Елена Прекрасная

Надежда Волгина
Елена Прекрасная

Пролог

Вы когда-нибудь попадали в идиотскую ситуацию по вине двух придурков, над которыми, к собственному огорчению, вы взяли шефство только потому что мы в ответе за тех, кого приручили? Нет? Ну так знайте, что вам крупно повезло, в отличие от меня. И да, я сама виновата, что позволила сесть себе на шею. Ну а теперь мне как-то придется выкручиваться из этой засады, по-другому и не скажешь. Но обо всем стоит рассказать по порядку.

Меня зовут Лена. Я учусь на третьем курсе архитектурного института. И у меня совершенно нескромное прозвище, Елена Прекрасная. Не потому что я настолько прекрасна хоть и грех жаловаться, а за мою «широкую душу», а точнее, неспособность отказать парням.

Вот о чем вы сейчас подумали? Нетрудно догадаться. И уверяю вас, ошиблись. Речь идет не о плотских отношениях, а о взаимовыручке, которая носит слегка специфический характер.

Началось все на первом курсе, когда ко мне обратился за помощью Костя – мой одногруппник и типичный представитель золотой молодежи. Шел третий день учебы, и я почти ни с кем не была знакома. Рассматривала капитель в учебнике по архитектуре и пыталась понять, что же мне в ней не нравится, как ко мне подошел симпатичный блондин (совершенно не мой типаж), на которого в первый же день положила глаз половина девчонок нашего потока.

– Тебя ведь Лена зовут? – проявил он чудеса осведомленности.

– Ну, некоторые даже называют Елена Сергеевна, – усмехнулась я, разглядывая его нагловатое лицо. Знал бы он, как сложно меня смутить, не напускал бы на себя такой важности. – А в чем дело?

– Слушай, ты так похожа на мою маман, – удивил он меня в очередной раз, но тренированная я даже виду не подала.

– Не представляешь, как я счастлива. Это все?

– Лен… – замялся всегда такой уверенный Костик и кажется даже покраснел. – Выручи, а?

– Ближе к делу, – со вздохом отодвинула я учебник и пристально уставилась на просителя. Говорят, что когда я так смотрю, хочется спрятаться. Обычно я делаю это ненамеренно, но не в тот раз. Тогда взгляд мой и на Костю подействовал, заставив того беспокойно заерзать на стуле.

– Прикинься моей невестой! – выпалил он и зачем-то вытаращил глаза.

– Чего? – переспросила я, поняв, что уже устала удивляться так часто. – Ты вообще нормальный?

– Да нормальнее нормальных. Просто вот как нужно, – провел он ребром ладони по своему горлу.

– Мне это точно не нужно, – пожала я плечами и отвернулась, решив вновь вернуться к изучению капители.

– Лен, я заплачу. Даже озолочу.

Эта фраза стала роковой. Не то чтобы я была чересчур меркантильной или сильно уж нуждалась в деньгах, но они во мне неизменно вызывали азарт. С детства мечтала зарабатывать сама и много, а не висеть на шее у обеспеченных родителей.

Если быть краткой, то Костя тогда предложил мне сыграть роль его невесты за приличное вознаграждение. Как оказалось, его родители, что отправили сына набираться ума разума в Москву, решили позаботиться и об его сердце, помолвить его с дочерью компаньона отца, о чем и сообщили сыну и даже показали фото невесты. Свободолюбивый и любвеобильный Костик не планировал так рано связывать себя какими-либо обязательствами, даже с учетом того, что со свадьбой его торопить никто не собирался (ну правильно, сначала нужно получить образование). Ну и решающую роль сыграл тот факт, что невеста была далека от идеала женщины в представлении Костика.

Я же, к тому же, еще и напоминала внешне мать Кости в молодости, по его утверждению. И он решил, что если заверит отца, насколько у нас с ним все серьезно, то тот отменит помолвку, ну или хотя бы отложит ее на время.

Сопротивлялась я тогда долго. Костя израсходовал весь свой арсенал лести и комплиментов, прежде чем уговорил меня помочь ему за умеренную плату, а не золотые горы, как обещал сначала. На снижении таксы настояла я – ну не хапуга же я в самом деле! Да и у всего есть своя цена, даже если работа довольно специфическая.

В общем, тогда я впервые перевоплотилась в чью-то невесту и сделала это блестяще, надо сказать. Родители Кости даже захотели познакомиться со мной поближе и пригласили нас с «женихом» погостить несколько дней в их поместье, под Екатеринбургом.

Ну да ладно, речь сейчас не о Косте и его родителях и не о той истории, которая закончилась безболезненно для меня и обошлась малой кровью Косте. Я лишь хотела рассказать, с чего все началось. Как-то незаметно по институту, а потом и за его пределами, поползли слухи (сам Костик что ли всем растрепал), что лучше меня никто не прикинется чьей-то невестой. И с тех пор с определенной периодичностью сынки богатых родителей просят меня сыграть: пай девочку, разбитную малышку, профессорскую дочь, скрипачку, балерину… Один раз, представляете, я даже вынуждена была перевоплотиться в экстравагантную гадалку! Каких только заскоков не бывает у «золотых» мальчиков, что хотят вытянуть побольше денег из своих родителей.

Не могу сказать, что мне не нравится мое хобби. Напротив! Я люблю перевоплощаться, на какое-то время переставать быть самой собой. Но на короткое время. Мои услуги строго нормированы и оплачиваются по умеренному прейскуранту. Работа отлажена с точностью часового механизма и ни разу не давала сбоя, пока мне не подложили свинью. И кто?! Мои самые закадычные друзья – Генка и Юрок, с которыми за три года совместной учебы мы прошли огонь и воду, и медные трубы. Ну не гады ли!

Генка Сорокин и Юра Маркович присоединились к нам на первом курсе, когда все мы уже месяц проучились. Эти два красавчика демобилизовались из армии и приступили к учебе. Не представляете, какими павлинами они вышагивали по институту, осознавая, что на год старше всех первокурсников. Я только и могла, что ухохатываться над ними и постоянно их подкалывала, чем невероятно бесила.

Они как-то сразу сдружились, хоть и были совершенно разными. Генка, рыжий и зацелованный солнцем до веснушек, по характеру был тихий и спокойный, а еще стеснительный до невозможности, особенно когда разговаривал с девчонками. Юра был его полной противоположностью. Высокий вихрастый брюнет, с фигурой атлета и модельной внешностью. Как только он появился в нашей группе, так сразу же популярность Костика – моего первого клиента резко спала. Дамы разделились на два фанатских лагеря. Я же была сама по себе. Никогда в парнях не ценила смазливость, гораздо больше меня интересовал их внутренний мир, который чаще всего считала убогим. К тому же, бесила Юркина гиперактивность. Он каждую минуту генерировал какую-нибудь новую идею и постоянно подбивал студентов в них участвовать. Велись все, кроме меня. Детский сад, штаны на лямках, честное слово!

Не успела сладкая парочка проучиться у нас и двух недель, как на них наехали гопники с четвертого курса. Уж не знаю, чем эти салаги им не угодили, только проблемы у них начались серьезные. И веселье как-то сразу поутихло.

Как-то раз я стала невольной свидетельницей избиения Гены с Юрой. Гопники подкараулили тех после занятий и накинулись вшестером на двоих. Несправедливо! – тут же посчитала я, и решила вмешаться. Нет, конечно же, в драку с кулаками кидаться не стала, но поговорила с нужными людьми (а таких у меня было пол-Москвы), а те, в свою очередь, объяснили старшекурсникам, что и к чему, кого можно трогать руками, а кого не следует.

Вот так и началась наша дружба с парнями – с их горячей благодарности за спасение. К третьему курсу стала дружба настолько крепкой, что разве спали мы врозь. Все остальное делали вместе. И про мое хобби они тоже знали. Не критиковали, после того как я им все популярно объяснила и разложила по полочкам. А иногда даже сопровождали, как верные телохранители, но опять же, только с моего позволения.

Все было замечательно, пока моя специфическая помощь не понадобилась моим лучшим друзьям. И сразу обоим, представляете!

Глава 1

– Слушай, а пошли в кино! – элегантно соскочил Юрок с каменного парапета и едва не растянулся самым нелепым образом на скользких плитках.

С ночи лило как из ведра. Весь час, собираясь в институт, я с тоской посматривала на лужи и свинцовое небо, понимая, что выбора у меня нет и придется топать в непогоду. Но перед самым выходом случилось чудо – дождь словно кто подрезал, и небо моментально просветлело. Даже выплыло солнышко и ласково заблестело. И это в конце октября, когда его уже так не хватает. Радости моей не было предела, и настроение мгновенно взлетело к отметке «отличное». Только вот Юра ныл всю дорогу до института, да еще и на памятник взобрался на подходах. Ладно хоть на коня не полез, а то бы точно поскользнушками не обошлось.

– Вечером? Что за фильм? Давно киноафишу не смотрела.

– Не вечером, а сейчас, – подхватил меня Юрок под руку и потащил в противоположную сторону, и это когда мы уже стояли возле крыльца главного корпуса. – Ну ее нафиг, эту учебу.

– Я не пойду, – вырвала я руку. – Через пять минут коллоквиум. Да и мне еще по проекту нужно проконсультироваться. Хочешь иди, – пожала плечами и вновь направилась к крыльцу. – Мало у тебя неудов…

Студент из Юры был еще тот. Где не получалось сунуть денежную мзду, брал очарованием, особенно у преподавателей-женщин. Жаль только, что таких было меньше в нашем институте, чем суровых и титулованных мэнов. А потому за Юрой тянулся длинный хвост из долгов, за который его постоянно грозились отчислить. Но и тут он нашел лазейку. Вернее, его отец – нефтяной магнат средней руки из далекой Тюмени. Друг отца Юрки оказался в приятельских отношениях с деканом нашего факультета. Как только этот факт обнародовали, так сразу же моему другу стало гораздо легче учиться. Вот и сейчас он запросто махнул на меня рукой и отправился смотреть кино в ближайший кинотеатр, пообещав встретить меня после лекций. Я даже не успела его спросить, куда запропастился Гена, с которым эти двое вчера тусили в ночном клубе. Напился рыжик, что ли?

Три пары отсидела с трудом, даже успела пожалеть, что не согласилась пойти с Юрой в кино. На лекциях боролась со сном, проклиная себя за то, что смотрела телевизор полночи. Знала же, что так будет. Мне как никому требовался полноценный сон, не меньше восьми часов. Иначе становилась злая, как чертиха, разве что на людей не бросалась.

 

Гена в институте так и не появился, и Юра не ждал меня после пар вопреки обещаниям. Трепло!

Солнце спряталось и резко похолодало. В воздухе запахло зимой. Сразу захотелось оказаться где-нибудь в тепле, ну или хотя бы быть одетой во что-нибудь посерьезнее короткой куртки, в которой я моментально замерзла. И хоть живу я не в сказке, но рыцари на моем пути встречаются довольно часто. Вот и сейчас послышался визг тормозов, и рядом замер серебристый ауди.

– Прыгай, подкину, – опустилось стекло и из глубины салона послышался голос Кости. – Где твои Дон Кихот и Санчо Панса? – спросил уже, когда я с наслаждением принялась оттаивать в тепле машины.

От подобного сравнения меня разобрал смех. Не трудно было догадаться, кто есть кто. Ладно хоть не Штепсель с Тарапунькой. Мальчишки бы точно обиделись. Но сейчас на них была обижена я, за то что бросили. Генка вон даже на звонки не отвечает. И чем таким занят, спрашивается? Дрыхнет что ли до сих пор.

– Да ну их, – махнула я рукой и повернулась к Косте, – поехали что ли?

– Куда путь держишь, красавица? – не переставал дурачиться Костя.

В общем-то, он мне нравился. Как человек, конечно. Ну и из многих он отличался умом и сообразительностью. А еще импонировало его чувство юмора. Да и ценность первого клиента никто не отменял… В общем, за годы совместной учебы и общения он стал своим в доску, разве что чуть менее близким, чем Генка с Юрком.

– Домой, куда же еще, – вздохнула я.

Домой ехать не хотелось. Точно знала, чем займусь. Завалюсь спать и продрыхну до вечера, чтоб потом опять полночи смотреть телек.

– Только давай в какой-нибудь супермаркет заскочим? – спохватилась я, вспомнив, что холодильник в моей квартире, что досталась мне от бабушки, и право съехать в которую на самостоятельное ПМЖ я выбивала у родителей с боями, пустой и девственный.

– Значит, борщом ты меня не накормишь, – заканючил Костя.

– Могу только дохлую мышь предложить, если у той хватило сил повеситься, – хохотнула я, чувствуя, как внутренности свело от голода.

Во рту с утра маковой росинки не было, одна лишь чашка кофе с молоком.

– Жуть какой голодный, даже тебя покусал бы сейчас, хоть и не за что ухватиться, – окинул меня Костя скептическим взглядом. – Голодная? – тут же уточнил и получил ответный кивок. – Тогда в кафе, – решил он за нас двоих, ну а я благоразумно не сопротивлялась.

Кафе – куда как лучше супермаркета, только вот ходить туда одна не привыкла.

– Кажется, я сейчас лопну, – сыто откинулась я на спинку дивана, расправившись с последним блинчиком с мясом.

Костя привез меня в кафе какой-то своей знакомой. Та оказалась на месте, и я даже испытала легкий когнитивный диссонанс. Женщина лет пятидесяти (довольно ухоженная и моложавая, но меня-то не проведешь) встретила Костю с материнской любовью и распростертыми объятьями, в которых едва и не задушила. А вот когда она обслуживала нас собственноручно и вне очереди, то смотрела на Костю вовсе не по-матерински, так и норовя коснуться его плеча своим пышным бюстом. Мне же только и оставалось, что удивляться, откуда у Кости такие знакомые. При этом я не забывала уплетать блины, вкуснее которых не ела, кажется, никогда. К концу обеда я даже простила хозяйке кафе ее липкие взгляды и плотоядный интерес к Косте.

– Наелась, принцесса? – поинтересовался Костя, когда мы с ним прикончили и небольшой чайничек вишневого чая.

– Почему принцесса? – сонно поинтересовалась. После сытного обеда спать хотелось еще сильнее. Я бы прям тут устроилась, на этом диванчике.

– Ну я же тебя сегодня спас от холода и голодной смерти. Значит, я твой принц, а ты моя принцесса.

– Осталось только приобрести тебе ГЗМ, – кивнула я, с тоской размышляя как буду преодолевать короткое расстояние от дверей кафе до Костиной машины.

– Это что за зверь?

– Узнаешь, когда я тебе это подарю.

На самом деле, ГЗМ – никакой не зверь. Аббревиатуру придумал мой папа – профессор филологии, между прочем, и означает это губо-закатывающая машина. Все просто и по старинке, но Косте об этом знать не обязательно.

Только я решилась встать из-за стола, как ожил мой мобильный. И надо же! – на экране высветился номер Гены. Не иначе как обо мне вспомнили сегодня.

– Не может быть! – протянула я вместо приветствия. На самом деле, обрадовалась не знаю как, что с ним все в порядке.

– Лен, ты где? – Гена тоже решил опустить приветственную часть.

– Страдаю от обжорства в одной симпатичной блинной. А что?

– Есть разговор.

– Что-то случилось? – вмиг напряглась я.

– О да! Случилось – не то слово!

– Так, – посмотрела я на Костю, а потом на дисплей телефона, – через десять минут буду дома.

– Уже еду, – быстро проговорил Гена и отключился. И это тоже не было похоже на моего друга, который любил говорить по телефону много и ни о чем.

Даже быстрее чем за десять минут Костя домчал меня до дома. А на лавочке возле подъезда уже сидел Гена и выглядел он, мягко говоря, потрепанным.

Поблагодарив Костю за вкусный обед и наспех попрощавшись, я выскочила из машины. Что-то за друга разволновалась не на шутку – даже когда гопники на него наезжали, он так не выглядел.

– Рассказывай! – плюхнулась рядом с ним на скамейку.

– Не-э-э, пошли в тепло. Продрог как цуцик, и шланги горят, – обхватил себя руками Гена и первый потопал к подъезду.

Н-да… даже джинсы на нем каким-то мешком сегодня смотрятся, будто не свои напялил. А обычно он одет с иголочки. Генка хоть и скромняга, но в одежде любит лоск.

– Чай? – спросила я, как только затолкала друга в квартиру.

– Самую огромную чашку, – кивнул он.

– Иди мыть руки тогда…

Гена скрылся в ванной, а я пошла хозяйничать на свою маленькую и уютную кухню. Благо, в холодильнике завалялся лимон. Что может быть лучше большой чашки чая с лимоном с похмелья? И хоть я напивалась всего пару раз за всю свою жизнь, но такое лекарство считала лучшим.

– Геныч, ты там живой?! – спохватилась я, когда поняла, что вода уже давно не шумит, а друг мой из ванной не вышел. – Смотри, не оскверняй суицидом мою жилплощадь!

Сразу же распахнулась дверь, и в клубах пара появился мой друг. С мокрыми и гладко зачесанными волосами, румяный и какой-то очень чистый и аккуратный. Удержаться от смеха я не смогла, но даже ответной улыбки не дождалась. Гена прошел к столу и забился на табурете в угол.

– Ты меня уже пугаешь, – придвинула я к нему чашку и опустилась на табурет напротив. – Рассказывай уже.

– Я в полной жопе! – пафосно выдал Гена, и слышать такие слова от обычно интеллигентного него тоже было странно.

– А поконкретнее?

– Ко мне едет брат.

– И что?.. Он едет тебя убить? – нервно хохотнула я, все еще не понимая причины трагедии. – Соскучился, вот и едет. Кстати, не знала, что у тебя есть брат.

Я знала, что Гену воспитывали дядя с тетей, потому что родители его погибли, когда тот еще был совсем малым. А вот про брата слышала впервые.

– Не знала, потому что я не рассказывал. Да и сам я не так часто вижу его. Он старше меня на пятнадцать лет. И когда я начал что-то соображать, брат уже уехал учиться.

– Слушай, кончай драматизировать! – не выдержала я. Тон и вид умирающего лебедя, которые напустил на себя друг, неимоверно раздражали. – Ну приедет твой брат, посмотрит, как ты живешь, учишься… и умотает восвояси. Кстати, вы с ним что в разных городах живете?

– Он живет и работает в Питере.

Ну тогда понятно. Генка приехал поступать в Москву из Краснодара. Далековато их с братом судьба раскидала друг от друга.

– Ты не понимаешь!.. – схватился друг за голову, и мне даже показалось, что он собирается разрыдаться.

– Генка, ну хорош мне нервы трепать! Чего такого я не понимаю?!

– Все, ладно, – закивал он головой как болванчик, убеждая в чем-то самого себя. – Ладно, ладно… Сейчас я тебе все расскажу…

Вот тут мне стало страшновато. Что же такое он мне хочет рассказать, на что так старательно и долго настраивается? Но слушать приготовилась внимательно и его больше не перебивала.

А еще через полчаса я знала историю Гены – человека, про которого считала, что знаю если не все, то многое. А оказывается, ничего я про него и не знала.

Родители Гены погибли, когда ему исполнилось три года. Он их и не помнил, разве что по фотографиям. Маленького сироту усыновили сестра матери с мужем. Своих детей у них не было, и всю нерастраченную любовь они подарили этому умненькому и серьезному не по возрасту мальчику. На момент трагедии брату Гены исполнилось уже восемнадцать лет, и тот служил в армии. Сразу после армии уехал в Питер, где и поступил в университет. После окончания ВУЗа в родные края решил не возвращаться и занялся каким-то там строительным бизнесом.

И теперь мы подошли к самому интересному. Оказывается, бизнес брата очень быстро набрал обороты и сделал хозяина богачом. Я-то, наивная, думала, что учебу и содержание Генки оплачивают дядя с тетей. А за всем, оказывается, стоял его братишка, который таким образом, надо думать, компенсировал свои редкие встречи с близким родственником. Как бы там ни было, он платил за учебу, спонсировал проживание Гены в Москве.

И наконец-то мы добрались до десерта. Этот рыжий оболтус наплел брату, что уже давно, еще с первого курса встречается с девушкой. Приютской сироткой, скромницей и красавицей, в которую влюблен по уши, и с которой сразу после окончания института собирается вступить в законный брак. С этой мифической невестой они, оказывается, снимают квартиру в Москве, за которую тоже платит богатенький брат. В общем, заврался мой друг знатно. И ему еще крупно повезло, что брат только сейчас додумался навестить его и познакомиться с будущей невесткой. А остановиться он решил у брата, надо думать, чтоб сэкономить на гостинице. А может и нет, тут судить не берусь.

– Ну ты и придурок, Геннадий батькович! – вынесла я беспощадный вердикт, когда не самый длинный и довольно сбивчивый рассказ подошел к концу. – Как можно так врать вообще?! А главное, зачем?

– Ты брата моего не знаешь, – удрученно проговорил Гена.

– А что тут знать-то? Ни за что не поверю, что он так чтит институт брака.

– Не в этом дело. Просто он свято верит, что всего в жизни нужно добиваться самостоятельно. А как бы и чего я тут добился, существуя на стипендию?

Тут я с ним спорить не стала, хоть и в корне была не согласна. Конечно, мне трудно судить – москвичке и единственной дочери довольно обеспеченных родителей. Но наверное, на месте Гены я бы предпочла честный труд, чем сплошное вранье. Хотя, утверждать не берусь.

– И ты решил наглым образом тянут из брата деньги?

– Да так как-то само получилось, – покраснел Генка. Надо сказать, краснел он с полпинка, по поводу и без. И это всегда меня умиляло. Вот и сейчас я ему простила половину грехов сразу же. Все же, Генка добрый малый и поступил так точно не со зла. Да и не об этом сейчас нужно думать, а о том, как спасать его-придурка. – Лен, помоги…

– Да вот, думаю, как! – огрызнулась я.

– А что тут думать? Побудь моей невестой, – заглянул он в мои глаза своими голубыми и честными-пречестными.

– Спятил?! – взорвалась я и даже вскочила с табурета. Если б тот не был из чистого дерева и тяжелый, то запустила бы и им в моего лучшего друга.

– Ну а чего особенного? Тебе же не впервой…

– Так. Ты чай выпил?

– Ну выпил.

– Успокоился, согрелся, душу очистил?

– Ну Лен…

– Вали отсюда, пока я тебя не убила, – схватила его за руку и потянула в коридор.

– Лен, это всего на две недели… – заикнулся было Гена, но тут в него полетел его же ботинок, от которого он ловко увернулся.

– Проваливай!

– А ты подумай.

– Я жду.

– Куртку дай надеть…

– Придурок! – захлопнула я за ним дверь, а оттуда донеслось:

– Ты подумай, я тебе завтра позвоню. И заплачу…

Дальше я слушать не стала, отправилась на кухню допивать остывший чай и… думать, как ни странно. Думала я полночи и проспала в институт. А возле корпуса меня дожидался слегка подшофе Юрок и встретил он меня словами:

– Ленка, выходи за меня замуж!

– Может, меня кто проклял? – простонала я и даже схватилась за живот, потому что тот реально кольнуло изнутри. – За что мне все это, а? – возвела глаза к небу.

– Ленусь, ты чего? – перепугался Юра. Ленусь… Так меня только он называл, и сколько не грозилась убить его, не действовало. – Кто тебя мог проклясть?

 

– Откуда я знаю! – заорала я так, что он шарахнулся от меня как от чумной, а все остальные поблизости принялись пялиться на нас. – Кто-то… – уже тише добавила. – А иначе почему на меня со вчерашнего дня сыплются неприятности.

– Да что случилось, можешь объяснить?! Я думал, одному мне грозит катастрофа, нет, тайфун, нет, цунами. И тебе тоже что ли?..

– И Генке, представь себе.

– А с малым что?

– А вы разве не виделись сегодня? Ты вообще откуда в таком виде? – обратила я, наконец, внимание, что выглядит мой друг, мягко говоря, не очень опрятно и далеко нетрезво.

– Был в гостях, – приосанился Юрок, и так смешно у него это получилось, что я не удержалась от смешка.

– Ну понятно. А что праздновали?

– Оплакивали, – скривился он, – приезд моих родителей.

– Да ладно… – у меня аж челюсть отпала от удивления. – И они туда же? Из самой Тюмени? А ты их должен познакомить со своей невестой?

– Если бы! По официальной или наоборот неофициальной… – почесал он затылок. – В общем, я давно и счастливо женат.

– Как давно? – осведомилась я.

– Уже год, – скис Юрок.

– И как же ты умудрился жениться без родителей, без их благословения?

– Да благословение-то они дали, по телефону, а сейчас вот решили нагрянуть, познакомиться значит…

– А ты, конечно же, живешь с молодой женой на съемной квартире. И твои родители должны остановиться на месяцок у вас пожить?

– Да ты что, окстись! – аж перекрестился мой друг. – Какой месяцок?! Да и они у меня не любят никого стеснять, в гостинице остановятся. Слушай, а ты-то откуда все знаешь? – спохватился он.

– Да уж больно схема стандартная, – пробормотала я. – И ты хочешь, чтоб я сыграла роль твоей молодой жены?

– А ты согласишься? – с опаской и надеждой в глазах переспросил Юрок.

– Так, пошли, – потянула я его на выход из институтского двора.

Кажется, сегодня мне придется все же прогулять занятия. Тем более, что навстречу нам попался Генка – несчастный и растрепанный сильнее обычного.

– И ты пошли, – схватила я того за руку и потащила за собой, опустив приветствия.

Так и тащила их через дорогу как малых детей. Впрочем, они не сопротивлялись, хоть пока еще и мало что понимали.

Недалеко от института был маленький скверик. Летом тут всегда шумела детвора, а в небольшом пруду плавали утки. Сейчас поверхность пруда была усыпана желтыми листьями, которые ветер гнал по водной ряби. Да и по земле он их гонял знатно, а прохожих заставлял кутаться в куртки и плащи. Но мне ненастье не помешало расположиться на пустующей лавочке и заставить присесть по обе стороны от меня горе женихов.

– Так. Слушайте меня внимательно. Оба! – посмотрела я поочередно на каждого. – Но сначала скажите, когда приезжают ваши родственники?

– К тебе тоже приезжают? – как-то сразу оживился Гена, за что я его чуть не поколотила.

– И к тебе? – воодушевился Юра, чем сразу же заслужил мой сердитый взгляд. – Друг! – протянул он другу руку, которую тот и пожал с важным и понимающим видом где-то в районе моего живота. – Ко мне через неделю, – ответил Юра на мой вопрос и посмотрел на Генку.

– А ко мне уже послезавтра.

– Как послезавтра?! – вскричала я. – А вчера ты об этом не мог сказать?

– Так ты меня вытолкала взашей! Когда бы я успел сказать? – справедливо возмутился друг.

– Ладно, – примирительно подняла я руки. – Проехали… Вам обоим нужна моя помощь, я правильно поняла? – те дружно закивали, не забыв обменяться настороженными взглядами. – Таксу мою вы знаете. Вам пятьдесят процентов скидка. И не спорь! – прикрикнула на Юру, решившего выступить на стороне справедливости.

Он бы и переплатил, знаю я его, да только я не хапуга – с друзей денег не беру. Но и бесплатно работать не привыкла, дело принципа.

– Ты переезжаешь на две недели ко мне, и братец твой тоже селится у нас, – посмотрела я на Гену и не сдержалась: – Черт! Две недели с чужим мужиком в квартире! Как мне это пережить?! Ладно… А твоих родичей мы навещаем в гостинице, как любящие супруги, так?

Юра молча кивнул и выглядел при этом пристыженно. Ну хорошо хоть угрызения совести ему не чужды.

– Ок! Детали и бюджет обсудим вечером, у меня. А сейчас пошли греться в кафе. Что-то я проголодалась на нервной почве.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru