможность на тренировках, – морщинистые уголки губ некроманта изобразили лёгкую улыбку. – Пойдем скорее, не отравлю.

Он пошёл вслед за Климентом в кухню, что представляла собой небольшое помещение с кухонными принадлежностями и необходимой мебелью.

– Садись, пожалуйста. Я сейчас приготовлю питьё, – прокомментировал действие Климент и открыл скрипящий шкаф в поисках какой-то коробочки. – Вот она, нашёл.

– Питьё точно целебное? – с недоверием поинтересовался Кас и сел на табурет.

– Естественно.

– Если так, то мне непонятно, зачем вы мне помогаете? И если мы некроманты, то зачем пить, питаться? Хотя чувство жажды у меня присутствует.

– Солидарность, друг мой, солидарность. Я был в подобной ситуации, но тогда остался совершенно один. К тому же, я думаю, мы можем стать друзьями, – старик насыпал в деревянную кружку какую-то сухую траву, – Первое время тебе это будет необходимо, потом постепенно отвыкнешь. Так всегда. Я же иногда питаюсь только для того, чтобы в непредвиденных ситуациях не показаться отличным от людей.

– Так вот оно что. Буду знать. Насчёт дружбы – не знаю. Хотя было бы не так уж плохо, но пока что я не расположен, если быть честным.

– Смелое заявление, однако. Но я всё понимаю. Недоверие. Это само собой разумеющееся. Временно. Позже поймёшь, насколько будет выгодна нам обоим дружба.

– Может быть.

– Вот, выпей это. Тебе станет намного лучше, – Климент поставил перед Касом кружку с изумрудно-зелёным отваром.

– Уже горячее? – искренне удивился он. – Когда вы успели нагреть?

– Потом узнаешь, как я это делаю, – загадочно промолвил старик.

– Из чего состоит это питьё?

– Девятисил и четырёхлистник. Первое – для общего укрепления здоровья, второе – для усиления свойств отвара.

– Попробую, – Кас отхлебнул, отметил: – Вкусно, мне нравится.

– Вот и славно, – расплылся в улыбке Климент.

Старый некромант стоял и смотрел в окно, пока Кас допивал целебный отвар. После предложил прогулку по излюбленным тропам.

Старые скрипящие двери дома отворились: открылся живописный пейзаж, что нельзя увидеть в ночное время. Высокие стройные деревья уходили высоко в бескрайнее ясное небо, яркие цветы и травы благоухали сладкими ароматами, чем создавали непередаваемое впечатление, узкая речка наполнена зеркальной чистоты водой: всё выглядело настолько великолепно, что хотелось остаться здесь навсегда.

Кас не сдержался, спустился к речке, чтобы выпить чистейшую воду и умыться. Он посмотрел на отражение: чёрные смолянистые волосы нужно приводить в порядок, а лицо усталое после вчерашнего дня. Попил, умылся бодрящей водой и присоединился к Клименту.

Они шли по узкой тропе, что вела в сторону холмистых гор. По обочинам иногда слышно, как разбегались мелкие насекомые. Бабочки порхали повсюду – будто специально создавали красочное представление. В пути встречались дикие олени, чаще молодые, и убегали при виде незнакомцев.

– А куда мы идём? – вдруг выразил любопытство Кас.

– Это обыкновенная прогулка, – пояснил Климент, – Хотя, я кое-что тебе покажу.

– И что же это?

– Терпение, только терпение. Совсем скоро увидишь.

Скоро перед глазами Каса открылся вид огромного озера. Через него проложен длинный мощный каменный мост, что ведёт на другой берег.

– Красиво, не так ли? – Климент стал на месте, чтобы полюбоваться природой.

– Да, очень! – воодушевлённо поддержал Кас и вдохнул свежий воздух, что нагонял слабый тёплый ветер.

– Этот мост когда-то построили ванапаганы3.

– А кто это? Первый раз слышу о них.

– Великаны. Они злобные и глупые, хотя иногда приглашают людей в гости, но это редкие случаи.

– Я бы даже по приглашению не пришел к ним.

– Забыл добавить, что обычному человеку нельзя ходить по мостам, которые строят ванапаганы.

– Почему?

– Душа человека, прошедшего по такому мосту, попадает к дьяволу. Что же касается нас, то нам, некромантам, это не грозит. Пойдём далее.

Они ступили на мост: вид более впечатлительный, чем то, что можно было видеть раньше. Глаза разбегались, желали изучить каждую тропинку, везде побывать.

Вскоре прошли мост и забрели в глухую лесную чащу, где прежняя красота превратилась в мрачноватое место.

Климент шёл впереди. Когда остановился, Кас увидел за ним то, что совсем не ожидал: каменный алтарь, залитый некогда свежей кровью.

– Это алтарь некроманта, – объяснил старик. – Здесь каждый некромант приносит жертву. И ты в том числе.

– Я не хочу это делать, – запротестовал Кас.

– Ты сделаешь это. Не стоит противиться, иначе будешь постоянно мучиться. Эти муки сопровождают любого некроманта, если он отказывается от жертвоприношения. В итоге не выдерживает и умирает уже окончательно. Объясняется тем, что без ритуала твои силы сосредотачиваются в тебе без возможности выплеснуться наружу и убивают тебя.

– Но почему именно я?

– Значит, кому-то из Богов понадобилось, чтобы ты стал некромантом.

– Я уничтожу, клянусь, Бога, которому это нужно! – выругался он.

– Какие громкие слова, – полушёпотом намекнул на плохое поведение старик. – Боги могут услышать. Не стоит так заявлять.

– А я буду заявлять, – настырно упорствовал Кас.

– Ближе к делу, – перебил Климент. – Твоей жертвой будет молодая девушка. И я уже знаю кто она. Дочь Бакая.

– Только не она, – помрачнел он.

– Только она, – старик задумчиво почесал подбородок. – Лучший вариант из гуманистических соображений. Девушка имела глупость гулять здесь вчера. Я видел её на мосту. Из чего следует, что несчастная душа в скором времени отправится в ад.

– Вот как… – он безучастно уставился во что-то видимое лишь для его фантазии. – Но я не готов к жертвоприношению.

– Это не так сложно как ты думаешь. После ритуала ты обретёшь все силы некроманта.

Кас сел на мягкую траву и ударился в размышления: «Как я сделаю это? Убить молодую девушку. Да ещё и дочь самого военачальника Каана! Она такая красивая. Мысль о жертвоприношении мне кажется невыносимой. Не так сложно, говорит старик. Конечно, на его счёте, возможно, не одна сотня смертей, поэтому для него убийство – обычное дело. Для меня – нет».

– Кас, я вижу, ты сильный. Ты сможешь, – отвлёк от размышлений голос Климента.

– Когда я должен сделать это? – он поднялся с земли и посмотрел на алтарь.

– Чем раньше, тем лучше, – намекнул старик. – О том, чтобы доставить девушку сюда, я позабочусь лично. Твоя задача – принести её в жертву на алтаре.

– Хорошо. Через два-три дня. Мне нужно подготовиться морально к ритуалу, – объяснил Кас.

– Подождём, – в голосе Климента прозвучали нотки тихой радости. – Кстати, у меня есть для тебя очень хороший подарок.

Неожиданная новость вызвала мгновенный интерес:

– Какой?

– Об этом ты узнаешь, когда мы вернёмся в дом. Тебе понравится, обещаю, – старик положил руку на плечо Каса и с внутренней надеждой на понимание взглянул на него.

Он молчаливо смотрел на алтарь…

1Абнауаю – в абхазской мифологии гигантское свирепое существо, отличающееся необычайной физической силой и свирепостью.
2Зимцерла – в славянской мифологии Богиня Весны.
3Ванапаганы – в эстонской мифологии злобные великаны, обитающие в пещерах, на дне озера и под землей.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru