Принц из Денницы

Наталья Брониславовна Медведская
Принц из Денницы

– Не помню, – Маша не стала говорить правду.

Водитель погрустнел.

– Мне её в детстве напевала бабушка, рассказывая поморские сказки.

Машина выехала из города и свернула на просёлочную дорогу. Под колёсами зашуршал щебень. Ветви огромных дубов, склоняясь над дорогой, создали густую тень. Километра через три, после очередного поворота показался дом. При виде его Маша еле сдержала возглас удивления. К этому или похожему дому её приводил Чеслав. Вот только дом тогда стоял в окружении голых, без листвы, деревьев, и казался мрачным, а сейчас выглядел красивым старинным замком. Таксист высадил их на пятачке перед домом.

– Если бы мама не уехала в Россию, мы бы жили здесь, – произнесла Анна Дмитриевна, любуясь ровным газоном. Резная деревянная дверь отворилась, на пороге показался низенький толстяк в странной униформе.

Маша тихо прошептала:

– Если бы бабушка не уехала в Россию, нас бы с тобой не было.

Толстяк несколько церемонно поклонился.

– Прошу пани. Вы говорите по-польски?

Маша и Анна Дмитриевна дружно кивнули.

– Госпожа Стефания ожидает вас.

Гостьи переглянулись и взялись за ручки чемоданов. Толстяк покачал головой.

– Проходите в обеденный зал, а я отнесу чемоданы в ваши комнаты. Меня зовут Матеуш, я помощник пани Стефании.

Переступив порог, они оказались в просторном холле. Матеуш открыл скрипучую деревянную дверь справа и пригласил войти.

В довольно неуютном зале, украшением которого служил только камин да несколько тёмных гобеленов, висящих на серых каменных стенах, за длинным столом на стуле с высокой спинкой сидела пожилая женщина. Она равнодушно посмотрела на Анну, перевела взгляд на Машу. Её лицо дрогнуло, глаза потеплели, на губах появилась улыбка.

– Добро пожаловать домой, девочки. Матеуш отведёт в ваши комнаты, у вас двадцать минут, чтобы привести себя в порядок.

На первом этаже в ванной комнате они умылись и поднялись на второй этаж. Маша скептически осмотрела спальню, что-то подобное видела в фильмах. Камин, кровать под пыльным балдахином, резное трюмо, изящная скамеечка для ног, одностворчатый шкаф, украшенный резьбой. Она быстро переоделась в юбку-колокол и светлую шифоновую блузку, выглянула в окно. Перед ней простирался лес, в котором совершенно терялась дорога. Маша чихнула и попыталась открыть небольшое окно, с третьей попытки ей удалось это сделать. Время поджимало, и она отправилась за матерью. Комната Анны Дмитриевны оказалась близнецом её комнаты. Мать, в синем нарядном платье в пол, поправляла причёску, глядя в тусклое зеркало.

– Я чувствую себя так, будто иду на приём к английской королеве. Боже, какой красивый старинный дом.

– Мам, ты серьёзно? А по мне так он просто сырой и неуютный. Ещё день, а в комнатах уже сумрак. Представляю, как здесь холодно зимой. А удобства… Туалет и ванная на первом этаже. Здорово, да?

– Ты не понимаешь, здесь всё дышит стариной и аристократизмом.

– А пахнет мышами и пылью, – проворчала Маша.

За долгим обедом, показавшимся Маше нескончаемым, Стефания, так она попросила себя называть, расспрашивала их о жизни в России, о работе, друзьях. Наконец хозяйка утомилась и попросила Анну проводить её в спальню.

– Мне можно погулять по лесу? – поинтересовалась Маша.

Анна встревожилась, но Стефания успокоила её:

– Нет ничего более безопасного, чем наш лес, да и заблудиться в нём трудно. Пусть девочка подышит свежим воздухом.

Маша переоделась в бриджи и рубашку с длинным рукавом. Она сначала обошла дом вокруг, потом углубилась в дубраву. Утомившись, уселась на замшелый пень. Под деревьями лежал толстый слой прелой листвы, пахло грибами. Совсем рядом слышалось журчание ручья, в кронах перекликались птицы.

– Марцела-а-а.

Маша вскочила, не доверяя слуху, стала оглядываться. Из-за дерева вышел Чеслав.

– Но как? Откуда ты? – растерялась она.

– Я же обещал, что мы встретимся. Я нашёл тебя, и теперь мы будем вместе. – Чеслав приблизился и взял её руки в свои. – Милая, милая моя Марцела.

Маша смотрела на него и не верила, что видит его не во сне, а наяву.

– Но так бывает только в сказках. Я не понимаю…

– Ты обязательно поймёшь. Чуть позже. Я так скучал по тебе, пойдём, покажу моё любимое место в этом лесу.

Он привёл её на берег живописной речки, усадил на тёплый камень, нагретый солнцем.

– Я люблю тебя, Марцела. Всегда хотел, чтобы ты стала моей женой, пани Домбровской.

– Мне непривычно, что все называют меня Марцелой. Ты появился так неожиданно и уже через несколько минут делаешь мне предложение. А я ведь ничего не знаю о твоей семье.

Чеслав вздохнул:

– Моя семья очень родовита, прадед защищал родной город в войне с тевтонцами, дед и отец были бургомистрами Денницы. Но самое главное не это, а моя любовь к тебе, – он взял её лицо в ладони и пристально посмотрел в глаза. – Ты для меня всё!

Маша, как зачарованная, слушала его, и всё казалось ей правильным. В ней не зародилось и тени сомнения в искренности Чеслава.

Потом они гуляли по лесу и целовались. А когда ночь опустилась на землю, он проводил её до входной двери.

– До завтра, я буду ждать тебя у реки.

Маша вошла в холл, освещённый единственной лампочкой, и осторожно стала пробираться к лестнице.

Из темноты вышел Матеуш.

– Долго же вы гуляли, пани Марцела.

Маша, не ожидавшая появления старика, вскрикнула:

– Вы напугали меня!

– Прошу прощения, пани.

– Скажите, Матеуш, вы слышали о Домбровских?

– Весьма достойная и уважаемая в городе семья. А почему вы спрашиваете?

Маша улыбнулась:

– На то есть причины. Скажите, а кто ещё живёт в доме?

Старик подслеповато сощурился.

– Моя жена Люцина. Кухарка Тереза приходит каждый день на несколько часов. Вас что-то ещё интересует?

– Нет. Спокойной ночи, Матеуш.

***

Утром Маша проснулась с небольшой температурой, но ломило все косточки. «Вот же гадство, где-то ухитрилась подхватить вирус». Она посмотрела на себя в зеркало и удивилась: несмотря на слабость, на щеках играл румянец, губы алели, будто накрашенные помадой. Показала себе язык. «Видно, любовь делает всех краше». После завтрака бабушка вызвала такси и отправила их посмотреть достопримечательности города. Маша держалась изо всех сил, чтобы не испортить матери экскурсию. Обедали они в пиццерии «Маргаритка», Анна Дмитриевна, не замечая состояния дочери, восхищалась базиликой Иоанна Крестителя, этнографическим музеем, архитектурой старинных домов.

– Завтра отправимся в Кенсово, потом в Конажины. Эти городки совсем рядом с Денницей, каких-то двадцать километров. Мне до сих пор не верится, что я в Польше.

Рейтинг@Mail.ru