Девушка Чарли

Ника Витковская
Девушка Чарли

У каждого из нас есть страхи. Одни приходят к нам из детства, другие мы встречаем на пути жизни. Можно бояться высоты, темноты или пауков, а можно бояться любить, бояться одиночества, бояться сделать рисковые вещи, бояться жить

За последние месяцы моя жизнь кардинально изменилась. Изменилась я и мое отношение к ней. Все стало пустым и бесполезным. Я не виду Instagram и Twitter. Не общаюсь с друзьями, которые, как оказалось, никогда ими и не были. В моей жизни больше нет смысла. Я пустая внутри и снаружи. А все потому, что я умираю… И мне страшно.

У меня не было семьи, и впервые в жизни я этому рада: им не придется ходить в черном. А Грейс… не хочу, чтобы она за меня переживала.

Кейт

Была глубокая ночь. Пахло свежестью и свободой. Дороги были пустые. В некоторых окнах до сих пор горел свет. Я шла посредине широкого проспекта, не обращая внимания на возможную опасность пьяных гонщиков. Весь день лил дождь, потому местами асфальт был мокрым, и виднелись лужи. Казалось, что все умерли и я осталась единственной в этом городе. Все дома и улицы принадлежали мне, и ничто не могло помешать наслаждаться тихой ночной жизнью. Дойдя до середины моста, я остановилась у перил и посмотрела на реку. Одинокий город всеми своими огнями и вывесками отражался в ее глади. Забравшись на бортик, я свесила вниз ноги и закрыла глаза. Прохладный ветерок приятно трепал мои волосы. Ноги покрылись мурашками, но я не чувствовала холода. Никогда не думала, что мегаполис может быть настолько бесшумным и уязвимым.

Ощутив вибрацию в кармане, я достала телефон. На экране было 2 часа ночи и 11 сообщений от Грейс с просьбой перезвонить и кучей восклицательных знаков. Промотав вниз, я увидела 3 уведомления с пропущенными звонками. Немного подумав, я с трудом достала из телефона сим-карту и со всей силы швырнула его в реку. Звук от брызг казался оглушительным по сравнению с тишиной, царившей вокруг. Сунув сим-карту в карман кожаной куртки, я осторожно поднялась на ноги и, балансируя руками, пошла по бортику к другому концу моста.

“Не боитесь упасть?”

“А вам какое дело?” Не поднимая глаз, спросила я.

“Не хочу быть причастным к смерти красивой девушки,” усевшись передо мной, беззаботно сказал юноша.

Я замерла и осторожно взглянула на него. Юноша был в пиджаке с закатанными рукавами, укороченных брюках, слипонах и футболке. Опустив руки, я невольно улыбнулась впервые за последнюю неделю. Его лицо было разукрашено под образ Чарли Чаплина, за исключением усов. Яркий контур вокруг огромных голубых глаз, длинные ресницы и кожа, выкрашенная в белый. Он смотрел на меня, не моргая, и искренне улыбался. По глазам и улыбке было понятно, что он пьян. Я присела на корточки и уставилась на него.

“Чего?” Все также непринужденно спросил он.

“Дайте угадаю, должно быть, вы сбежавший артист?”

“Зовите меня призрак,” ничто не менялось в его лице. Он все улыбался и по-доброму смотрел на меня.

“Призрак?”

“И не страшно вам бродить по городу в столь позднее время?”

“Ну, раз я болтаю с человеком в гриме, называющим себя призраком, то я определенно бесстрашна.”

“Вы спешите?”

“Уже нет…” Мой голос дрогнул, и я отвернулась в сторону реки.

“Хотите покажу вам город?” Он протянул мне руку.

“Чего я в нем не видела?”

“Души…”

Встав на ноги, юноша засунул руки в карманы и, пожав плечами, прошептал: “Готов поспорить, я изменю вам жизнь…”. Я спрыгнула на землю и пошла вслед за ним. Должна сказать, он был несколько выше, чем я предполагала. Значительно выше меня. Запах алкоголя перебивался его запахом. Слегка мятным.

“Посмотрите на звезды, красиво, правда?” Запрокинув голову назад, спросил он.

“В городе слишком много огней. Небо светлое.”

“А вы представьте, что их видно…”

Почувствовав теплое дыхание от шепота у уха, я остановилась и закрыла глаза. Юноша тихо сделал шаг назад и коснулся до моих плеч, а затем, еле дотронувшись указательным пальцем моего мизинца, резко отдернул руку. Вздрогнув, я пошатнулась. Где-то в глубине души я чувствовала легкую эйфорию и старалась увидеть звезды. Чем больше я расслаблялась и отключалась от мира и внешних звуков, тем сильнее я ощущала электрические токи, пробегавшие по всему телу. Голова тяжелела и начинала кружиться, в животе все сжималось, и сердце билось с сумасшедшей скоростью.

“Я их вижу..!” Открыв глаза, прошептала я.

“Видите фонари на той улице? У каждого из них своя история. Под одним целовались влюбленные, за другой держалась старушка, чтобы отдохнуть, на третьем висит объявление о пропавшем человеке, четвертый облили холодной водой, пока мыли улицы, в пятый врезался прохожий, уставившийся в смартфон. С виду они абсолютно одинаковы, но никто не знает, что им пришлось пережить.”

Воздух становился плотным и, постепенно наполняя, сдавливал мои легкие изнутри. Пульс учащался; я старалась глотать воздух ртом: казалось, что кислород совершенно не поступал в мой организм и, что я вот-вот упаду без сознания. Как странно было вновь почувствовать себя живой после столького времени. Страх медленно меня одолевал.

“Я могу взять вас за руку?” Уверенно подойдя ко мне вплотную, спросил он.

“Боюсь, вам станет холодно. Моя душа уже давно мертва, а вслед за ней замерзает и тело.”

“Любовь согревает сердца. Для вас ее тоже хватит.”

Мне было неловко смотреть ему в глаза и, тем более, держать за руку. Но я не успела ничего возразить, как почувствовала, что мою руку кто-то сжимает. Я выдохнула.

Мы медленно шли по опустевшим улицам ночного города и молчали. Наши пальцы переплетались. Мне было хорошо… Я чуть слышала его дыхание. Оно было ровное и спокойное.

Через полчаса мы подошли к огромному стеклянному зданию, отражавшему на себе весь город. Была середина лета – ночи были белые. Уже светало.

“Давайте поднимемся наверх, оттуда прекрасный вид на город.”

Рейтинг@Mail.ru