Эльфийский для профессионалов

Наталья Мазуркевич
Эльфийский для профессионалов

– Какое еще начальство? Какие порядки?!

Матильда замерла, обдумывая мои слова. Где-то внутри ее копошился червь сомнения, который все больше ширился и рос, заполоняя занимаемое леди пространство. Что ж, Алест, как прекрасно, что ты зашел к нам на огонек.

– Ваше высочество, обратите сюда свой незамутненный взор? – воззвала я к другу. Эльф повернулся в мою сторону, непроизвольно отшатнулся, но приклеенная улыбка его не подвела: не дрогнули губы принца. Молодчина!

– Тари, ты хотела мне кого-то представить? – с легким любопытством, с коим и стоит снисходить до подданных, чтобы не нарваться ни на почитателей, ни на ненавистников, осведомился эльф. А я едва не потеряла лицо: сложно оставаться серьезной, когда гордость берет за друзей.

– Именно так. Позвольте вам представить леди Матильду. Эта доблестная леди не жалеет сил на поприще борьбы за пожарную безопасность.

– Вот как?

Губы эльфа дрогнули в едва заметной улыбке. С царственным достоинством он миновал разделявшее нас расстояние и приложился к ручке Матильды. Кажется, мне это дорого обойдется, но… Может, Алест сделает скидку? Не чужие же люди… эльфы… сокурсники!

– Поистине счастлив, леди. Не сворачивайте с выбранного пути! Отечество вас не забудет!

И пока Матильда не успела оправиться от свалившегося на нее принцевого внимания, Алест сцапал меня за рукав и потащил наверх. Интересно куда? Или он здесь не в первый раз и знает куда больше, чем демонстрирует?

Эльф стремительно миновал лестницу, пролетел по узкому коридору и громко постучал в одну из дверей. На стук никто не ответил, зато с лестницы начал доноситься шум.

– Маркус, если ты сейчас же не откроешь!.. – угрожающе зашипел Алест, обернулся и вновь забарабанил в дверь.

– Да иду я, – сонно раздалось с той стороны.

Наш рыжий товарищ рассеянно открыл дверь и едва успел увернуться от влетевшего на всех парах эльфа. Дождавшись, пока и я повторю его маневр, Алест запер дверь. Подумал и пододвинул к ней шкаф, проявляя недюжинную для эльфа силу. Впрочем, с гномами у него не было шансов остаться хиляком.

Видя такие старания, Маркус тоже решил поучаствовать в укреплении баррикад и бросил в сторону дверей какие-то чары. Они оплели шкаф, просочились сквозь него и закрыли проход намертво. Мне даже любопытно стало, растет ли что-нибудь под окнами, ибо стена теперь стояла сплошная.

– И что у вас стряслось? – поинтересовался Маркус таким тоном, как будто основную часть проблем, выпадавших на долю нашей компании, приносили мы. – От кого прячемся?

– От восторженных почитателей Алеста и невостороженных – меня, – призналась я, осматриваясь.

Вот всегда так! Тебя селят с не самой лучшей компанией, а кому-то достается в личное пользование целая подсобка. Небольшая, пыльная, зато без соседей. Жучки-червячки не в счет. Их выселить для практикующего мага – два пасса. А уж для эльфа… Алест нахмурился, а армия насекомых уже спешно засобиралась на тактические учения.

– Ты же эльф! – насмешливо прокомментировал исход крылатой армии Маркус.

– Поэтому и принимаю все меры предосторожности, – не моргнув глазом ответил Алест. – Не хотелось бы разрывать межрасовый союз из-за чьей-то неповоротливости. А ты как пить дать кого-нибудь раздавишь.

Несмотря на достойный ответ эльфа, Маркус почему-то с недовольным видом повернулся ко мне. Как будто говорил: зачем ты ребенка испортила? А я что? Я ничего. Это он сам испортился, без посторонней помощи, своими одними силами. Наверное.

Главный герой нашего молчаливого обсуждения тем временем подошел к окну и распахнул створки, чтобы насекомым было сподручнее улетать, а нам – дышать. По-хорошему, временному пристанищу Маркуса требовалась генеральная уборка, но вряд ли хоть кто-то из нас питал к сему действу нежные чувства.

– Хм, Тари… Ты действительно не хочешь перебраться во дворец?

Я отрицательно кивнула, малодушно вспоминая, как устанавливать палатку. Но гномы ведь не бегут с поля боя, поэтому придется победить. Даже леди Матильду.

– Хотелось бы обойтись без крайностей, – ответила я. И присела на расстеленную кровать. – Маркус, ты ничего из курса бытовой магии не помнишь?

– Не помню, – печально вздохнул друг. – Но за день до отбытия Сейтор впихнул мне какой-то справочник. Знал, зараза, что пригодится. Алест, у вас всегда практикантов в эти заповедные дали ссылают?

– Не интересовался раньше, – признался принц. – Но на глаза они не попадались. Магистр Рейсталь старался давать им задания где-нибудь подальше от нашей семьи.

– А тебе уже сказали, что ты на практике делать будешь? – не преминула узнать я.

– Сказали, – вздохнул Алест. – Буду работать собой. А вы?

– Теряемся в догадках, – хмыкнул Маркус, не оборачиваясь.

Хотя стоять спиной – а уж тем более попой – к особе голубых кровей и не поощрялось, парню было чихать на происхождение друга, когда с потолка на голову мирно падает труха.

– Нам пока не сообщили, – взяла я слово. – Но по тем сведениям, что удалось получить, здесь царят массовые трудовые акции. Уборка территории, другими словами. И это, конечно, интересно, учитывая, что у нас грабли правильной стороной умеют держать… Маркус, ты умеешь?

– Умею, – недовольно буркнул парень, отвлекаясь. – Но лучше бы не умел. Хотя когда неумение спасало от свалившейся на голову работы от родного деканата?

– Двое, – подытожила я. – Анику не считаем – у нее иная специальность. Но факт фактом – выпускники лучших вузов ходят и подметают дорожки.

– Осваивают полезную профессию, – хмыкнул рыжий и отложил книгу. – Алест, ты защитный покров третьего уровня накладываешь?

– На кого?

– На себя и Тари. Тут мелким шрифтом советуют его поставить, прежде чем колдовать. Мебель может начать неуправляемо дергаться и пришибить ненароком, судя по сноске. И, ваше высочество, не позволите ли вы нам, простым смертным, удобрить пылью сего почтенного места близлежащую лужайку?

– Позволяю, – мрачно кивнул Алест и раскрыл объятия мне навстречу.

Я послушно подошла ближе. Раз предупреждение стоит – значит, не просто так его поместили, и стоит послушаться. По крайней мере, до пор, пока хранитель спит. А разбудить его я смогу лишь ночью, после небольшого кровопускания. Пока же доверимся эльфийским чарам.

Чужую магию я не любила. Особенно в активном ее проявлении. То ли в детстве заработала аллергию, то ли просто привыкла в Горах иметь дело с артефактами в пассивном состоянии и более спокойными рунами. Как бы то ни было, когда по коже прошелся ледяной ветер и закружился вокруг нас с эльфом, мне захотелось лишь одного: чтобы Маркус быстрее уже колдовал.

Сквозь морозный смерч мало что было видно, но, судя по звукам и мазнувшей по краю активного щита серебряной вилке, мелкий шрифт не подвел нас и в этот раз.

– Все, – проорал Маркус, перекрывая шум вихря.

– Не замерзла? – заботливо спросил Алест, начиная расстегиваться.

– Сейчас отогреюсь, – отказалась я. – Сам-то цел?

Эльф самодовольно усмехнулся, но маленькую капельку пота смахнуть со лба не успел. Да уж, третий уровень активных чар, да еще на двоих удерживаемый… Алест был силен. Боевой факультет по нему плакал бы горючими слезами и полным составом.

– И что теперь? – осведомился эльф, оглядывая преобразившееся помещение.

Маркус же больше внимания уделил виду из окна. Именно под впечатлением от него он сглотнул и стремительно закрыл створки.

– Мы занимались и ничего не видели. И в окно ничего не кидали, – проинструктировал нас рыжик, быстро убрав с двери ранее наложенные чары. После чего одними губами добавил: – Там эльф. И, кажется, его слегка присыпало пылью.

Алест хмыкнул и поправил манжеты. Маркус торопливо вывалил на пол учебники, один из которых сцапала я. Место на подоконнике, к моему глубочайшему сожалению, нельзя было занимать по соображениям безопасности, и пришлось довольствоваться стулом. Эльф зашел мне за спину и с интересом принялся изучать… «Родовспоможение у крупных млекопитающих». Краем глаза я проследила за Маркусом, которого захватило «Теоретическое и практическое растениеводство». Откуда только у него такие книги? В списках литературы для нашего курса – да и для старших – эти тома не значились.

Требовательный стук в дверь заставил нашу троицу встрепенуться. Идти открывать дверь не хотел никто, поэтому испытание выпало на долю Алеста. Мы здраво рассудили, что о его высочестве вряд ли подумают плохо, а значит, есть шанс отделаться малой кровью.

– Алестаниэль?

Удивленный голос эльфа весьма обрадовал Маркуса, чья расплата откладывалась на неопределенный срок.

– Магистр Рейсталь, рад вас видеть! Чем могу быть полезен? – поинтересовался Алест с подозрительной готовностью. И шагнул в сторону, закрывая эльфу обзор. Настоящий товарищ!

– В этой комнате проживает господин Флей?

– Да, – согласно кивнул Алест и уточнил: – Вы хотели с ним поговорить о практике?

– И о практике в том числе, – усмехнулся магистр. – Но в первую очередь я бы хотел дать молодому человеку пару советов в ином искусстве. – Маркус покраснел и покаянно опустил голову. – Думаю, ему в будущем пригодится. Верно, молодой человек?

– Да, магистр, – отозвался Маркус, понимая, что игра в молчанку не спасет его от старого мага. – Приношу вам свои извинения. Если я могу как-то загладить свою вину…

– Загладите, – легко согласился магистр, оттесняя Алеста. Придирчиво оглядев комнату, эльф остановил взгляд на мне. – Леди Тель-Грей, полагаю?

– Да, магистр. – Я поклонилась. – Мне подождать снаружи?

– Останьтесь, – разрешил эльф. – Вас троих передали под мое руководство на время практики.

– Троих? – переспросил Алест.

– Троих, – подтвердил маг. – Вы, ваше высочество, также пройдете практику под моим руководством. К тому же, полагаю, вы и сами не хотели бы бросать своих товарищей. Как сообщил мне ваш дядя, вы питаете весьма теплые чувства к этим молодым людям и не сможете отказать себе в желании облегчить их труд.

 

Мне почему-то представился Алест в соломенной шляпе а-ля магистр Реливиан и с грабельками наперевес, отчего удерживать лицо стало неимоверно трудно, а магистр Рейсталь подозрительно усмехнулся, как будто видел все, представшее перед моими глазами.

– К сожалению, Антарина, у нас хватает добровольцев для уборки территории. Поэтому вам предстоит немного иная работа. Отмечая ваше усердие и иные заслуги, – эльф покосился на Алестаниэля, – мы приняли решение приставить вас троих помощниками к весьма уважаемым эльфам. Ваше высочество, вы будете помогать мне. Господин Флей – лорду Лаврану Фалиарскому. Леди Тель-Грей, – эльф пытливо взглянул на меня, словно пытался найти, что же такого любопытного имеется в моей персоне, – на вас поступило четыре заявки, но поскольку статус их авторов различен, вы поступаете в распоряжение лорда Каэля Лиарского. Если вы уже закончили обживаться, прошу за мной. Не хотелось бы, чтобы завтра, в свой первый рабочий день, вы опоздали, заплутав во дворце. Я подожду вас внизу. Собирайтесь и выходите.

И, не дожидаясь наших вопросов, магистр вышел, оставляя нас наедине с растерянным Алестом. Едва за нашим новым куратором закрылась дверь, эльф был атакован одним и тем же вопросом с обоих флангов:

– Кто мой начальник?

Алест тяжело вздохнул и признался:

– Уж лучше уборка территорий. Маркус идет к отцу Даналана. Даже странно, что лорд Лавран взял кого-то из практикантов. Он-то и постоянных помощников к себе в поместье брал редко, а так, чтобы вернуться в столицу и попросить для себя кого-нибудь… Но странно, что он не попросил Тари. Если то, что мы выяснили о нем, – правда, ему скорее нужна была Антарина.

– Тари могли не отдать. Ты же сам слышал. Четыре заявки. Выбирали самого статусного заявителя, – вмешался Маркус. – Тебя точно в подчинение захолустному лорду не отправили бы, Тарьку забрал бы кто-то высокопоставленный, Аника – природник, остаюсь только я. Дика-то мы в подробности не посвящали. Да и честь рода не позволит ему быть мальчиком на побегушках.

– Вероятно, – Алест вздохнул, – но ты не сильно завидуй. Тарьку забирает помощник отца по безопасности. И что ему от нее нужно… Хотя если дядя доложил об Аларисе, то кандидатура лорда Каэля – единственно верная в этом вопросе. И, Тари… Я прошу тебя быть очень аккуратной с этим эльфом. Он… не без темной стороны.

– Я учту.

Серьезность, сквозившая в голосе друга, заставила меня не на шутку озадачиться. Даже об отце Даналана Алест не предупреждал так, как о моем будущем начальнике. Значит, не высовываться и во всем соглашаться по возможности. И уж никак не спорить! Мечты-мечты…

– Если будет совсем тяжело – иди к магистру. Поменяемся. Хотя Каэль будет недоволен, но отослать меня так просто не сможет. Я отца попрошу.

Было видно, что каждое слово давалось Алесту тяжело, но он был готов исполнить все, что обещал. Я ободряюще коснулась его плеча.

– Я справлюсь, – дала слово. – Обязательно. – И напомнила: – Пора бы спускаться, иначе гид уйдет без нас.

Магистр Рейсталь не ушел. Напротив, он весьма продуктивно общался с Вальри и… Матильдой. Последняя слушала его сосредоточенно, записывая какие-то сведения в блокнот. Завидев нас, девушка почтительно кивнула Алесту и чуть отступила в сторону, давая и нам возможность проникнуться мудростью магистра, вещавшего о… правилах хранения скоропортящихся и легковоспламеняющихся эликсиров. Все, меня точно не будут убивать ночью, раз уж так заинтересовались темой.

– Ваше высочество, вы же окажете нам честь посетить это скромное жилище еще раз? Скажем, через пару дней. Оценить достижения новой ответственной за безопасность команды.

– Обязательно, – степенно пообещал Алест, обращая свой взор на девушек. – Сочту за честь присутствовать во время инспекции.

– Мы будем ждать, – расплылась в улыбке Матильда.

Вальри потупилась.

– К сожалению, леди, у меня мало времени, – вспомнил о цели своего визита и предстоящей экскурсии магистр. – Но вы можете взять подробные выкладки у моего помощника. Я распоряжусь их подготовить.

– Мы обязательно зайдем, – пообещала Вальри за секунду до Матильды, отчего удостоилась тычка в бок. Я непроизвольно погладила свой и сделала зарубку на память: спать в комбинезоне. Неудобно, зато бока не отобьют.

Магистр кивнул, одобряя тягу юных практиканток к знаниям. Перевел взгляд на нас и жестом указал следовать на выход. Повторять дважды не требовалось: мы и рады были покинуть поле неравной битвы.

Во главе с куратором наш путь занял не более получаса. Как будто пространство подчинялось магу и прилагало все усилия, чтобы его шаги не были напрасными. Вероятно, так оно и было, потому что мэтр, в отличие от нас, шел не напрямую, а сворачивал к аркам.

Переступив границу одной такой конструкции, мы оказались в просторной комнате. Окна не были занавешены, и кабинет магистра можно было рассмотреть до мельчайших подробностей. Высокие стеллажи с книгами, одни обложки которых стоили целое состояние. Железный стол с переливающимся щитом сдерживающих чар и парой бутыльков с подозрительно мерцающей жидкостью. Время от времени в одной из емкостей что-то взрывалось, но стекло пока было целым. Как и щит. И это успокаивало.

Тяжелый дубовый стол стоял у самого окна, но боком, не заставляя посетителей щуриться на яркое солнце в попытках разглядеть хозяина кабинета. Для гостей имелись комфортные кресла, что еще раз доказывало, что в этом месте маг обсуждает лишь теоретические вопросы с неслучайными посетителями.

– Присаживайтесь, – нам указали на кресла. Их было ровно три, поэтому тесниться не пришлось. – Подождите пару минут.

Мы молча повиновались. Экскурсия откладывалась, но кто мы такие, чтобы возражать?! Разве что Алест мог высказать неодобрение, но он дворец знал и без гидов.

А эльф тем временем подошел к большому, в полный рост, зеркалу и коснулся рамы. Изображение поплыло, являя нам… какого-то эльфа. Внезапные зрители того нисколько не смутили: он спокойно дочитал страницу и лишь потом обратил внимание на вызывающего.

Магистр поздоровался, а дальше беседа пошла в слишком быстром темпе, чтобы я успела ухватить нить рассуждений. Разве что свое имя я опознавала мгновенно. Но вот на инструкции по поводу себя – увы, практики не хватало. Наконец магистр Рейсталь о чем-то договорился, и зеркало перестало пугать нас изображением незнакомого эльфа. Зато тот сам показался в дверях.

– Леди Тель-Грей? – Мне протянули руку, намекая, что засиживаться дальше не имеет смысла. – Шавар, благодарю за помощь.

Магистр Рейсталь кивнул, принимая благодарность.

Я тоже была бы рада кивнуть и остаться сидеть, но пришлось принять протянутую руку и оставить друзей ожидать собственных провожатых.

Лорд Каэль не торопился. Учтиво подождал, пока мы с Алестом наиграемся в «большие глаза», и открыл мне дверь, пропуская вперед. Признаться, я бы лучше за ним пошла: так в спину не ударят, но пришлось следовать этикету и выходить первой.

– Леди Антарина Малиара Тель-Грей, – смакуя каждое слово, будто его дома не кормили, проговорил эльф.

Хорошо хоть не хмыкнул, а то я совсем расстроилась. Так давно не встречала настоящих, правильных эльфов… Вот зачем они появились на горизонте?!

– Лорд Каэль Лиарский, – сухо ответила я, припомнив, как называл эльфа магистр Рейсталь.

Эльф усмехнулся и взял меня под локоток. Стража, мимо которой мы шли, подобралась и резко отвернулась.

– Антарина, – вкрадчиво произнес эльф, – вы позволите мне так вас называть?

– Если субординация позволяет, мне нечего вам возразить, – попыталась выкрутиться я.

Очень не хотелось «разрешать» незнакомому эльфу звать себя по имени, но возразить прямому начальству я не могла. Не будет же он постоянно говорить «леди Тель-Грей»? Хотя можно попытаться настоять, но, боюсь, если мне от нынешнего его тона хочется молоток достать, то от приторно-сладкого «леди Тель-Грей» и вовсе захочется побыстрее утонуть в сиропе. И вот зачем им всем мое терпение так испытывать?

– В таком случае я буду звать вас Антариной.

Намеков эльф решил не понимать. Впрочем, куратор называл Алеста по имени, значит, у них не возбранялось подобное величание младших.

– Как вам будет угодно, – стараясь не выдавать раздражение, согласилась я.

К моему облегчению, больше эльф ни о чем не спрашивал. Ни о стране, ни о красотах. Вероятно, он уже осведомился, когда мы прибыли и чем развлекались. И за подобную осведомленность я была ему благодарна. Как и за личный закуток в его приемной, в котором мне предстояло обитать днем в ожидании поручений или выполняя оные.

– Антарина, – позвал эльф, привлекая мое внимание, – знакомьтесь, это Ларос, мой первый помощник. Если я занят – задания будет выдавать он. По всем вопросам, которые возникают, также обращайтесь к нему. Если вы понадобитесь лично мне – я позову. Входить в мой кабинет без разрешения не следует.

– Но это не запрещено? – уточнила я.

– Это может повлечь за собой последствия, которые вам не понравятся. Леди не всегда нужно видеть то, что там происходит. Не хотелось бы вас лишний раз шокировать. Его высочество может этого не оценить. А мы ведь не хотим расстраивать Алестаниэля?

Тон не оставлял сомнений, что именно этим лорд с превеликим счастьем и занялся бы, но… Какое-то досадное «но» мешает ему исполнить эти мечты. А мне мешало думать пристальное внимание эльфийского помощника, не говоря уже о дыхании непосредственного начальника. Он зачем-то решил изучить мебель, стоя в непосредственной близости от меня. Такой непосредственной, что чей-то хитрый нос касался моих волос, и…

– Это все, что я должна была узнать сегодня?

Я мотнула головой, отступая в сторону. Лорд Каэль недовольно прищурился. Еще бы! С чего ему быть довольным, когда я не позволила поддеть цепочку с перстнем, да и вообще до него дотронуться? Ведь если мои догадки верны, лорд принялся сокращать дистанцию именно за этим. По-другому просто не смог уловить магический фон спящего артефакта.

– Да. Ларос, выдай леди переходник.

Помощник, не задавая вопросов, вернулся к своему столу и вытянул из ящика цепочку. Длины как раз хватало, чтобы повесить на шею, но самостоятельно застегнуть ее было бы трудно, поэтому я намотала ее на запястье.

– Не хотелось бы, чтобы вы теряли время, когда мне понадобитесь. Ведь это может произойти в любой момент, – тихо, на грани шепота, закончил лорд.

И столько обещания было в его словах, что мне захотелось сдернуть проклятый артефакт и добираться пешком. Пусть и придется вставать на два часа раньше.

– Буду ждать вас утром. Не опаздывайте.

Уточнять, во сколько у эльфов начинается утро, господин начальник не стал: скрылся в своем кабинете.

– К девяти, – педантично уточнил его помощник и протянул мне папку: – Ознакомьтесь. Может пригодиться.

Я благодарно кивнула. Лишними инструкции никогда не будут. Даже если на их чтение придется потратить ночь. Уж лучше сразу избавиться от гипотетических неприятностей, чем после разгребать последствия.

– Переходник двусторонний или однонаправленный? – поинтересовалась я, чтобы в дальнейшем не попасть впросак, переоценив возможности артефакта. – Переход осуществляется в это помещение или возможно перемещение напрямую к лорду?

– В приемную. Вторая точка – лужайка перед корпусом практикантов. Нам сообщили, что вам выделили жилье именно там. Вы сами могли убедиться, что расположение корпуса не очень удачно, а ваши услуги могут понадобиться быстрее. Поэтому, если почувствуете, что цепочка греется, бросайте дела и перемещайтесь. Активировать артефакты умеете?

– Руна или слово?

– Слово.

– Умею, – заверила я.

Все же активация через «аро сатор» была самой распространенной. Напрягало лишь одно: неужели эльфы совсем не пекутся о сохранности своих тайн? Ведь я могу пробраться в приемную ночью и что-нибудь скопировать, пока все отдыхают.

– Великолепно. Как только его светлость или я появимся здесь, артефакт подаст вам сигнал. До этого момента перемещение будет невозможно, – пояснил эльф, правильно уловив мои рассуждения. – Если потребуется связаться со мной или лордом экстренно, разорвите звенья цепочки. Не советую проверять, сработает ли, потому что в случае ложного вызова это станет последним, что вы сделаете на территории Аори. Все понятно?

– Благодарю за объяснения. – Я поклонилась. Без иронии или пафоса, из одной ученической благодарности. – Могу я называть вас «мастером»?

Эльф неопределенно пожал плечами и признался:

– Мне далеко до магистра.

– Но я и не зову вас магистром, – улыбнулась я. – До свидания, мастер Ларос.

Лужайку у «избушки» уже убрали. То ли устроили внеплановую уборку территории, то ли магистр Рейсталь решил вмешаться, но ни пыли, ни грязи, ни случайно попавшей в вихрь рухляди перед домом не имелось. Вместо этого у крыльца виднелось настоящее военное построение. На площадку перед корпусом выгнали обитателей всех комнат и теперь вещали им о чем-то с постамента, коим выступало само крыльцо.

 

Зычный, усиленный чарами голос Матильды пробирал до самых костей. Даже у меня бы так не вышло, особенно после ее выступления. Но гномы не бегут от трудностей, а потому я лишний раз порадовалась явлению Алеста. Против обаяния титула принца не мог устоять практически никто, а уж вкупе с его острыми ушами… Леди практически всех рас были бы покорены. Впрочем, гномки тоже оценили бы размер его приданого. Хм, депозитов.

– …карается тремя днями работы на благо родного общежития. За более тяжкие нарушения налагается штраф. Нарушитель выселяется из комнаты и с позором выдворяется из страны. В ведомость выставляется отметка «неудовлетворительно». Решение инспекции может быть обжаловано в течение двух дней с момента вынесения путем подачи письменной жалобы на имя лорда Карэлиса. Советую заранее уточнить его приемные дни и часы. На этом первое собрание жильцов объявляется закрытым. Все свободны. На устранение выявленных недочетов у вас одна ночь. Потратьте ее с пользой, – напутствовала Матильда мгновенно рассыпавшийся строй.

Я хотела проскочить в общежитие под прикрытием других его обитателей, но не вышло. Леди Матильда приветливо помахала мне огромной, с неплохую лопату, ладонью, и я решила не игнорировать столь настойчивое приглашение.

– Как успехи? – осторожно поинтересовалась я, отмечая на крыльце присутствие не только Вальри, но и одной из теней. Последняя держала в бледных пальцах тетрадку и вычеркивала оттуда чьи-то имена.

– Тель-Грей вычеркни, – распорядилась Матильда, кивая девушке. – И занеси в список нашей инспекции. – И уже мне: – Значок получишь завтра. Мы выбираем эмблему. Если есть предложения – изложишь Саене, – кивок в сторону тени.

– Обязательно, – пообещала я. – Все ознакомились с правилами проживания?

– Еще бы, – хмыкнула Вальри, но быстро прикусила язык.

Матильда наградила ее неодобрительным ответным хмыканьем.

– Ознакомились и расписались. Будешь проверять?

– Поверю на слово. В нашей комнате уборку сделали?

– Обижаешь, – леди Матильда кровожадно усмехнулась. – Образцовая комната. Хотя кто-то не хотел сдавать испорченный провиант.

Саена смущенно потупилась, а Вальри, оказавшаяся за спиной Матильды, пальцем указала на саму леди. Да уж, вряд ли у «теней» имелось много некондиционной пищи.

– Горелки, лампы, легко воспламеняющиеся зелья проверили?

– Изъяли три просроченные бутылочки духов.

– Какие там духи! – Матильда сморщила нос. – Одно название. Никогда не покупайте «Пчелиный рой»! Моя матушка однажды купила – так все лицо покрылось такими угрями…

– Благодарю за совет. Могу я забрать Саену на пару слов? По делам инспекции, разумеется?

– Идите, – благословила нас на трудовые подвиги Матильда.

Я поманила девушку внутрь: хотелось узнать о реальном положении дел, а не о докладе довольной собой леди, в первый раз оцененной по достоинству. Возможно, авансом. Но уж лучше так, чем жить в склепе на химической мануфактуре.

Коридор был пуст и чист, как будто с момента моего ухода здесь прошлась бригада гоблинов-уборщиков. Паркет сверкал, в некоторых местах еще ощущался запах лака. Уборка перешла в ремонт? Эту версию подтвердило и наличие в общежитии двух троллей, которые под руководством незнакомого эльфа держали увесистый комод. Сам начальник парочки колдовал над дырой в полу, которую этот самый комод, видимо, раньше и скрывал.

Я вздохнула. Вряд ли лорд Карэлис оценит наши старания, когда увидит смету на восстановление товарного вида корпуса.

– Саена, – тихо позвала я девушку, едва мы пересекли порог нашей комнаты. Ныне здесь располагалось царство света: окна были распахнуты настежь, даже занавески исчезли.

– Леди Тель-Грей? – тихо откликнулась девушка и подняла на меня нечеловечески большие глаза. Даже у эльфов они были меньше. – Чем я могу вам помочь?

– Куда делись шторы? – решила начать я с самого простого.

– Маэль отнесла их в стирку. Маэль – моя сестра, она тоже живет здесь, – пояснила девушка, уловив мое недоумение. – Мне сходить за ними? Они, правда, вряд ли высохли…

– Не нужно, завтра заберем, – остановила я девушку, уже шагнувшую к двери. – Пусть сохнут. Расскажи лучше… Вы с сестрой на меня сердитесь?

– Нет, что вы, – Саена от удивления даже ротик раскрыла. Мелькнули острые зубки. Неужели гоблины в роду имелись? Интересно выходит… Я думала, гоблины не слишком красивая раса, а глядя на Саену, о них и не вспоминаешь. – Мы вам очень рады. Леди Матильда нашла себе занятие.

– А вы давно знаете Матильду?

– Всю жизнь. Наша семья служит их роду и будет служить еще три поколения. Договор «Сар-Антар», – пояснила девушка.

Я промолчала. Хватило такта не спрашивать, тяжело ли находиться практически в рабстве. И так ясно, что сладко жить при такой зависимости можно лишь в мечтах.

– Мы привыкли, – предвосхищая какие-либо вопросы, ответила девушка. – И леди Матильда не плохая, что бы вам ни казалось. Просто она не может сидеть без дела. Для нее это пытка. И она пытается занять себя хоть чем-нибудь. А здесь… к ней не все хорошо отнеслись. Полукровок не любят, – печально закончила она.

– Мне казалось, здесь все с нечистой кровью.

– Да, но кровь эльфа и человека легко совместима. А вот тролля… Но вы не думайте, от дедушки леди Матильда практически ничего не унаследовала. К тому же он был очень умный для своего народа. Иначе бы наш предок не пошел под его руку.

– Не сомневаюсь, – проговорила я, пока мне не стали излагать полное генеалогическое древо достойнейшей Матильды. – Что ж, если все обстоит именно так, то я спокойна.

– Спасибо вам, – улыбнулась девушка.

– За что?

– Теперь нас не будут игнорировать. С нами придется считаться.

И сказано это было так, что мне захотелось проверить, как быстро переходник унесет меня хоть куда-нибудь. Все же не на пустом месте у гоблинов возникла репутация злопамятных пакостников.

До самой ночи «избушка» не спала. Шатались стены, звенели окна, чей-то мрачный голос отчитывал мимо проходящий праздно шатающийся народ, но стоило луне показаться на горизонте, общежитие как вымерло. Перестали хлопать двери, погас лишний свет. Даже коридор погрузился в полумрак. Вернувшись с прогулки по этажам, Матильда с девочками разобрали кровати и мирно уснули, пожелав мне приятных сновидений.

Увы, последовать их примеру я не могла. Заточенный в кольце Аларис начал показывать характер, накаляя перстень и требуя внимания. А мне необходимо было время, чтобы вновь резануть палец, зная, что заживить порез сможет только настойка Саргоса. Это полезное зелье изобрел, как следовало из названия, в незапамятные времена некромант Саргос, которому надоело истекать кровью после своих ритуалов. Обычные целительские чары бессильны против ран, полученных в результате обряда жертвования. А таковых в некромантии – большинство. И если бы кто-нибудь поднял статистику, то увидел бы, что чаще всего во время ритуалов от потери крови умирала не жертва, а сам заклинатель, слегка переборщивший с порезом. Но такую статистику вели разве что гномы, подсчитывая число отбывших к духам магов и собирая налоги на захоронение тел. Отчего-то другие расы неохотно принимали на посмертный постой некромантов.

Бутылек с требуемым зельем с трудом отыскался в моей сумке повышенной вместимости, но выставить весь свой арсенал я не имела возможности. Какие уж тут духи, если большинство моих скляночек нельзя провозить через границу без специального снаряжения. И даже тот факт, что у меня оно имелось, едва ли станет смягчающим обстоятельством для злой эльфийской стражи. Разве что Алест заступится и признает контрабанду своей.

Несмотря на свою полезность, настойка Саргоса обладала и рядом негативных свойств. Она воняла как протухший кабачок, разъедала практически любой материал и стоила так дорого, что начинающие некроманты предпочитали пускать кровь себе буквально, нежели залезать в долги ради нее. Но Аларис настаивал именно на настойке, объясняя свой выбор тем, что отследить ее использование будет невозможно, в отличие от других исцеляющих приемов. А в незаметности мы нуждались, как в воздухе. По крайней мере, пока дух не объяснит, чего нам ожидать от его эльфийских потомков. Признательности или священного костра.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru