Только ты можешь спасти Выпуклый мир

Наталья Эдуардовна Манусаджян
Только ты можешь спасти Выпуклый мир

(8-я повесть серии «Выпуклый мир»)

Выпуклый мир, похожий на девушку с развевающими волосами, летел себе во Вселенной, и только представители особых кланов, именуемых «Волшебными» уже знали о страшной опасности, нависшей над их чудесным обиталищем. Только они! Даже Правитель Выпуклого мира пока еще спал спокойно. Всё равно он ничего не мог сделать! Так зачем же тревожить и его, и остальных жителей Выпуклого мира?

Большой Зал Конклава был заполнен до отказа, но только один голос звучал в напряженной тишине – голос Ведьмаги Юлли. Её высокий статус Семнадцатой Ведьмаги меркнул перед её специализацией: Юлли была Лицовщицей, специалистом по шитью пространства, а иногда и времени. Из всех обитателей Выпуклого мира она одна владела этим необычным искусством, и передать своё умение она могла только своей дочери. Точно так же, как когда-то её мать передала эту премудрость ей. Вы уже поняли, уважаемые читатели, что место Семнадцатой Ведьмаги (и только оно!) было потомственным.

– Я не могу ничего сделать! Я и представить не могла, что Кротовая Нора может быть таких размеров!

Юлли замолчала. Отчаяние сдавило её сердце, и Юлли закрыла руками лицо, чтобы не расплакаться. К сожалению, это был тот случай, когда никакими слезами нельзя было отвадить беду, нависшую над Выпуклым миром.

А ведь как хорошо все начиналось! Юлли была уверена в своем мастерстве. Небольшие Кротовые Норы, которые встречались на пути Выпуклого мира, она латала быстро и с удовольствием, используя то самое вещество, которой была наполнена Кротовая Нора – экзотическую материю.

Юлли ощущала экзотическую материю всем существом задолго до того, как Выпуклый мир должен был проплыть над очередной пространственно-временной дырой. А ощутив, доставала бронзовую иглу-ловушку, передающуюся из поколения в поколение, и начинала зашивать Кротовую Нору, напевая, при этом песенку, которую сочинила первая Юлли, когда получила этот необычный со всех точек зрения, дар:

« Молодая отважная леди,

Путешествует быстро в ракете,

И уехав вчера,

относительно дня

Прибыла все же вечером этим».

Под эту песню Семнадцатая Ведьмага делала свою работу настолько быстро и профессионально, что никто в их мире не замечал этих самых пространственных дыр, хотя в Волшебных кланах об их существовании ведали и труд Юлли ценили сверхвысоко. На серебряном черенке ее метелки была отметка сверхпроходимости и сверхпроводимости – золотое кольцо, благодаря которому Юлли имела доступ во все заповедные места Выпуклого мира.

А теперь она не могла сделать ровным счетом ничего, потому что на пути следования Выпуклого мира находилась огромная воронка, переполненная экзотической материей такой силы, что Юлли ударило спиной о стену ее резиденции в Конклаве, когда она впервые почувствовала эту, так сказать, Кротовую Нору. Все попытки Юлли взять бронзовую иглу-ловушку кончались одинаково: пальцы деревенели, а ловушка отлетала в угол. Результатом этой, прямо скажем, проигранной борьбы и стало экстренное заседание Волшебных кланов.

– Слово предоставляется Главе клана «Чудь» Эйншу Чудесному, – донесся до Юлли голос Первой Ведьмаги. Юлли встрепенулась: Эйнш Чудесный избегал всяческих собраний, отдавая все время Познанию. То, что он находился в зале – никого не удивило – собрание было архиважным. А вот то, что обычно молчаливый Эйнш взял слово – это было поразительно.

– Коллеги, во-первых, попрошу кого помоложе, закрыть окно. Дует.

Зал загудел. Какое еще окно в столь судьбоносный момент?! Но Эйнш Чудесный и ухом не повел, также монотонно продолжив:

– Я сказал, во-первых. Сейчас будет и во-вторых, и в-третьих. Юлли Лицовщица, конечно же, молодец. Но, коллеги, кроме мастерства должно быть изучение явления. Я бы даже сказал – исследование!

– Поясните, о каком исследовании идет речь? – не скрывая раздражения, спросила Первая Ведьмага. Эйнш повернулся в её сторону всем телом, слегка поклонился и спокойным голосом произнес:

– Белисса, любовь моя, не надо так волноваться. Время еще есть.

В зале раздались сдавленные смешки, Белисса поспешила заслонить покрасневшее лицо веером так кстати очутившимся в руке, а Эйнш, страдающий от безответной любви к Главной Ведьмаге, с весьма довольным видом продолжил свою речь:

– Давайте послушаем чудика Фламма. Ему я поручил исследовать свойства экзотической материи. Ну, вообщем, не ему одному. Там работал коллектив. Но именно Фламм возглавляет этот коллектив и фонтанирует идеями, которые время от времени мы с ним обсуждаем, так сказать, один на один.

Чудик Фламм – взъерошенный, длинный, нескладный, подслеповатый, но ДОНЕЛЬЗЯ ТАЛАНТЛИВЫЙ, уже протискивался к Говорильному Месту.

Рейтинг@Mail.ru