Принц из Денницы

Наталья Брониславовна Медведская
Принц из Денницы

«Призрак, как же», – посмеивалась Маша, отвечая на горячие поцелуи.

– Чеслав, у тебя была невеста? – всё же спросила она, улыбаясь.

– Ты моя невеста.

– Пойдём, я познакомлю тебя с мамой и бабушкой, вернее прабабушкой Стефанией, а то она несёт всякую чушь о призраках.

Чеслав опустил голову.

– Я не могу познакомиться с ними. Меня видишь и слышишь только ты.

– Прекрати глупые шутки. Ты же не призрак. Я ощущаю тебя, вот я чувствую твои пальцы, касаюсь твоей щеки.

– Марцела, ты самое дорогое, что у меня есть. Не уходи, скоро мы будем вместе навсегда. Постарайся, вспомни. Я знаю, ты там глубоко…, но если ты попытаешься, вспомнишь всё.

– Чеслав, перестань меня пугать. Что я должна вспомнить?

– Ты вернулась ко мне через семьдесят лет, я верил, ждал… – бормотание Чеслава стало неразборчивым.

Маша почувствовала озноб: «Да они все тут сумасшедшие». На подкашивающихся ногах она отправилась домой.

– Марцела! Не покидай меня, – донёсся его голос.

Она прибавила шагу, чувствуя слабость, накатывающую на неё волнами. В шелесте листьев, в порывах ветра Маша слышала его мольбу, и у неё разрывалось сердце. К дому она буквально доползла. Дверь открыл Матеуш, позвал женщин на помощь. Маша не помнила, как с помощью матери добралась до спальни, как она раздевала её.

– Зря я тебя отпустила, надеялась: он придёт. Струсил что ли, – посочувствовала Анна. – Не выпущу из постели, пока не выздоровеешь. – Губами дотронулась до лба дочери: – Температуры нет. Какая ты холодная. Скорее всего, просто замёрзла. Отдыхай. – Она укрыла Машу вторым одеялом. Посидела минут десять на постели. Услышав ровное дыхание, поняла: дочь заснула.

Они сначала катались на лошадях. Потом привязали их у реки и долго сидели на любимом камне, планируя свою жизнь после свадьбы. От воды потянуло холодом, Чеслав посадил Марцелу на колени и пообещал никогда не покидать её.

Маша открыла глаза, и села на постели. Из глубин памяти всплыли воспоминания обо всех их встречах, клятвах, словах и поцелуях. И о счастье, счастье без предела. Да, она когда-то была Марцелой и наконец вернулась к нему. Словно вздох донёсся голос Чеслава. Марцела подошла к окну. Любимый стоял возле дома и звал её. Она открыла окно, взобралась на узкий подоконник и шагнула вниз на каменные плиты.

Невыносимая, чудовищная боль быстро прекратилась. Стало темно, смолкли все звуки. Марцелу потащило из этой темноты к тонкой полоске света, словно кто-то приоткрыл дверь и выдернул её наружу. Она удивлённо посмотрела на окровавленное тело, похожее на сломанную куклу из-за неестественно вывернутых рук и ног. Не сразу сообразила – это её тело.

Марцела почувствовала сожаление и нарастающую панику. Всё вокруг быстро теряло краски: зелёная трава становилась серой, с деревьев опадала листва, исчезали запахи, звуки.

– Марцела!

Она повернулась на этот единственный в полной тишине голос. Чеслав медленно приближался к ней, и ей захотелось закричать от ужаса. Его прежде красивое лицо превратилось в хищный оскал, мертвенно-белая кожа блестела, на чёрно-красных губах играла улыбка.

– Ты всё вспомнила. Теперь мы будем вместе навсегда.

Рейтинг@Mail.ru