Когда цветёт акация

Наталья Брониславовна Медведская
Когда цветёт акация

– Ты не озябла? – его голос звучал так, будто у него болело горло.

– Немного, – прошептала Юля, обнаружив, что он снова сидит к ней вплотную. – Ногам холодно, а телу жарко, –тихо засмеялась она.

Мелодичный смех девушки отозвался в его душе волной нежности. Он взял её лицо в свои ладони и снова принялся целовать. Спустя время Гаю пришлось собрать всю силу воли, чтобы оторваться от губ Юли. Взяв её руки в свои, обнаружил, что его пальцы дрожат.

– Извини, не знаю, что на меня нашло, обычно я не веду себя, как варвар. Ты совсем замёрзла, – он попытался согреть холодные руки спутницы дыханием.

Пока он её обнимал и согревал, Юля немного успокоилась и отошла от страстных поцелуев. Она ощущала себя необыкновенно счастливой: оказывается, этот Ледышка на самом деле горяч и вспыхивает костром, будто сухой хворост от маленькой искры.

Гай поднялся со скамьи, потянул Юлю за собой.

– Нам пора возвращаться, не хватало ещё простыть.

Ася вернулась в общежитие раньше подруги, до её прихода успела принять душ и улечься в кровать. Юля как можно тише отворила дверь в комнату, на цыпочках прокралась к шкафу.

– Включай свет, – послышался голос Аси. – Я ещё не сплю, а Леры нет дома.

Юля подбежала к подруге и порывисто её обняла. На Асю пахнуло свежим, холодным воздухом.

– Брысь от меня. Переоденься сначала, а потом обнимайся.

Юля повесила плащ в шкаф и снова ринулась к подруге.

– Тебе явно не терпится поделиться впечатлениями от свидания с Холодовым. Но будь добра сбегай в ванную комнату, приведи себя в порядок, тогда и поговорим, – остудила её пыл Ася.

Юля, поглощённая своими мыслями, не заметила, что та расстроена. Душ она принимала в ускоренном темпе, будто её подгоняла толпа немытых людей, жаждущих немедленно добраться до воды. Переодевшись в ночную рубашку, Юля юркнула к Асе под бочок. В детстве они часто ночевали друг у друга и спали в одной кровати.

– Ась, я так счастлива. У меня от его поцелуев буквально крышу сносит. Думаю, ему тоже со мной понравилось. Как считаешь, это означает, что наши чувства взаимны?

– Трудно сказать. Твой Гай скупится даже на улыбку, а уж понять, что он чувствует, вообще трудно.

– Но если бы я ему была безразлична, он бы не пригласил на свидание?

Юля уткнулась лицом в плечо Аси. От подруги пахло шоколадом и орехами. Ася любила сладкие, но не приторные ароматы, даже шампуни и кремы покупала с запахом кофе, шоколада, арбуза или персика. Смешиваясь с её личным ароматом, эти запахи удивительным образом становились более тонкими и нежными.

– Почему ты молчишь? – нахмурилась Юля.

– Думаю рано судить о его чувствах. Время покажет.

– Какая ты у меня, Аська, прагматичная. Неужели тебе не понравилось, как целуется Дан? Или у вас первого поцелуя ещё не случилось?

– Случилось. Но у меня возникло такое чувство, будто я для него просто желанный кусок мяса, ну или лакомый обед.

– Что за сравнение? – Юля села в кровати. – Фи! Мясо. Почему тебе так показалось?

Ася тоже села в кровати. Её карие глаза были грустные и печальные.

– Понимаешь, он шутил, веселил меня. Время от времени смотрел загадочным взглядом, и будто невзначай касался плеч, рук, талии. Но в этих прикосновениях не ощущалось души, словно он ощупывал товар: годится или нет? Я позволила ему поцеловать себя, уж слишком настойчиво он этого добивался. Но знаешь, снова поняла: механически он участвует в процессе, а его мысли где-то далеко. Если моё тело можно обмануть, то душу вряд ли. В глазах Дана не отражалось ничего, кроме обычной похоти.

Юля облокотилась о спинку кровати, укрыла ноги одеялом.

– А ты не могла ошибиться? Мне вот казалось: Гай улетал вместе со мной. То, что я испытала с ним, трудно передать словами.

– Я рада за тебя. Вдруг Холодов и, правда, тот самый единственный. Это было бы замечательно.

– Ась, не переживай. Вдруг твои чувства тебя обманули.

***

– Входи, не бойся. Можно негромко разговаривать. Хотя наша соседка ещё дрыхнет, делает она это в берушах, так что ничего не услышит. – Ася подтолкнула Диму, в нерешительности остановившегося на пороге комнаты.

Дмитрий обвёл глазами временное жилище подруг. Комната, разделённая на две неровные части, представляла собой забавное зрелище. На меньшей части, принадлежащей соседке Аси и Юли, уборка, видимо, делалась по мере необходимости, лишь когда куча хлама грозила пересечь черту, жирно проведённую маркером на линолеуме. На кровати, больше напоминающей логово беспризорника, спала девушка. Выглядела она живописно: половину её лица скрывала чёрная маска для сна, волосы, рассыпавшиеся по подушке, были длинные, густые и волнистые.

– Чего встал, как вкопанный? – тихо произнесла Ася. – Снимай штаны и садись на стул. – Она достала из тумбочки швейные принадлежности. – У меня как раз есть подходящие по цвету нитки.

Дмитрий, покосившись на спящую девушку, снял спортивные брюки, протянул их подруге.

– Как ты так ухитрился располосовать штанину? – удивилась Ася, разглядывая длинный разрез сбоку брючины. – Нет бы по шву порвал…

Дмитрий пробормотал:

– Сам не заметил. Почувствовал лишь, когда ноге стало холодно. На брусьях оказалась зазубрина, её нужно спилить, пока никто не поранился. Сумеешь зашить?

– Запросто.

Дверь комнаты со стуком распахнулась. Юля, держа в обеих руках по пакету, ввалилась в комнату.

Ася взволнованно прошипела:

– Тише ты. Если разбудишь Леру, скандала не оберёшься.

– А уже поздно, – процедила Лера, откидывая одеяло и садясь на кровати. – Сбросив с лица повязку, она вынула беруши из ушей. Взяв телефон, посмотрела на дисплей. – Какого чёрта! Сегодня выходной. Только девять двадцать утра. А вы тут раскудахтались как курицы. – Заметив незнакомого парня, сидящего на стуле в одних трусах, она не смутилась, а лишь с любопытством стала его разглядывать. – Ого. Уже и любовничков в комнату приводим.

Юля окинула сердитую соседку насмешливым взглядом, но ничего не сказала. Поставив пакеты на стол, принялась выкладывать покупки.

– Ась, пока ты зашиваешь штаны, я быстренько накрою на стол. Дим, ты с чем бутерброды будешь? С колбасой, сыром, с рыбой или с паштетом? А ещё я купила пирожинки.

– И с тем, и с другим, и побольше. – Дмитрий, протянув руку, снял со спинки кровати банное полотенце, прикрыл им голые ноги.

– Аллё?! Я вам, что пустое место? – разозлилась Лера. – Я смотрю, тут у вас шведская семья образовалась. Одна штаны чинит, другая жрать готовит. Прежде чем мужиков на нашу общую жилплощадь приводить, у меня надо разрешение спрашивать.

Ася показала на чёрную линию.

– Он не пересёк чёрту. По правилам нашего общежития с девяти до двадцати двух часов мы имеем право пригласить любого гостя к себе в комнату и для этого твоего разрешения не требуется. И если уж на то пошло, именно ты создаёшь нам неудобства: мы вынуждены приспосабливаться к твоему ритму жизни, а он далёк от нормального. Нам надоело ходить на цыпочках и разговаривать шёпотом. Именно ты нас будишь, когда глубокой ночью возвращаешься в общагу. Так кто у кого должен спрашивать разрешения?

Разъярённая Лера сбросила одеяло на пол и, подойдя к линии вплотную, заявила:

– Я живу так по необходимости, и объясняться перед вами не собираюсь. Если вас что-то не устраивает, можете выметаться из этой комнаты.

Она стояла посреди комнаты в одних трусах, тонком топике цвета хаки и почему-то вызывающе смотрела именно на Дмитрия. Он подчёркнуто равнодушно оглядел бледное лицо девушки, спутанную копну волос, топик, под которым вырисовывалась аккуратная грудь второго размера, голый пупок, простые хлопчатобумажные трусики, больше похожие на маленькие шорты, стройные ноги. И, хмыкнув, сделал заключение:

– Природа постаралась, но хозяйка данной фактурой распоряжается просто отвратно, – он небрежно махнул рукой. – Можешь одеваться. Меня не интересуют неряхи. Если девушка не умеет или не желает наводить порядок в комнате, то и себя не станет держать в чистоте. От таких надо держаться подальше, а то неровён час подхватишь чего-нибудь.

Лицо Леры покрылось алыми пятнами. Переступив через чёрную линию, она наклонилась к Дмитрию.

– Как ты смеешь! Хочешь сказать, что от меня можно подцепить заразу?

Он посмотрел в глаза девушки, горящие обидой, и пожал плечами.

– Запросто. Если не вшей от тебя заведёшь, так лишай или чесотку точно. Ты бы для начала умылась.

Лера глубоко вдохнула, потом медленно выдохнула, сдерживая себя от желания вцепиться в красивое лицо парня. Его ярко-голубые глаза цвета весеннего неба смотрели на неё с лёгким презрением. Она вдруг увидела себя со стороны: неопрятную, с чёрными кругами вокруг глаз, в не свежем белье и смутилась. А от этого неловкого чувства разозлилась ещё сильнее.

– Больше всего я ненавижу таких благополучных деток как вы. Вам не нужно работать, чтобы обеспечить себя едой и одеждой, родители всё оплатят и поднесут на блюдечке. Ничего не знаете о жизни, а смеете презирать и указывать мне, – она задохнулась от негодования.

Дмитрий налил воды в стакан и протянул Лере.

– Выпей и успокойся. Наше знакомство началось неудачно. Ты ничего не знаешь о нас, а мы о тебе. Но именно ты создала о себе неприглядное впечатление. Как бы ты ни работала, – он махнул рукой, – доводить себя до такого состояния не стоит.

Тебя забыла спросить. – Лера вернулась к своей кровати, отыскала халат. Набросив его на себя, вышла из комнаты.

– Вот я закончила, – Ася протянула Дмитрию брюки. – Можешь надевать.

Юля выключила из розетки вскипевший чайник, разлила кипяток по чашкам.

– Прошу к столу. У меня тоже всё готово.

Они допивали чай, когда вернулась Лера. Она повесила влажное полотенце на батарею, набросила на кровать мятое покрывало. Даже сквозь размазанный макияж Дмитрий понял, что девушка симпатичная, но, увидев её чистое порозовевшее после душа лицо, поразился насколько Лера хороша.

 

Дмитрий, умоляющим взглядом спрашивая разрешения у подруг, предложил Лере:

– Садись, поешь с нами.

– Да что ты. А как же насчёт чесотки, неужели больше не боишься? – ехидно поинтересовалась она.

– Да вот глянул на твою отмытую кожу и понял: чесотки нету. Можно и пообщаться с приятной глазу девушкой.

Лера кивнула на Юлю и Асю.

– А твои жёны не заревнуют. Хочешь и меня к своему гарему добавить?

Юля засмеялась.

– Не волнуйся, ты будешь главной женой в его гареме.

Ася осторожно взяла Леру за руку, потянула к столу.

– Дима прав, наше знакомство нельзя назвать удачным. Извини, мы разбудили тебя, не дали выспаться после работы. В знак примирения поешь с нами. Юлька много всего накупила. Отмечаем удачную сделку, нам заплатили за оформление детской комнаты в полиции.

– Чего? – удивилась Лера. – Комнаты в полиции?

Ася слегка надавила ей на плечи, усаживая на стул. Юля подвинула соседке кружку с горячим чаем и тарелку с бутербродами.

– Видимо, хорошо заплатили, – Лера показала на тонкие оранжевые ломтики сёмги и бледно-розовые кусочки форели.

– Не очень. Пожмотились. Но у нас осталось от свадебного салона, – сообщила Юля. Она жмурилась от удовольствия, откусывая маленькие кусочки от бутерброда с рыбой.

– Вы и свадебный салон оформляли?

– Ага. Витрину, – подтвердила Ася. – И много ещё чего делали. Так что мы тоже работаем, а не только на родительские денежки полагаемся.

Лера вздохнула. Эта Юля так вкусно ела, что заразила её своим аппетитом. Она не заметила, как умяла с десяток бутербродов и выпила пару кружек чая, который ей подливал Дмитрий.

– Вы давно знаете друг друга?

Дмитрий наколол на вилку ломтик рыбы, посмотрел его на свет.

– Красотища-вкуснотища, – он улыбнулся. – Мы повстречались, сидя в колясках. Девчонки и тогда были хорошенькие, хоть и совершенно лысые.

Юля стукнула Дмитрия по лбу указательным пальцем.

– Гордишься, что родился мохнатым, как бабуин. Тётя Тоня говорила: у него даже на спине пушок рос. Зато в первый класс ты пошёл подстриженным под ноль, а мы с Асей, как нормальные девочки в бантиках.

Дмитрий засмеялся.

– Как же, нормальные девочки, на три ваших волосины еле прицепили банты, почти клеили их к макушкам скотчем.

Лера улыбнулась.

– А почему вас остригли?

Ася ответила на её улыбку смехом.

– Перед самой школой родители обнаружили у нас вшей. У Димки были такие густые волосы, что они не стали возиться и просто побрили ему голову. А нас остригли так коротко, что банты еле держались на бошках.

– Понятно, вы вместе с пелёнок, – кивнула Лера. – Извините, я неправильно вас поняла.

Подсохшие волосы Леры, небрежно сколотые шпильками, вились крутыми колечками, ореолом окружая её голову. Дмитрию захотелось прикоснуться к ним. Интересно, они мягкие или нет?

– Если не секрет, где ты работаешь? – спросил он, убирая от Леры пустую тарелку и подвигая наполненную бутербродами.

– Через день пою в ресторане, иногда выступаю на частных вечеринках, – Лера неожиданно для себя с лёгкостью поделилась секретом с сотрапезниками.

– Вот где ты пропадаешь по ночам, – воскликнула Юля. – Хотелось бы тебя послушать.

– Приходите в «Иберис» и слушайте, – усмехнулась Лера. – Хотя я бы не советовала Асе появляться там по четвергам, – быстро добавила она.

Дмитрий удивился.

– Это ещё почему? Остальным значит можно?

Лера допила чай, погладила себя по впалому животу.

– Забудьте мои слова. Со временем вы их поймёте. Пока же я бегу впереди паровоза. – Она зевнула. – Спасибо за угощение. Пойду-ка я ещё вздремну. Вечером у меня выступление.

Юля покосилась на соседку, та, свернувшись в калачик, легла поверх покрывала.

– Заинтриговала. Почему Асе не стоит ходить в этот ресторан по четвергам? Да мне теперь просто необходимо туда попасть именно в этот день. Гай спрашивал, где бы мне хотелось отметить день его рождения. Вот я и попрошу сходить в «Иберис».

Лера повернула голову

– Не стоит. Выбери другое место. Хотя… – Выдержав театральную паузу, она добавила: – Уверена, Холодов сам откажется туда идти.

– Теперь и мне стало интересно, – пробормотала Ася. – Почему мне не нужно появляться в этом ресторане.

Лера сердито буркнула.

– Мой язык – мой враг. Ты сама обо всём узнаешь. Просто мне показалось: ты хороший человек. Не хочу, чтобы расстраивалась.

Юля подняла брови.

– Вот те раз. Ася значит хороший человек, а я тебе показалась плохой?

– Милые и улыбчивые девочки как ты многим нравятся, а у меня на таких аллергия.

Юля горестно закатила глаза.

– Нет в жизни справедливости. Я не понравилась соседке.

Лера, зевнув, фыркнула.

– Брось сокрушаться. Зато ты классно кушаешь, у тебя с едой взаимная любовь. Ребята, дайте поспать, – попросила она.

– Хорошо, – кивнула Ася. Мы скоро уходим.

– Я тоже вас, мадам, покидаю, – Дмитрий отвесил Лере шутливый поклон.

После ухода Дмитрия подруги, пытаясь не шуметь, стали собираться на свидание.

– Ты куда пойдёшь с Гаем? – поинтересовалась Ася едва слышно.

– В кино. После сеанса немного погуляем по улицам, пока не замёрзнем. Знаешь, я завидую, что у Дана есть машина, будь она у Гая, я бы никуда не пошла. Сидели бы в машине и целовались, потом пили бы горячий чай из термоса и беседовали. Кроме как быть с ним рядом мне больше ничего не нужно, – посетовала Юля, снизив голос до шёпота.

Ася разволновалась.

– А не слишком ли ты форсируешь отношения. Неужели совершенно без ума от него?

Юля покаянно склонила голову.

– Без ума. Мне всё время хочется его видеть и прикасаться.

– Надеюсь, ты ему об этом не сообщила? Или уже призналась в любви? – испугалась Ася.

– Мне он очень, очень нравится, но любовь ли это, пока не знаю. Зачем мне говорить ему о том, в чём сама не уверена.

Ася с облегчением вздохнула. Оглядев себя в большом зеркале шкафа, решила, что полностью готова к выходу на улицу.

– Не раскрывайся до конца. Обещай, что будешь держать себя в руках, – попросила она.

В её голосе Юля услышала мольбу и тревогу. Чтобы успокоить подругу, пообещала:

– Постараюсь.

Глава 7

Гай поднял голову от светящегося экрана ноутбука и посмотрел на Юлю, она сидела напротив него в пол-оборота, её профиль, освещённый угасающим декабрьским солнцем, заглянувшим в окно библиотеки, чётко вырисовывался на фоне зимнего пейзажа. Он полюбовался на её прямой, с немного вздёрнутым кончиком нос, на губы, дарящие ему незабываемые минуты блаженства, на пушистые ресницы, нежную кожу щёк и подумал, что ему никогда не надоест смотреть, как меняется выражение на лице Юли по мере того, что она читала в книге. Он мог сразу сказать: попалось ли ей что-то весёлое, загадочное или грустное. Ему нравилось наблюдать за тем, как одна эмоция на её лице сменялась другой. Этой холодной зимой набралось не так много мест, где можно долго оставаться рядом – библиотека оказалась именно таким местом. Здесь они, просиживая часами, готовились к занятиям, выполняли задания преподавателей. Когда уставали, то выбирались на улицу, побродить на свежем воздухе или шли в студенческую столовую перекусить. Друзья шутили, что они будто приклеились друг к другу и расставались лишь на время лекций и сон. По утрам Гай чувствовал себя счастливым от одной мысли, что скоро увидит Юлю. Уже поняв: его девушка не любит открытое проявление чувств при посторонних, всё-таки ухитрялся украсть у неё быстрый поцелуй во время утренней пробежки, на стадионе или в коридоре университета. Гай обнаружил: когда появляется его Милаха, то мир меняется – наполняется радостной энергией и яркими красками. Занятия, работа в лаборатории отнимали у него много времени, но он старался, хоть ненадолго ежедневно встречаться с ней.

Новый год Гай хотел бы встретить только вдвоём, но Дан подкинул идею на четыре дня отправиться в Лаго-Наки. Его идею покататься на лыжах и побыть в горах, поддержали все. Когда посчитали, набралось восемь человек. Дмитрий заявил, что собирается пригласить свою знакомую. Никита также, не пожелав быть единственным без девушки, сообщил: один тоже не останется. Дан забронировал частный гостевой дом, так выходило дешевле и удобнее. Гай впервые не поехал на Новый год домой, его немного мучила совесть: он оставлял отца в одиночестве в трудное для него время. Но как только представил, что будет вынужден слушать стенания отца, начинал злиться и нервничать. Его успокаивало, что разлука родителей происходила регулярно, и уже должна войти в привычку. Утешал себя тем, что пройдёт время, и они, как всегда, помирятся.

Выезжали из Краснодара на двух машинах. Гай, Юля и Ася отправлялись на Хюндай Солярисе Дана. Никита и Дмитрий вместе с двумя девушками отбывали в Лаго-Наки на арендованной Ауди. Гай посмеивался, вспоминая выражения лица Дана при виде Леры, тот никак не ожидал, что именно эту девушку пригласит Дмитрий, но и сам был недоволен Никитой, позвавшим их однокурсницу Инну Глебову. Инна с первого курса всячески выражала Гаю свою симпатию, только ради него она пошла трудиться в лабораторию. Вольно или невольно, но обе девушки были угрозой для спокойного отдыха. На первой же остановке Дан улучил момент, когда рядом не оказалось ни Юли, ни Аси, приблизился в Лере.

– Привет, Краюха. Каким образом ты очутилась в одной компании с нами?

Лера откинула прядь волос с лица. С выражением презрения оглядела Дана с головы до ног.

– Боишься, что расскажу, чем ты занимаешься?

– Боюсь, – хмыкнул Дан. – Правда, не очень. Просто Асе ещё рано знать о моей работе. Будь добра, в память о наших прошлых отношениях ничего ей не говори. Придёт время, я сам всё объясню. Она умная девочка, поймёт: ничего зазорного в моей работе нет. Просто способ получать неплохие деньги.

Лера ухмыльнулась.

– Удивляюсь я Асе и Юльке, они до сих пор не проверили, чем ты занимаешься. Хотя, я им уже намекала. Тебе повезло: они были сильно заняты украшением витрин к новогодним праздникам.

– Только намекала?

– Ага. Они даже приходили в «Иберис» послушать, как я пою, жаль – не в четверг. – Лера смотрела в лицо Дана, потемневшее от гнева, и испытывала злорадное удовлетворение. – Мне нравится Ася. Не хочу, чтобы ты испортил такую хорошую девочку.

Дану так хотелось влепить Лере пощёчину, что он едва сдерживал себя.

– Всё ещё ревнуешь? Мы сто лет как с тобой расстались.

– Не ревную. Просто не хочу, чтобы Ася стала очередной игрушкой для тебя.

– Она уже большая девочка – сама разберётся. – Он наклонился к самому лицу Леры и негромко произнёс: – Дай мне время, я сам расскажу ей. Ты же не хочешь, чтобы новые подружки узнали о твоёй боевой юности.

– Ах, ты! Я же тебе одному в минуту откровенности призналась. А ты теперь шантажируешь этим меня?

Дан усмехнулся.

– Приходится, раз ты намерилась всё испортить. Я ещё не готов отпустить Асю. Так что по рукам?

Лера, опустив голову, пробормотала:

– Я промолчу, но рано или поздно всё станет явным и без меня.

– Лучше поздно.

Дан, заметив друзей, выходящих из придорожного кафе, быстро отошёл от Леры. Гай, подойдя к другу, протянул стаканчик с кофе.

– Мы не стали там есть. В помещении накурено, хоть топор вешай. Взяли пирожки и кофе на вынос.

Никита и Дмитрий водрузили пакеты со снедью на капот автомобиля. Дан поинтересовался у Гая.

– Где девчонки?

– Пошли на заправочную станцию в туалет, в этом кафе нужник просто отстойный.

– Ты чего стоишь там, иди к нам, – Дмитрий позвал Леру. – Мы купили пирожки с разной начинкой. – Он протянул ей стаканчик. – Пей быстрее, пока горячий.

Лера взяла у него кофе,

– Мне пирожок с печенью. Не люблю сладкие.

Дмитрий достал из бумажного пакета пирожок, обернул салфеткой и протянул Лере.

Гай, заметив приближающихся девушек, достал из кармана пакет с влажными салфетками.

– Давай сюда свои лапки, – обратился он к Юле.

Она покорно протянула руки, Гай тщательно вытер их салфетками.

– Вообще-то мы руки мыли, – заявила Инна, с трудом скрывая раздражение, от такой явной демонстрации привязанности Гая.

– Нужно обеззараживать: куча людей касается дверных ручек. – Гай вручил Юле стаканчик с кофе, подал пирожок. – С яблоками, как ты любишь.

– А нам кто-нибудь подаст? – поинтересовалась Инна, показывая на себя и Асю.

Дан показал на пакеты.

– Берите. Вот эти с капустой и картошкой, эти с печенью.

Никита передал кофе сначала Асе, потом Инне.

– Дамы, угощайтесь.

Утром, когда они выехали из Краснодара, начинал сыпать мелкий снег, похожий на манную крупу, но спустя полтора часа перестал. И хотя солнце спряталось за серые тучи, из-за тихой безветренной погоды мороз не ощущался. Друзья с удовольствием подкрепились на свежем воздухе.

 

– От Краснодара до Лаго-Наки двести километров, сто десять мы уже проехали, дальше дорога посвободней, думаю, к обеду прибудем на место, – предположил Дан. – Ну что, рассаживаемся, и в путь?

Пока трапезничали, Юля посматривала на девушку, которую пригласил Никита. Их познакомили перед самой рассадкой в машины.

– Это наша однокурсница Инна Глебова, – пояснил Никита. – А это Ася, девушка Дана. Леру ты знаешь, сейчас она проживает в одной комнате с Асей и Юлей. А это Милаха. – вырвалось у него. Смутившись, он поправился: – То есть Юля, девушка Гая.

– Очень приятно, – кивнула Инна и добавила: – Я не просто однокурсница. Уже три года работаю в лаборатории вместе с ребятами. Знаю их как облупленных. Разве мы с вами не друзья?

– Друзья, – подтвердил Никита.

Юля немного расстроилась, подумав: эта девушка знакома с Гаем намного больше её и видит его гораздо чаще, чем она, ведь они почти каждый день встречаются в лаборатории. Стоило Юле посмотреть, какой взгляд однокурсница бросила на Гая, то каким-то внутренним чутьём сразу поняла: он очень нравится Инне. Невольно она отметила: у соперницы красивые, блестящие, тёмно-карие глаза, гладкая смуглая кожа. Широкие скулы не портят её лицо, а придают особый шарм. Проснувшуюся ревность Юли немного успокоила плотная, коренастая фигура девушки, однако этот недостаток скрадывался длинными стройными ногами. Юля поразилась тому, как быстро в ней по отношению к Гаю проклюнулись собственнические ростки, это ощущение, как и чувство ревности ей не понравилось, будто она проглотила что-то горькое и весьма неприятное. К счастью, Инну посадили в машину с Никитой, Дмитрием и Лерой. Юля оказалась на заднем сиденье с Гаем, и у неё появилась возможность успокоиться и придти в себя.

Однообразный пейзаж за окном автомобиля сменился на заснеженные возвышенности, поросшие редким лесом. Через час дорога начала петлять, впереди показались белые вершины гор, лес стал гуще и выше.

В арендованный коттедж добрались после полудня. Хозяйка, получив плату за проживание, вручила им ключи.

– Водяная колонка и отопление настроены на определённую температуру, так что вентили не крутите. Сегодня я протопила дом, а завтра утром сами будете разжигать котёл. Дрова в сарае рядом с пристройкой. Уборка комнат сделана утром. Если вам захочется ежедневной уборки, то это за отдельную плату. – Она покосилась на девушек. – Хотя тут есть, кому наводить порядок. После готовки вымоете плиту. В общем, разберётесь. Вопросы есть?

– Когда начинают работать подъёмник и прокат снаряжения? – поинтересовался Дан.

– Если не будет сильного снегопада, то с рассветом. – Хозяйка коттеджа оглядела гостей. – Не буяньте. Если что-то поломаете, придётся платить.

Никита улыбнулся.

– Не волнуйтесь. Всё будет в порядке.

Парни помогли девушкам занести вещи и продукты в дом. В коттедже оказалось очень уютно: гостиная могла похвастаться огромным до самого пола окном, из него открывался замечательный вид на горы, засыпанные белым искристым, словно рафинад, снегом. Комната выглядела просторной из-за небольшого количества мебели: здесь имелся лишь диван с парой кресел, длинный стол со стульями и консоль под телевизор. Спальни тоже меблировали по минимуму: кровати, тумбочки и платяной шкаф.

– Девочки, какую комнату выберете? – Дан, облокотившись о притолоку, оглядел спутниц.

Лера, сравнив обе спальни, уверилась, что они совершенно одинаковые.

– Никакой разницы. Идём в эту. Она ближе к кухне. Люблю по ночам хомячить.

Инна критично осмотрела её тонкую, словно жердь, фигуру.

– Пока по тебе это незаметно, но если продолжишь, рано или поздно растолстеешь.

– Когда это случится, тогда и буду переживать, – отпарировала Лера. – Ась, давай займём кровати у окна.

Юля усмехнулась, Лера явно благоволила к её подруге. За последние два месяца она и Ася подружились с неразговорчивой соседкой, оказалось: та обладает своеобразным чувством юмора, никогда никому не льстит, но и намеренно старается не обижать. На второй же день после достопамятного прихода Дмитрия к ним в комнату, вернувшись после занятий, подруги обнаружили: часть комнаты, принадлежащая Лере, убрана, а постельное бельё на её кровати сменено. Она даже соизволила с ними немного пообщаться. Правда, её волновал лишь Дмитрий. Когда он заходил в гости, она вскакивала с кровати и быстро приводила себя в порядок. Но больше всего Юлю и Асю удивило, что их друг детства тоже заинтересовался Лерой. От него они узнали, почему она поёт в ресторане по ночам. Оказалось, та рано осталась без родителей, а дедушка и бабушка помочь ничем не могли, ей самой приходится поддерживать стариков материально. Получалось, она зарабатывает себе на жизнь и ещё ухитряется учиться. Подруги, увлечённые собственными любовными отношениями, упустили момент, когда Дмитрий и Лера окончательно сблизились. Видимо, поэтому они отправились отмечать Новый год вместе с ними.

– Девочки, – Дан постучал в дверь. – Можно войти?

– Заходи, – за всех ответила Ася.

Дан распахнул дверь.

– Если вы уже распаковали вещи, одевайтесь на прогулку. В горы сегодня поздно, поэтому просто прошвырнёмся по посёлку и окрестностям. Продукты мы уже закинули в холодильник. На ужин сварганим пельменей, чтобы долго не возиться. Как вам такая идея?

– Отлично, – обрадовалась Лера. – Правда, я и не собиралась демонстрировать здесь свои кулинарные таланты.

– Даю на всё десять минут. Ждём вас во дворе. – Дан закрыл дверь.

На улице стояла безветренная погода, с неба беззвучно падали крупные хлопья снега и от этой тишины всем почудилось, будто заложило уши. Из-за слабого мороза снег не хрустел под ногами, а едва слышно шуршал.

– Как здорово! – вырвалось у Юли. Она протянула руки, подставляя ладони под падающий снег.

– Это не здорово, – усмехнулся Никита. – Если снегопад усилится, то все трассы завалит, и пока их не расчистят, покататься не сможем.

– Не пугай, – успокоил всех Дан. – Я смотрел прогноз погоды. К утру обещают ясно и солнечно.

После прогулки и игры в снежки компания вернулась в коттедж. Ася отправилась варить пельмени, Юля и Лера принялись готовить бутерброды с рыбой, зеленью и свежими огурцами. Инна, заявив, что и без неё кухарок хватает, отправилась вместе с ребятами смотреть футбол в гостиную. После сытного ужина по предложению Никиты, расстелив на полу толстые пледы, все уселись перед окном смотреть на падающий снег.

– Чтобы ближе познакомиться, предлагаю сыграть в игру «Скажешь правду или выпьешь», – предложила Инна.

Никита её поддержал.

– Вы трое, – он показал на Асю, Юлю и Дмитрия, – хорошо знаете друг друга, и мы четверо тоже общаемся больше трёх лет, но всегда интересно узнать что-то новенькое.

– Что будем пить? – воодушевился Дан.

Юля, сидевшая в кольце рук Гая, тихо прошептала ему на ухо.

– Я плохо переношу алкоголь. Пьянею от двух рюмок. Как тогда буду завтра кататься на лыжах?

Гай притянул её к себе ближе, коснулся уха девушки губами.

– Будешь делать один глоток или отвечать на вопрос. Как тебе это?

– Ладно.

Инна покосилась на них и с лёгким возмущением произнесла:

– В большой компании не стоит шептаться, вдруг вы нас обсуждаете. Ну что, все согласны? С кого тогда начнём?

– Подождите, я принесу выпивку, – остановил её Дан. – Ась, поможешь.

Вернулись они из кухни быстро. Дан поставил на пол поднос с бутербродами и двумя бутылками шампанского. Ася раздала всем пустые бокалы.

– Давайте, я начну первый, – заявил Никита. – Будем двигаться по часовой стрелке. У меня вопрос к Юле. Какая кличка была у тебя в школе?

Юля поставила бокал перед собой.

– Такая же как и в университете: Акация.

– Интересно, почему? – удивилась Инна. – Странное прозвище.

Юля улыбнулась.

– Ничего странного. Моя фамилия Кация, поэтому и Акация.

– Тогда понятно, – кивнула Инна. – Многим не хватает фантазии придумать поинтереснее, что в школе, что в университете. Теперь моя очередь. Мой вопрос к человеку рядом с тобой. Гай, сколько девушек у тебя было до Юли?

Гай, пристально посмотрев на Инну, потянулся за бутылкой шампанского. Юле пришлось отодвинуться от него, чтобы он открыл бутылку. Негромко хлопнула пробка, в бокал полилась пенящая жидкость.

– Я считаю вопрос некорректным, поэтому выпью.

За Инной сидела Лера. Она повернулась к Дмитрию.

– У меня похожий вопрос. Дима, а сколько у тебя было девушек?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru