Покер с невидимкой

Наталья Александрова
Покер с невидимкой

– Как интересно! – восхитилась Катерина.

– Но кофеварка – это еще полбеды! – продолжала Алла Марковна. – А вот скажите, для чего мне нужен «домашний мини-солярий для лица и рук»? – она показала на одну из ярких коробок. – Или «бытовой детектор подлинности банкнот»?

– Ну, климат у нас плохой, – ответила Жанна, – солнца мало, так что бытовой солярий может пригодиться…

– Я не верю, что такое искусственное солнце может быть полезно, особенно в моем возрасте. А вот это, – дама вытащила странный прибор, усеянный лампочками и кнопками, как пульт управления космического корабля, – вот это – мини-пекарня. Якобы с одного конца в нее можно засыпать муку и дрожжи, и тогда она через два часа выдаст свежий батон…

– Но ведь это здорово! – восхитилась Катерина, рассматривая маленький дисплей на лицевой панели агрегата. – Сплошная автоматизация!

– Деточка, слава богу, я еще могу дойти до булочной, а возиться с этим самогонным аппаратом из-за одного батона мне совершенно не хочется! Кстати, девушки, пойдемте пить кофе…

Однако Жанна застыла на месте, уставившись на яркую коробку с изображением предмета очень подозрительной формы.

– Неужели это… – проговорила она, повернувшись к хозяйке квартиры, – вы ведь, кажется, говорили, что у ваших родственников магазин бытовой техники, а не секс-шоп!

– Не говорите! – Алла Марковна порозовела. – Я уж засунула это подальше, чтобы никому не попадалось на глаза! Представляете, как я неловко себя чувствовала, когда мне это привезли! Представляете, приехал такой симпатичный молодой человек, и я, в мои-то годы, вдруг вижу это

– И ведь это, – задумчиво проговорила Жанна, – скорее всего, тоже подержанное…

– Ой, Жанночка, а правда, что это такое? – Катя потянула к себе красивую розовую коробку.

– Поставь на место, – прошипела Ирина, толкнув подругу локтем.

– Нет, а правда, что это – какой-то массажер?

– Я тебе потом объясню, какой это массажер!

Жанна придирчиво отхлебнула из крохотной кофейной чашечки. Как всякая армянская женщина, она очень хорошо разбиралась в сложном процессе приготовления кофе. На этот раз напиток оказался выше всяческих похвал.

– Единственная по-настоящему полезная вещь, которую мне прислала Луиза, – проговорила хозяйка, пододвигая Кате сахарницу, – это велотренажер.

Она показала стоящий в углу громоздкий предмет, накрытый нарядным вышитым чехлом.

– Я каждое утро тренируюсь на нем по двадцать минут. В прошлом году у меня заболело колено, и только тренажер поднял меня на ноги!

– Но как же они прислали вам такую большую вещь? – Ирина удивленно повернулась к тренажеру.

– Представляете, у Луизы очень много родственников и знакомых, и среди них нашелся автогонщик, участник ралли «Париж – Владивосток». И он привез этот тренажер в кузове своего автомобиля!

– Да, – Жанна с еще большим уважением посмотрела на Аллу Марковну, – неудивительно, что вы в такой хорошей форме! Катерина, – она повернулась к подругам, – вот что тебе нужно!

– Что? – переспросила Катя. – Массажер, как в той коробке?

– Велотренажер! – ледяным тоном поправила ее Жанна.

– Ну слава богу! – радостно воскликнула Катерина, наперегонки с Яшей устремляясь на кухню. – Как хорошо, что все неприятное позади! Сейчас чайку попьем, все как рукой снимет!

– Катька, побойся бога, только что кофе пили!

– Ну, кофе, может быть, у Аллы Марковны и неплохой, – упрямо возразила Катерина, – а чаю тоже хочется. И пирогом как вкусно пахнет… Яшенька, кушай на здоровье, золотце мое!

– Собаке вообще-то это вредно, – вздохнула Ирина, – ты хоть сладкой начинки не давай…

– Ирка, а ты что такая грустная? – спросила Катя с набитым ртом. – Не ешь ничего… ты не заболела?

– Да нет… – Ирина отвела глаза, – просто как-то противно все…

– Рассказывай! – Катя решительно отставила блюдо с пирогом. – Мы с Жанной все во внимании!

– Не получается у меня ничего, – пробормотала Ирина, – ни одной мысли в голове, ни слова из себя выдавить не могу!

– Так, – протянула Жанна, – девять романов написала…

– А на десятом застряла – ни туда, ни сюда! Сижу за столом и сама себя ненавижу!

– Бывает… – неопределенно сказала Жанна, – слушай, тебе надо отдохнуть. Поехать куда-нибудь, полежать на песочке, в море покупаться… нервы успокоить…

– Угу, – вступила Катерина, – и где это все можно найти в марте? Только в Египте! Ты, Жанка, вообще-то соображаешь, что говоришь? Чтобы она поехала туда одна? Одинокая красивая женщина в Египте! Да там арабы ее просто съедят!

– Вообще-то да… – пробормотала Жанна, – в Египет лучше без мужика не ездить. Или уж с большой компанией…

– Какой Египет? – очнулась Ирина. – Куда вы меня посылаете? Вы не забыли, что у меня Яша и Наташка?

– Ну, с этим как раз все просто… Собаку можно оставить на Наташку, она девочка ответственная и Яшу любит…

– Угу, а Наташку поручить кокеру, так? – язвительно спросила Ирина. – Жанка, ну Катерине простительно, у нее детей нет, но ты-то совсем, что ли, без головы? Чтобы я оставила без присмотра шестнадцатилетнюю девчонку? Одну, в трехкомнатной квартире? Да они весь дом зальют! Или спалят! Да я, вернувшись, найду один фундамент! И со школой будут проблемы… Хорошо тебе, у тебя за сыном бабушка присматривает, у нее не забалуешь…

– Так и ты попроси свекровь… – пискнула Катя, но тут же прикусила язык.

– Свекровь! – Ирина махнула рукой. – О чем ты говоришь? Она после развода со мной и разговаривать не хочет. Я когда ее с Восьмым марта поздравляла, так в трубке одно шипенье, как будто кобре на хвост наступили…

– А зачем ты ее с праздником поздравляла, раз такое отношение с ее стороны? – Жанна пожала плечами. – Вечно ты, Ирка, со всеми стараешься в мире жить, за то и страдаешь.

– Да бог с ней, со свекровью, не о ней мы говорим! – вскричала Катя. – Ириша, ну как же так? Твои книжки лежат на всех лотках, во всех книжных магазинах. Сама же говорила, что тебя ценят… У тебя же слава…

– Слава! – горько вздохнула Ирина. – Вот слушайте, что произошло буквально на прошлой неделе.

В тот день Ирина ехала из издательства в относительно хорошем настроении. Она даже решила выйти из метро, чтобы заскочить в «Дом книги» и в «Пассаж». И в подземном переходе возле Гостиного двора на нее буквально налетела какая-то восторженная тетка. Губы у нее были накрашены сердечком и цветом напоминали молодую редиску.

– Простите, пожалуйста, ведь я не ошибаюсь? – она схватила Ирину за рукав. – Ведь это действительно вы? Я так рада, так рада!

В первый момент Ирина растерялась, но потом опомнилась. Кажется, это наконец пришла известность. В самом деле, у нее на книжках очень приличная фотография, отчего бы читателям ее не узнать?

– Это вы? – настойчиво спрашивала тетка, теребя Ирину за рукав и заглядывая в глаза.

– Конечно, я! – улыбнулась Ирина как можно приветливее. – А почему вас это так удивляет?

– Вы такая необыкновенная женщина и вдруг ходите просто по улицам! – захлебывалась тетка, и на них уже стали оглядываться. – Я вас умоляю, дайте мне автограф!

– С удовольствием! – Ирина полностью уверилась, что к ней пришла слава.

– Вот у меня тут… – засуетилась тетка, протягивая листок бумаги, – напишите: «Ане Потаповой от…»

– И как выдумаете от кого? – спросила Ирина подруг, грустно и саркастически улыбаясь.

– Ну и от кого? – Жанна первая почуяла подвох.

– От Рубины Буковицкой! – выпалила Ирина.

– Что? – хором изумились подруги. – От ведущей передачи «Обшлаг»? Она-то тут каким боком?

– Неужели я на нее похожа? – горестно воскликнула Ирина.

– Совсем не похожа! – с жаром подтвердила Катя. – Она в Москве живет, а ты в Петербурге!

– Ну, сказала! – фыркнула Жанна. – Да эта Буковицкая Ирки ровно в два раза старше! И в сто раз страшнее!

– Но как тетка умудрилась нас перепутать?

– Не горюй, Ирка, на свете полно ненормальных! – утешила Жанна. – Выброси из головы всю эту чушь!

– И скушай пирожок! – напомнила Катя.

– Ах, да оставь ты меня! – с досадой воскликнула Ирина. – Скоро как ты стану!

– Оттого, что дома все время сидишь, – наставительно заговорила Жанна.

– Слушай, еще никто не придумал, как романы на бегу писать! – огрызнулась Ирина.

– Девочки, не ссорьтесь! – Катя неутомимо уничтожала пирог.

– Все ясно! – Жанна была полна энергии. – Тебе нужен велотренажер! Утром встанешь – и к нему! Пока педали крутишь, будешь сюжеты обдумывать. Видела, какая эта старушка Алла Марковна стройная? С тренажером ты сразу все лишнее сбросишь.

– А я? – с надеждой спросила Катя.

– Ты – нет, а у Ирки воля сильная, и такого аппетита, как у тебя, нет! – припечатала Жанна. – Так что завтра поедем тренажер покупать. Я проконсультируюсь, какая фирма лучше.

Условились встретиться в час дня в торговом центре «Буффало», Жанна сказала, что там хороший спортивный отдел, а заодно они пройдутся по магазинам, присмотрят что-нибудь к весне. Пора обновлять гардероб.

Автоматические двери послушно разъехались перед Ириной, и она вошла в торговый центр «Буффало». Народу внутри было немного, и первым, кого она увидела, оказалась Катя. Катерина стояла возле огромной статуи очень красивого буйвола и демонстративно поглядывала на часы.

– Ну вот, – произнесла подруга вместо приветствия, – мы с тобой уже здесь, а Жанна опаздывает. Конечно, она такая деловая…

Ирина не стала напоминать, что обычно всегда и всюду опаздывает сама Катя, тем более что именно в это время у нее зазвонил мобильник.

Звонила, конечно, Жанна. Она извинилась, сказала, что ее задержал важный клиент, и обещала приехать через полчаса.

– Ну, давай тогда посидим в кафе! – обрадовалась Катерина. – Вон, посмотри, какое уютное! А я сегодня так торопилась, что не успела позавтракать… Ну, то есть почти совсем не успела… перехватила наспех какой-то бутерброд…

 

Ирина тяжело вздохнула и последовала за подругой. Остановить Катю, почувствовавшую запах еды, было практически невозможно.

Кафе действительно было очень приятное – круглые стеклянные столики, хромированные поверхности, негритянские маски и статуэтки из черного дерева, вежливые и расторопные официантки в форменных соломенных шляпках и в кокетливых передничках.

– Только, чур, не будем брать много сладкого! – строго проговорила Ирина и заказала чашечку кофе и крошечную швейцарскую шоколадку.

– Конечно, не будем, – охотно согласилась Катерина и задумчиво уставилась в меню.

– Мне, пожалуйста, капучино, – решилась она наконец, – и к нему кусочек торта «Пьяная вишня»… или «Графские развалины»… Прямо даже не знаю, что лучше. Ну, давайте и то и другое. И еще лимонник…

– Катерина! – воскликнула Ирина. – Остановись!

– Но ты же сказала только про сладкое, а лимонник совсем не сладкий! И потом, я же сегодня почти не завтракала. Утром съела всего-навсего жалкий кусочек омлета с ветчиной и помидорами…

– Ты же говорила – бутерброд!

– Ну да, и бутерброд. Всего один!

Ирина решила не ссориться с подругой попусту и огляделась по сторонам. Она считала, что писатель должен использовать каждую возможность для наблюдения за людьми, за их характерами и поступками. Она вспомнила о своем забуксовавшем романе и снова огорчилась.

– Что ты такая расстроенная? – проговорила Катя, набив рот сладким и урча от удовольствия. – По-моему, все очень хорошо!

– Ну да… – Ирина тяжело вздохнула. – Я же говорила вчера, что сюжет никак не складывается. Написала половину романа и не могу придумать, что дальше делать! Все герои какие-то картонные…

Несмотря на ранний час, почти все столики в кафе были заняты. Рядом с подругами сидела в одиночестве крупная дама средних лет и не спеша поглощала взбитые сливки с фруктами и шоколадом. Пышные волосы дамы были выкрашены в удивительный красно-фиолетовый цвет.

За следующим столиком, ближе к выходу, сидели мужчина и женщина. Ирина невольно задержалась на них взглядом. Уж очень странно смотрелись эти двое. То есть по отдельности ничего особенного в них не было, но они совершенно не подходили друг к другу. Женщина – молодая, не старше тридцати, привлекательная, хорошо и дорого одетая. Ухоженные руки, капризный рот, тщательно уложенные рыжие волосы, неброский, продуманный макияж. Ирина была стопроцентно уверена, что эта женщина не работает и ей не приходится думать о деньгах. Тем не менее лицо ее было сейчас озабочено, и она внимательно слушала своего спутника.

А сидевший рядом с ней мужчина был изрядно потрепан и побит жизнью. Хотя он старался выглядеть аккуратно и прилично, видно было, что это дается ему с большим трудом. Ему было за сорок, и он выглядел именно на свой возраст. Волосы со лба начинали заметно редеть, и кое-где в них пробивалась седина. Джинсы явно куплены не в дорогом магазине, а на рынке, плотный черный свитер здорово вытянулся на локтях. Чувствовалось, что деньги достаются ему ценой тяжелого и постоянного труда. Маленькие внимательные глазки мужчины все время беспокойно перебегали с предмета на предмет, как будто он чего-то или кого-то опасался. Он негромко говорил что-то своей нарядной соседке, и его слова явно ее волновали.

Ирина пригнулась и вполголоса проговорила:

– Катька, посмотри, какая необычная пара!

– Ничего необычного, – отозвалась подруга, нехотя оторвавшись от торта и проследив за Ирининым взглядом, – что тебя в них заинтересовало?

– Во-первых, они слишком разные, – Ирина увлеклась и понемногу повышала голос. – Сама посуди, что между ними может быть общего? Думаю, их объединяет какая-то тайна… Может быть, даже преступление! Смотри, смотри, она ему передала деньги!

Действительно, молодая женщина под столом передала своему соседу плотно набитый конверт, из которого выглядывал уголок зеленоватой купюры.

– Ну, Ирка, ты даешь! – Катя положила в рот еще кусочек и с грустью убедилась, что торт перед ней быстро уменьшается в размерах. – Ты со своими детективами скоро совсем умом тронешься! Тебе везде мерещатся преступления! Может быть, все очень просто: этот мужик – бригадир строителей, делал в ее квартире ремонт, и теперь она с ним расплачивается…

– Может быть, ты и права, – задумчиво проговорила Ирина, и вдруг у нее в голове что-то щелкнуло, и она отчетливо поняла, как продвинуть забуксовавший роман, – его сейчас следует убить!

– Убить? – удивленно переспросила Катерина. – Ах, ну да, ты об этом, о своем… Ты уверена, что надо?

– Конечно! – Глаза у Ирины блестели. – Именно убить и именно этого типа!

– Ну, вот видишь, как полезно ходить в кафе! – обрадовалась Катя. – Я в тебе нисколько не сомневалась. Ты сразу все придумала… Раз надо убить – так и убивай… Только не кричи так громко об этом, посмотри, на тебя уже люди косятся!

Действительно, дама с красно-фиолетовыми волосами забыла про свои сливки. Она смотрела на Ирину, от удивления открыв рот.

Ирина смутилась, опустила глаза и стала допивать свой кофе. Катя собрала с тарелки последние крошки торта и мечтательно произнесла:

– Кажется, у них еще есть замечательные корзиночки с фруктами!

– Катька, прекрати! – Ирина выпрямилась. – Пойдем, нам пора, Жанна, наверное, уже приехала.

– Подожди еще одну минутку, – Катя встала из-за стола, – я, как это говорят… попудрю носик.

Она скрылась за дверью с двумя характерными силуэтами. Ирина отодвинула чашку и снова огляделась по сторонам. Странной парочки уже не было в кафе, а женщина с красно-фиолетовыми волосами доедала сливки, время от времени бросая на Ирину испуганные взгляды. Вдруг дверь туалета приоткрылась, и оттуда выглянула Катя. Она была белее мела и делала Ирине какие-то странные знаки. Губы у Кати дрожали, она издала какое-то нечленораздельное восклицание и снова скрылась за дверью.

«Ну вот, – обреченно подумала Ирина, – Катька объелась сладким, и теперь ей плохо…»

Она вскочила и бросилась к подруге.

Катька стояла в полутемном облицованном кафелем закутке, откуда две двери вели в туалеты для женщин и мужчин. Она тряслась и пыталась что-то сказать, но язык явно ей не повиновался.

– Катюша! – Ирина обхватила подругу. – Что с тобой? Тебе плохо? Выйдем отсюда! Говорила, не набирай столько сладкого! Сейчас я вызову врача…

– Ка… какого врача! – проговорила наконец Катя. – Вон… вон там…

– Успокойся! Все будет хорошо! – Ирина пыталась вывести Катю наружу, но та упорно сопротивлялась и тыкала пальцем куда-то в угол. Ирина обернулась и увидела на кафельном полу мужские ноги в дешевых поношенных джинсах и китайских ботинках на толстой резиновой подошве. Все остальное скрывалось за полуоткрытой дверью мужского туалета.

– Ему плохо? – полувопросительно произнесла Ирина, отпустив Катю и шагнув к неподвижно лежащему мужчине. На этот раз Катерина сама вцепилась в ее плечо и зашептала:

– Не ходи! Я посмотрела! Он мертвый! Его убили! Не ходи туда!

Ирина поняла, что у Кати сейчас начнется самая настоящая истерика. Она осторожно вывела подругу обратно в зал, подвела к прежнему столику. Катя едва держалась на ногах, поэтому ее пришлось усадить. Ирина оглядывалась в поисках официантки, как вдруг из-за двери туалета выскочила, истошно вопя, растрепанная женщина.

– Убили! – кричала она. – Там мертвый человек!

В зале тут же появился невысокий серьезный мужчина со строгим взглядом. Он коротко поговорил по мобильнику и попросил всех оставаться на местах. Через пять минут в кафе вбежали двое людей со значками «Охрана», а еще через несколько минут – трое полицейских: два совсем молодых, а третий постарше, с усами. Катя все еще мелко дрожала и плохо реагировала на окружающих. Ирина держала ее за руку и просила успокоиться. Вдруг рядом с ней раздался громкий, визгливый женский голос:

– Это они! Вот эти двое!

Оглянувшись, она увидела женщину с красно-фиолетовыми волосами. Она уже давно доела сливки и теперь размахивала руками, стараясь привлечь к себе внимание. Один из полицейских подошел к ней, и женщина, показав пальцем на Ирину, радостно воскликнула:

– Это она! Я слышала, как она собиралась его убить!

– Да что вы говорите? – недоверчиво переспросил усатый полицейский, повернувшись к Ирине. – Так-таки и слышали это?

– Честное слово! – тетка от возбуждения подпрыгивала на стуле. – Своими ушами я слышала! Его, говорит, надо убить! И эта, вторая, толстая, ее поддержала, говорит – если надо убить, так непременно убивай… Ты, говорит, молодец, так хорошо все придумала!

– Разберемся, – проговорил полицейский и приблизился к подругам. – Попрошу ваши документы, гражданочки!

Ирина схватилась за сумочку и поняла, что никаких документов у нее нет. Паспорт она опасалась носить с собой – если вытащат, то потом набегаешься, пока новый получишь.

– Понимаете… – она смущенно развела руками.

– Так… – милиционер сразу посуровел, – значит, документов при себе не имеете? И у вас тоже нету? – он повернулся к Кате.

Разумеется, у Катерины тоже не оказалось паспорта.

– Как же вы так, гражданочки, – строго сказал старший полицейский, – разгуливаете по городу без документов, как какой-нибудь несознательный элемент. Город большой, всякое может случиться, удостоверение личности всегда с собой иметь нужно.

– Сами же твердите по радио и телевидению, чтобы паспорт без надобности с собой не носить, – не удержалась Ирина, – ведь воруют же.

– Воруют, – подтвердил полицейский, – и даже убивают. Вот как сейчас, в мужском туалете.

В это время Катя выпала из ступора. Она перестала трястись и качаться на стуле, поглядела осмысленно и даже сердито.

– На что это вы, интересно, намекаете? – закричала она. – За кого вы нас принимаете? По-вашему, это мы того мужика прирезали? Да вы больше ту ненормальную слушайте!

Ирина мысленно схватилась за сердце. Сейчас Катьку понесет. Характер у подруги нескандальный, но если уж попадет шлея под хвост… Такое бывает крайне редко, но сейчас, очевидно после пережитого стресса, Катериной овладел приступ немотивированной агрессии.

– Во-первых, – с металлом в голосе проговорил полицейский, и даже усы у него распушились, как у сердитого кота, – я ни на что не намекаю. Не имею такой привычки, профессия моя не позволяет. Во-вторых, отчего это вы свидетельницу ненормальной считаете? На мой взгляд, весьма толково гражданка все объясняет. Вы говорили о том, что потерпевшего следует убить?

Ирина невольно улыбнулась и только открыла рот, чтобы разъяснить недоразумение, как Катька снова все испортила.

– Конечно, ненормальная баба! – фыркнула она. – Какой нормальной женщине придет в голову выкрасить волосы в такой ультрафиолетовый цвет?

Краем глаза Ирина заметила, как один из блюстителей порядка, самый молодой, с детскими пухлыми губами, не выдержал и рассмеялся. Старший полицейский нахмурил брови, а тетка с красно-фиолетовой гривой ринулась к Кате, вопя во все горло:

– Сама ненормальная, убийца, маньячка!

– Таранькин! – рявкнул старший, и юный Таранькин перехватил крашеную тетку на полпути.

– Вы откуда знаете, что потерпевшего зарезали? – полицейский завис над Катей, но она нисколько не испугалась.

– Вы на меня не давите! – взвизгнула она. – Чего тут знать, когда у него нож из груди торчит?

– О, уже и нож разглядела! – обрадовался полицейский. – А может, ты его сама и прирезала? А иначе для чего было в мужской туалет тащиться? Следов ваших там множество…

– Но не на ноже ведь, – вступила Ирина, надеясь про себя, что Катька не совсем рехнулась и не трогала нож.

– Значит, так, дамочки, – сказал старший полицейский, – придется вам проехать в отделение. Там вас допросят по всем правилам, установят личность. Там вы и объясните, зачем хотели убить потерпевшего. Вы тоже поедете, – кивнул он тетке, – с вас показания снимут.

Тетка изменилась в лице, она вовсе не собиралась тратить свое время на пребывание в отделении полиции. Однако теперь отказаться было никак нельзя, с представителями закона не поспоришь.

– Так вам и нужно, убийцам, – с ненавистью прошипела она подругам, – теперь вас посадят, а может быть, вообще расстреляют!

Ирина только пожала плечами, но в Катьку словно бес вселился. Она ловко увернулась от полицейского, подскочила к свидетельнице и вцепилась ей в волосы. Тетка завизжала, полицейские бросились разнимать дерущихся. Ирина поняла, что лучшее, что она может сейчас сделать, – это помалкивать, а то полиция совсем озвереет, могут и побить.

Слава всем святым, их вывели через подсобку и по служебной лестнице. Ирина умерла бы от стыда, если пришлось бы идти по всему торговому центру в сопровождении полиции. На Катерину чуть не надели наручники, но в последний момент все-таки передумали.

В машине с решетками на окнах их встретил пьяненький мужичок самого страшного вида. Вместо одежды на нем были засаленные лохмотья, вместо зубов – одни дыры. Один глаз подбит, но зато второй смотрел бодро.

 

– Здрассти вам, с кисточкой! – весело приветствовал он подруг.

Ирина содрогнулась. Всю дорогу она боролась с подступающей тошнотой, потому что от соседа невыносимо воняло. Катерина громко возмущалась, пока Ирина не ткнула ее кулаком в бок и не приказала замолчать.

– И в полиции лучше помалкивай, я сама буду говорить! – шипела она. – Ты свое дело уже сделала, добилась, что нас в полицию забрали ни за что, так что теперь заглохни.

– Все равно я этого так не оставлю! – бурчала Катька. – Это же надо, приличных женщин арестовывают! Понятно теперь, почему в нашей стране такой разгул преступности, потому что они честных людей только сажают! Понятно, почему наш город называют криминальной столицей России!..

Ирине захотелось задать Катьке хорошую трепку. Очевидно, того же хотелось и представителям полиции, потому что они неодобрительно молчали.

Наконец машина затормозила.

– Задержанные, выходи по одному! – сказал Таранькин, раскрывая дверь.

«Дожили!» – с горечью подумала Ирина.

В отделении их разделили. Пьяненького бомжа под руки препроводили в подвал, по дороге он немузыкально пел что-то развеселое.

Дам провели в обшарпанное помещение, где встретил их хмурый капитан по фамилии Яблоков, плохо выбритый и с красными глазами. Не тратя время даром, он выспросил у них все анкетные данные и надолго замолчал, уставясь в экран допотопного компьютера. Ирина приятно удивилась такому прогрессу и сообразила, что капитан проверяет их данные.

– Ну что? – Катя первая не выдержала молчания. – Вы выяснили, что мы – женщины приличные, и вовсе незачем было нас арестовывать.

– Вас, гражданочка, никто пока не арестовывал, – занудным голосом сказал капитан Яблоков, – вас задержали до выяснения.

– Долго вы будете выяснять? – злобно спросила Катька, и до Ирины наконец дошло, отчего подруга такая агрессивная.

У Катьки был сильный стресс, когда она обнаружила в туалете убитого мужчину. А стресс Катерина может снять, только если немедленно ее накормить. Причем до отвала, и желательно чем-то вкусным. Подойдет полторта, или целая коробка корзиночек со взбитыми сливками. Или же основательная пицца, и уж на самый крайний случай – тройной гамбургер. Ничего этого Кате не предоставили. Вместо того чтобы утешать бедную женщину и как следует покормить, полиция начала сурово ее допрашивать, да еще тетка-свидетельница попалась на удивление противная. И Катькин стресс трансформировался в агрессию.

Осознав сей факт, Ирина рассердилась. Ну нельзя же вести себя как маленький ребенок, ведь это все же полиция, они могут и санкции какие-нибудь применить, тем более что человека-то и вправду убили…

Тут Ирине пришло в голову, что никто их до сих пор не спрашивал про убийство. Полиция зациклилась на показаниях тетки с крашеными волосами, да тут еще Катька устроила форменное светопреставление. Кто убил того мужчину? И зачем? И самое главное, когда этот кто-то успел? Потому что времени у убийцы было совсем немного.

– Не все так просто в нашей жизни, – капитан наконец оторвался от экрана, – ваши анкетные данные совпадают с моей базой, но, может, вы кого-то другого назвали вместо себя?

– Да зачем нам это надо? – удивилась Ирина.

– Всякое бывает, – уклончиво ответил блюститель порядка, – вот если бы вы предъявили удостоверение личности с фотографией…

– Ну нет у нас паспортов с собой! – Катерина совсем озверела.

– И водительских прав тоже нет?

– Вы же видите, – Ирина кивнула на стол, где было вывалено содержимое их с Катей сумочек.

– Ну хоть бы пропуск был на работу… – продолжал ныть капитан. – А вот кстати, скажите-ка мне, где вы работаете…

– Понимаете… – Ирина тяжело вздохнула, уже зная, что ее слова не успокоят капитана, а совсем наоборот, – я писательница. Пишу детективные романы.

– Угу, – мрачно оживился капитан Яблоков, – это где нас, полицию, в самом неприглядном виде показывают? Врут все!

– Ну почему же врут, – встряла бестактная Катька, – уж какой есть вид, в таком и показывают…

Она очень красноречиво поглядела на капитана и на неказистый кабинет. Ирина заскрипела зубами и сделала страшные глаза, но нахальная Катька в это время нарочно смотрела в другую сторону.

– Сами посудите, зачем мне пропуск, если я дома работаю, – продолжала Ирина как можно убедительнее, – а издательство в Москве находится.

Последние слова она добавила для того, чтобы капитану не пришла в голову мысль звонить в издательство с просьбой подтвердить Иринину личность. Еще чего не хватало, сраму за всю жизнь не оберешься!..

– А вы тоже дома работаете? – ехидно спросил капитан у Кати.

– Ага! – закивала она. – Только я не писатель, а художник.

– Картины пишете? – недоверие капитана все возрастало.

– Нет, создаю панно из текстиля, кожи и разных материалов, – невозмутимо ответила Катерина, – ну, чтобы вам было понятно, скажу, что вид моей деятельности называют квилтом, хотя, если быть до конца точной, то это не совсем квилт…

Ирина заметила, что капитану совсем ничего не понятно.

– Переходим к вопросу о семейном положении, – он повысил голос и прихлопнул рукой бумаги на столе, – может, муж приедет и подтвердит вашу личность?

– Я в разводе, – буркнула Ирина.

– А у вас тоже мужа нет? – спросил капитан Катю.

– Как это нет? – снова завелась Катька. – Еще как есть! Только он приехать за мной не может, он в командировке, в Африке.

– Ах в Африке? – протянул капитан. – В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы… Точнее можете сказать? Хотя бы в каком конкретно государстве.

– Не могу, – честно ответила Катерина, – сама не знаю. Он кочует.

– Кочует? – зловеще проговорил капитан. – Вы что же это, гражданка Дронова, издеваетесь? А я, между прочим, при исполнении нахожусь. И шутки с собой шутить никому не позволю!

– Да какие шутки! – хором вскричали подруги.

Действительно, про Африку была чистая правда. Катькин муж профессор Кряквин полгода назад уехал в этнографическую экспедицию, да так и застрял там, в Африке, надолго.

– Значит, некрасивая картина у нас получается, – сказал капитан, – нигде не работаете, живете на нетрудовые доходы, мужа аж в Африку загнали…

– Как это на нетрудовые доходы? – подскочила Катя. – Сам сидит тут, дурака валяет, а других упрекает. И мужа моего не тронь!

– Молчать! – капитан грохнул кулаком по столу. – Про мужа – это еще выяснить надо, чем он там в Африке занимается, если вы даже не можете конкретного государства указать…

Оскорбления, нанесенного профессору Кряквину, Катерина не смогла перенести. Она перегнулась через стол и попыталась вцепиться в волосы бессовестного капитана. При этом она выкрикнула ругательные слова, почерпнутые в телевизионном сериале «Криминальная столица»:

– Мент поганый!

Капитан Яблоков легко уклонился, ему приходилось по роду своей деятельности сталкиваться с куда более опасными субъектами, но он, разумеется, просто не мог не отреагировать на такое оскорбление.

– Таранькин! – крикнул он. – Сунь задержанную в «обезьянник», пускай там посидит и подумает над своим поведением.

– Слушайте, это уж слишком! – всполошилась Ирина.

– В самый раз! – отрезал капитан.

Катерина наконец малость опомнилась и испугалась, но ни один мускул не дрогнул в лице оскорбленного капитана.

После того как бешено сопротивляющуюся Катю увели, капитан достал из верхнего ящика стола большое румяное яблоко, вгрызся в него зубами и захрустел на весь кабинет.

– Ну, с одной из нас вы разобрались, – нарушила Ирина затянувшееся молчание, – а что вы собираетесь делать со мной? Я, кажется, не кричу, не буяню, вас при исполнении не оскорбляю, может, все же поговорим нормально?

Капитан все хрустел яблоком, но вид у него был уже не такой официальный и обиженный.

– Так и будем сидеть? – вздохнула Ирина. – Можно, я подруге позвоню? Она приедет и удостоверит мою личность.

Капитан Яблоков вспомнил, что у него и правда множество неотложных дел, а он валандается тут с этими подозрительными бабами. Пришел из соседнего кабинета тот самый полицейский с усами, который привез их из кафе, протянул Яблокову листок бумаги. Ирина скосила глаза и увидела, что это протокол допроса свидетельницы – той самой вредной крашеной тетки. Усатый прошептал еще что-то на ухо Яблокову, после чего оба вышли, оставив Ирину в кабинете наедине с недоеденным яблоком. Ящики стола капитан демонстративно запер. Ирина поскучала немножко и тут услышала, как в соседней комнате громко разговаривают по телефону. Голос капитана Яблокова спрашивал, правильно ли он попал в агентство «Лео». Когда на том конце ответили утвердительно, капитан заговорил еще громче:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru