Оборотень моей мечты

Надежда Волгина
Оборотень моей мечты

Я совершенно растерялась. Кроме того, устала шататься по коридорам. Катакомбы какие-то, а не нормальное жилище.

Посреди холла стоял огромный деревянный стол, а вокруг него – резные стулья с массивными спинками. На один из них я и уселась, чтобы упорядочить мысли и перевести дух. А тут уютно, и пахнет так приятно. Наверное, за этим столом собирается большая семья, вон и самовар в центре блестит натертыми боками. Я разглядывала медный самовар и понимала, что не знаю, как поступить дальше. Мне необходимо уйти отсюда, но даже выход я не могу найти. Собралась разжиться хоть какой-то одеждой, а в итоге только заблудилась. Грусть прокралась в душу, слезы запросились наружу, но плакать я себе запретила. Вспомнила папу, как он учил меня быть сильной.

– Никто не знает, что готовит ему жизнь. – Мы сидели с ним на кухне за вечерним чаем и просто говорили обо всем сразу и ни о чем конкретно. Обожала эти посиделки с немногословным обычно папой. Он для меня всегда был загадкой, но я точно знала, что любима им, и всегда могла рассчитывать на дельный совет. – В любой ситуации главное не поддаваться панике, стараться рассуждать логически. И тогда разум твой подскажет, как правильно поступить…

Сейчас мне почему-то казалось, что папа меня предупреждал тогда. Осталось выяснить, от чего.

Я вздрогнула от скрипа двери и еле поборола желание спрятаться под стол. В следующее мгновение увидела заспанную Стеллу. Растрепанная со сна, в коротеньком халате, из-под которого выглядывала кружевная сорочка, она выглядела очень по-домашнему. Девушка потирала глаза и меня заметила не сразу. А когда увидела, распахнула их во всю ширь.

– Ты что тут делаешь?! – громким шепотом произнесла она и быстро приблизилась ко мне.

– Сижу, – уныло ответила и положила голову на скрещенные на столе руки. В этот момент спать захотелось нестерпимо. Наверное, сонный вид Стеллы так на меня подействовал.

– А почему тут? Тебе сюда нельзя.

– Куда, сюда? – уточнила я, борясь с обидой.

Значит, остальные девушки живут в этом «тереме», в то время как я вынуждена сидеть в дыре и страдать от нашествий кровожадных мух.

– Так. Быстро пошли отсюда! – она схватила меня за руку и сдернула со стула.

Уже у себя в комнате, заперев дверь изнутри, перевела дух.

– Если бы тебя увидела Мальва, сразу бы вопить начала.

Это имя я уже слышала второй раз и снова в негативном окрасе. Уже заочно, не зная кто она, я эту Мальву не переваривала.

– Почему вы живете здесь, – обвела я взглядом типично девичью комнатку, декорированную розовым, с просторной кроватью, шикарным туалетным столиком, мягкими креслами и диваном, – а я нет?

– Ты тоже скоро переселишься сюда, – отмахнулась Стелла. – С твоей-то внешностью… трех приватников заполучить не составит труда.

– Трех кого?..

– Ну, приватников, – посмотрела на меня Стелла, как на неразумного ребенка. – Тебя должны выбрать трое для приватных танцев, и тогда тебя переселят сюда.

Она терпеливо объясняла, а у меня от ужаса начинали шевелиться волосы на голове. Да, что тут происходит?! В какой из дурдомов я попала?! Я отказываюсь от такой жеребьевки! Даже под дулом пистолета меня не заставят танцевать приватно. Что это такое, я знаю отлично, не раз слышала и видела. Не в силах больше сохранять спокойствие, я схватила Стеллу за руку и торопливо заговорила, срываясь на крик:

– Стеллочка, родненькая, ты обязана мне помочь. Сбежать отсюда! Прямо сейчас! Просто покажи мне выход и все. Я больше не могу тут оставаться. Родители сходят с ума, а сама я, кажется, уже сошла…

Я все говорила и говорила, не отдавая себе отчета в словах. Кажется, я что-то ляпнула про духа, потому что в какой-то момент снова заметила неестественно большие глаза Стеллы. И про тайну родителей тоже выболтала. И про мух, и про Анну… Мой монолог, наверное, больше был похож на бред тяжелобольного, потому что в какой-то момент Стелла вырвала руку из моих и закрыла ею мне же рот.

– Тише, ненормальная! – цыкнула она, с опаской оглядываясь на дверь. – Всех перебудишь, и тогда точно не миновать беды. Из-за тебя влетит и мне! Сядь, – подвела она уже рыдающую меня к креслу. – Вот, выпей, – поднесла к моим губам стакан полный воды.

Успокаивалась я долго, постепенно осознавая, что помогать мне Стелла не станет, что тут никто и никому не помогает. Она молча сидела рядом и терпеливо ждала, а потом заговорила, жестом останавливая готовую сделать то же меня:

– Вот что я тебе скажу – отсюда выбраться невозможно, как и просто так сюда не попадают. Если ты тут, то значит, за что-то должна расплатиться, как все мы. Но! – вновь она подняла палец, затыкая мне рот. – Говорить об этом запрещено строго настрого. Обсуждать членов клана запрещено! И это ты должна принять, как самое главное табу. Единственная возможность сделать свое существование здесь более или менее приличным – это завоевать расположение трех приватников. Выбора у тебя нет, и ты должна расстараться в ближайшие две недели. Тогда тебе, по крайней мере, будет обеспечена сытая жизнь. Так же ты не будешь страдать от недостатка мужского внимания, – почему-то покраснела она, а я решила, что поразмыслю об этом на досуге.

– Одежда мне, хотя бы, полагается? Что-то, кроме этого сценического уродства? – оттянула я пальцами ткань костюма, а когда отпустила, получила ощутимый шлепок по животу и поморщилась.

– Ну конечно, о таких мелочах тут никто и не думает, – кивнула Стелла самой себе и направилась к зазеркаленному гардеробу. – Я тебе дам на первое время, а потом своим разживешься, – принялась она доставать из шкафа вещи и складывать их аккуратной стопкой на кровать.

Какое-то время она молча работала. Я тоже молчала, говорить не хотелось, да и истерика забрала остатки сил. Спать уже хотелось нестерпимо.

– Ну вот, забирай и пошли, провожу тебя до твоей комнаты. Главное, никого не встретить по дороге…

– А кто такой Лука? – внезапно вспомнила я, когда мы уже дошли до двери.

– Лука? – резко затормозила Стелла и кинула на меня быстрый взгляд. – А ты откуда его знаешь? – спросила, уже не глядя на меня.

– Случайно познакомились сегодня, на кухне.

– Господи! Ты и там побывала?! – округлила она глаза. – Ты хоть понимаешь, что там ты могла встретить любого из них?

Интересно, откуда я это могу знать, если мне никто и ничего не потрудился объяснить. Ни у кого даже вопроса не возникло, как я вообще сюда попала. Словно их всех духи принесли. Или так и есть? Это я тоже должна буду выяснить.

– Лука принадлежит верхушке клана. То, что ты встретилась с ним, не очень хорошо. Но может он и не выдаст тебя. Вообще-то, он тут самый добрый… и молодой. А теперь пошли, – прервала она беседу и вытолкнула меня за дверь, предварительно убедившись, что холл пустует.

Почти бегом мы добрались до моей комнаты, и Стелла сразу же умчалась обратно. Я же снова чудом избежала нашествия насекомых. Ванну уже принять не рискнула и засыпала в слезах, оплакивая свою несчастную долю.

Глава 5

Никогда в жизни я так не уставала, как за всю следующую неделю. В первый же день мадам растолкала меня на рассвете и, даже не дав умыться, выпроводила на зарядку. Ну, в моем-то представлении зарядка – это приседания, наклоны… И уж точно я никак не ожидала оказаться в огромном спортивном зале, с кучей тренажеров, матов, канатов, бревен и шестов. После получасовой зарядки в свою каморку я заползала. Мадам в этот первый раз занималась лично мной. Она заставляла отжиматься, качать пресс. Меня прогнали несколько кругов по залу. На пути вырастали препятствия, которые я должна была преодолевать, порой рискуя жизнью. Остальные девушки надо мной посмеивались, а я злилась все сильнее, в основном на мадам. Ну и еще, конечно, на двух кумушек. Как узнала чуть позже, верзила блондинка и накаченная коротышка и были теми, про которых говорила Санька. Мальва и Сайка. Имена им очень даже подходили. Или клички. Ведь и я тоже превратилась в Мару.

– Завтра все то же будешь делать самостоятельно, – приговаривала мадам Виолетта, пока я кувыркалась на матах с высунутым языком.

– Если сможет встать с постели, – противненько хихикнула Сайка и посмотрела на Мальву.

Булка, она и есть булка, как ее не накачивай. Не знаю даже почему, но к этим двоим у меня сразу возникла антипатия. Наверное, уловила их «любовь» на невербальном уровне. А вторая… Натуральная мальва, у нее даже спортивный костюм в бордово-сиреневом раскрасе, в такой только пугало огородное одевать. К слову, мне на зарядку пришлось идти в концертном одеянии, вчерашнем. Спортивный костюм мне Стелла не выделила. Извинилась, что запасного нет. Так что, к моменту окончания зарядки я уже вся покрылась липким потом.

Стоя под душем и пытаясь максимально расслабить натруженные мышцы, я размышляла, как долго смогу так протянуть. Доля истины в словах противных подружек была – завтра я вряд ли смогу встать с кровати.

По дороге из ванной случилось еще кое-что, чуть окончательно не сломившее меня. Я не успела вовремя скрыться от кровососов. К тому моменту, когда, крича и отмахиваясь от них, я заскочила под балдахин, меня уже изрядно покусали. Все тело зудело, и ощупывая себя, я ощущала, как мгновенно вздуваются места укусов.

– Ты чего разоралась? – раздался знакомый голос от двери. – Мамочки! – отшатнулась Аня, увидев мое лицо. – Мух покормила… – потрясенно пробормотала она.

А мне уже было параллельно. Судя по ее реакции, красавица я еще та. Так даже лучше – никаких концертов, танцев и приватности. Не погонят же они такую прелесть на сцену! Но додумать мысль и обрадоваться как следует я не успела – Аня вернулась с объемной банкой с чем-то белым внутри.

– А ну, ложись. Быстро! – велела она таращащейся на нее мне.

Размотав полотенце, она принялась натирать меня чем-то пахнущим скипидаром. Да и гореть кожа начала примерно как от этого средства. Каждый укус она предварительно больно щипала, отчего я постоянно вскрикивала и пыталась увернуться от ее рук.

 

– Терпи и не дергайся! – прикрикнула на меня Аня. – Это самое действенное средство. Полностью укусы, конечно, не сойдут, но припухлость спадет. Снова станешь похожа на человека. И вообще, тебя уже ждут в столовой. Не успеешь поесть, придется тренироваться на голодный желудок.

– Как вы тут живете? – простонала я, усаживаясь на кровати.

Анна почему-то смутилась и отвернулась.

– Ань, в чем дело? – душу ковырнули подозрения.

– Ты давай-ка, одевайся по-быстрому, – протянула она мне брюки и маечку, что я приготовила заранее, положив на табурет.

– Ань?.. – позвала я, натягивая на себя вещи и страдая от приторного запаха. – Посмотри на меня! – строго велела я. – Иначе, с места не сдвинусь. Тебе ведь влетит за это, я права?

Кажется, я угадала, потому что она повернулась ко мне лицом, но глаза по-прежнему прятала.

– Что тут происходит? Что ты скрываешь?

– Говорить об этом нельзя, – перешла она на шепот. – Но я скажу… Так живут у нас только новенькие. Вот так, – обвела она мою каморку взглядом, – и с мухами.

– А вы?..

Мое лицо все больше вытягивалось от изумления. Так удивительно звучали ее слова, что я даже обидеться забыла.

– У нас условия поприличнее, – ограничилась она.

– Это что, что-то типа посвящения в клан?

– Что ты! – замахала она руками. – Члены клана – это небожители для нас. Так мы жить никогда не будем. Но хорошим поведением тут можно заслужить довольно приличное отношение к себе.

– Проверка на вшивость? – пробормотала я.

– Таковы правила. Ландо, пошли уже… А то мне влетит.

Аня проводила меня в ту самую деревянную столовую. Девушки уже все собрались за столом и активно работали ложками. Стоило мне появиться, как лица всех обратились в мою сторону.

– Красотища-то какая! – протянула Мальва, а Сайка громко и услужливо заржала. Благо, остальные девушки ее не поддержали. – Все мужики твои…

На этих я даже не посмотрела. Заметила свободное место рядом с сочувствующе глядящей на меня Стеллой и направилась к ней.

– Не обращай на них внимания, – шепнула она, наливая мне сока. – Через пару дней даже следов не останется. А к концерту будешь как новенькая. Главное, не дай себя снова искусать.

Этот день я еле пережила. После завтрака нам мадам дала время переварить пищу и погнала на тренировку, которая длилась вплоть до обеда. На этот раз мы оттачивали танцевальные движения. От громкой музыки у меня начала раскалываться голова. Еще и Мальва все ноги оттоптала. И угораздило же Виолетту поставить нас рядом. Будто специально. Ну а в том, что эта дылда наступала мне на ноги не случайно, я не сомневалась.

После обеда, когда мне кусок в горло не лез от усталости, нам разрешили вздремнуть пару часов. Едва моя голова коснулась подушки, как я вырубилась. Разбудила меня Стелла словами:

– Вставай. Если опоздаешь на занятия, влетит и тебе, и мне.

– А тебе-то за что? – ничего не понимала я спросонья.

– Мне поручили курировать тебя. Теперь все наказания поровну.

На этот раз нас учили теории. Два урока по два часа. Первый вела мадам Виолетта. Урок по теории музыки. Два часа она мусолила тему, чем отличается звук от мелодии. Под конец у меня уже снова начали слипаться глаза. Один раз мадам даже сделала мне замечание, чем снова вызвала насмешки Мальвы. Та и так пялилась на меня все время. В какой-то момент мне даже захотелось ей сказать что-то грубое, а лучше огреть чем-то тяжелым. Поэтому, когда наступила перемена (прямо как в школе – пятнадцать минут), я поблагодарила Бога, что отвел от беды.

Второй урок меня вообще удивил донельзя. Русский язык и литература! Мы писали сочинение на тему «Пять вещей, которые меня восхищают». Я сдала пустую тетрадь. В данный момент меня все раздражало, а собственная участь так и вовсе пугала. О каком восхищении может идти речь?

Ужин прошел в молчании. Даже Мальва с Сайкой выглядели усталыми и не острили. Я так и вовсе еле ложку поднимала. Но есть себя заставляла, потому как силы мне еще пригодятся.

– Нельзя ли выйти на улицу и подышать воздухом? – спросила я Стеллу, когда мы выходили из столовой.

Не могла даже представить, что сейчас вернусь в свою каморку. Даже мутить начало от этой мысли. Кроме того, мне до жути хотелось на свежий воздух. Ну не могут же они тут жить и света божьего не видеть? Должны же они гулять!

– Если хочешь, можем пойти в сад, – тут же откликнулась Стелла, и я поняла, что она тоже не знала, за чем скоротать вечер. – Только, сейчас тебе куртку вынесу. На улице холодно…

С каким наслаждением я вдохнула свежего вечернего воздуха, стоило мне только выйти за порог. Оказывается, выход в сад был совсем рядом, просто я не в те коридоры заходила. Постаралась запомнить дорогу, чтобы в следующий раз насладиться прогулкой в одиночестве. Вспомнились мои бдения у озера. Вновь увлажнились глаза. Прошло всего два дня, а мне казалось, что прежняя жизнь осталась далеко-далеко, за пределами моего восприятия. О том, как чувствуют себя родители постаралась не думать, боясь отчаяться.

Сад выглядел по-осеннему запущенным. Землю устилали желто-красные листья. Тусклый свет фонарей, затерявшихся между деревьев, отбрасывал неясные тени. В другое время я бы обязательно напрягла фантазию и вообразила, что представляет из себя та или иная тень, на что она похожа. Но сейчас настроение было далеко от романтического. Я лишь полной грудью дышала, насыщаясь кислородом.

Взгляд упал на фасад дома, и каково же было мое удивление, когда поняла, что высечен он внутри высокой скалы. Снаружи его даже никто не постарался облагородить – скала выглядела природной, если бы не дверь, ведущая внутрь.

– А ты никогда не пыталась бежать отсюда? – вопрос вырвался сам.

– Т-с-с!.. – тут же отреагировала Стелла. – Молчи, если хочешь выжить. Это место наполнено магией.

Магией? О чем эта она?..

Мы набрели на скамейку под раскидистым дубом.

– Присядем? – предложила Стелла.

Какое-то время мы сидели молча, а потом она заговорила:

– Я часто прихожу сюда. Подумать, помечтать… Я сирота, и клан заменил мне дом, семью. Но иногда, с годами все реже, я вспоминаю приют, в котором выросла, людей, которых знала…

Она замолчала, а мне так о многом хотелось ее спросить. Например, за что она тут оказалась, за какие такие грехи расплачивается? Не хочет ли она вернуться к прежней жизни, обрести свободу?..

– Даже не знаю, кем бы стала, если не попала сюда, – улыбнулась она. – Знаешь. Какая я была неловкая! Мадам все твердила, что Бог одарил меня внешностью, но совершенно не наделил способностью двигаться. Сколько сил она потратила, пока научила меня танцам. Да и сейчас я еще далека от совершенства. А ты? Давно ты танцуешь?

– Вообще не танцую.

– Это как?

Я смотрела на ее удивленное лицо и не знала, что ответить. Если бы я сама хоть что-то понимала, возможно, смогла бы объяснить.

– Ну так, – пожала я плечами. – Танцам не обучалась, по клубам не хожу…

– Самородок что ли? – присвистнула Стелла.

– Не поверишь, но я совершенно не спортивная. В школе ни через козла прыгнуть, ни по канату забраться… тройки рисовали по физкультуре. А уж танцевать сроду не умела!

– Да как же так?!

Стелла даже с лавки встала и прошлась передо мной в крайнем возбуждении.

– Мадам сказала, что твой дебют прошел успешно. Поверь мне, зрители у нас очень требовательные. Если бы ты двигалась неумело, погнали бы со сцены… Что молчишь? – тщетно ждала она ответа.

– Магия, – сказала я единственное слово, которое хоть как-то могло объяснить мой феномен.

– Магия?! – потрясенно повторила Стелла. – И тут?..

– Ты когда-нибудь встречала тут духа? Очень красивую женщину? – спросила я о том, о чем уже давно хотела спросить хоть кого-то. И раз уж разговор сам зашел на эту тему, не собиралась упускать такую возможность.

– Никогда! – затрясла Стелла головой и даже перекрестилась в суеверном страхе.

– А чего ты так испугалась, если сама говоришь, что все тут пропитано магией?

– Об этом нельзя говорить, – побледнела она. – И когда я говорила… про это, не имела в виду духов.

– Понятно. – Я поняла, что ничего мне не понятно и разбираться придется без чьей-либо помощи. – А выходные тут бывают? – решила сменить тему.

– Ага. По понедельникам у нас только зарядка, – кивнула Стелла, погруженная в свои мысли.

– Это завтра…

– Ну да. Только отдыхаем мы от танцев, но занимаемся общественно-полезным трудом.

– В каком смысле «общественно-полезным трудом»?

– В самом прямом, – серьезно посмотрела она на меня. – На завтра намечена уборка как раз вот этого сада. Будем сгребать листву, сжигать ее. Мадам еще хочет покрасить лавки…

– Ни единого выходного?!

– Ты привыкнешь, – проговорила она и поежилась. – Может, пойдем уже? Холодно.

– Иди, а я еще немного посижу.

Стелла ушла, а я осталась мерзнуть. Вечер выдался холодным, хотя не на осень же за это обижаться. Она имела право так себя вести – сковывать землю первыми морозцами, подготавливать к зиме. А вот кто решил, что вправе так поступать со мной, я не знала. Дух? Так я уже даже не была уверена в ее существовании. И кто она такая? Кем была при жизни?

Вопросы без ответов изматывали. В комнату возвращаться не хотелось. Да и там ненамного теплее, а еще эти мухи… Я сидела на лавке, пока не окоченела окончательно. Зуб на зуб не попадал, когда покинула сад.

В комнате было сыро и промозгло. Я забралась под тонкое одеяло прямо в одежде, но даже так не могла согреться. Шальная мысль пришла в голову, и я попыталась ее воплотить.

– Дух этого места, призываю тебя, – произнесла я напряженным голосом.

Ничего не произошло. Я повторила попытку еще дважды, но также безрезультатно. Не солоно хлебавши, я укрылась с головой и думала, что не усну. Равнодушно подглядывала за атакующими балдахин насекомыми, пока глаза сами не закрылись. Мне приснился дом, мама, папа. Во сне я точно осознавала, что все это лишь привиделось. Плакала, но проснуться не могла. Звала родителей, но они уходили от меня все дальше…

Глава 6

После дебютной зарядки и тренировки в воскресенье, три дня я чувствовала себя инвалидом. Болели все мышцы, движения давались с трудом. Но в то же время постепенно становилось все лучше, и в теле появлялась до этого невиданная легкость. Даже походка начала меняться, делаться пружинистой упругой. Тело наливалось силой и выносливостью, параллельно тому, как закалялся мой дух. А он точно закалялся, потому что при виде моего убого жилища уже не возникало щемящей тоски по комфорту. Я даже попыталась придать каморке уютный вид – вычистила до блеска ванную, намыла пол и стены в комнате. Выпросила у мадам коврик и постилку на табурет. Вычислила часы нашествия насекомых, и теперь чувствовала себя спокойно, когда точно знала, что они не прилетят. А в положенное время пряталась на кровати, которую я тоже, кстати, привела в порядок – выбила матрас с подушкой и потребовала себе чистое и приглядное на вид белье, как и более теплое одеяло. Последнему способствовало опасение, что если и дальше буду мерзнуть по ночам, то хроническая простуда мне обеспечена. А болеть нельзя было никак, потому что я строила план побега.

В день уборки сада, я напросилась стаскивать листья к месту костра, который решено было устроить в аккурат возле забора. Вот тогда-то я и исследовала его по периметру, стараясь делать это ненароком. Забор, конечно, выглядел устрашающе – высоченный бетонный, обнесенный по верху колючей проволокой. Складывалось впечатление, что нахожусь в местах не столь отдаленных. Примыкал забор прямо к скале, не оставляя никакого зазора. К слову, щелей в нем вообще не было, посмотреть, что там дальше, не представлялось возможным. Ворота выглядели более чем внушительно и закрывались на несколько замков.

В этот же день я хитростью выпытала у Стеллы, что ключи от ворот хранятся у главной по кухне. Вскоре я и с самой Брунгильдой познакомилась, как прозвала ее про себя. Всех танцовщиц загнали вечером на кухню – помогать мыть посуду после какого-то пиршества. Девчонки-поварята не справлялись. Вот там-то я и увидела эту женщину-воительницу. Ее бы заковать в доспехи, посадить на коня, да отправить воевать против вражеского войска, а не поручать командовать веселушками, какими оказались работницы кухни при ближайшем знакомстве. Таких гром баб мне еще не приходилось видеть. ростом под два метра, широкая в кости, страшная на лицо и вечно орущая. Вот такая была Брунгильда. Настоящее имя у нее какое-то мудреное, я даже запомнить его не смогла. Да мне и не нужно было. Когда я первый раз назвала главную по кухне кличкой собственного изобретения, Аня чуть не померла со смеху. Так с моей легкой руки прозвище к ней и приклеилось. В последствии ее называли не иначе, как Брунгильда.

 

Так вот, ключи от ворот висели у нее на поясе. Поговаривали, что даже ночью она не снимает тяжелую связку. Выкрасть их не представлялось возможности. Но я и не собиралась. В голове зрел другой план. Каждый день, на закате, с кухни вывозилась телега с помоями. Каждый раз Брунгильда лично сопровождала процессию, отпирала ворота, выпускала за них девушек с телегой и ждала, когда они вернутся, опорожнив ее. От той же Анны я узнала, что мусор вываливают в помойную яму, а потом легонько присыпают землей, чтоб перегнивал. Вот в этом-то мусоре я и намеревалась спрятаться.

Конечно же, меня начинало тошнить от одной мысли о погребении себя под помоями. Но с другой стороны, вспоминался фильм «Побег из Шоушенка». Там вон герой несколько километров пробирался по канализационным трубам, по пояс в фекалиях, и выжил, ничего. Я тоже справлюсь!

Все свободное время я посвящала исследованию места, где вынуждена обитать. По вечерам я бродила по жилищу в скале и пыталась запомнить расположение коридоров и холлов. Так я выяснила, что холлов всего четыре. Первый, в который выводил мой собственный коридор, больше похожий на подземный лаз, считался общим. Из него можно было попасть на кухню, в концертный зал, холл танцовщиц и в сад. Тот холл, что был самым помпезным в моем представлении, принадлежал управляющему персоналу. В него выходили покои мадам Виолетты и Брунгильды. Эти две особы считались на очень высоком положении у хозяев, и апартаменты их, говорят, были роскошны. Брунгильда отвечала за всю хозяйственно-бытовую область, а мадам – за эстетическую и артистическую. Был еще холл прачек и поварих. Он почти ничем не отличался от деревянного терема танцовщиц, разве что выглядел попроще, без резьбы по дереву.

Постепенно расположение комнат и покоев жильцов прочно отпечаталось в моей памяти. Но я не выяснила главного – где обитали хозяева. Кто они такие, я уже поняла, мне никто не расскажет, потому что тема эта находилась под запретом, как и не разрешалось обсуждать нашу прошлую жизнь друг с другом. В то, что у стен есть уши, я не верила, но девочки придерживались другого мнения и сразу замолкали, стоило мне завести беседу на одну из этих тем. Но так легко сдаваться я не собиралась и однажды все же пристала к Ане, когда та забежала в мою каморку перед сном. Как обычно, мы забрались на кровать и плотно запахнули балдахин. Нашествие кровососов никто не отменял. Кстати, я выяснила, что нападают они только тут – в моем легендарном жилище. Чистилище какое-то, честное слово. Осталось понять, чем я все это заслужила.

– Ань, а правда, что хозяева частенько забредают на кухню? – спросила я, словно невзначай.

– Бывает. В основном по ночам. Уж больно они прожорливые, – усмехнулась Аня, впрочем, сразу же испугалась. – А тебе зачем? – подозрительно прищурилась она.

– Да просто так, любопытно, – деланно-равнодушно ответила я. – Тут-то их не бывает, вот я и подумала, что из их жилища можно попасть только на кухню…

– Ну мы-то их не видим. Только с утра застаем погром на кухне.

Потеряв бдительность, Аня рассказала, что для хозяев специально готовится несколько блюд на ночь, чтобы они могли прийти и полакомиться. Я уточнила, едят ли они днем. Аня призадумалась, а потом ответила, что не всегда. Бывает, они неделями не питаются днем, а по ночам разоряют съестные припасы на кухне. Так странно… Ночной образ жизни, что ли, они ведут?

– Спать хочется, – широко зевнула Аня и привстала на кровати. – Пора идти…

– Побудь еще чуть-чуть, – попросила я. – Еще не так и поздно, – время я теперь угадывала интуитивно, никаких часов тут я, по-прежнему, не видела.

Я думала. Вспоминала… Как сама забрела на кухню и познакомилась там с Лукой. Кроме единственной попытки рассказать об этом Стелле, больше я ни с кем не делилась, что знакома с ним. Уверена, что Стелла тоже будет хранить молчание, потому что боится даже собственной тени. Она уверена, что так хорошо, как здесь, больше нигде ей не будет. Вздрогнула от воспоминаний о медведе. Он мне точно не привиделся, услышала я его до того, как выглянула в коридор.

Коридор. Скорее всего, именно он ведет на половину хозяев. Возможно, есть еще путь, но этот мне казался самым доступным, да и про другие я не знала.

– Ань, а у них живут медведи? – вновь заговорила я.

Возможно, пятнистый медведь – как символ клана. Но не разгуливает же он свободно везде? В конце концов, как бы он не относился к хозяевам, для нас может быть очень даже опасен. Спасибо Луке, спас меня тогда от верной смерти. Медведь, поди, шел на кухню, чтобы тоже подкрепиться.

Я размышляла и не сразу заметила настороженный взгляд Анны.

– Ты чего?

– Я? Ничего, – торопливо ответила она и собралась слезть с кровати. – мне пора…

– Стой! – придержала я ее за руку. – Ань, это как-то связано с медведем? – допытывалась, крепко удерживая ее запястье, не заботясь о том, что ей может быть больно. – Ты что-то знаешь, но мне рассказывать не хочешь.

– Мара, т-с-с! – прижала она палец к моим губам и лихорадочно зашептала. – В клане пятнистых медведей живут не просто люди. Они очень могущественны! Владеют магией. Это страшные существа! – в страхе округлила она глаза. – Про них нельзя говорить, никогда! У стен есть уши, – воровато оглянулась она, словно, действительно, боялась разглядеть на стене огромное ухо. – Пока! – махнула рукой и пулей вылетела из комнаты.

Меня переполняла ирония. Магия! Скажет тоже! Никакой магии не существует. Тут я подумала про духа и про то, как сама попала сюда. И все равно, не верю ни в какую магию. А вот узнать правду я должна! И сделать это нужно как можно быстрее.

Я решила во что бы то ни стало проникнуть на хозяйскую половину. Зверинец там у них или что, мне все равно. Не съедят же меня живьем! Мадам предусмотрительно предупредила меня, что на кухню нам вход запрещен. Но и этот запрет я планировала нарушить, как уже сделала однажды. Жаль я тогда не расспросила Луку подробнее обо всем. Как-то слишком быстро он смылся.

А еще мне нужно было найти другой вход на хозяйскую половину, и такая возможность представилась неожиданно быстро. Только вот я ей совершенно не обрадовалась.

В пятницу, на тренировках по танцам, когда мы отрабатывали хореографию в зеркальной комнате, вошла мадам и громко несколько раз хлопнула в ладоши.

– Девушки, внимание! – громовым голосом произнесла она.

Все замерли на местах, в классе повисла тишина.

– Быстренько снимайте с себя все лишнее и приготовьтесь танцевать.

Она направилась к музыкальному центру, а я подскочила к Стелле, расстегивающей на себе спортивную кофту.

– Что это значит? – прошептала я ей на ухо.

– Раздевайся, – ответила она, стягивая кофту и оставаясь в одном бюстгальтере.

– Зачем?! – вытаращила я на нее глаза.

– Смотрины будут, – скривилась она, стараясь делать это незаметно.

Стелла уже приступила к штанам и вскоре осталась в одном белье. Слава богу, его она снимать, кажется, не планировала. Ответить мне она не успела, в комнате снова прозвучал властный голос мадам:

– Все готовы? – взгляд ее доскользил до полностью одетой меня. – В чем дело? – громыхнула Виолетта.

Я растерянно оглянулась и поняла, что одетой осталась одна. Все остальные уже аккуратненько сложили вещи на стульчиках и переминаются возле стенки в довольно откровенном бельишке.

– Раздевайся! – рявкнула мадам.

Я лишь затрясла головой, голос резко пропал.

– Мальва, Сайка, помогите ей, – не раздумывая ни секунды, скомандовала та.

Тут же ко мне подскочила накаченная фурия и скрутила за спиной руки. Мальва, тем временем, принялась развязывать тесемки на моей кофте на запахе.

– Убери руки! – прошипела я, не в силах пошевелиться. Захват Сайки был железным.

– Стесняешься? – хихикнула Мальва, проводя пальцем по моей обнажившейся груди. – Есть чего, – нагло ухмыльнулась она и оттянула длинным ногтем край моего бюстгальтера, заглядывая внутрь. – Там и смотреть-то не на что, – громко добавила, явно работая на публику.

Конечно же, Сайка поддержала ее дебильным хохотом, оглушая меня, потому что ржала мне прямо на ухо.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru