Ведьма и бастард

Надежда Сергеевна Сакаева
Ведьма и бастард

Глава 1

Лина спешила домой, крепче прижимая к груди корзинку с травами. Сверху крупными хлопьями падал снег, вокруг суетились люди – в преддверии Рождения нового года народу на площади было куда больше, чем обычно.

Город уже вовсю готовился к празднику – лавки торговцев украшали еловые венки и пучки омелы, нарядно одетые прохожие закупали продукты, повсюду царило радостное оживление и предвкушение чего-то необыкновенного.

Лина любила Новогодье – ей нравилась эта атмосфера, нравились леденцы на палочках, и предпраздничная ярмарка, и разудальные гуляния, длившееся целую неделю. Но больше всего ей нравились тепло и доброта, наполнявшие сердца людей в эти дни.

– Эй, смотри куда прешь, чернавка! – ее грубо оттолкнули с дороги, да так, что девушка едва смогла устоять на ногах.

– Простите, – Лина покорно поклонилась, хотя этот презрительный тон вывел ее из себя.

– У-у-у, а ты миленькая, – незнакомец схватил ее за подбородок, подняв лицо вверх. – Горожанка, или служишь у графа?

Лина попыталась вырваться, чувствуя, как чужие пальцы впиваются в ее кожу, но другой рукой грубиян крепко сжал ее талию, сделав эти попытки тщетными.

– Негоже молчать! Отвечай благородному человеку!

– Сеньор, нам пора, – пожилой мужчина с поклоном обратился к незнакомцу.

Все это время он стоял рядом, безмолвно наблюдая за разворачивающейся перед ним сценой.

– Что ж, считай тебе повезло, ведь я спешу. Однако если мы встретимся еще раз, ты непременно поплатишься за свою дерзость. Идем, Вигмар, – и грубиян наконец-то отпустил Лину, стремительно развернулся, задев ее своим длинным, подбитым мехом, плащом, и ушел.

Освободившись, девушка продолжила свой путь.

Возможно ей стоило проучить надменного выскочку, но она не стала этого делать. Во-первых, за использование магической силы ради собственной выгоды всегда приходилось платить и платить тяжело. Во-вторых, это могло привлечь к ней внимание храмовых чистильщиков, а она не желала закончить свой путь на спасительном костре. Ну и в-третьих, минуту назад Лина почувствовала, что в ее дом кто-то проник, и сейчас торопилась еще сильнее.

Конечно, посетители в скромном жилище девушки не были редкостью, и едва ли кто-то посмел бы причинить зло ее дому. Многие горожане являлись к ней, считая хорошей знахаркой, повитухой и травницей – при наличии лицензии такое служителями церкви вполне допускалось, а лицензию Лина получила, едва переехала сюда.

Но возможно, человеку, пришедшему сейчас, срочно требуется помощь.

Просто так к девушке обычно не заглядывали – Лина не имела ни друзей, ни возлюбленного. И хотя соседи знали и уважали ее, сама она ни к кому не привязывалась. Близость предполагает отсутствие секретов, а это могло стоить ведьме жизни.

Торопилась Лина не зря.

На полу узкого коридорчика лицом вниз лежал незнакомый мужчина. Он был без чувств, а его ауру сплошь покрывали черные дыры.

Плохо дело – люди с таким долго не живут.

Девушка закрыла дверь и ставни, зажгла свечу, а после принялась за дело. Сперва она сняла с незнакомца плащ и перевернула на спину.

– Говорят, ты ведьма, – открыв глаза, прохрипел тот. – Помоги мне.

Странно, что у него вообще еще были силы на разговор.

– Я не ведьма, сеньор, а всего лишь скромная травница, – ответила Лина, а после узнала гостя и охнула от удивления.

В ее доме, на пороге смерти лежал принц.

Действительно, острый подбородок, длинные светлые волосы, изящные черты лица, сейчас перекошенные от боли. Это определенно был сир Кэриас – наследник королевского престола, известный своей красотой, острым умом и добрым сердцем. Именно он недавно предложил отменить закон первой брачной ночи и ввести некоторые свободы для простой черни. А еще он пытался ограничить чистильщиков, но пока выходило у него это скверно – власть служителей храма была слишком велика.

Впрочем, размышлять над его поступками сейчас было некогда. Судя по следам на ауре, принца прокляли, да не просто так, а смертельно. И проклятье быстро разрасталось, поглощая его жизненную силу. Странно, как он вообще смог дойти до нее живым – наверняка помогла древняя защита королевской крови, созданная еще до времен распространения власти чистильщиков.

Лина знала это проклятье, как знала и то, что одними травами от него не избавиться – придется применять свой дар, а это вполне может закончиться очистительным костром.

Но и оставить его умирать Лина не могла.

Для начала, она напоила принца укрепляющим взваром, кувшин которого всегда стоял наготове.

– И правда легче, – выдохнул Кэриас, вновь открывая глаза. – Так ты действительно ведьма. Кажется, мне повезло, хотя я уже ни на что не рассчитывал.

– Я не ведьма, – повторила Лина, прикусив губу и размышляя, что же ей стоит сделать дальше.

– Не бойся, – принц сжал ее руку в своей ледяной ладони. – Ты помогла мне, и я никому не позволю тебя обидеть.

– Пока что я не сделала ничего особенного, – покачала головой Лина, а потом вздохнула и быстро проговорила. – Взвар лишь временное средство, однако скоро ваши силы вновь вас покинут. Я вижу проклятье на вашей ауре, но, чтобы полностью снять его, мне нужно найти того, кто это сделал.

Говоря это вслух, Лина понимала, что фактически признается в запрещенном ведьмовстве, однако принц внушал ей доверие.

– Но ты ведь сможешь… – сир Кэриас закашлялся.

– Мне нужно время, а его у вас почти не осталось…

Принц остро взглянул на Лину.

– Значит, я все равно умру? – спросил он, горько усмехнувшись.

– Если ничего не сделать – то да, – честно ответила ведьма, спешно просчитывая варианты.

Решение спасти принца во что бы то ни стало уже было принято, однако, как это осуществить Лина пока не знала.

– Печально, но видимо, такова моя судьба, – покачал головой сир Кэриас. – Что ж, возьми это хотя бы за попытку. Отец станет искать меня, и если найдет здесь, то тебе не поздоровится. А это можно передать только добровольно, так что он снимет с тебя подозрения, и ничего не узнает о том, кем ты являешься на самом деле. Решит, что, почувствовав недомогание, я обратился к простой знахарке…

Мужчина стянул со своей руки перстень-печатку. Лина уже видела его прежде – перстень был королевской реликвией, передававшейся от отца к сыну.

– Не спешите умирать, мой принц. Кажется, я знаю, как дать нам немного времени, – ответила Лина, наконец поняв, что можно сделать. – Но для этого мне необходимо ваше согласие.

– Что ж, я согласен, – он даже ничего не стал спрашивать. – И можешь звать меня просто Кэриас. Если я умру, то в этикете не будет надобности, а если выживу, то эта привилегия лишь малая плата.

– Отдыхайте. Я все приготовлю, – Лина поднялась на ноги.

Она надеялась, что успеет осуществить задуманное.

– А перстень все равно возьми, – принц настойчиво протянул ей украшение. – Вдруг ничего не выйдет…

И он вновь закашлялся.

Лина не стала отпираться, или отвечать – сейчас была важна каждая секунда. Она сможет вернуть ему перстень позже, а пока надо действовать.

Едва увидев ауру принца, Лина поняла, что ей необходимо больше времени, ведь Кэриас пришел к ней слишком поздно. И теперь отсрочить его смерть на достаточный срок мог только обмен душ – простой в исполнении, однако требующий колоссальных затрат силы ритуал.

На него и прежде были способны немногие, а уж после расцвета власти чистильщиков, ведьм с подобным даром осталось лишь с десяток на все королевство. И принцу несказанно повезло, что Лина не только входила в этот десяток, но и согласилась помочь.

Проклятие, разрушающее тело Кэриаса, было привязано к его душе. Это гарантировало смерть, и это же давало ведьме небольшую лазейку. Ведь если в тело принца поместить чужую душу, то проклятие должно отступить, потеряв свою цель. И тогда этого времени вполне хватит, чтобы Лина нашла виновника, а после разобралась с ним.

Ну а когда все закончится, и принц будет в безопасности, она вернет его душу на место.

Впрочем, помимо затрат силы, сейчас у Лины была еще одна проблема. Нельзя поменять душу принца на кого-то живого, ведь иначе проклятье все равно до него доберется. А это значит ей нужен фантом – кто-то, кто ушел за грань сегодня. Тогда у Лины будет четырнадцать дней на поиски – именно столько душа остается на земле после смерти. Если она не успеет, принц… нет, сейчас не время думать о плохом.

Надо действовать.

Для начала Лина попыталась считать остатки магии ведьмы, проклявшей принца. Она была уверена, что в городе нет никого, сильнее нее, но осторожность не помешает.

Если резерв второй магички меньше, она не сможет почувствовать всплеск чар, необходимых для ритуала, но вот если наоборот… тогда Лине и Кэриасу будет угрожать еще большая опасность.

Пронесло – ведьма, проклявшая принца, была не слишком одаренной. Оно и понятно, для черных дел большого дара не требуется, нужна лишь плата.

Значит, можно начинать.

Лина споро начертила магический круг, расставила по краям свечи, зажгла их мановением руки. Она еще раз убедилась, что все окна и двери заперты, а после перетащила уже бесчувственного принца в круг, и стала выговаривать заклинания, призывая на помощь свою силу.

Лина никогда не проводила этот ритуал прежде, но была уверенна, что справится. На самом деле, при достаточном уровне дара, с ним бы справился и семилетка – простые слова, простые пассы руками, минимум вспомогательных средств.

Однако, при всем при этом, сейчас она не справлялась.

Сложно. Как же сложно.

Ритуал тянул из нее магию, но ничего не получалось, и это больше походило на попытки наполнить зельем дырявый котел. Силы Лины уходили, а подходящей души все не было. Еще бы – кто умирает за пару дней до праздника Рождения? В это время люди напротив, даже болеть перестают.

 

Нет, она не должна сдаваться, она уже зашла слишком далеко.

Немного, еще немного. Она сделает это. Она спасет принца хотя бы потому, что он доверился ей.

Еще чуть-чуть.

Получилось.

Силы покинули Лину, и она упала рядом с телом Кэриаса.

Несколько минут они так и лежали вдвоем под наряженной к празднику елью, а после принц открыл глаза.

– Чернавка? – прохрипел он удивленно. – Вот так встреча. Должно быть, я умер и попал в ад.

Цепляя спиной ветви праздничного древа, Лина с трудом поднялась на колени.

– Вы? – выдохнула она, округлив глаза.

Девушка мгновенно узнала эту ауру противного грязно-зеленого цвета, которую видела совсем недавно. Тот наглец с площади, схвативший ее. Но как же так? Ведь всего полчаса назад он был цел и невредим! Неужели она не смогла найти подходящего фантома, и ритуал закинул в тело принца душу еще живого человека? О, нет, тогда все усилия были напрасными, и Кэриас умрет!

– Узнала? Так где я? – мужчина в недоумении осмотрелся. – Как я здесь оказался? И что это на мне надето? Ты что, опоила меня?

– Как вас зовут? – требовательно проговорила девушка.

Возможно, еще есть немного времени? Принц – крепкий мужчина, он просто обязан протянуть хотя бы пару часов, пока она будет творить новый ритуал. Если, конечно, у нее хватит на это сил.

Только сначала нужно разузнать подробности у этого подонка. Вдруг ей повезло, и она все сделала правильно?

– Лорд Вальтер, – ответил мужчина, надменно вскинув голову. – Но как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне, наглая дрянь? Знаешь, что я могу с тобой за это сделать?

– Лорд Вальтер, – Лина вздохнула, беря себя в руки, хотя больше всего сейчас ей хотелось отправить душу наглеца за черту, наплевав даже на плату, которую потребует черная магия. – Вы должны внимательно меня выслушать, и как можно скорее ответить на все вопросы. Это дело государственной важности. Наш принц в опасности, и потому расскажите, что вы помните?

– Кэриас в опасности? – голос проходимца стал серьезным. – Не знаю, кто ты такая, но откуда ты знаешь Кэриаса? И что это? Его перстень? Ты украла его?

Сколько вопросов! Этот лорд впустую тратит драгоценное время!

– Он отдал мне его в обмен на помощь, – тем не менее ответила Лина, поняв, что иначе наглец не станет с ней говорить. – А сейчас спрашиваю еще раз. Что вы помните?

Лорд Вальтер поджал губу, сделав лицо принца похожим на свое собственное. Некоторое время он молчал, все обдумывая.

Как он здесь очутился? Он шел на встречу с анонимным осведомителем, обещавшем рассказать что-то о готовящемся покушении, а потом…

– Меня заманили в ловушку и пырнули ножом, – мужчина сплюнул, ничуть не заботясь о том, что под ногами у него был чисто выметенный пол. – Но я думал, рана смертельна, однако я жив. Удивительное везение…

– Нет, вы умерли, лорд Вальтер, – Лина вздохнула с облегчением.

Она все сделала правильно. Ритуал сработал и теперь принц в безопасности. Ненадолго, но все же…

– Умер? Нет, я ведь говорю с тобой, хотя за твое наглое поведение тебя следует высечь немедленно! Или хочешь сказать, что ты тоже мертва и это все …

– Посмотрите, – с трудом дойдя до стола, Лина протянула ему зеркало.

Какое-то время Вальтер разглядывал собственное отражение, с недоверием ощупывая лицо и лохматя волосы.

– Проклятье! – наконец воскликнул он, отбросив зеркало прочь. – Я все чувствую, слышу и вижу, но ведь это совсем не я… да как такое возможно?

– Я все объясню, только сначала вы должны поклясться, что сохраните это в тайне. Я не знаю вас, и не могу вам доверять.

На самом деле, в иных обстоятельствах Лина даже после клятвы ничего бы ему не рассказала, но сейчас жизнь принца была важнее, а значит, у ведьмы не оставалось права выбора.

– Да как ты смеешь, чернавка! – лорд Вальтер поднялся и замахнулся, однако бить все же не стал. – Ты сомневаешься в моей чести?

– Дело слишком серьезно, – Лина упрямо сжала губы.

Как она сможет вытерпеть его еще четырнадцать дней? Нужно будет покончить с этим скорее – находиться в компании такого подонка просто невыносимо.

– Хорошо. Только потому, что это касается Кэриаса, я поклянусь, – тяжело ответил лорд Вальтер.

И действительно, осмотрев свой пояс, он достал тонкий острый кинжал, а после без сомнений разрезал запястье, уверенно проведя ритуал нерушимого обещания, известный каждому благородному. Почти столетие, еще со времен дедушки нынешнего короля, давшего власть церкви, чистильщики безуспешно пытались заменить этот ритуал на клятву света.

Только вот клятву света преступить было можно, а нарушение ритуала стоило бы сделавшему это не только чести, но и жизни.

– Вот оно что, – задумчиво пробормотал лорд, когда Лина все ему рассказала. – Наверняка такое сделали из-за нового закона, который хотел ввести Кэриас. А я ведь говорил ему, что это плохая идея. Черни не нужны права, да и аристократия не любит ограничения. Но он всегда был слишком упрям и слишком возвышен. А в итоге я мертв из-за его глупости.

Кажется, Вальтер уже забыл о Лине, и говорил сам с собой. Однако слова его звучали вполне логично. Новый закон, будь он принят, вызвал бы массу возмущений среди благородных, привыкших во всем быть главными.

Однако служителей церкви так же не стоило сбрасывать со счетов, ведь принц пытался ограничить и их власть. Конечно, проклятие совсем не похоже на их методы, но с другой стороны – что может быть проще, чем убить Кэриаса подобным образом, а потом показательно сжечь ведьму, сотворившую магию?

– Что связывает вас с Кэриасом? Я никогда прежде о вас не слышала, – спросила Лина вслух, прервав бормотание лорда.

Если она хочет спасти принца – ей придется найти с несносным мужчиной общий язык. А еще – разузнать о нем побольше.

– Уж не тебе, назойливой девчонке, лезть в дела особ королевской крови, – презрительно фыркнул Вальтер, опускаясь на простую деревянную лавку.

– Именно мне, – твердо ответила Лина, выдержав его холодный взгляд. – Я единственная способна помочь.

– Об этом знает только король и пара советников, но Кэриас… – лорд Вальтер поджал губу. – Знаешь, ты тоже должна дать мне нерушимое обещание. Я не намерен делиться государственными секретами с кем попало.

Скрипнув зубами, Лина без лишних слов наскоро провела ритуал.

С каждой новой минутой этот мужчина раздражал ее все больше. И что только может связывать его с принцем?

Когда кровь ведьмы закапала на пол, скрепляя обещание, во взгляде Вальтера промелькнуло уважение, но говорить что-то он по-прежнему не спешил.

– Кэриас что? – спросила Лина спустя пару минут тишины.

– Он мой брат, – просто ответил лорд.

Брат? Быть того не может!

– Вы не похожи, – покачала головой Лина.

Дело касалось не только (и не столько) внешности, хотя и она отличалась кардинально. Принц был белокур, красив собой и имел аристократичные, утонченные черты лица. Тот же грубиян с площади казался словно вытесанным из куска дерева – слишком тяжелый подбородок, слишком грубый нос, да вдобавок черные, словно ночь волосы.

Но даже если опустить внешность и характер (Вальтер уж точно не походил на чистого и благородного принца) их ауры были совершенно разными, а ауры не могут врать.

Хотя… присмотревшись, Лина заметила в болотно-зеленом мелкие золотистые искорки, свойственные особам королевских кровей.

Что ж, похоже Вальтер действительно имеет родственную связь с принцем.

– Мы от разных матерей, – фыркнул лорд. – Я старший брат, ошибка молодости моего отца и доказательство его измены ныне покойной королеве. Из-за закона, запрещающего подобное, Его Величество держал мое происхождение в тайне, но помогал мне. Он дал мне титул и земли, и познакомил с Кэриасом. Конечно, мы не особо ладили, но все же я поддерживал его, как мог.

– И вам не было завидно? – удивилась Лина.

К ней много раз приходили те, кто хотел смерти своим братьям, или отцам в погоне за властью, богатым наследством, или даже просто от банальной неприязни. Конечно, Вальтеру никогда не взойти на трон, ведь он бастард, рожденный вне брака, но такое взаимопонимание…

По логике, он должен был возненавидеть брата, или злиться на него за то, что принцу досталось все, а бастарду – ничего. Но нет, ненавистью здесь и не пахло. Думая о Кэриасе, лорд испытывал лишь теплую привязанность, что солнечными зайчиками вспыхивала в его ауре.

А аура, как Лина уже говорила, не может лгать.

– Завидовать? – усмехнулся лорд. – Чему? Ты хоть знаешь, как живут наследные принцы? Это же не жизнь, а сплошные запреты, наставления и правила! Нельзя ни есть, ни пить, ни даже улыбаться без протокола. Ценность королевского титула слишком преувеличивают, и мне повезло гораздо больше. По крайней мере, я всегда делал что хочу, не оглядываясь на ожидания других.

– А кто тебя убил? – Лина сама не заметила, как нарушила этикет, впрочем, и лорд, кажется, пропустил это мимо ушей.

– В том то и дело, что я не знаю! – упоминание о подстроенной ловушке привело Вальтера в ярость.

– Не знаешь?

– Кто бы это ни был, он все сделал грамотно. Мне доставили анонимную записку, с просьбой явиться в назначенный час и время. Речь шла о Кэриасе – в записке говорилось, что отправителю стало известно о заговоре, готовящемся против принца. А еще о том, что мы братья…

– Я думала, король держал это в секрете.

– Так и было! И именно поэтому я тут же отправился на встречу, четко следуя указанным инструкциям… – лорд Вальтер сжал кулак, и со всей силы ударил им по столу.

– Каковы были эти инструкции?

– Самые простые – я должен был прийти один. Я так и сделал, захватив с собой лишь верного слугу, которого оставил через две улицы от места встречи, – Вальтер скрипнул зубами. – Черт, если бы я только знал!

– Сейчас поздно думать об ушедшем. Впрочем, уверена, что едва твое тело найдут, как король начнет следствие…

– Я никому не сказал, куда именно направляюсь. То, что автор записки знал о нашем с Кэриасом родстве… это было слишком деликатно, и я не мог рисковать. Так что, скорее всего, мое тело найдут простые стражники….

– А твой слуга?

– Услышав шум, он прибежал на помощь, и погиб на пару минут раньше меня. Жаль, он был честным и добросовестным камердинером.

– Но ведь король все равно узнает!

– Ты думаешь, ему докладывают о каждом мужчине, убитом в столице? Нет, уверен, что в итоге я окажусь закопанным в какой-нибудь общей могиле. Раз убийца разузнал королевский секрет, едва ли он не сможет скрыть весть о смерти бастарда от Его Величества.

И Вальтер скрипнул зубами. Весь его вид сейчас говорил о том, что он вот-вот взорвется – каждый мускул мужчины был напряжен, на лице застыла маска гнева.

– Тебе стоит успокоиться, – Лина взяла его за руку. – Нам сейчас нужно думать трезво.

Она являлась магичкой, а не сыщиком, но кое-что в этом деле было бы понятно каждому.

Записка, убийство бастарда и покушение на принца – все это составляло часть единого целого. И если они смогут найти записку, значит, смогут узнать и виновного, а через него найти ведьму, наложившую проклятье.

– Нам нужно идти к моему телу. В кармане плаща лежит записка, возможно, она как-то поможет… – словно прочитав ее мысли, выдал Вальтер. – Почерк был мне незнаком, но раз уж ты ведьма, наверняка что-нибудь наколдуешь, верно?

– Поверь, я сделаю все, что смогу, но ты должен будешь помочь мне спасти принца. У нас не так много времени, – Лина решительно сжала кулаки.

Она найдет виновного и вернет Кэриаса в мир живых!

– Во-первых, с каких это пор ты позволяешь себе так обращаться к лорду, чернавка? – наконец-то опомнился Вальтер. – А во-вторых… я ведь в его теле, верно? А мое собственное, проколотое кинжалом, лежит где-то в городских подворотнях. Но если ты спасешь принца и вернешь его душу на место… выходит, я все же умру?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru