Полевая практика, или Кикимора на природе

Наталья Мазуркевич
Полевая практика, или Кикимора на природе

Глава 2
Собирательно-ознакомительная, или В гостях хорошо

 
Сколько Жабу ни корми,
А пирог без присмотра – плохая идея.
 
Народная болотная мудрость

Списки групп повесили под утро. Именно повесили, ибо меньше всего эти куцые листки пожелтевшей бумаги напоминали бодрые поздравительные открытки, скорее – приглашение из похоронного агентства с неуказанной суммой взноса. Они держались на бельевой веревке, пропущенной через дыру в изголовье, и скорбно шелестели на сквозняке.

Паломничество к мученикам бюрократического произвола началось, едва только первый из них показался на стенде. Бедный гоблин-секретарь оказался бы затоптан в тот же миг, если бы не подоспела силовая поддержка. Три гнома-смотрителя прикрыли коллегу мужественными бородами и выставили вперед швабры. Адепты отступили: сознательно напрашиваться на исправительные работы, когда и так совесть нечиста, было верхом идиотизма.

Мы с Витой предпочли не спешить. Во-первых, на наши хрупкие плечи скинули подготовку торжественного ужина в «Трех слонах», и мы с азартом обсуждали меню. Во-вторых, в битве между демоном и эльфом всегда побеждает болотник, который просто сидит на кочке и наблюдает, как два не очень умных существа тратят драгоценное время на бессмысленные столкновения и рукоприкладство. В-третьих, за доставку слухов и сплетен отвечала Кира, а иногда и Трейс, и, как показывала практика, и часа не пройдет, а мы уже будем знать, с кем нас свела суровая длань ректора.

А потому, оставшись у себя, мы не прогадали. Спустя четверть часа после того, как лестница в коридоре стала скрипеть от табуна адептских ног, дверь распахнулась и в комнату влетела Кира, радостная как сто тысяч фанаток, встретивших своего кумира.

Я медленно, чтобы не нервировать возбужденную новостями девицу, отодвинулась чуть дальше, на всякий случай прикрываясь подушкой. Вита же флегматично подвинула себе стул и уселась. Кире пришлось самой за собой поухаживать.

– И что тебя так обрадовало? – поинтересовалась болотница, когда девушка плюхнулась посреди комнаты. Как на допросе, честное слово. Свет от окна бил в лицо подозреваемой, детективы вперили в нее тяжелые взгляды…

– Не надо на меня так смотреть, – сглотнув, попросила девушка, подумав, видимо, о том же.

– Прости. – Вита поспешно отвела взгляд. – Нервничаю перед возвращением. Столько всего нужно купить.

– Купить? – уцепилась за любимое слово Кира. – Ты еще не собралась?

– Собралась, но для сувениров мне нужна еще одна сумка.

– Тогда нужно прогуляться. Я нашла такое место… – Зерно упало в благодатную почву. О покупках Кира могла говорить часами напролет, но, увы, в этот раз слушать об очередной покупке самой нужной вещи никто не собирался.

– Ты хотела сообщить нам что-то очень радостное, – напомнила Вита. От нетерпения ее пальцы начали выбивать ритм какой-то песенки, которую я так и не запомнила, хотя… – Гимн, – подсказала мне болотница, хотя вслух я ничего не говорила. – У тебя такое сосредоточенное лицо… Кира, ну, право слово, ты даже меня заставляешь беспокоиться. Что случилось?

– Мэтр Райген! – радостно воскликнула Кира. – Нашим куратором будет он.

Я заколебалась: фамилия мэтра была знакомой, но вспомнить, кто из преподавателей ею обладал… Не зельевары – этих товарищей мы всех не то что по именам, в лицо знали и всякий раз здоровались. Из корыстных побуждений, конечно, жизнь – она нам дорога. Пространственник? Нет, в таком случае бы Ганса снарядили. Неужели флора-фауна? Или кого-то со второго курса к нам направили…

– Данька, ты слишком серьезна для этой новости, – заметила Вита, которая уж точно знала, о ком нам сообщила довольная Кира.

– Я чего-то не знаю?

– Ты действительно не поняла или мне просто так кажется? – начала хихикать Кира. Она пыталась делать это так незаметно, что едва не навернулась со стула от полноты чувств.

– Ну и что! Не могу же я весь преподавательский состав знать! – Я разозлилась. Нет, серьезно! Ну не помню я такой фамилии. И что теперь: издеваться до самого вечера?

– Его ты лучше всех нас знаешь, – не унималась девушка. Она крепко держалась за спинку стула, чтобы не повторить свой полет вновь.

– Да откуда? Я только Альтара лучше вас знаю! – выпалила я, злясь на этих несознательных. Даже Вита посмеивалась, хотя обычно сохраняла серьезную маску и нейтралитет.

– Наконец-то, – выдохнула девушка и поднялась. – Альтар и едет с нами, будет приглядывать. Заодно у него какая-то встреча там. Будет КАКу представлять, как я поняла, – поделилась сведениями Кира и подошла к двери: – Ладно, я собираться. Отправляемся завтра утром. Сбор в семь у Радужного Храма. Написано – не опаздывать, так что долго гулять не получится.

– Ты не знала его фамилии? – дождавшись, пока за Кирой закроется дверь, осведомилась Вита. – Он тебе не представлялся?

– Может, и представлялся, но это так давно было… – Я закрыла глаза, пытаясь вспомнить нашу первую встречу. Болото, комары, я не пускаю их в дом, договор… – Представлялся! Он точно представлялся, но я забыла. Просто как-то не было необходимости его так звать и…

– Не было необходимости звать своего преподавателя по фамилии?

– Он тогда не был моим преподавателем, – выпалила я, стараясь оправдаться. – Это на болоте случилось, а там не до таких величаний было. Альтар и Альтар.

– Ясно, – покачала головой болотница. Видимо, она смирилась с пустоголовостью своей соседки. – Начни собираться пока.

– А ты? – Я послушно поднялась с кровати и направилась к шкафу.

– Ну кто-то же должен сходить в таверну и обрадовать их нашим визитом, – улыбаясь, сказала Вита и, переодевшись, выскользнула в коридор.

Я осталась одна.

Наскоро заперев дверь, чтобы больше никто не зашел посмеяться над садовой памятью кикиморы, я сокрушенно упала на кровать, с силой сжимая подушку. Ну почему я забыла? Позорище-то какое! Действительно, как только умудрилась?!

Вдоволь насладившись переживанием собственной ущербности, я поднялась с кровати, поправила покрывало и, как в лагере, треугольником поставила подушку. Время неумолимо шло, а сумка все еще не была готова к отправлению, а зная Альтара… В путь мы отправимся без опозданий и опоздавших, и сумку собирать придется прямо по дороге, демонстрируя прохожим все прелести координации и желтых панталончиков, кокетливо выглядывающих из сумки. С моей везучестью я ни секунды не сомневалась, что именно этот подарок заботливой Ваничны окажется между сумкой и свободой на всеобщем обозрении зевак.

Глянув на сумерки за окном, я подивилась энергии обеих девушек и поплелась собираться. Дальнейший план моих перемещений больше напоминал хождение зомби: траектория ни разу не поменялась, и даже шага отклонения не получилось в моих походах от шкафа к кровати и обратно.

Выложив все свои скромные пожитки на кровать, отчего подушка перестала быть самым высоким объектом постельного царства, я принялась разбирать стопки, пытаясь вспомнить, как процедуру сбора проводила мама.

После десяти минут напряженного думания я поняла, что информации мне не хватает. О том, какая сейчас погода в столице болотного царства, я имела весьма смутные представления. Рассудив, что толпы адептов разбудят кого угодно, я отправилась брать языка.

Из комнаты братьев-болотников не доносилось ни звука, что лучше других признаков свидетельствовало, что требуемые мне субъекты на месте и бодрствуют. Постучавшись и не получив ответа, я толкнула вперед дверь и бережно закрыла ее за своей спиной. В комнате никого не было. На первый взгляд.

Чинно застеленные кровати, коврик как по линеечке в центре комнаты, столы без налета пыли и шкаф с целой дверцей. Ну кто бы поверил в подобный маскарад?!

– Жабкина потеха, – прыснула я, зажмурилась и вновь посмотрела на окружающий мир.

– Не наступи! – крикнул мне Трейс, балансируя между стопками книжек.

– Что? – не поняла сразу я, но, глянув себе под ноги, мгновенно прозрела. – Ох ты ж моя умничка!

«Умничка», весело квакая, прыгала вокруг моих ног. Я наклонилась, подставляя ей ладошку, и пересадила себе на плечо. Жабка довольно квакнула.

– А ты тяжелеешь, подружка, – гладя маленькую головку, прокомментировала я. – Совсем скоро я не смогу тебя так легко поднимать.

Маленькая жаба квакнула жалобно, и я поняла, что даже если она на килограмм, а то и все пять, поправится, никто из болотной братии не откажется брать ее на ручки: такой милашке просто невозможно отказать.

– Я жду этого момента, – ревниво пробурчал Трейс. – Может, тогда она хозяйскую собственность уважать начнет.

– Надейся, – разбил все надежды брата Джейс, который наблюдал всю картину снизу вверх, лежа в кровати и заложив руку под голову. – Привет, Данька, что-то случилось?

– Эм… да, – призналась я. Тут же на меня настороженно уставились три пары глаз. – Я сумку собираю, а что брать – в голову не приходит. В Семиречинске сейчас как?

– Дома приятно, – с предвкушением проговорил Трейс. – Я уже представляю: тепло, солнышко, девочки…

– …твоя невеста с ее матушкой и букетом крапивы, – продолжил логическую цепочку Джейс, насмешливо косясь на помрачневшего друга.

– У Трейса есть невеста? – удивилась я, аккуратно ссаживая заскучавшую жабку на пол.

– Нет!

– Да!

Мальчишки выпалили это одновременно, но разобраться, кому принадлежали какие ответы, было несложно.

– И вовсе она не невеста! – начал распаляться Трейс.

– Ты в ответе за тех, кого приручил, – посмеивался Джейс, глядя на ворчавшего брата.

– Ребят, а может, вы мне ответите и я пойду? – напомнила о своей проблеме я, понимая, что подколки друг друга в компании двух болотных «крутых» парней могут длиться вечно, а мне бы хоть до вечера собраться, чтоб ночью (если мы вернемся ночью!) не искать забытую расческу по всем углам.

 

– Конечно, – благожелательно откликнулся Джейс. Он так и не поднялся с кровати, но, видимо, такое положение было для него привычным, ибо он умудрялся даже жестикулировать у себя над головой без каких-либо ощутимых проблем. – В Кирстене конец зимы, но снега не так много, сама видишь – повезло. А в Семиречинске самое настоящее начало лета, но солнце уже достаточно прогрело землю, и… мы попадем домой как раз под начало туристического сезона. Так что ищи шорты и купальник, но теплое тоже возьми, вечера пока прохладные, может продуть.

– Продуть-продуть, – прогнусавил Трейс. – Не слушай ты этого старого перестраховщика!..

– Спасибо, ребят.

Я выскочила прежде, чем болотник успел вновь войти в раж. Они, конечно, разумные парни, но как заведутся… Перспектива судить их глупый спор на пустом месте, а он наверняка случится – практика утверждала это со стопроцентной вероятностью, заставила мой организм проснуться и покинуть этаж в кратчайшие сроки.

Комната все еще была пуста, как и моя дорожная сумка. За окошком светлело, но так медленно и незаметно, что даже не верилось. Потянув себя за прядку и кое-как расчесавшись пятерней, я принялась за работу.

Теплое, холодное, короткое и длинное, с подолом и рукавами, с подметкой и каблуками… Сумка пополнялась всем тем, чему не суждено было мне услужить в главном болотном городе. И я это прекрасно знала, но продолжала играть в тетрис, засовывая и утрамбовывая вещи.

– Уже собралась? – Вита вернулась как раз к последнему штриху сбора: попытки застегнуть сумку.

– Ага, – пыхтя от усердия и двигая высунутым кончиком языка в такт запихиванию, отозвалась я.

– Помочь?

– Ага, – сил для слов у меня не было: сражение шло не на жизнь, а на авторитет.

Вита решила вопрос радикально и в своем стиле: вместо того чтобы помочь мне затолкать вещи в сумку, она вытянула оттуда свитер и спокойно затянула горлышко моего заплечного мешка.

– Но он мне нужен!

– Мы лучшие производители свитеров на континенте. Понадобится – купишь на месте, – успокоила меня Вита. – А теперь брысь отсюда: я собираюсь паковать зелья…

– Можешь не продолжать.

Я сглотнула, подхватила неупакованные полусапожки, куртки и выбежала из комнаты. Ну его, это любопытство, непорченая шкурка важнее.

А на улице все еще серело небо, но уже от облаков.

Вопросом «куда податься?» редко задаются люди, живущие одни. Если же ты живешь с кем-то и это не твоя вторая половинка, то он возникает часто и внезапно, заставляя ломать голову. Вот и я сидела на скамейке у входа в общагу и соображала: куда пойти?

Близился обед, но по случаю окончания сессии и практики, поваров отпустили на каникулы. Не оставлять же их на лишний день работы только из-за первого курса, который, как и всегда, оказался рыжим и уезжал последним. Вот Каэр, ходивший с нами к Январе, той же ночью отбыл в родной Запрудный, а нас уже целых три дня держали, утрясая вопросы с кураторством. И, когда утвердили, оказалось, что столовая закрыта, и пересидеть там опасное время просто невозможно: главный повар запер все помещение, чтобы адепты стулья не растащили. Или не сгрызли, желая отомстить.

Мысли о столовой закономерно напомнили о еде, а желудок и рад стараться. Засосало под ложечкой, и мыслительный процесс ускорился в разы. Вот что значит настоящий достойный стимул!

Вдохнув, я отправилась в город. Выгонит – ну и ладно, но если повезет – обед будет выше всяких похвал. И добавку дадут.

Счастливо улыбаясь, поднялась со скамейки, потянулась, как будто утром перед сложным делом, и, пружиня, отправилась проверять выдержку любимому преподавателю. Хотя, если разобраться, как преподаватель он был отвратен и нелюбим всей адептовской КАКой, а вот как шеф-повар снискал бы всеобщее расположение, но о скрытых талантах магистра боевой магии знали только избранные и я.

Возле дома Альтара опять шла стройка. Развороченная дорога являла собой памятник моего родного мира, а перехватившие самокрутку гоблины довершали родную картинку. Еще бы карты нашлись… Я внимательно огляделась, но искомых предметов не обнаружила: гоблины не в первый раз что-то прятали. Об этом громко возвестил и их начальник, явившийся проверить подотчетную бригаду.

Работники быстро переглянулись, пока начальник рассматривал безобразие, числившееся у него в документации сдаваемым объектом номер тринадцать, и попрятали следы перекура в бочку. Надпись на ней я не разобрала, но малодушно струсила и решила миновать опасную зону побыстрей. Если рванет – самым надежным местом будет близкое соседство с полноценным магом, а до него еще пилить и пилить. Если дома, конечно.

В подъезде витал запах вареной рыбы. Этот вид пропитания никогда не был в числе моих любимых, и аромат заставлял вспомнить весьма неприятные вещи, которые могли бы отбить аппетит всякому, но не мне. Желудок согласно пробурчал, придавая ногам мотивации.

Заветная дверь тоскливо пялилась в пустоту. Глазок тускло блестел, а звонок и вовсе отсутствовал. Набрав в грудь побольше воздуха, я занесла руку для стука.

– Заходи!

От удивления я подавилась, а гордая грудь обвисла, как проколотый воздушный шарик.

– А подождать, пока постучу?! – негодующе протянула я, переступая порог и стягивая ботинки.

– Зачем? – нахально блеснул из кухни улыбкой маг.

Я с удовольствием отметила, что рыба готовилась не здесь.

– Да, зачем вообще… Глупый ритуал, лучше разрыв сердца гостям устроить, – пробурчала себе под нос я и повесила куртку на вешалку. Взгляд скользнул по незнакомому пальто. – А ты не один?

Из кухни донесся смешок, который быстро перерос в кашлянье. Я настороженно покосилась на «больного», занявшего мой любимый стул. Кажется, мы уже встречались.

– Лиан? – осторожно поинтересовалась я, косясь на рыжеволосого, который, по моим соображениям, ранее таковым не был.

Юноша повторно подавился, но уже не смехом, а, судя по мордашке, негодованием.

– Альтар, как она может!..

Закончить ему не позволили, заткнув рот самым верным способом: всунув большой и вкусный бутерброд, который этот мелкий засранец тут же начал есть, нисколько не смущаясь присутствия голодной меня.

– А мне? – как можно жалобнее, что было совсем не сложно не евши с самого утра, проговорила я, заглядывая в добрые-добрые глаза хозяина дома.

– И тебе, – со вздохом заверил Альтар, вытянул из шкафчика тарелку и принялся накладывать. – Как знал, что появишься!

– Хорошие гости приходят к обеду и не заставляют хозяев краснеть и лишний раз утруждаться! – поделилась мудростью я, подтягивая себе стул и усаживаясь напротив Лиана. С этим субъектом у нас так и не сложилось. Я не нравилась ему, он, закономерно, – мне, но пока рыжий не претендовал на мой хавчик, терпеть его было возможно.

– Что она здесь опять делает? – возмутился Лиан, когда бутерброд кончился.

– Ест, – пожав плечами и сверившись с ситуацией, заметил Альтар. – Ты, помнится, за тем же спустился.

Я предпочла не задавать глупых вопросов, ибо спроси я в точности то, что озвучил младшенький, ответ едва ли получила бы отличный.

– Да, но я же твой брат!

– А я Данька! – решила я немного пошутить и протянула ему руку для пожатия. Лиан скривился и отсел подальше. – И даже не заразная. А если и заразная, то это не лечится, и ты уже заболел.

Юноша дернулся, как будто это была угроза, внимательно посмотрел на старшего брата, но тот только усмехнулся и отвернулся к плите – накладывать следующую порцию.

– Неинтересно, – буркнул мне парень и пододвинул ближе салфетки.

– Приятного аппетита, – пожелала я этой испорченной буке, когда Альтар поставил перед ним тарелку.

– Не надейся! – буркнул себе под нос Лиан и взялся за вилку.

Жареное мясо с непонятным соусом и салат примирили нас с присутствием друг друга, но вечно мир не мог продолжаться и, стоило еде закончиться, между нами прошла первая трещина, норовившая уничтожить пелену молчания. Альтар, севший между нами, только вздохнул и попросил:

– Не сегодня, ладно?

– Его проси!

– Ее проси!

Мы выпалили это разом, переглянулись и… рассмеялись. Все же хоть что-то общее нашлось между нами.

– А вот и не подеретесь, – предрек будущее Альтар, откидываясь на спинку стула и по очереди разглядывая нас. – Данька, у тебя какое-то дело или зашла подкрепиться?

– Дело и подкрепиться, – согласно кивнула я, поднимаясь. – А ты занят?

– Нет, «ты». Подумать только!.. – У Лиана начался затяжной приступ смеха.

Альтар с осуждением покачал головой, но от комментариев воздержался.

– Лиан, подожди здесь, – распорядился он и направился в библиотеку. Я посеменила следом, то и дело оборачиваясь на младшенького. Вот не верилось, что в спину ничего не полетит.

Ступеньки миновала так стремительно, что Альтар, не успевший отойти на достаточное расстояние, почувствовал, как в спину ему уткнулся чей-то не слишком мягкий нос, а следом и вовсе произошла атака на уши.

– Блин блинский, – выругалась я, ощупывая пострадавший хрящик. Вроде бы обошлось.

– Дай посмотреть.

Маг притянул меня к себе, коснулся холодными пальцами моего носа и что-то прошептал.

– Больно! – возопила я, когда пострадавшее место прожгло так, что, будь это настоящий огонь, остаться мне безносой.

– Зато к целителю идти не придется, – пожал плечами Альтар и отстранился. – Зачем ты пришла?

– Хотела тебя увидеть, – уставившись себе под ноги, сказала я и задумалась. Ведь действительно хотела его увидеть. Еда – это, конечно, важно, но, имея с полдюжины золотых монет в карманах, в любое заведение города проход был открыт. – И покушать.

Альтар довольно усмехнулся и быстро поцеловал меня в лоб, как маленькую девочку. Я прищурилась и прошлась оценивающим взглядом с ног до головы.

– Нет, не похож, – вынесла вердикт я.

– На кого? – не замедлил поинтересоваться Альтар, разглядывая меня сверху вниз. Повезло же родиться высоким!

– На папу!

– А должен? – неподдельно удивился маг и почему-то хмыкнул: – Лиан, подслушивать бесполезно.

– Последней радости лишаешь! – донеслось недовольное восклицание и звук шагов. Судя по громкости, нас действительно пытались подслушать.

– На чем мы остановились? – дождавшись, пока стихнут шаги, сказал маг.

– А почему он здесь? – перевела тему я, не желая ни в чем признаваться.

– Решил навестить старшего брата, – пояснил магистр и попросил: – Дань, не заводись с ним, пожалуйста.

– Он сам первым начинает! – пожаловалась я и сползла на пол. Уселась по-турецки и требовательно дернула собеседника за штанину.

– Он просто большой ребенок, – вздохнув, ответил маг и присел напротив. – У меня сейчас совсем нет времени, – с какой-то непонятной тоской проговорил Альтар.

– Тогда иди, – выдыхая с облегчением, ибо наш разговор перестал быть веселым и направился в опасные дали, благословила на подвиги.

– Мне жаль, что не могу уделить тебе больше внимания.

– Ничего-ничего, как-нибудь потом.

Я одним движением поднялась, демонстрируя, что бодра как никогда и ему стоило бы брать пример.

– Обещаешь?

– Нет. – Я радостно повертела головой, то ли просто рассматривая библиотеку, то ли желая улучшить вентиляцию, то ли просто отрицательно.

– Злая и вредная болотница! – выдал Альтар, поднимаясь.

– И не одна такая! – с гордостью за всю нацию воскликнула я и замялась. – А ты строгий куратор?

– Еще какой, – пообещал маг.

– А зачем тебе с нами ехать? – продолжила допытываться я, позабыв, что он куда-то спешил.

– Присмотреть за талантливыми детками.

– А может, не надо? – жалобно провыла я, но не справилась с ролью и рассмеялась.

– Завтра в семь, – напомнил маг. – Опоздавших ждать не будем.

– А меня?

– А тебя я лично разбужу, – пообещал Альтар, глянул на наручные часы и… исчез, оставляя меня одну в его огромной квартире – внизу кто-то споткнулся – или не одну.

– Лиан? – окликнула я.

– Что? – недовольно отозвались снизу.

– Альтар ушел.

– И не попрощался? – После небольшой паузы: – Да, отец не любит ждать.

Я с интересом высунулась вниз, разглядывая присевшего на первую ступеньку Лиана. И вот зачем Альтар нас вдвоем оставил? Радикального решения проблем захотел? Вернется потом, а тут два хладных тела и паркет исцарапан.

– У вас такой страшный отец? – поинтересовалась я, медленно сползая по лестнице на попе. Как бы синяков не наплодить, но в детстве, помнится, при таком катании обходилось. На удивление, лестница мага совсем не била по копчику, да и скользила, как положено правильной горке.

– Отец не страшный, просто требовательный, – подперев голову рукой, поведал Лиан. – А тебя с ним еще не знакомили?

 

– А почему ты считаешь, что должны были? – нахохлилась я, останавливая катание за несколько ступенек до столкновения. Сомневаюсь, что младшенький стал бы мне разбитые коленки или травмированный нос лечить.

– Просто, он же тебе… – Заметив, с каким интересом я дожидаюсь окончания реплики, Лиан замолчал и довольно расхохотался. – А не скажу – сама у него спросишь.

– Вот и спрошу!

– Вот и спроси! – радостно поддержал перепалку Лиан. Я надулась, но промолчала. А вот младшенький молчать не собирался и следующей своей фразой знатно меня огорошил: – Удивительно, но ты первая нормальная девчонка, которую он привел домой.

– Были и другие? – Нет, я не ревную! Я просто составляю позорный список. Зачем? Занадом!

– Были, – протянул Лиан и встал со ступеньки. – Идем, что ли, нормально познакомимся? А то при брате даже не поговоришь – имидж поддерживать приходится.

– Имидж?

– Да, я ярый борец со всякого рода охотницами! Никого не принимаю, – похвастался юноша.

– А ты всем об этом говоришь?

– Нет, – Лиан рассмеялся. – Просто ты первая, с кем он ушел в библиотеку и кого подслушать не позволил. А это что-то да значит. Тем более… Нет! И не надо такое лицо делать! Это с братом, может, и пройдет, а я тебя насквозь вижу!

– Не очень-то и хотелось.

– Вот и не хоти!

И он снова заливисто расхохотался. Так заразительно, что я не смогла сдержаться и захихикала в ответ.

– А когда Альтар вернется?

– Не знаю, – пожал плечами младшенький. – А ты уже соскучилась?

– Мне стоит отвечать? – вскинула брови я, изображая светскую даму, которой задали глупейший в жизни вопрос.

– И так все видно, – развел руками глазастый и добавил: – Прогуляемся?

Я задумалась. Вряд ли Вита уже закончила с упаковкой зелий, а в ином случае меня и на порог не пустят. Сидеть опять на скамеечке под сочувственно-насмешливыми взглядами сокурсников тоже не хотелось, но гулять с младшеньким… Впрочем, если принять его за источник информации, то можно и потерпеть. Недолго.

– Идем. – Я первой направилась в прихожую одеваться. – У тебя ключи есть? А то нельзя просто так бросать квартиру.

– А здесь не ключи, – усмехнулся Лиан, придирчиво разглядывая себя в зеркало. Судя по нахмуренному лицу, он не был доволен своей утренней внешностью, но бежать и корректировать на глазах девчонки не собирался, боясь потерять остатки мужского достоинства. – Брат поставил опознавание на дверь. Те, кому он позволил, войдут без всяких ключей, а вот кому нет…

– Тем будет грустно, – закончила за него я, влезая в сапожки.

– Примерно, – согласился юноша. По его дернувшемуся лицу я предположила, что ничего приятного внезапных визитеров не ждало, но неужели и самому младшенькому досталось в свое время?

Выходя из квартиры, я не удержалась от эксперимента. Дождалась, пока за нами захлопнется дверь, а после потянула за ручку.

– Открылась! – воскликнула я, ощущая тепло по всему телу. Приятно чувствовать себя особенной.

– Хм, еще бы, – Лиан был немногословен, как будто тема наших «особых» отношений с его старшим братом была для него испытанием силы воли. – У тебя все его двери откроются.

Сказано было с раздражением, и, за неимением старшего мага рядом, я предпочла смолчать. Сила – она, наверное, по наследству передается, а значит, и Лиан маг. Ссориться с магом? Разве что подразнить, но выводить из себя, наступая на больную мозоль…

– Куда мы пойдем?

Лиан остановился, не смущаясь, что его остановка выпала на середину проезжей части, и, прищурившись, взглянул на небо, прикидывая время. Недовольство на его лице сменилось осознанием чего-то приятного. А следом меня схватили за руку и поволокли в ту часть города, куда я старалась не ходить. К аристократам.

Аккуратненькие домики, которые больше всего напоминали английские особняки с газоном у входа, отнеслись к нашему вторжению с равнодушием истинных аристократов. Ни одна собака не почтила нас приветливым лаем, ни один обитатель квартала не подошел к окну взглянуть. И даже ветер не поднялся, чтобы ласково потрепать пришельцев за куртку или взлохматить волосы. В общем, наше присутствие ни на мгновение не поколебало тоскливое течение жизни кирстенских верхов.

– Еще долго? – шепотом, потому что, как ни храбрилась, находиться здесь было боязно, сказала я, крепче сжимая руку Лиана. – Зачем мы сюда пришли?

– Недолго, – не замедляя шаг, ответил юноша. – У меня здесь друг живет. Или у него посидим, или еще куда пойдем. Но с ним нас везде пустят.

– Ясно, – вздохнула я и послушно посеменила за Лианом, жалея, что не попросила у Киры заказать себе кроссовки с колесиками. Юноше-то все равно, а я бы покаталась, пока он меня тянул.

Мы остановились напротив помпезного дома на окраине. Мне он сразу не понравился: в нем было слишком много пафоса, как будто владельцы задались целью показать всей улице, что именно они здесь главные и самые достойные.

Парк вокруг дома был выровнен едва ли не по линейке, и даже сейчас на лужайке зеленела трава и цвели розы. Сколько ушло монет, чтобы поставить согревающий контур, я не представляла, но пожухлая соседская травка вызывала большее уважение, чем это.

Откуда-то издалека слышался шум воды, и, увидев лужайку, я уже не сомневалась, что где-то там есть фонтан, который работает даже в мороз. Тряхнув головой, я постаралась избавиться от раздражения. Странно, что оно вообще у меня появилось!

– Завидуешь? – проницательно осведомился Лиан.

– Злюсь, – призналась я.

– Плюс один, – хмыкнул юноша, не желая ничего объяснять.

Он остановился у двери и постучал. После первого же удара дверь распахнулась, и перед нами оказался дворецкий. Нет, он не походил на Себастьяна, но тоже был весьма идеален и, как мне показалось, чай, был бы лучшим в мире.

– Позволите взять, – он выдержал паузу, – вашу одежду?

Да уж, так унизить мою курточку мог только он. Лиан же внимательно следил за этим шоу, навевая мне грустные мысли, что идет какое-то испытание, а мне забыли сообщить правила, да и согласия спросить было бы не лишним, но…

– Нет, она мне самой нужна, – решила изображать болотного ежика я. Ежика – потому что колючего, болотного – ибо вариант поведения обиженной кикиморы был мне сейчас больше по душе.

– Как пожелаете. – Дворецкий отступил на шаг. – Милорд?

– Эрих у себя?

– Молодой господин завтракает, – сдал с потрохами своего шефа слуга.

– Отлично.

Лиана нисколечко не смутила необходимость отрывать друга от позднего, даже чересчур, завтрака. Разувшись и сдав ботинки на сохранение дворецкому, он метнулся вперед и исчез в одной из дверей. Мне не оставалось ничего другого, как последовать его примеру.

Медленно разувшись (постоянно ждала, что придется тут же сигать на улицу), я самолично поставила свою обувку носками к двери и на цыпочках, которые вызвали нездоровое оживление у дворецкого (он даже усмехнулся, вредина такая!), проследовала к месту исчезновения младшенького.

Заходить без стука, как известно, невежливо, но порой это самое верное решение. Особенно если предварительно прислонить ухо к двери и послушать, что там творится. Будучи болотницей, я не удержалась от искушения.

Звуки доносились весьма странные. Смех, рыдания, стоны, вопли… Я с подозрением уставилась на дворецкого, но тот даже глазом не моргнул, хотя и сам переместился ближе к двери и не слышать творившееся безобразие не мог.

– Может, стоит зайти?

– Как пожелаете, госпожа, – пожал плечами мужчина.

Да уж, полезный совет.

– А вы?

– Пожалуй, воздержусь, – ухмыльнулся собеседник и сделал ручкой, дескать, добро пожаловать.

Мои подозрения только усилились: что творится за дверью, если меня туда вежливо подпихивают, а сами норовят остаться вне зоны поражения? Решив, что такое положение дел меня не устраивает, я приоткрыла дверь и, нагло вцепившись в рукав дворецкого, затащила его в помещение.

Нам были не рады. Или, напротив, очень рады. Бедный Лиан упорно сжимал зубы, чтобы не допустить накормления себя пудингом. Завидев меня, он вытаращился и ткнул пальцем в мою сторону. Вот только его кормитель не собирался отвлекаться по мелочам.

– Ложечку за папу!.. – уговаривал он, не выпуская друга из жесткого захвата.

– Да иди ты! – орал Лиан, но спешно затыкался, едва ложка оказывалась у его зубов. Тут он в темпе осваивал художественное мычание.

– Сам виноват, нечего было говорить виконтессе, что я… – блондин покосился на меня и промолчал. – В общем, сам виноват. Ешь!

– Прости, – пискнул Лиан, но его план не удался: ложка с пудингом таки попала ему в приоткрывшийся рот. – Гадость!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru