Тройные неприятности

Наталья Александрова
Тройные неприятности

– Яшка, отдай сейчас же, противный пес! – Ирина вернулась из прихожей и тянула медведя на себя.

Яша, радостно мотая хвостом, вцепился в медведя и рычал.

– Яшенька, – Ирина сменила тактику, – сейчас не время играть. Отпусти, пожалуйста, медведя, он чужой…

Но Яша перехватил медведя поудобнее и дал понять, что у хорошей хозяйки всегда найдется время для игры с собакой.

В дверь снова позвонили с большим нетерпением. Ирина отправилась открывать, а Яша мигом испарился из прихожей с медведем в зубах.

Влетела Жанна – злая и нервная.

– Ну, что у вас еще стряслось? – завопила она с порога. – Говори быстро, я на минутку с работы удрала!

Ирина подавила раздражение – в Жанкиных словах она уловила очевидный подтекст – мол, сидите тут, ничего не делаете, занятых людей по пустякам от работы отрываете.

– Ты хоть в квартиру войди, прежде чем ворчать, – примиряюще сказала она. – Чаю хочешь?

– Хочу! – с энтузиазмом согласилась Жанна. – С утра ничего, кроме чашки кофе… У тебя вчера такой пирог был дивный, с абрикосами… Столько всего до этого съели, что я едва попробовала…

В это время Катька в комнате издала звук, который Ирина трактовала как смущение.

– Сожрали? – мгновенно догадалась Жанна. – Уже успели?

– Не обобщай, – буркнула Ирина, ей это все уже начало надоедать.

В самом деле, жил человек спокойно, работал, с собачкой гулял, а теперь Катьку подсунули, Жанка напропалую хамит, и собственная собака совершенно распустилась.

– Жанночка, я тебе горячие бутерброды сделаю! – заискивающе пропела Катерина и устремилась на кухню.

Жанна заметила в комнате синий пластиковый чемодан, который Катька успела прикрыть.

– А воз и ныне там! – фыркнула она. – Верно говорят, что дурная голова ногам покоя не дает!

– Попробовала бы сама там чего-то добиться! – вскипела Ирина. – Там кругом сплошное совковое хамство, да еще Катьку чуть арабскому шейху в гарем не продали!

– Да ну? – оживилась Жанна. – Как же вы отбились?

– Отбились? – злорадно высказалась Ирина. – Да она была совершенно не против!

– Что с людьми заграница делает! – притворно вздохнула Жанна.

– Жанночка, иди, все готово! – донеслось из кухни.

– Ну, девки, вы и тетехи! – сказала Жанна через некоторое время заметно подобревшим голосом. – Нет чтобы сначала подумать, а потом бегать! Так у вас все наоборот.

– Да что тут думать-то?

– А то, – наставительно сказала Жанна, – что незачем вообще было в этот отдел претензий ходить, все равно там ничем не помогут! А нужно было звонить… Катерина, ты какой компанией летела?

– Не… не помню.

– А я вот помню, «Люфтганзой» ты летела. Стало быть, туда и нужно звонить. Они всю ответственность за багаж на себя берут. И я уже позвонила, все им объяснила, и скоро приедут оттуда за чемоданом.

– Ой, как здорово! – подпрыгнула Катя. – Жанка, какая же ты умница!

– А ты уверена, что та женщина, которая по ошибке взяла Катькин чемодан, тоже догадается позвонить в «Люфтганзу»? – ехидно спросила Ирина. – Видишь ли, нам важно не столько от этого чемодана избавиться, сколько Катькин обратно получить…

Жанна тут же наградила ее злобным взглядом, и Ирина ощутила смутное удовлетворение.

Вскоре явился за чемоданом молодой человек – служащий компании. Он был чисто выбрит и аккуратно одет. Он сопоставил номера на Катькином багажном талоне и на чемодане, убедился, что чемодан действительно не тот, и отбыл, забрав чемодан и выдав Кате расписку. На вопрос Ирины, что будет, если владелец другого чемодана не заявит о подмене и вообще никак не проявится, молодой человек степенно ответил, что компания сама будет искать, у них ведь есть списки пассажиров. Он оставил телефон и удалился.

Только закрылась за ним дверь, как откуда-то явился Яша с куском чего-то оранжевого в пасти, который оказался при ближайшем рассмотрении ухом несчастного медведя.

– Ой! – Катерина всплеснула руками, но Ирина тут же наступила ей на ногу. Катька замолчала от боли, а потом до нее дошло, что молчание – золото, так что она не открывала рта, пока Жанна не ушла. Ирина же не дала Катьке рассказать про медведя только потому, что ей надоело слушать Жаннину ругань. Опять подруга стала бы их отчитывать, что они растяпы, забыли положить игрушку в чемодан и теперь неудобно перед хозяйкой чемодана…

«Ну и пусть! – подумала Ирина. – Сами потом с ней разберемся, деньги отдадим или медведя подремонтируем…»

Рассказ о том, как подруги обнаружили на улице Воскобойникова труп хозяина квартиры, Жанна выслушала довольно спокойно.

– Зря вы, конечно, туда поперлись…

– А все Катька со своим Мамбазимброй! – Ирина махнула рукой.

– Но в общем-то, может, даже и лучше, что Мамбазимбру вы оттуда забрали, а то стали бы потом туда звонить, выяснять, а там небось уже милиция шурует вовсю…

Жанна потребовала, чтобы ей предъявили Мамбазимбру, полюбовалась на него со всех сторон, незаметно покрутила пальцем у виска в сторону Катьки и умчалась на работу.

* * *

Во дворе дома номер семь по улице Воскобойникова собралась внушительная толпа.

Причиной этого было появление милицейской опергруппы с экспертами и собаками, из-за чего во дворе возникло непривычное возбуждение, и жители тихого, неприметного дома почувствовали себя персонажами популярного телесериала «Улицы разбитых фонарей».

Кто-то из жильцов предположил, что у них во дворе действительно снимают кино, и милиция ненастоящая, но служебная собака так грозно на него гавкнула, что эти неуместные мысли тут же выветрились из головы недоверчивого аборигена.

Наконец неизвестным науке способом в толпе распространилась информация, что убит Михаил Иванович из десятой квартиры. Это сразу внесло в ситуацию относительную определенность и разделило толпу на две части: большая часть жильцов, а точнее – почти все, очень жалели покойного, человека доброго и общительного, и только Серафима Павловна из двенадцатой квартиры громогласно заявила:

– Поделом ему, жулику!

– Какой же он жулик? – вполголоса, ввиду незримого присутствия покойника, возразил Георгий Андреевич из шестой квартиры. – Михаил порядочный был человек, всегда помочь готов, если что…

Георгий Андреевич, вступившись за покойного соседа, проявил удивительное мужество: Серафиму в доме боялись, и редко кто решался ей возразить. Услышав несогласие со своей позицией, она двинулась на непокорного, сверкая глазами и брызгая слюной:

– Мишка-то? Да он прямо частный таксопарк у себя на дому развел! На машине своей личной бешеные деньги заколачивал! Спекулянт! Давить спекулянтов надо!

– Какой же он спекулянт? – упорствовал в ереси Георгий Андреевич. – Если он своим трудом к пенсии прирабатывал, так мое ему уважение!

– Подтереться можешь своим уважением! – визжала неугомонная Серафима. – Из магазина идет – так фруктов цельную волокет авоську! А ты говоришь – не спекулянт! Разве ж честный человек может столько фруктов накупить? Вон, погляди, Васильич из гастронома идет – разве у него фрукты в авоське?

Действительно, через двор зигзагами двигался известный всему дому Васильич с внушительной сумкой, из которой выглядывали горлышки нескольких бутылок и буханка хлеба. Почувствовав внимание к своей скромной особе, Васильич поскорее юркнул в подъезд.

– Честному человеку фрукты не по карману! – закончила Серафима. – Да они ему и без надобности!

Георгий Андреевич хотел было что-то возразить, но Серафима не дала ему раскрыть рта и выложила свой главный козырь:

– А он уж и доигрался, Михаил твой! Из налоговой инспекции вчера к нему пришли, а разве ж к честному человеку оттуда придут?

– Кто это к нему из налоговой приходил? – осведомился высокий худощавый мужчина с темными кругами вокруг глаз, который до этого молча курил рядом с дверью парадной.

– А ты еще кто такой? – покосилась на курильщика подозрительная Серафима. – Ходят тут всякие, курят, пепел стряхивают…

Мужчина огляделся, отметил, что двор отнюдь не сверкает чистотой, и протянул Серафиме удостоверение:

– Оперуполномоченный Козодоев.

Серафима уставилась в книжечку, сравнила фотографию с оригиналом и чрезвычайно оживилась.

– Из налоговой к нему вчера приходили две женщины, одна худая такая, а другая ничего себе, рыжеватая, квартиру его не могли найти, потому что с улицы только до девятой, а десятую если кто не знает, так это сразу не найти, потому что она с другого конца, а с улицы ее не найти…

– Стоп! – прервал оперуполномоченный разошедшуюся Серафиму. – Это я уже понял. А когда они приходили-то?

– Кто?

– Две женщины из налоговой инспекции! – Козодоев сдержал готовое сорваться слово, только поиграл желваками.

– Когда пришли? Да когда ж они пришли-то… дай подумать… а когда вот я мусор выносила, вот когда! – Серафима обрадовалась, что смогла оказать помощь следствию.

– А когда вы… гражданка… выносили мусор? – Опер с трудом сдержался, но еще больше помрачнел.

– Мусор-то? Да когда ж я его выносила? Так, кажись, когда рекламу показывали… эти… прокладки на каждый день…

– А что вы смотрели, гражданка? – не сдавался Козодоев. – Какое кино?

– Как какое? – оскорбилась Серафима. – Обыкновенное кино, какое всегда смотрю. Там Мария замуж выходит, а жених-то, бескультурник, дедушкой ее оказался… хорошо, Кончита глаза ей открыла, а то какой позор мог приключиться!

Козодоев вытащил из кармана сложенную вчетверо газету и повел пальцем по программе. Через пять минут он удовлетворенно крякнул и позвал бородатого дядьку в белом халате:

– Степаныч, время смерти установил?

Эксперт пожал плечами и проговорил:

– Сам же понимаешь, предварительно, в первом приближении, плюс-минус трамвайная остановка…

– Ну все-таки, хоть примерно?

– Примерно от одиннадцати до часу.

– Та-ак! – со злой радостью произнес Козодоев и развернулся всем корпусом к Серафиме: – Из налоговой, говорите?

 

– Из налоговой, – с готовностью подтвердила та, – сегодня, говорят, к нему, а завтра – в двенадцатую. А зачем им в двенадцатую? Двенадцатая – это ведь моя, в двенадцатой я живу!

– Стоп! – Козодоев поднял руку. – Не начинай по новой! Женщин этих опиши, которые из налоговой!

– Чего их описывать? Самые обыкновенные женщины, одна худая такая, а вторая ничего, поприятнее на вид будет и одета прилично, поярче так, как положено, а та-то, худая, – прямо как ворона…

– Брюнетка, что ли?

– Кто брюнетка? – растерялась Серафима.

– Ну вы же сказали – как ворона? – Козодоев собрал свою волю в кулак и удержал ругательство, рвавшееся наружу.

– Это она одета как ворона, – пояснила Серафима, – а собой-то вроде светленькая…

– Светленькая или вроде? – Опер сдерживался из последних сил.

– Вот вторая – та точно рыжеватая, на племянницу мою похожа, на Светку, рыжеватенькая и в теле, как положено…

Козодоев тяжело вздохнул, записал в блокнот фамилию разговорчивой свидетельницы и ушел в десятую квартиру привести в порядок расстроенную нервную систему.

* * *

После ухода Жанны Катерина повеселела.

– Ну вот видишь, как все хорошо складывается! Теперь они сами будут искать мой чемодан!

– Ой ли? – с сомнением пробормотала Ирина. – Что-то мне не верится. Хотя… у тебя что в чемодане было?

– Вся моя одежда! – с грустью ответила Катя. – Даже белья нет на смену.

– Я бы тебе, конечно, одолжила кое-что, но, сама понимаешь… – Ирина критически оглядела Катькину весьма круглую фигуру и не удержалась от замечания: – Конечно, я понимаю, арабскому шейху ты понравилась, но его просто потянуло на экзотику, а раз ты не поступила в гарем, то, Катерина, нужно все-таки что-то с собой делать.

– А, ерунда! – Катька махнула рукой. – Нужно просто выбирать подходящую одежду, тогда ничего не будет заметно.

Ирина только вздохнула.

– Мне нужно домой попасть, – продолжала Катя, – там и шмотки кое-какие найдутся, и вообще, я же вижу, что тебе мешаю.

– Ну что ты, – растрогалась Ирина, – так давно не виделись…

– Не уговаривай! – Катя взяла телефонную трубку. – Сама знаю, что такое, когда работать тянет…

Однако на звонки в ее квартире никто не отвечал. Тогда Катя позвонила бывшей соседке Зое Вениаминовне, которая жила теперь со своей сестрой. Старушки страшно обрадовались, что Катя вернулась, и очень зазывали в гости. На вопрос о соседе Зоя как-то замялась, потом сказала, что комнату-то он купил, но сам живет не то у жены, не то у любовницы, она точно не знает. Но зато знает, что сосед в той квартире почти не бывает и застать его там практически невозможно. Однако был у нее где-то телефон этой самой любовницы, так что если Катюша зайдет вечерком, то Зоя его поищет. А вообще сосед очень неприятный тип, форменный бандюган, но это не телефонный разговор.

– Ну вот, теперь и в квартиру не попасть, – расстроилась Катерина.

– Знаешь что, пойдем сейчас в магазин и купим тебе все самое необходимое! – сказала Ирина. – Что-то мне подсказывает, что чемодан твой будут искать достаточно долго.

Катя нехотя согласилась – она не любила ходить по магазинам.

Снова откуда-то вынырнул Яша, на этот раз без оранжевого клочка в пасти. Пытались призвать кокера к порядку, Ирина соблазняла его собачьими консервами и сахарной косточкой. Косточку Яша с удовольствием погрыз, но указать местонахождение медведя категорически отказался. Временно махнули рукой на хулиганского пса и собрались в магазин. Не тут-то было. Яша твердо дал понять, что намерен отправиться с ними.

– Это его время, я всегда днем с ним гуляю… – растерянно сказала Ирина. – Еще лужу сделает, если оставить.

– Слушай, я к Зое опоздаю! – всполошилась Катька.

В конце концов Яшу взяли с собой. Они торопились, да еще Яшка все время отвлекался, так что дамы не заметили темно-синий «форд», стоящий неподалеку от их парадной. «Форд» был с затемненными стеклами, так что увидеть его пассажиров было практически невозможно.

На улице кокер несколько успокоился, чинно шел рядом и не тянул в сторону, так что Ирина даже решилась взять его с собой в магазин, благо охранник на входе отвернулся. Они быстро пропихнули собаку за стойки с одеждой и велели сидеть тихо.

Катерина сразу же устремилась к тому углу, где висели брюки.

– Слушай, что у тебя за удивительная тяга к вещам, которые тебе совершенно не идут! – возмутилась Ирина. – Ты извини, конечно, но в этих брюках, что на тебе сейчас, ты выглядишь клоуном, которого выгнали из цирка за профнепригодность!

– Глупости! – Катька ничуть не обиделась. – Одежда должна быть удобной! Конечно, я признаю, что брюки мятые и не первой свежести, это от того, что я летела в них и второй день не снимаю, но…

– Я не позволю купить тебе вторые такие же! – железным тоном сказала Ирина. – Иначе можешь ко мне не возвращаться!

Катька испугалась, что придется ночевать под мостом, и дала себя увести к платьям. В конце концов купили платье – серое, с зеленоватым неярким узором, а к нему вполне приличный однотонный жакет. Как все рыжие, Катерина была уверена, что ей очень идет зеленый цвет, якобы подходит к глазам. Глаза у Катьки были цвета болотной тины, да еще в крапинку, но Ирина решила промолчать, она и так уже потратила массу энергии. Она заставила подругу надеть все новое, причесала, побрызгала своими духами и в таком виде решилась отпустить в гости к Зое Вениаминовне.

Яши на оставленном месте не оказалось. Ирина сначала испугалась, что он убежал, потом – что его нашел бдительный охранник. Теперь с нее возьмут штраф, а собаку арестуют. Однако Яша обнаружился в подсобке, две девушки тискали его и кормили печеньем. Яша выглядел очень довольным, Ирина даже слегка возревновала.

Они распрощались с Катей у метро, тут Яша вспомнил, что как следует не погулял, и потянул Ирину на собачий пустырь. По дороге они забежали еще в несколько продуктовых магазинов, встретили соседа – тоже с собакой, так что домой Ирина явилась не скоро.

Выйдя из лифта, Яша отчего-то заупрямился и не хотел даже подойти к собственной двери. Ирина уговорила его с большим трудом. Однако замок на двери почему-то заело, тогда Ирина бросила сумку с продуктами на пол и налегла на дверь плечом. Замок поддался, но вторая дверь, имевшая два замка, оказалась вообще не заперта. То есть один замок, который нужно было при уходе просто захлопнуть, был в порядке, а второй вообще не закрыт. Ирина всполошилась было, но вспомнила, что когда они уходили, в одной руке у нее был Яшин поводок, а в другой – большой пакет с мусором. Поэтому дверь она попросила запереть Катерину. И конечно, эта тетеха забыла закрыть один замок! Расслабилась там, в спокойной Европе!

Она втащила упиравшегося всеми лапами Яшу в прихожую и огляделась. В прихожей был жуткий беспорядок, но это Ирину нисколько не удивило – с приездом Катьки в ее чисто убранной, аккуратной квартире как Мамай прошел. Все же что-то Ирину насторожило… Запах? Нет, пахло обычно, то есть не совсем обычно, но она успела уже привыкнуть к резкому аромату, который издавал черный бог Мамбазимбра. Не то мускус, не то сандаловое дерево, не то что-то и вовсе уж специфическое…

На кухне все было как прежде, и Ирина несколько успокоилась. Однако в комнатах тоже был беспорядок. Ирина обежала все три и присела в гостиной на диван передохнуть. С одной стороны, вроде бы ничего страшного. Беспорядок был, но Катька, конечно, умудрилась разворошить всю квартиру. Спала она в комнате Ирининой дочери, а время проводила в гостиной. Но Ирина готова была поклясться, что в бывшую комнату сына Катя входила считанные разы. Сама Ирина с отъездом детей обосновалась именно в этой комнате – там находился компьютер, она работала допоздна и спала там же, на диване сына. Так вот, на письменном столе был жуткий развал. Рукописи, аккуратно сложенные стопкой, были разбросаны по полу, дискеты с романами высыпались из коробочки. Уж к дискетам-то Катерина точно не подходила ближе чем на метр. Во-первых, Ирина всем запретила это делать, а во-вторых, Катька, как человек искусства, совершенно ничего не понимала в компьютерах и даже слегка их побаивалась.

Оставался Яша. Раньше он никогда не позволял себе подобного хулиганства, но все когда-то случается в первый раз. Ирина вызвала Яшу таким грозным тоном, что он не посмел ослушаться.

– Это ты сделал? – вопросила она, сердито сверкая глазами.

Яша посмотрел удивленно и едва ли не пожал плечами.

«Интересно, когда я это успел? – говорил его взгляд. – Я же уходил вместе с вами…»

Ирина сунулась в укромное место, где она хранила деньги. Деньги лежали на месте. Документы, страховые полисы, письма от детей – все было на месте. И ее немногочисленные драгоценности. Если на то пошло, то с рукописями и дискетами тоже ничего не случилось – их просто разбросали, но не повредили.

Единственное объяснение, которое пришло в голову Ирине, – что в квартире завелся домовой. Или барабашка какой-нибудь. А может быть, это Мамбазимбра хулиганит? Но тут она вспомнила про заедающий замок и незапертую дверь и принялась звонить Кате.

Катька клялась и божилась, что совершенно точно запирала дверь на два замка, она даже обиделась на Ирину, что та считает ее такой бестолковой и безответственной.

– Ты узнала телефон своего бандита? – устало перебила Ирина.

– Да, звоню, там никого нет. Слушай, – Катерина поняла по голосу, что Ирина очень расстроена, – я сейчас приеду, только Жанке позвоню.

Жанна проявилась через пять минут.

– Ну, что у вас на этот раз стряслось? – холодно поинтересовалась она.

– Слушай, если в таком тоне, то лучше сразу повесь трубку! – разозлилась Ирина.

Жанна не стала спорить и отключилась. Ирина удивленно взглянула на пикающую трубку и тяжко вздохнула. Подошел Яша и лизнул руку теплым языком. Стало полегче.

Подруги явились через сорок минут. Все это время Ирина бездумно просидела на диване, что было совершенно нехарактерно для ее деятельной натуры. Яша тоже прикорнул рядом и даже задремал ненадолго, но на звонок громко залаял.

– Ну что, Ирка, что случилось? – Катька влетела в квартиру с вытаращенными глазами.

– Ой, девочки, я, кажется, свихнулась, – тихо пожаловалась Ирина.

Подруги внимательно выслушали ее рассказ, Жанна проверила замки и даже удержалась от критических замечаний.

– Что пропало?

– Ничего! – в отчаянии закричала Ирина. – В том-то и дело, что абсолютно ничего не пропало, именно это меня и пугает! Либо у меня в квартире было то, не знаю что, и они это взяли, либо я сама в помрачении рассудка устроила весь этот погром!

– Да никакого погрома нет, – задумчиво пробормотала Катерина, – подумаешь, вещи разбросаны… я, конечно, не помню, но вполне могла бы…

– Ты-то, конечно, могла! – резко перебила ее Жанна. – В этом никто не сомневается, но меня настораживают замки. Один заедает, а другой и вовсе не заперт был!

Катька молитвенно прижала руки к сердцу, говоря взглядом, что она точно закрывала.

– Но к компьютеру ты точно не подходила?

– Точно, – уверила Катерина. – К нему – на пушечный выстрел…

«Господи, как хорошо, что Яшу мы взяли с собой! – радовалась Ирина. – Вдруг они бы сделали ему что-то плохое…»

Яша дал себя обнять и погладить.

– Вот интересно, как в сказке, – размышляла Катя, когда подруги уселись на кухне выпить кофе, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы, – когда царя спросили, что там у него есть дома, чего он не знает. И велели это самое отдать, а он, недальновидный человек, сказал, что все у себя дома знает, и обещал отдать. А оказалось, что у него в это время сын родился. Все-таки эти мужики – жуткие идиоты, как будто не знал царь, что жена у него в положении…

– Что ты хочешь этим сказать – насчет положения? – подскочила Ирина.

– Да нет, я так только, к слову, – смутилась Катя.

– Выражайся яснее! – посоветовала Жанна.

– Что у тебя, Ирка, нового появилось в последнее время?

– Ты! – опередила Ирину Жанна. – У Ирки появилась ты со своими чемоданами и Мамбазимбрами!

От волнения Жанна впервые правильно выговорила сложное имя негритянского бога.

– Не обращай внимания, Катюша. – Ирина попыталась сгладить резкие слова. – Очень рада, что ты вернулась, живи сколько хочешь…

Но Катя и не думала обижаться, ее осенило.

– Девочки! – закричала она так громко, что Яша выскочил из-под стола и ушел в комнату. – Они приходили за чемоданом!

– Что? – хором заорали Жанна с Ириной. – Как это?

– Они приходили за тем синим чемоданом, потому и не взяли ничего! То есть они хотели забрать чемодан, но, естественно, не нашли его, потому что чемодан забрал представитель «Люфтганзы»! – Катерина торжествующе посмотрела на удивленных подруг.

 

– Хм… – Жанна не спеша закурила сигарету. – А могу я спросить: почему они это сделали в отсутствие хозяев? Не проще ли было позвонить нам, по-человечески договориться о встрече, обменяться чемоданами, как это делают все нормальные люди…

– Вот ты мне не веришь, – упрямо бубнила Катя, – а между прочим с чемоданами наверняка что-то нечисто. Потому что я же говорила вам, что ко мне в аэропорту привязался какой-то мужик и говорил, что меня ждут в гостинице «Петергоф».

– Катерина, не морочь нам голову своими мужиками! – взревела Жанна. – Нашла время!

– Постой, Жанка, дай подумать! – встрепенулась Ирина. – Мы же с тобой видели того типа, правда, издалека. Интересный такой брюнет, явно моложе Катьки лет на восемь.

– Ну уж и на восемь! – возмутилась Катька. – На пять…

– Все равно, но ты, надеюсь, не думаешь, что он подошел к тебе просто познакомиться?

Под нажимом подруг Катерина вынуждена была согласиться, что интерес к ней у брюнета был отнюдь не амурный. Ирина велела ей повторить точно, что сказал брюнет.

– Он сказал, что меня ждут!

– А с чего он взял, что ты – это именно та женщина, которая ему нужна? Почему он не стоял с плакатом, как все встречающие в аэропорту, и не ждал, что к нему подойдут?

– Он не знал фамилии той женщины.

– И внешности ее он тоже не знал, как выяснилось, потому что обознался, подошел не к ней, а к тебе…

– А фраза про гостиницу была паролем! – У Катьки загорелись глаза. – Ой, девочки, как интересно!

– Что-то я не замечала раньше у тебя особой любви к детективным романам, – ввернула Жанна.

– А это Ирка меня приучила, – с самым невинным видом ответила Катя.

– Если серьезно, то я и гостиницы-то такой не знаю, – пробормотала Ирина, – так что вполне может быть… Ты извини, Катерина, но, судя по размеру одежды, та женщина на тебя совершенно не похожа. Она худая, довольно высокая и значительно моложе тебя. Стало быть…

– Стало быть, этот тип отреагировал на чемодан! – Катя махнула рукой. – Ведь чемоданов-то было два? А он об этом не знал, вот и подошел к первой же даме, у которой заметил синий чемодан.

– Все это было бы так, – решительно начала Ирина, – если бы в чемодане было что-то криминальное. Но ведь мы с тобой внимательно просмотрели его содержимое. Не было там ничего криминального, обычные женские вещи.

– Это ничего не значит! – упрямилась Катерина. – Там могло быть двойное дно, где спрятаны наркотики или какие-нибудь документы… И если бы мы не отдали чемодан тому типу из компании, то они бы его забрали…

– Вот кстати! – встрепенулась Жанна. – Завтра позвонишь по тому телефону, что дал нам представитель «Люфтганзы» и поинтересуешься, как идут поиски, нашли ли они хозяйку чемодана. Если нашли, то все твои рассуждения, Катерина, притянуты за уши.

– А если не нашли? – спросила Ирина очень серьезно. – Если она летела по чужому паспорту?

– Вечно ты каркаешь! – рассердилась Жанна.

– Девочки, не ссорьтесь! – воззвала Катя. – Давайте моему соседу звонить, а то одной как-то страшно…

Катя набрала номер, который дала ей Зоя Вениаминовна, и почти сразу отозвался нервный женский голос:

– Слушаю!

– Попросите, пожалуйста, Владимира!

Трубкой обо что-то грохнули, и женский голос явственно провизжал:

– Сам подходи к телефону, козел! Сам своим шлюхам отвечай, я тебе не нанималась в прислуги!

Трубкой снова громко брякнули, и на этот раз прозвучал недовольный мужской голос:

– Слушаю!

– Владимир, – заторопилась Катерина, – это ваша соседка, я хотела бы…

– Какая еще соседка? – громыхнуло в трубке. – Ничего не знаю! Если на тебя протекло, сама разбирайся!

– На меня ничего не протекло, я только хотела…

– А если не протекло, какого черта тебе надо? Чего ты тогда приличных людей беспокоишь?

– Я хочу попасть к себе домой! – простонала Катерина несчастным голосом. – В свою собственную комнату!

– Не возражаю! – милостиво согласился ее собеседник. – А я тут при чем? Если твоя комната – живи!

– Так вы там дверь железную поставили и замок новый врезали!

– А, так это вот ты про что? А я имею право на своей жилплощади любую дверь поставить, какую захочу!

– А как же мне быть? – В голосе Катерины отчетливо зазвучали слезы. – Вы мне должны дать ключи!

– Я тебе ничего не должен!

– Но как же я попаду к себе домой? – Катерина захлюпала носом. – Я же должна попасть в свою собственную комнату?

– А что ты, блин горелый, на меня свои проблемы вешаешь? Мне своих хватает!

Жанна, которая до этого момента молча наблюдала за разговором, вырвала трубку у Катерины из рук и заорала:

– Ты, козел помойный! Ты как с женщиной разговариваешь? В школу тебя не водили, я понимаю, но в детском саду тебе не говорили, что нужно с людьми вежливо разговаривать?

– Тоже мне, люди! – фыркнул Владимир.

– Да уж получше тебя! – отрезала Жанна. – А с женщинами нужно разговаривать вдвойне вежливо! И вообще, как говорил один умный человек, хамить не нужно по телефону!

– Какой еще, блин, человек? – переспросил Владимир, понемногу снижая обороты. Жаннин напор и южный темперамент явно произвели на него некоторое впечатление.

– Коровьев! – сообщила Жанна. – Знаешь такого?

– Не-а… – Владимир слегка растерялся. Незнакомое имя смутило его: вдруг этот Коровьев – серьезный и опасный человек?

Почувствовав неуверенность в голосе собеседника, Жанна продолжила наступление:

– Чтобы через час был возле той квартиры с ключами! Для Катерины отдельный комплект приготовь, а то я тебе гарантирую неприятности! – И она резко швырнула трубку на аппарат.

* * *

– Что еще за Коровьев? – смущенно пробормотал Владимир, уставившись на телефонную трубку. – Кто его знает, этого Коровьева… придется правда ехать, а то еще огребешь неприятности по ерунде…

Он нашел ключи от новой железной двери и, надев кожаную куртку, направился в прихожую.

Навстречу ему выскочила его нынешняя подруга Марго.

– Куда это ты направился, хотела бы я знать? – осведомилась она, уперев руки в бока. – Мы же вроде в ресторан пойти собирались?

– Да сходим мы в твой ресторан, не волнуйся! – миролюбиво ответил Владимир: ссора с подругой в данный момент не входила в его планы. – Я по делу съезжу, совсем ненадолго.

Но у Марго было другое настроение.

– Слышала я твое «дело»! – завизжала она, бросившись на сожителя с кулаками. – Сама же к телефону подходила! Ты хоть врать научись! Кто она такая, эта шлюха? Где ты ее подцепил?

– Да я ее в глаза не видел! – оправдывался Владимир, стараясь увернуться от длинных накрашенных ногтей Марго.

– Ах, так ты ее даже не видел! – Девица еще больше разъярилась. – Даже не видел, а уже тащишься к ней! Представляю, какая она уродина, если знакомится по телефону! А ты, козел, совсем совесть потерял! Уже телефонным сексом занимается! Нет, правильно мне Каринка говорила – козел он и есть козел! Ни одной юбки не пропустит!

– Говорят же тебе – дело у меня! – оправдывался Владимир, пытаясь прорваться к дверям.

– Что еще за дело? Какое дело?

Владимир очень не хотел говорить Марго про комнату в коммуналке, потому что купил ее отчасти именно для того, чтобы иметь «запасной аэродром» на случай ссоры со своей скандальной подругой.

Наблюдательная Марго чувствовала его настроение и от этого еще больше заводилась:

– Темнишь? Не хочешь говорить, что за дело? Да врешь ты все, к бабе собрался, вот и все твое дело! – И она, изловчившись, вцепилась ногтями в щеку своего приятеля.

Владимир завопил и схватился за щеку.

– Ну вот, – он взглянул в зеркало, – сама же в ресторан хотела, и сама мне так морду украсила! Какой теперь ресторан!

– Подумаешь! – Марго немного сбавила обороты. – Совсем и незаметно! Пластырем заклеить, никто и не увидит! – И она пошла в ванную комнату за пластырем.

Владимир, воспользовавшись тем, что путь к дверям освободился, выскочил из квартиры и оглушительно хлопнул дверью.

– И еще говорят – не хами женщинам! – пробормотал он себе под нос, сбегая по лестнице.

* * *

Жанна вставила ключ в зажигание и повернула. Мотор два раза тихо чихнул и заглох.

– У, поотрывала бы я руки тем, кто делал эту консервную банку! – прорычала Жанна, переводя дыхание.

– Да уж, это тебе не на «мерседесе»… – подала реплику Ирина и тут же поняла, что не стоило этого говорить. Жанна повернулась к ней, глаза ее пылали, черные волосы встали дыбом.

– Вот как? По самому больному бьешь, да? Сама бы попробовала ездить на этом ржавом ведре!

Рейтинг@Mail.ru