Меркурий. Проблемная девчонка. Книга 1

Нил Алмазов
Меркурий. Проблемная девчонка. Книга 1

Глава 3

«Хорошо. В десять вечера будет удобно? До этого времени буду занят», – отправил я ответ.

«Да, вполне», – не медлил шеф.

«Тогда буду ждать вас».

«Договорились».

Ещё одно хорошее качество моего начальника – он никогда не приказывает в нерабочее время, что позволяют себе многие другие, делая из наёмного работника чуть ли не раба, который в любой момент обязан выйти на связь и сделать то, что ему скажут. У нас такого никогда не было.

Настало время начать изучение Меркурия, и начал я с самого интересного для себя.

Через некоторое время узнал, что время на Меркурии разнится с нашим, но это было понятно. Разнится оно сильно в том смысле, что, в отличие от Марса и той же Земли, одни сутки на Меркурии длятся пятьдесят восемь наших дней. Но это ещё ничего. Оказывается, что у них год – это полтора местных суток. Такими подробностями я прежде не интересовался, и теперь стало очень интересно, как же они живут в столь необычных условиях. Это ведь почти месяц длится день. Нет, столько бодрствовать человек не может. Но потом ещё столько же длится тёмное время суток. И за всё это время, получается, проходит треть года.

Далее мне стало известно, что меркуриане живут по своему общепринятому на планете часовому поясу. Они вынуждены ложиться спать, независимо от времени суток, как я и думал. Непривычно, неудобно. Ещё неизвестно, в какое время суток мы попадём. Хотя информацию можно посмотреть в сети. Но позже, пока не до этого.

Затем я перешёл к другой теме – гравитация. И тут я немало удивился тому, что на Меркурии всё ощущается легче, чем у нас. И не просто легче, а в три раза примерно. Грубо говоря, если бы мой вес был сто килограммов, то там бы я стал весить тридцать с лишним. Любопытно, однако. Значит, местные будут и физически слабее нас, марсиан. Им ведь нужно меньше сил затрачивать для тех же действий. И тут мне вспомнились слова Лайза, что на Меркурии тоже люди. Да, люди, но уже сейчас стало понятно, насколько же они отличаются от нас. И это не говоря уже о культуре. Кстати, вот и тема, которую тоже стоит изучить хотя бы бегло.

Что меня порадовало, так это небольшая разница в культуре. Оказалось, что почти всё у них так же, как и у нас, за исключением некоторых случаев, с которыми я, быть может, и не столкнусь. Хотя вот тот факт, что абсолютно любые подарки являются оскорблением, меня озадачил. Пусть и немного, но это усложнит работу с клиентом. В остальном же меркуриане люди как люди, только все смуглые. Но это и понятно, ведь у них достаточно жарко днём. Похоже, и я вернусь оттуда загоревшим, если попаду в дневное время.

Вообще, Меркурий, если отталкиваться от истории, было трудно заселить и зародить на нём жизнь. Как и на Венере. Эти планеты всегда были невероятно жаркими, а условия – непригодными для жизни человека. Как самые далёкие в Солнечной системы Плутон и Нептун, так и первые две близкие к Солнцу планеты колонизировали в последнюю очередь – не хватало ресурсов, информации и знаний, чтобы заселить их.

А удалось заселить благодаря защитным куполам, которые установили на Меркурий и Венеру. Сначала использовали отражатели, способные отразить большую часть солнечных лучей, но это грозило в далёкой перспективе печальными последствиями. Именно поэтому вскоре разработали купола. Купола эти позволили пропускать лишь часть солнечного света, часть – поглощали, нагреваясь достаточно сильно. Но и эту проблему смогли решить.

С тех пор и занялись зарождением жизни на Венере и Меркурии. Длилось это, разумеется, десятки лет, но люди всё же смогли добиться своего. Конечно, хотели сделать некое подобие Земли и Марса, вот только полностью повторить не получилось, ведь это другие планеты, хоть и земной группы: они во многом отличались, и учёные смирились с некоторыми проблемами.

Более важной тогда стояла другая задача – обеспечить надёжную и постоянную защиту от метеоритов, которые довольно часто атаковали Меркурий задолго до того, как там стали жить люди. И атаки не прекратились.

Я задумался всерьёз: что, если вдруг хоть один метеорит умудрится упасть? Да нет, ерунда. Там люди уже которую сотню лет живут, и всё хорошо. Случись такое хоть раз, эта новость и до Марса бы дошла. Значит, переживать не о чем.

Прошло около двух часов, пока я изучал информацию по Меркурию. Затем сделал перерыв, достав любимый красный марсианский чай. Марсианским у нас его никто не звал, но я, признаться, очень горд, что такой есть только на нашей планете и нигде больше. Без этого чая я не представляю ни одно утро, ни один вечер. Хотя бы раз в день просто обязан выпить чашку, насладиться вкусом и ароматом только что заваренного и настоявшегося чая. Надо обязательно с собой прихватить несколько пачек на Меркурий: и сам буду пить, и угощу Тианну. Почему бы и нет? Гость с Марса со своим чаем. Тем более угощение не является подарком.

Когда чай был готов, я вышел на балкон, вздохнул, глядя на медленно садящееся солнце, и сделал первый глоток. Горячий красный напиток, немного сладкий, немного терпкий и совсем малость кислый, придал мне сил, пробежался по горлу, согревая теплом. На морозном воздухе пить его – одно удовольствие. Я даже не одевался, выходя с чаем на балкон.

Закончив чаепитие, которое за долгие годы стало для меня чуть ли не ритуалом, вернулся в квартиру и снова устроился на диване, продолжая изучать предоставленный материал.

Так и пролетело время. Настала пора навестить родителей. Я посчитал, что новость о моём отбытии лучше сообщить лично при встрече.

Родители жили в другом районе, немного дальше моего, поэтому я немедля прыгнул в машину, завёл и поехал к очередной спиралевидной дороге, которая выведет меня на пятидесятый уровень скоростной трассы, а оттуда уже как раз прибуду на место в короткие сроки.

На подъезде к дому, в котором жили родители, я сообщил, что вот-вот подъеду. Как всегда с запозданием, отец ответил, что меня ждут. Они, как выяснилось, как раз собирались ужинать, и будут рады, что я присоединюсь. Узнав про ужин, только сейчас вспомнил, что у себя ничего не ел, только чай время от времени пил. Так что поесть сейчас для меня – в радость.

Парковка рядом с родительским домом была занята, причём полностью. Пришлось потратить время и поискать другой вариант. Я его, конечно, нашёл, но потратил немало времени, да ещё и пешком пришлось идти до мостика, ведущего к платформе подъезда. И всё бы ничего, но поднялся ветер, посыпал мелкий противный снег, бьющий прямо в лицо. Я то и дело прикрывал лицо капюшоном, чтобы идти было чуть-чуть комфортнее.

Дверь в подъезд мне открыли через видеофон, после чего я проследовал прямиком в сторону квартиры. Только подошёл, и дверь отворилась: иногда мне казалось, что мама специально считает секунды до того момента, как я дойду до двери. Почти каждый раз встречала вовремя.

– Привет, мам, – поздоровался я, улыбнулся и обнял её.

– Привет, сынок. Заходи, только-только на стол накрыла.

Раздевшись и разувшись, проследовал в просторную кухню.

Когда я стал зарабатывать приличные деньги, предложил родителям продать старую квартиру, в которой рос всё детство. Квартира та действительно была в плохом состоянии, так что родители пусть и нехотя (им было очень неудобно, гордость и всё в таком духе), но приняли моё предложение купить им новую квартиру.

– Привет, пап! – весело поздоровался я, заходя в кухню. Он хотел было встать, но я попросил: – Не вставай, ни к чему это.

– Здравствуй, сын, здравствуй, – ответил он. В глазах его, как и в маминых, читалась искренняя радость, что я навестил их. Даже как-то не хотелось сообщать им новость о моём отбытии…

Мы поздоровались по-мужски, обнялись как должно отцу и сыну, и только тогда я сел за стол. Столовые приборы уже были и на меня, поэтому мама тоже села.

– Всем приятного аппетита, – добродушно проговорил отец, взялся за приборы и принялся управляться с ужином.

Мы ответили взаимностью, а он тем временем продолжил:

– Ну, рассказывай, какие новости? Обычно просто так ты нас навещаешь редко. Чувствую, тебе есть что нам рассказать.

– Да, сынок, рассказывай, – подключилась мама. – Нам всегда интересно послушать, как ты живёшь, как твои успехи на работе.

– Ну как сказать… – начал я, подбирая мысленно правильные слова.

– Как есть, так и скажи, – произнёс отец, жуя сочный печёный овощ.

– Пусть сам расскажет, не дави, – попросила мама.

– Да я ж разве давил? – усмехнулся отец и посмотрел на меня. – Просто у нашего сына всегда долгие вступления.

Да, есть у меня такое, причём долгие вступления получались всегда в общении с родителями, когда я должен был сообщить им что-то важное…

– Хорошо, – кивнул я, – перейду сразу к делу. Наша фирма вышла на серьёзный заказ междупланетного уровня. И этот заказ предложили мне, как одному из лучших. Вот такие у меня успехи на работе.

Родители переглянулись, словно не поверив. Отец положил приборы на место и спросил серьёзным тоном:

– Ты взял этот заказ?

– Взял. Там сумма в пять раз больше, чем тут за один заказ. К тому же есть возможность за счёт фирмы наконец-то повидать другую планету. Это многого стоит, я не мог отказаться.

– Сынок, ну ты хоть скажи, что за планета? – полюбопытствовала мама, хотя в голосе уже почувствовалась тревога. Впрочем, по глазам это тоже было видно. И по глазам отца в том числе.

– Это, – я посмотрел внимательно на родителей, – Меркурий.

– Меркурий? – переспросил отец и подобрался встревоженно.

– Да. А что такого? – не понял я его реакции.

– Я там был в твои годы. Эта планета… Она не из лучших, если не сказать, что худшая. Я против, чтобы ты туда летел. Ты нам нужен живым.

– Но… – Я даже запнулся, не в силах продолжить. – Но это обычная планета, тоже люди живут.

– Ты не знаешь, что это за люди.

– Что ты имеешь в виду?

– Прости, нам надо серьёзно побеседовать, – сказал отец маме и, посмотрев на меня, кивнул в сторону выхода из кухни. – Я тебе всё расскажу и покажу, чтоб ты знал. Пойдём.

 

Признаться, догадок никаких не было на этот счёт, но отец заинтересовал меня очень сильно, так что я, не успев толком начать есть, встал из-за стола и пошёл вслед за ним.

Глава 4

Отец привёл меня в кабинет, в котором он занимался хобби – любил делать детализированные фигурки из натуральных материалов. Но вовсе не фигурки меня сейчас интересовали.

– Что ты знаешь о Меркурии? – не оборачиваясь, спросил отец и запустил настольный плоский компьютер. Голограмма, доступная для взгляда любого человека, вмиг отобразилась над столом.

– Всё то, что было в предоставленной мне информации от фирмы.

– Значит, не так уж много, – задумчиво проговорил отец и указал на кресло. – Садись. Сейчас покажу кое-что.

– А ты?

– Я постою, ничего страшного. Садись-садись, не стой.

– Ну, хорошо.

Отец зашёл в одну папку, в другую, в третью. Его пальцы только и успевали выполнять быстрые комбинации, попутно вводя пароли, которые я не успевал запомнить.

Наконец он добрался до какого-то файла и запустил его. Открылось видео: какая-то тряска, шум, крики, вопли. Беготня. Я ничего из начала не понял, пока не увидел, как кто-то бежит по коридору, врывается в одно из помещений вместе с группой вооружённых бойцов.

– Лежать! Лежать, я сказал!

– Сука, не дёргайся!

– Больно! Пожалуйста, не надо!

Крики доносились отовсюду. По кадрам я успевал увидеть только то, что бойцы, чьи лица были скрыты масками, закрывающими лицо полностью, не церемонясь уложили на пол всех, кто находился в помещении. Эти люди просто работали за компьютерами, а их так жёстко, лицами в пол.

Затем камера показала другую картину.

– Проверь следующую!

– Там! Быстро!

Боец, у которого была закреплена камера, покинул помещение. Вместе с ним побежали ещё трое.

Выбив очередную дверь, они проникли в другую комнату. Пустая, ничего необычного с виду. Но бойцы явно знали, куда и зачем шли: они без долгих раздумий взломали шкафы, сейфы, из которых вытащили кучу пластиковых мешков с жёлтым порошком. Похоже, наркотики.

– Дальше!

Так они обследовали несколько комнат, почти в каждой задержали толпы людей, которых принимали другие, вновь прибывшие бойцы – вызвали поддержку. В итоге наткнулись на самое страшное место – огромная холодильная комната, в прямом смысле напичканная человеческими конечностями, головами, туловищами.

– Твою ж мать… – протянул один из бойцов, застыв на месте.

– Ублюдки, – прокомментировал второй.

Дальше идти они не стали. Да и что там было делать, среди человеческого мяса?

Отец выключил видео и посмотрел на меня.

– Как думаешь, что ты только что увидел?

– Одно из событий на Меркурии. Но ведь преступность есть и у нас.

– Есть, – кивнул отец. – Но на Меркурии это повсюду, понимаешь? Меркурий тем и славится среди преступных организаций. Эта планета чуть ли не центр наркотической торговли. Это же выгодно. Маленькая планета, на которой редко кто бывает, и потому она не контролируется извне целиком. А поставки на другие планеты маскируются настолько хорошо, что их просто-напросто невозможно вычислить в большинстве случаев. Их официальные власти не имеют силы по факту, планетой управляют группировки, периодически воюющие друг с другом. – Вздохнув, отец добавил: – Знаешь чья эта запись?

– Нет.

– Моя, сын, моя.

– То есть ты участвовал в захвате и видел всё это своими глазами?

– Конечно. Я просто не хотел тебе об этом рассказывать. Если бы не твоё решение лететь на Меркурий, я бы, наверное, никогда в жизни и не рассказал. Я служил там по контракту. Эта запись – последний захват, в котором я принимал участие. Потом меня чуть не убили в обычное время, и я принял решение, что пора оттуда валить. Об этом видео – никому. Его быть не должно. Я должен был его удалить, но сохранил себе копию.

– Но, может, что-то изменилось с тех пор. Это ж был лет тридцать тому назад.

– Чуть больше. Нет, ничего не изменилось, поверь мне. Все эти боевые операции, захваты – они мало чем помогли. Люди не меняются. Это началось ещё тогда, когда люди жили только на Земле. Уже в то время были наркотики, нелегальная торговля ими и прочее-прочее. Казалось бы, сейчас технологии позволяют попробовать альтернативу наркотикам без серьёзного вреда для здоровья, только мозг немного страдает, но людям всё равно хочется настоящего. Да и сами наркотики изменяются со временем, становясь для любителей всё более привлекательными.

Ответить было нечего, и я задумался. Отец, разумеется, заметил это и сказал:

– Я понимаю, ты взрослый человек и волен сам решать, но ты всегда остаёшься нашим сыном. Помни это, пожалуйста.

– Я всегда помню.

– Пойдём ужинать, а то всё остынет.

Отец похлопал меня по плечу, дружелюбно улыбнулся, словно только что не было серьёзной беседы и просмотра видео, а потом отключил компьютер. Не задерживаясь, мы вернулись в кухню.

Наверняка мама не знала, что у отца хранится запись захвата с неприятным кадрами, поэтому я вёл себя как обычно. Спокойно общался на разные темы, чтобы не возвращаться к главной. Я только пообещал, что сегодня всё обдумаю и скажу точно, полечу или нет. И если до той информации, о которой узнал от отца, я был уверен, что полечу, то после у меня появились некоторые сомнения. Может быть, действительно не стоит оно того. Жизнь-то дороже денег.

После ужина мы ещё немного посидели вместе, пообщались, и только потом я поехал домой. В дороге эти кадры, особенно с кучей человеческих конечностей, иногда возникали перед глазами. Эх, я даже не спросил, откуда они там взялись, тела те. Отец наверняка знал. Можно только предположить, что это были когда-то люди из вражеской группировки. Или, например, кто-то из власти.

Подъезжая к дому, я пришёл к интересной мысли: группировкам незачем трогать обычных людей, в этом просто нет никакого смысла. Значит, можно лететь, не сильно опасаясь за свою жизнь. Главное, не влезать в какие-то «левые» дела, выполнить поставленную передо мной задачу и вернуться на Марс. Отец просто переживает – на то он и отец. Его чуть не убили, скорее всего, потому что как-то прознали, что он один из силовиков.

Когда я зашёл в квартиру, время уже подошло к половине десятого вечера. Отлично уложился: как раз с шефом договаривался о встрече часов в десять. И теперь стало ясно, что же он решил мне поведать. Кажется, то же самое, что и мой отец. А если нет, то придётся просто промолчать о том, что мне известно.

На всякий случай сообщив шефу, что я уже освободился, снова заварил себе чай. Шеф пообещал скоро подъехать. Зная его «скоро», я даже не стал предполагать, когда это будет. Он, увы, не слишком пунктуален, но и опоздание на час – тоже не в его репертуаре.

Шеф удивил и подъехал минут через десять. К тому времени я допивал чай. Пришлось оставить чашку и встретить его.

Когда мы сели за стол, я предложил ему чего-нибудь попить.

– Я ненадолго, – объяснил шеф, – поэтому спасибо, но в другой раз. Не обижайся.

– Да какие обиды, – махнул я. – Всё нормально.

– Что я хотел тебе рассказать? В общем, эта девчонка, с которой ты будешь работать, не из простых. Если ты понимаешь, о чём я сейчас.

– Понимаю. Среди моих клиентов было много богатых. Это не проблема.

– Нет, ты не понял, – серьёзнее обычного произнёс он. – Её отец очень влиятельный человек на Меркурии. Под словом «очень» я имею в виду «самый-самый».

Шеф сделал паузу. Я тоже не стал сразу отвечать, уже понимая, к чему он клонит.

– Так, теперь стало яснее. Учту. Что дальше?

– Ты просто обязан справиться со своей работой идеально, чтоб ни единого замечания не было. В противном случае…

– Будет мне плохо?

– Да.

– У меня есть ещё вопрос. И попрошу вас быть со мной честным.

Шеф удивлённо вскинул густые брови и ответил:

– Давай свой вопрос.

– Вы знали заранее или действительно получили эту информацию тогда же, когда сообщили мне?

– Рэдкрас! – возмутился он, но тут же успокоился. Видимо, хотел добавить своё любимое «уволю». – Марс, ты всерьёз думаешь, что я мог так поступить?

Я, конечно, знал, что ему это не понравится, но и знаком с ним не первый день, поэтому позволил себе больше, чем обычно.

– Были такие мысли. Я ведь рассуждаю логически: скрыть эту информации мотивы были. Знай я раньше, мог отказаться сразу. А теперь уже поздно – портить себе репутацию тоже не хочется.

– Марс, ты в самом деле думаешь, что ради денег я готов что-то от тебя скрыть? Я не ставлю деньги выше всего. Они важны, безусловно. Но не настолько, чтобы от лучшего эмпата нашей планеты я что-либо скрывал. В конце концов, именно твой дар тебе помогает решить, берёшься ты за заказ или нет. Согласись, это не зависит от каких-либо других обстоятельств.

А он знает, чем крыть. Прав, определённо прав. Внутреннее чувство мне подсказало, хоть и не сразу, что за такого клиента стоит браться, так что это был точно мой выбор. Пожалуй, стоит поверить шефу.

– Да, я сам решил, тут уж ничего и не скажешь. Больше никакой информации нет? Например, кто он – отец этой Тианны?

– Эту информацию не предоставляли, я не знаю, кто он. Только догадываюсь.

– И каковы ваши догадки?

Я хотел уже озвучить свою версию, как шеф сделался очень серьёзным, а потом усмехнулся:

– Очень богатый человек. Нет, серьёзно. Ты как раз напомнил о том, что я должен был сказать. Чуть не забыл. – Он выдержал паузу и продолжил: – Если ты поможешь его дочери и сделаешь её снова счастливой и жизнерадостной, то получишь лично от него три тысячи сверху от награды по договору.

– Сколько?! – удивился я озвученной сумме.

– Ты не ослышался. Три тысячи. Итого ты можешь заработать четыре с половиной тысячи мартисов за один заказ.

– Это как за пятнадцать заказов на Марсе, – задумчиво проговорил я. – А по времени явно будет меньше, даже с учётом полёта туда и обратно. Нет, теперь я точно не откажусь, что бы там ни было. Тем более дар меня не может подвести, всё будет нормально.

– Ты ещё можешь отказаться, имею в виду, если вдруг передумаешь. Просто подставишь меня, себя и всю фирму, – улыбнулся шеф, причём без сарказма или иронии.

– Нет, я согласен, несмотря на все риски. Дар не подведёт, а тот влиятельный человек останется доволен.

– Прекрасно. Но это ещё не всё.

– Есть что-то похуже, чем эта информация?

– Нет, получше. Охрана охраной на Меркурии, но я думаю, что это лишним не будет.

Потянувшись во внутренний карман, шеф достал оттуда небольшую коробку. И я уже догадывался, что в ней лежит, судя по рисунку и названию.

Глава 5

– Ну как, нравится? – загадочно улыбаясь и глядя на меня, полюбопытствовал шеф. Не успел я ответить, он добавил: – Последняя модель, лучший из лучших – «Парализатор-4444». Возьми, посмотри. Только не используй сейчас, – усмехнулся мой руководитель.

– Ну хоть не боевой, иначе была бы очень большая ответственность, – подметил я, взял в руки коробку и открыл.

Пистолет выглядел идеально. Современный, небольших размеров, матово-чёрного цвета с красной рукоятью и такой же красной полоской с двух сторон ствола. В ладонь пистолет лёг как будто под меня его и делали. Глянув на маркировку, я убедился, что это действительно парализующее оружие нынешнего года выпуска. Похоже, новинку готовили ещё с прошлого года, потому что этот только-только начался.

Подержав пистолет в руке, я положил его на стол. Затем залез в коробку ещё раз и вынул оттуда дополнительные электрокартриджи в количестве четырёх штук. Посмотрев на уровень их заряда, сразу понял, что хватит надолго – до тысячи выстрелов. Получается, можно парализовать, если попадать всегда чётко, тоже до тысячи человек. Хорошая штука, очень хорошая.

Я положил всё на место и поднял взор на улыбающегося шефа.

– Как тебе, нравится? – спросил он ещё снова. – Нет, ты не подумай. Это просто для твоей безопасности, а не в том смысле, что тебе обязательно придётся воспользоваться пистолетом. Ты ведь на Меркурии не местный, поэтому лишняя защита не помешает.

– Я понимаю, спасибо. Но только вот, насколько мне известно, и на такие пистолеты требуется разрешение. Это ж не простой электрический ток, это настоящий способ парализовать любого, причём у отдельных людей такой паралич может закончиться летальным исходом.

– Так вот что тебя волнует, – проговорил шеф, расплываясь в улыбке. – Можешь не волноваться. Разрешение завтра будет.

– Без моего участия? Или нужные связи?

– Нет, Марс, тут другое. Как руководитель, я могу дать рекомендацию, а также информацию обо всех твоих успехах. Собственно, этого вполне хватает, чтобы тебя сочли психически здоровым и выдали разрешение. Тем более к эмпатам-специалистам у нас особое отношение, ты знаешь.

 

Мне не всегда удавалось наверняка определить, говорит человек правду или лукавит. Особенно плохо это работало с шефом. Сейчас же у меня возникло стойкое чувство, что он говорил и правду и неправду одновременно.

– Ну, главное, чтобы разрешение было не «левым».

– Ни в коем случае. Настоящая лицензия, всё как положено. – Он помолчал и добавил: – Ещё вчера ты был каким-то другим, Марс. Теперь подозреваешь даже меня в каждой мелочи. Завязывай. У нас всё официально, всё только с разрешения всех ответственных органов.

– Знаю-знаю. А что там с договором? Время вылета? Как всегда, утром?

– Да, конечно. Я замотался и совершенно забыл сообщить точное время. В десять утра полетите. Но на рабочее место надо прибыть к восьми, чтобы мы успели всё оформить и заключить договор. Будет немного сложнее и дольше, чем обычно. Всё-таки междупланетная организация.

– А почему мы сегодня этого не сделали?

– Потому что так решили за нас. Это на случай, если в последний момент кто-то из вас вдруг откажется. Слишком много мороки делать отказ, задействовать для этого все необходимые системы и так далее и тому подобное. Если есть ещё вопросы, то задавай. Я и так ненадолго собирался, а уже задержался у тебя. Завтра у меня будет суматошный день.

Хорошенько подумав, я сказал:

– Нет, вопросов больше нет. Только если по пистолету. Мне его как носить?

– Я сделаю заказ и завтра утром привезут под него кобуру. Не успеваю обо всём подумать и всё успеть.

– Отлично. Теперь вопросов точно нет.

– Вот и славно. – Шеф встал, глянул на меня. – Провожать необязательно.

– Обязательно, – настоял я и тоже поднялся с места. – Меня хорошо воспитывали, чтобы я не стал провожать.

Когда проводил шефа, вернулся к столу. Пока беседовал с ним, остатки чая, к сожалению, совсем остыли. Пригубив, я поморщился: холодным его пить нельзя – вкус портится. Пришлось вылить и заварить новый.

С горячей кружкой, как всегда, вышел на балкон полюбоваться ночным городом. Везде мигают огоньки вывесок, голограмм. Толпы народа где-то там внизу, которых едва видно с высоты моего этажа. Не знаю, как им нравится гулять в такую ветреную погоду, да ещё и зимой. Мне нравится, когда тепло и уютно. Поскорее бы уже весна наступила.

И вдруг я поймал себя на мысли, что не о том думаю. Надо же связаться с отцом и сообщить ему о моём решении. Он, конечно, будет крайне недоволен, но мне действительно стоит побывать на Меркурии. Манили и деньги в том числе, да не только. Всё равно любопытно, какие там люди. А ещё на Меркурии сейчас тепло. И мы, судя по всему, успеем прибыть туда до наступления холодов.

Освежившись на морозе и допив чай, я вернулся в квартиру. Медлить не стал, сразу набрал отцу. Его изображение появилось быстро: кажется, ждал, что я с ним свяжусь, и находился в своём кабинете.

– Решил?

– Решил.

– И?

– Полечу.

Отец вздохнул, помолчал.

– Я тебя понял, сын. Маме ни слова, ей незачем переживать. Придётся сочинить легенду, будто бы ты на Марсе работаешь, заказ в другом городе. Договорились?

– Да, хорошо.

– Будь очень осторожен, никуда не ввязывайся, с лишними людьми не общайся. Только по своему заказу.

– Только по заказу, – кивнув, повторил я. – Я действительно собираюсь только по работе.

– Надеюсь.

– Тогда не буду тебя отвлекать. Да и мне спать скоро надо. Мы в десять утра уже вылетаем.

Настаивать на продолжении разговора отец не стал. Он и сам был занят созданием очередной фигурки в форме ящера, которые у нас водятся в горах. Так что мы попрощались, и я отключил звонок.

Надо ещё набрать Лайзу – вот о чём подумал в следующий момент. Стало любопытно, шеф ему тоже дал пистолет или нет.

– На связи, – отозвался друг.

– Ты ж говорил, что дома будешь, – заулыбался я, увидев, что он сидит в кафе.

– А я тут как дома, – в ответ улыбнулся он. – Да так, по привычке заскочил. Сейчас буду собираться. Кружечка пива мне не повредит. Считай, что не пил.

– Ясно всё с тобой. Я вот что хотел узнать: к тебе шеф не заезжал?

– Заезжал. Где-то в районе девяти часов. А что ты хотел?

– Он мне тут подогнал игрушку интересную.

– А, ты об этом, – догадался Лайз, и я тоже всё понял. – Да, у меня такая же. Четыреста тысячь четыреста сорок четыре?

– В точку. Значит, у тебя то же самое.

– Ну а что? Я доволен, хорошая вещь. Мало ли что там будет, так хоть есть вариант отбиться.

– Ну да, ты прав. Ты точно там ненадолго? Завтра серьёзный день, надо быть в форме.

– Да точно-точно, успокойся.

– Ну смотри, ладно. Тогда давай, до завтра.

– Ага, давай.

Остатки времени я провёл за изучением информации о Меркурии. Не сказать чтобы удалось много узнать, но чем больше знаешь, тем лучше. Да и ложился я спать обычно ближе к двенадцати, а временами ещё позже. Мне вполне хватало на сон даже шесть часов.

Будучи в кровати, перед тем приняв душ и собрав чемодан, я принялся размышлять.

Тианна. Кто же её отец? Если он там «самый-самый», как сказал шеф, то есть повод думать о его прямой причастности к организованной преступности, тем более он обещал три тысячи сверху. Даже богатые люди с трудом расстаются с такими деньгами. Так что всё же думается мне, что отец Тианны как раз из наркоторговцев. Ну или наркобарон какой, уж не знаю, как их там, на Меркурии, правильно называют. Лишь бы дочка его знала в идеале уже давно принятый междупланетный язык, чтобы нам было удобно общаться, а то ведь есть и сейчас люди, знающие только родной язык.

Кем бы он ни был, моё дело – справиться с задачей. Отец Тианны останется доволен, даст денег, а я улечу обратно на Марс. По сути, всё как всегда, но на другой планете. Не о чем переживать. Мой дар – моё богатство, моё спокойствие. Вообще моё всё.

Больше меня мысли не тревожили, и я уснул.

Утром чувствовал себя прекрасно. Проснулся с отличным настроением, попутно связался с Лайзом. Он немного проспал. Понятно, значит, одной кружкой пива вчера не ограничился. Мы договорились добраться до фирмы на такси, поскольку обратно сегодня уже не поедем и свои машины гонять нет никакого смысла.

Совершив последний ритуал чаепития в ближайшее время на родной планете, я глянул на часы: пора выходить, скоро за нами подъедут.

Лайз выполз из квартиры лениво, поэтому я не преминул поддеть его:

– Сколько кружек в итоге?

– Одна, – вяло ответил он, но нашёл силы усмехнуться. – Потом ещё одна. И ещё одна. Короче, Марс, не спрашивай.

– Так и думал, – лишь улыбнулся я, выходя из подъезда. Перегар от него исходил знатный. Шеф будет точно недоволен.

Погрузив чемоданы в багажник, мы сели в машину. Таксист попался быстрый, поэтому привёз нас по адресу даже немного раньше, чем планировалось.

«Мы уже на месте», – между делом скинул я сообщение шефу, когда мы направлялись к главному входу.

Шеф нас, впервые вообще в жизни, встретил сразу в холле.

– Лайз, вот тебя я точно когда-то уволю! – сквозь зубы процедил он, видя состояние моего друга.

– Доброе утро, – ответил тот, пытаясь улыбнуться как можно теплее. Он даже чемодан с трудом волок.

Шеф подошёл ближе и шёпотом проговорил на ухо Лайзу:

– Бегом в столовую, к повару. Я дам ему указание, чтоб тебя в порядок привёл чем-нибудь целебным. У нас сегодня комиссия, а ты в таком виде припёрся!

Лайз, услышав слово «комиссия», оживился мгновенно и собрался было вместе с чемоданом побежать в столовую, но шеф выхватил груз моего друга и взглядом объяснил, чтобы тот шёл сам.

– Привет, Марс, – наконец-то дошла очередь до меня, и я поздоровался в ответ. Шеф продолжил: – Идём сразу ко мне. – Он направился в свой кабинет. – Чемодан Лайза я заберу пока. Прихватишь его потом, хорошо?

– Без проблем, – ответил я и последовал за шефом.

Спрашивать, откуда тут взялась комиссия, да ещё с утра пораньше, я не стал. Очевидно, это связано с нашим отбытием на Меркурий. Лайз действительно очень сильно подставил шефа, придя в таком состоянии.

– Если он не пройдёт проверку комиссии, тебе придётся лететь одному, – сказал шеф, когда мы вошли в кабинет. – Этот полёт мне уже все нервы вымотал. Нас даже не предупредили, что без комиссии вам вылет запрещён. Никогда такого не было, насколько я знаю.

– Может, в этом году появился новый закон, который уже вступил в силу, но о котором мы ещё не успели узнать? – предположил я.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru