Гость без приглашения

Наталия Антонова
Гость без приглашения

Здоровый малыш родился в срок. И всё бы ничего. Но Никифор Лаврентьевич ни с того ни с сего, с точки зрения молодой женщины, заподозрил её в измене. Снежана даже представить не могла, как он мог узнать об этом. То ли на ухо кто шепнул, то ли самому Твердохлёбову показалось, что сын не очень-то похож на него. Он устроил жене скандал и заговорил о ДНК. Испугавшаяся Снежана вспомнила о своих родителях и, не подумав о последствиях, уговорила их на время взять мальчика к себе, сунув при этом в руки матери такую огромную сумму денег, что у той глаза округлились и она пролепетала:

– Дочка, где ты их взяла?

– Мама, – выкрикнула Снежана, – я замужем за денежным мешком! И деньги я даю на ребёнка, то есть на его сына.

– Тогда ладно, – пробормотала мать, не желая углубляться в сомнительные, с её точки зрения, взаимоотношения дочери с мужем, который годится по возрасту ей в отцы.

Конфликт у Снежаны вышел и с любовником. Наверное, он тоже гадал на кофейной гуще, от кого Снежана родила ребёнка, и был недоволен, что она отдала его в бедный дом своих родителей.

Глава 3

Анфиса Никифоровна Позднякова, дочь Твердохлёбова от первого брака, любила своего отца редко встречающейся ныне безусловной любовью. Ей было всё равно, богат он или беден, она была рада тому, что он у неё есть. И она, несмотря на то что сама стала мамой двоих детей, не отказывала себе в удовольствии, когда никто не видел их, забраться к отцу на колени, обнять его за шею и тереться, как в детстве, носом о его щёку, пахнущую одеколоном и им самим, при этом лепеча:

– Папа, папочка.

А Твердохлёбов, шутя, покачивал дочь на коленях, прижимал к груди её голову и приговаривал:

– Коровушка ты моя не маленькая.

И оба в эти минуты – и отец и дочь – были безгранично счастливы. Анфиса и словом не заикнулась о том, что отец поступил неправильно, разведясь с матерью Эдуарда и сойдясь с женщиной, имеющей сомнительную репутацию. Была рада, что он расстался с ней, не успев оформить отношения. К его женитьбе на Снежане она отнеслась спокойно, думая лишь о том, чтобы отцу было хорошо, чтобы он наконец обрёл семейное счастье. Смущало Анфису только то, что Снежана слишком молода и, как ей показалось, несколько поверхностна. Но решила, что не вправе требовать душевной глубины от других. И потом, кто знает, может быть, повзрослев, Снежана приобретёт опыт и мудрость, именно так Анфиса приглушала тревожные звоночки, время от времени позвякивающие в её мозгу. И всё вроде бы и впрямь утряслось, Снежана родила мальчика, и теперь у неё есть ещё один брат, а у её детей – дядя. Хотя интересно получается, – думала Анфиса, – дядя-то младше племянников. Но в наше время в мире всё так перепуталось, что и родственные связи приобрели такие удивительные переплетения, о которых раньше люди и помыслить не могли.

Приглашению встретить Новый год в доме отца Анфиса обрадовалась. Она и не сомневалась, что оно придёт. Отец, так же как она, любил встречать праздники в большой компании, чтобы в сборе были дети, внуки и все самые близкие люди.

Муж на сообщение Анфисы о том, что Новый год они встретят в загородном доме её отца, только согласно кивнул. И хотя Тихон не произнёс ни слова, Анфису это ничуть не насторожило, так как муж её от природы был человеком молчаливым. Зато дети, узнав, что они едут к дедушке, визжали от восторга. Перспектива порезвиться на свежем воздухе, покататься на лыжах в хвойном лесу, посидеть вечером у камина в обществе сенбернара, возле ног дедушки, казалась им заманчивой. Не последнюю роль в их восторге играло и ожидание щедрых подарков от деда. Новогоднее письмо они, естественно, каждый год писали Деду Морозу. Но вскоре поняли, что тот все письма пересылает их родному деду Никифору, и тот, в свою очередь, заботится о том, чтобы внуки получили на Новый год именно то, чего им так хочется.

Второй дед Иван тоже дарил им к праздникам подарки, но не такие щедрые, как дедушка Никифор. Однако внуки на дедушку Ваню не в обиде. Ведь отец им частенько напоминает, что его родители не являются долларовыми миллиардерами. «А вот дед Никифор, наверное, и есть этот самый миллиардер», – наивно думали дети и были счастливы в своём неведении.

Анфиса, в отличие от своих детей, конечно, знала, что отец её хоть и является человеком весьма обеспеченным, до долларового миллиардера ему как до неба. Но, как уже говорилось раньше, молодую женщину интересовали не материальные возможности отца, а её собственная возможность видеться и общаться с ним.

С матерью у Анфисы отношения разладились давно, когда она ещё была ребёнком. Можно сказать, сразу, как только мать вышла второй раз замуж. Через год у неё родились двойняшки от нового мужа, и матери стало не до Анфисы. Отчим девочку не обижал, но, так же как и родная мать, не интересовался, чем и как живёт падчерица. Отец же всё это время был далеко. И Анфиса страшно по нему скучала. Нередко по ночам, уткнувшись в подушку, она тихо всхлипывала: папочка, родненький, возьми меня к себе. Но вскоре девочке объяснили, что по суду в их стране дети остаются с матерями. Исключения бывают редко. И она в их число не попала. Так что оставалось только терпеть, надеяться и ждать. Что и делала Анфиса, сцепив для надёжности зубы. И как же она обрадовалась известию о том, что отец вышел в отставку и поселился в их городе. У отца тогда уже была вторая жена и маленький сын от неё, но Анфису Никифор Лаврентьевич сразу принял в свою семью. И она стала проводить у него почти всё своё свободное время. Не запускала учёбу, после школы легко поступила в институт и там училась почти без четвёрок. Старалась быть приветливой с его второй женой Розалией, которая в отсутствие мужа сверлила её холодными глазами, а когда муж был дома, расточала приторные улыбки и лила елей.

Брат Эдик, скорее всего, науськанный матерью, тоже с первых дней невзлюбил старшую сестру, хотя она изо всех сил старалась подружиться с ним, делала маленькие подарки, затевала весёлые игры. Но проку от её стараний не было. И Анфиса смирилась, прекратив попытки угождать не принявшим её членам семьи. Главное, что у неё есть любящий отец.

Поэтому, когда Никифор Лаврентьевич ушёл от Розалии Павловны, она не слишком-то огорчилась. Даже, может быть, обрадовалась в глубине души. Но признаться в этом не посмела даже самой себе. Его брак со Снежаной она приняла спокойно.

Только одно огорчало её – отцу не понравился её избранник. А Анфиса Тихона полюбила так крепко, что ей казалось: брось он её – и она в тот же миг дышать перестанет. Отец, очевидно, понял это и препятствовать их браку не стал. Но того, что Тихон ему не по душе, не скрывал. И Анфиса переживала из-за этого до неимоверности. Подобрел отец к её мужу только после того, как у них родились дети. Да и убедился он уже к этому времени, что Тихон не собирается жить за счёт тестя, не просит ни денег, ни устройства его на тёплое место, надеется только на свою голову и свои руки и делает всё возможное для благополучия своей семьи. Не заметить этого Никифор Лаврентьевич просто не мог.

Тихон Иванович Поздняков.

Тихон влюбился в Анфису так же сильно, как она в него, можно сказать, с первого взгляда, абсолютно не ведая о том, кто её родители. Узнав, не слишком-то обрадовался. Ариадну Всеволодовну он невзлюбил с такой же скоростью, с какой влюбился в Анфису. Второго мужа матери жены, как это не удивительно для характера Позднякова, он счёл тюфяком и решил игнорировать. Благо сделать это ему было не трудно. Ни с тёщей, ни с её семьёй общаться Тихону не приходилось, благо сама Анфиса предпочитала лишний раз с матерью не пересекаться.

А вот тестя игнорировать не представлялось никакой возможности, так как в отце Анфиса души не чаяла, и суровый Твердохлёбов относился к дочери точно так же, как она к нему.

Так что Тихону пришлось терпеть тестя, и он терпел его исключительно ради жены. Он понимал, что Анфиса искренне привязана к отцу и за многое ему благодарна. Поэтому соглашался ездить к Никифору Лаврентьевичу в гости, когда тот приглашал их, а случалось это, к сожалению Тихона, довольно часто. Поздняков чувствовал себя в доме тестя не в своей тарелке и всякий раз, едва переступив порог, мечтал поскорее вырваться оттуда.

Иногда голову Тихона даже посещали крамольные мысли – вот если б тесть неожиданно скончался, то им и не надо было бы к нему ездить. И при этом Поздняков почему-то всегда задумчиво смотрел на свои большие сильные руки.

О том, что Анфисе достанется приличное наследство, Тихон почему-то не думал. Может, потому, что считал, что денег им и так хватает, ведь он неплохо зарабатывает, не пьёт, не курит, каждую копейку несёт в дом. По всему выходило, что тесть его не так уж и был не прав, считая, что Тихон опоздал родиться эдак лет на сорок-пятьдесят, когда такой справный мужик, как он, пользовался в обществе почётом и уважением.

Эдуард Никифорович Твердохлёбов был сыном полковника Твердохлёбова от второго брака. Мать Эдуарда Розалия Павловна была женщиной красивой и утончённой. Так, по крайней мере, довольно долгое время считал Никифор Лаврентьевич, который заметил жеманную красавицу на сцене одного из захудалых провинциальных театриков крохотного городка. Розалия играла юную графиню, которая трогательно страдала от постоянных домогательств графа, своего мужа и от неразделённой любви к собственному лакею, волочившемуся за озорной горничной.

Твердохлёбов настолько проникся игрой провинциальной актрисы, что сразу после спектакля зашёл за кулисы и вручил ей букет цветов, который вообще-то изначально планировал подарить совсем другой женщине. Глаза искренне обрадовавшейся его вниманию Розалии засияли так ярко, что Твердохлёбову захотелось продолжить знакомство, и он пригласил актрису в лучший ресторан города. К слову, лучший ресторан городка не дотягивал даже до уровня столичной забегаловки.

– И как вы здесь живёте? – вырвалось у Никифора Лаврентьевича.

– Как все, – ответила она тихо и печально.

 

– Розалия! Вы достойны лучшего! – жарко прошептал Твердохлёбов и приник горячими губами к прохладной маленькой ручке Розалии.

– Хотите пригласить меня в номера? – грустно усмехнулась она.

– Ну что вы! – возмутился он. И, подумав, добавил: – Просто моя командировка в ваше захолустье заканчивается через два дня, и я предлагаю вам поехать со мной.

– Куда? – спросила она.

Твердохлёбов назвал город, в котором тогда стояла их часть. Это уже была не Средняя Азия и не заштатный российский город, а мегаполис. Единственным его минусом было то, что он находился на Урале. Хотя почему минусом? Город нравился многим, даже иностранцам. В нём был довольно высокий уровень жизни, бурлила культурная жизнь, по крайней мере, театр был далеко не один.

Услышав название города, Розалия воскликнула:

– Там всё так дорого!

– Ну и что, – пожал он плечами.

– Но у меня нет там знакомых!

– А зачем они вам понадобились? – удивился он.

– Где же, по-вашему, я буду жить?

– На первое время я сниму вам квартиру, а там посмотрим, – отозвался он неопределённо.

– И на что я буду жить?

– Об этом вы можете не беспокоиться, – твёрдо заверил её Твердохлёбов.

И тут Розалия неожиданно вздёрнула свой подбородок, чудесные глаза её гневно блеснули:

– Предлагаете мне стать вашей содержанкой?!

– Ну что вы! – неожиданно для самого себя растерялся Твердохлёбов. – Я только хотел вам помочь.

– Я в подобном благодеянии не нуждаюсь! – гордо заявила девушка, поднялась со стула и покинула лучший в городе ресторан, оставив в нём сидеть всё ещё не пришедшего в себя Никифора Лаврентьевича.

Твердохлёбов тем временем покачал головой и усмехнулся. Эта выходка Розалии на долгие годы определила её судьбу. Потому что уже на следующий день, вернее, сразу после вечернего спектакля, Никифор Лаврентьевич зашёл за кулисы с корзиной роз и сделал Розалии предложение. Она явно не ожидала этого и выглядела растерянной, даже жалкой.

– Вы что, смеётесь надо мной? – спросила она, комкая только что снятые кружевные перчатки графини.

– Какой тут может быть смех? – удивился, в свою очередь, полковник и даже оскорбился. – Я делаю вам официальное предложение, а вы капризничаете, как взбалмошная кокотка.

– Вы что же, хотите жениться на мне? – всё ещё не могла поверить Розалия.

– Конечно, на вас! Не на вашем же светопостановщике!

– Почему именно на светопостановщике? – Брови Розалии взлетели вверх.

– Потому, что, кроме вашей игры и работы вашего светопостановщика, меня в этом спектакле не воодушевило больше ничего! Так вы согласны стать моей женой?

– Я? Да… – пролепетала она. И через месяц уже была хозяйкой трёхкомнатной квартиры на восьмом этаже двенадцатиэтажного дома. Ни в один из местных театров Розалию не приняли, сказали, что нет вакансий. Она пробовала уговорить мужа пристроить её в театр по блату. Но Твердохлёбов только отмахнулся: чего тебе не хватает? Сиди дома!

И Розалия смирилась. На целый день она оставалась дома одна. Иногда дела в части отнимали у мужа время и по вечерам. Но это не слишком огорчало Розалию. Она ещё никогда не жила так обеспеченно и благоустроенно, поэтому наслаждалась жизнью. Молодая женщина не стала затягивать с рождением детей и через год подарила мужу сына. Мальчика назвали Эдуардом. Он и стал для матери центром вселенной. Несмотря на замечания мужа, Розалия баловала мальчика и исполняла практически все его желания.

Твердохлёбов считал, что сын растёт изнеженным и безответственным. Время от времени он пытался вмешиваться в воспитание сына, но служебные дела мешали ему заниматься этим постоянно. А воспитательный процесс, осуществлявшийся урывками, только раздражал уже подросшего Эдуарда. Став подростком, он бывал порой просто неуправляемым и притих лишь на время, когда отец захотел определить его в военное училище. От такой перспективы Эдик пришёл в ужас, ему по ночам стали сниться кошмары, от которых волосы вставали дыбом. Вся надежда была на мать. И той удалось умилостивить, казалось бы, непреклонного мужа. Твердохлёбов согласился, чтобы сын окончил школу и поступил в институт. Мать с сыном могли бы вздохнуть облегчённо, если бы не одно «но». Твердохлёбов-старший выставил им условие, что Эдуард поступит на бюджетный факультет.

Делать было нечего, Розалия наняла сыну репетиторов, и тот, денно и нощно проклиная отца, принялся за учёбу. Разнеженному Эдуарду в этот период его жизни весь белый свет казался немилым, он скрипел зубами и, рыдая, заверял мать:

– Мама, я больше не могу.

– Ещё немножечко, сыночек, – уговаривала та, страдая вместе с сыном.

Наконец свершилось чудо! Эдуард сдал ЕГЭ, и его приняли на бюджетный факультет «Техника и технологии наземного транспорта». Естественно, что работать по избранной специальности Твердохлёбов-младший не стал. Главным ему было то, чтобы отстал отец. Учился он, конечно, через пень колоду, но благодаря обаянию матери и её неофициальным финансовым вливаниям в карман нужным людям Эдуард с грехом пополам институт окончил. Но к этому времени его ждал неприятный сюрприз – отец завёл себе пассию и бросил ради неё мать. Узнав, кто она, Эдуард грозился оторвать ей голову, но потом, поняв, что избавиться от шалавы, как он называл возлюбленную отца, можно совсем другим способом, он, назанимав денег, подкупил охранника отца для того, чтобы тот соблазнил его любовницу и подстроил так, чтобы отец вернулся домой в данный момент.

Идея Эдуарда сработала, отец бросил любовницу. Но то, для чего была разработана и осуществлена вся эта затратная комбинация, достигнуто не было. Отец к матери не вернулся. А Эдуарду пришлось ещё и долги отдавать. Деньги он, естественно, тянул с родителей. Поначалу Твердохлёбов-старший, чувствуя за собой вину за разрушенное семейное гнездо, особо не скупился. Но потом денежный ручеёк, текший из кошелька отца, день ото дня стал всё скуднее, пока почти совсем не иссяк. Отец отчего-то решил, что его сын уже давно стал взрослым человеком и ему самому пора зарабатывать на жизнь. В завершение всех несчастий Эдуарда, отец на старости лет влюбился в молоденькую девушку. Но этого ему показалось мало! Старый осёл, как считал сын, не придумал ничего лучшего, как жениться на ней! Эдуард был в бешенстве! Он готов был ворваться к отцу и устроить ему грандиозный скандал. Но вскоре остыл и понял, что ссориться с отцом ни в коем случае нельзя. Оставалась надежда на то, что отец надорвётся, ублажая молодую супружницу, и отбросит копыта, оставив наследникам приличное наследство. Правда, делить его придётся не только с сестрицей, которую Эдуард считал тупой и наивной, но и присосавшейся к их пирогу Снежаной. Всё это не могло радовать накопившего большие долги Эдуарда, но другого выхода он не находил. К тому же отец, как назло, не собирался умирать, а кредиторы напирали на Эдуарда со всех сторон, и он стал всерьёз опасаться за свою жизнь. Деньги нужно было достать немедленно. Вот только где? На ум ему приходили далеко не добрые мысли. И он даже начал строить планы по их осуществлению. И тут, очень кстати, отец решил собрать всё семейство в своём загородном доме на Новый год.

Розалия Павловна Твердохлёбова на щедрое пособие, которое выплачивал ей бывший муж, могла бы жить припеваючи. Но от этих денег ей доставались крохи, всё остальное она отдавала горячо любимому сыну, упорно не желая замечать, что он вырос отпетым прожигателем жизни – лентяем и балбесом. К тому же недавно Розалия узнала, что сын её игрок, что он погряз в долгах и его кредиторы стали ему угрожать. Самой денег для сына ей взять было негде, и она уговаривала Эдуарда ради спасения собственной жизни обо всём рассказать отцу, покаяться перед ним и умолять его, хоть бы и на коленях, оплатить наделанные им долги.

– Не душегуб же он, – уговаривала она сына, – не может же он не помочь тебе, если речь идёт о твоей жизни.

Узнав о том, что бывший муж позвал сына на празднование Нового года, Розалия Павловна несказанно обрадовалась и зашептала:

– Поезжай, Эдик! И помни, о чём я тебе говорила.

– Мать, ты чего шёпотом-то говоришь? – рассмеялся он.

Розалия Павловна покачала головой, потом, прижав палец к губам, будто бы призывая его к тишине, приложила этот же палец к губам сына.

«Как была мелодраматической актрисой, так и осталась», – с некоторой долей презрения подумал сын, но вслух заверил:

– Конечно, я попрошу у него денег, мамуля. Ты не расстраивайся так.

– Как же мне не расстраиваться, – залилась слезами Розалия, – ты мой единственный сыночек, моя кровиночка, свет моих очей!

«Опять завела волынку», – подумал сын, открыл сумочку матери, достал оттуда крохотный кружевной платочек и сунул матери в руки, с мыслями о том, что вместо того, чтобы сейчас реветь, лучше бы сумела тогда удержать отца в семье. Розалия послушно взяла платок из рук сына и промокнула наполненные слезами глаза.

На этом они и расстались. О, если бы Розалия Павловна только догадывалась, с какими помыслами сын отправляется в гости к отцу. Но Твердохлёбовой и в страшном сне не могло привидеться, что её сын способен лелеять подобные мысли и тем более осуществить их. Сама Розалия на мужа зла не держала. Хотя в то время, когда он бросил её, больную, ради непутёвой женщины, ей было очень больно. Но она смогла перебороть себя и простить мужа.

К тому же, неохотно признавалась она сама себе, Никифор, скорее всего, был прав, что она не справилась с воспитанием сына и всячески препятствовала его вмешательству в воспитательный процесс. Может, если бы она позволила мужу воспитывать Эдуарда так, как он считал нужным, сын сейчас не попал бы в беду. Розалия горестно вздохнула и снова прижала свой кружевной платочек, нежно пахнущий французскими духами, к своим глазам.

Олег Георгиевич Кушнарёв, как это ни странно, искренне любил своего дядю просто за то, что он у него есть. Ему ничего не надо было от Никифора Лаврентьевича, кроме дядиного присутствия в его жизни.

Своих родителей он помнил плохо и считал, что дядя заменил ему и мать, и отца. Ведь именно в семье Никифора Твердохлёбова он прожил несколько лет, оставшись без родителей. Дядя был для него олицетворением мужества и умения достигать поставленных в жизни целей. Денег он у дяди никогда не просил, довольствуясь его вниманием, которое Твердохлёбов щедро оказывал племяннику, как только у него выпадало свободное время. Именно с племянником он ходил на летнюю и зимнюю рыбалку, ездил в горы кататься на лыжах и сплавлялся летом по строптивым речным перекатам. Родной сын его предпочитал абсолютно другие забавы, говоря с усмешкой, что он не экстремал.

Олег чувствовал, что Никифор Лаврентьевич был бы счастлив, если бы сын его хоть раз изъявил желание составить им компанию. Принуждать же Эдуарда он не хотел, объясняя это тем, что Эдуард и сам удовольствия не получит, и им своим нытьём весь отдых испортит. Олег же подозревал, что дядя не настаивал на поездке с ними Эдуарда из-за жены. Розалия Павловна всегда грудью кидалась на защиту любимого сыночка, хотя, с точки зрения Олега, Эдуард нуждался не в защите, а в хорошей взбучке. Но в дела дяди племянник никогда не лез. Розалия же Павловна всё равно недовольно косилась на него. Олег не понимал, чем он ей не угодил. Вторая жена дяди и Анфису не любила, сводную сестру Эдуарда. Олегу Анфиса приходилась двоюродной сестрой, и они прекрасно ладили. Подружился Олег и с мужем Анфисы Тихоном, считая его отличным парнем. Племянников своих, детей Тихона и Анфисы, он обожал и был рад, что дед тоже в них души не чает.

Кушнарёв не догадывался, что Розалию Павловну беспокоит вовсе не наличие у мужа дочери от первого брака и племянника, а то, что они могут оказаться претендентами на наследство мужа. Анфиса-то уж точно. Но Твердохлёбов так явно любил племянника, что, скорее всего, и ему завещает часть денег и имущества, а всё это значит только одно – доля Эдуарда существенно сократится. Так что Анфису и Олега любить Розалии Павловне было не за что. А тут ещё и Снежана как снег на голову.

Олег же на дядино наследство не рассчитывал, он надеялся только на его дальнейшее участие в своей судьбе. «Дядя крепкий, – думал он, – проживёт долго и понянчит ещё и внучатых племянников».

Получив приглашение от дяди провести новогодние праздники в его загородном доме, Олег сразу решил, что поедет в этот раз не один, а со своей девушкой, вернее, даже невестой. Пришла пора познакомить дядю, своего самого близкого человека, как был уверен Олег, с Лизой. Он очень надеялся услышать дядино одобрение. Да иначе и быть не может, по представлению Олега, его Лиза – сама чистота и обаяние – просто не могла не вызывать симпатии и восхищения.

Елизавета Дмитриевна Журавко – невеста Олега Кушнарёва, в эти предновогодние дни была бесконечно счастлива! Наверное, так беззаботно бывает счастлива лёгкая пушистая снежинка, опускаясь на чьи-то ресницы. Ведь она ещё не подозревает о том, что может растаять и из кружевной белой звёздочки превратиться в мутную слезинку… Лиза была уверена, что наконец-то встретила человека, который полюбил её по-настоящему. Она доверяла Олегу безоглядно и верила, что всё у них серьёзно.

 

Танюшка, её самая близкая подружка, говорила ей: «Ой, Лизка! Я завидую тебе! Такой парень! Ты будешь жить за ним как за каменной стеной. К тому же ты своё счастье заслужила».

Сама Лиза тоже так думала. Счастье она своё и заслужила, и выстрадала. Ей должно было однажды повезти. Она так верила в это! И чудо произошло – она встретила Олега, своё солнышко, свою судьбу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru