banner
banner
banner
Муж из другого мира

Надежда Игоревна Соколова
Муж из другого мира

Часть 1

Глава 1

– Да кому она нужна с её-то прыщами? – звонкий, иногда срывавшийся на визг голос Дашки доносился с кухни.

Впрочем, это уже не удивляло: где ж ещё в нашей двухкомнатной квартире им с матерью меня обсуждать.

– Так и помрёт старой девой да к тому же прыщавой! Хоть бы какой-нибудь урод её замуж взял! – продолжала изливаться ненаглядная сестрица.

Давно привыкнув к ее истеричным крикам подобного рода, я лишь равнодушно пожала плечами и потянулась за очередным любовным романом, взятым сегодня в библиотеке на неделю. Да, с прыщами, вернее, с комедонами. Обычная, дешёвая, уходовая косметика мне не помогала, а на дорогую у матери денег не было. У Дашки снега зимой не допросишься, а меня из-за нестандартной внешности и легкой хромоты – последствия родовой травмы – в полные двадцать пять никто на работу не брал. Некоторые работодатели открыто говорили: подлечись, мол, потом мы подумаем. Так что приходилось перебиваться случайными заработками через Интернет. Половину дохода я честно отдавала в общий котел на оплату счетов и покупку различный вещей для дома. Оставались обычно сущие копейки. На них питалась и изредка покупала новую одежду взамен пришедшей в полную негодность старой.

 На людях я бывать не любила. Те два раза в неделю, что приходилось бывать в местной библиотеке, чтобы обменять книжки, или недолгие походы в супермаркет за продуктами оборачивались для меня настоящим испытанием. Мне постоянно казалось, что народ гадко хихикает за моей спиной, показывает пальцами и перешёптывается. Я как-то заикнулась матери о скоростном Интернете, чтобы скачивать романы, не выходя из дома, и смотреть фильмы он-лайн, но в ответ получила вполне ожидаемый ответ: «Вот заработай, тогда и подключим». Как заработать, уточнено не было.

Мою нестандартную внешность любимые родичи обсуждали с завидной частотой, особенно Дашка, которой некуда было водить кавалеров. Так что я, пропустив мимо ушей это обсуждение, просто открыла новую книгу с полуобнажённым мачо на обложке и с удовольствием погрузилась в мир настоящей любви.

 Уснула я поздно: текст оказался напичканным уймой подробностей и немалым количеством авторской лексики, несколько раз надо было возвращаться к уже прочитанным страницам, чтобы понять, о чем именно говорит писатель, а потом вникать в продолжение книги, так что полночи точно не спала.

– Эй, девка, вставай, мужа проспишь, – ехидный старческий голос заставил проснуться. Открыла глаза: лежу на обычной деревянной лавке у мраморного фонтана, рядом – незнакомый дед невысокого роста, с седой бородой и густой шевелюрой того же цвета, вокруг снуют странно одетые люди, почему-то в упор не замечая нас.

– Вы кто? – не собираясь вставать, не особо вежливо спросила я.

– Бог я, – нахально ухмыльнулся беловолосый старик. – Местный. Замуж хочешь?

– Хочу, – ответила я честно, а у самой в голове крутилось: «Ну вот и санитары приехали. Интересно, что мне вкололи?»

– Ну так вставай, что лежишь? Смотри, мужа уведут, – и снова ухмыляется.

 Плохо понимая, что происходит и куда ввязываюсь, я медленно встала с лавки, пару раз нагнулась в разные стороны, разминая затёкшее тело. О, а вещи не мои. Заснула я в лёгкой ситцевой ночнушке с забавной собачьей рожицей на груди, а сейчас одета в элегантный коричневый брючный костюм, чем-то похожий на те, в которых раньше охотились благородные господа: брюки чуть ли не в облипочку, приталенная кофта, сверху – широкий плащ на завязках. И всё – коричневого цвета.

– Иди уже, что встала? Потом налюбуешься, – обладатель ехидного голоса и не думал исчезать.

Сильное, похоже, лекарство мне дали. Ладно, пошла.

– В другую сторону, дуреха, – хмыкнул мой неизвестный сопровождающий.

 Я послушно повернулась, сделала десяток шагов и практически сразу уперлась в кованую железную ограду с необычным орнаментом в виде переплетённых между собой тел животных и птиц.

– Калитка слева, – послышался за спиной тяжелый вздох. А санитары не дремлют.

– Сама ты санитар, – проворчали недовольно, – только время теряем. Открывай давай. И так на свадьбу опаздываем.

 Даже не удивившись прочитанным мыслям, мало ли что во сне бывает, я послушно повернулась налево. Действительно, калитка, тоже железная, кованая, с кольцом, торчавшим из пасти лохматого льва, вместо ручки. Потянула на себя: Сим-сим открылся, и я зашла внутрь.

 Дом за оградой был высоким и каменным и производил впечатление здания, построенного один раз и на века. Казалось, в нем родились, выросли и умерли несколько поколений жильцов, и еще стольким же уготован этот скорбный удел.

– Госпожа, наконец-то! Вы здесь, – деревянная дверь, и так полураскрытая, распахнулась, на ступеньки метеором вылетела высокая плотная женщина средних лет в длинном сером платье, переднике и чепце.

Служанка?

– Прошу, только вас и ждем! Церемония уже должна начаться!

 Какой-то сумасшедший сон. Рядом раздался привычный смешок, а затем тихое:

– Иди, наконец.

 Служанка летела по длинным узким коридорам, я с трудом поспевала за ней. Вот откуда, скажите на милость, в этой крупной женщине столько энергии? И чем она питается, чтобы развивать такую скорость?

 Затормозив возле одной из многочисленных дверей, моя проводница потянула за ручку в форме орлиной головы и почтительно поклонилась, когда дверь открылась:

– Прошу, госпожа.

 Я вошла в украшенный цветами и горевшими свечами просторный зал. Впереди – алтарь, возле него – двое мужчин, один повыше и в плечах пошире, другой, наоборот, чуть пониже, весь какой-то утонченный. Стоят спиной к входу, чего-то ждут.

– Кого-то, – все тот же тихий смешок. – Ты ведь хотела замуж. Выбирай.

– Появилась! – ко мне подскочила одетая в пышное белое платье девушка лет двадцати, не больше. Среднего роста, худая как палка, и, похоже, очень злая. Шипя сквозь зубы, она крепко схватила меня за руку. – Небось, рада, что такого красавчика забираешь! И богатый, и именитый, а самое главное – эльф!

 Дурацкий сон, следует признать. Терпеть не могу эльфов.

– А мне, – продолжала шипеть, не отпуская мою руку, девчонка, – выходить за старого урода!

– Хочешь – поменяемся, – равнодушно пожала я плечами. Нет, ну в самом деле: какая разница, за кого во сне замуж выходить?

 Моя собеседница резко осеклась, помолчала, потом осторожно уточнила:

– Ты сейчас серьезно?

– Конечно, – кивнула я. Закончилось бы все поскорей, просыпаться пора, у меня две подработки еще не доделаны.

– Спасибо! – расцвела, как майская роза, между тем девчонка. – Пошли скорей!

 Позволив потянуть себя к алтарям, я послушно встала рядом с широкоплечим. Тот, не глядя, будто только и ждал моего появления, положил правую руку на холодный каменный алтарь. Я последовала его примеру. Пальцы внезапно пронзила боль. Что за чушь? Я же сплю! Когда на фалангах пальцев правой руки стали проявляться чёрные цветы, у меня зародилось смутное подозрение. Мужчина повернулся ко мне, внимательно осмотрел меня с ног до головы и удивленно поинтересовался:

– Вы кто?

– Вера, – ответила честно, внимательно рассматривая своего якобы мужа.

Никакой не старик. Да, немолод, лет сорок, не меньше. Но не шестьдесят же. Черты лица резкие: лоб высокий, чуть покатый, глаза крупные, вроде как темно-синие, нос прямой, на мой вкус, чуть длинноват, да еще, похоже, и перебит, щёки впалые, словно от голода, да и сам смотрит устало и измученно, губы тонкие, узкие, подбородок чуть выступает. В общем, аристократ из женских романов, тот же мистер Рочестер1.

– А где Эльза?

 Странный вопрос. Откуда мне знать? Отвечать не пришлось. За дверью послышался шум, несчастная конструкция распахнулась, с грохотом ударившись о стену. Рядом прозвучал мерзкий смешок, на который мой жених-муж не обратил ни малейшего внимания. Так, похоже, этот глюк слышу только я…

– Сама ты глюк, – ехидно ответили над ухом.

 В комнату между тем влетела разъяренная девушка, похожая на меня и одеждой, и ростом, и фигурой. Вот только лицо незнакомки радовало глаз миловидностью и полным отсутствием прыщей.

– Ты! – красавица подскочила к той самой девчонке, желавшей выйти за эльфа. – Это мой жених!

– Был, – мягко и как-то даже нежно улыбнулась счастливая соперница. – Теперь – мой муж.

– Ничего не понимаю, – ошарашенно пробормотал справа от меня муж-жених. – Если Эльза вышла за Лориана, то кто вы?

– Получается, ваша жена, – пожала я плечами и почувствовала, что еще немного и сойду с ума от творившегося вокруг бардака и сюрреализма происходящего.

 Тем временем та, кого мне пришлось заменить, попыталась наброситься с кулаками на жену эльфа, новоявленный муж заслонил собой супругу и ловко скрутил руки драчунье.

– Сэра, приди в себя, – красивым тенором попытался он успокоить девушку, – клятвы принесены, теперь ничего не исправить.

– Нет! Ты мой! – крик взлетел под потолок и рассыпался по залу хрустальными осколками. – Она должна была выйти за… – несчастная невеста резко повернулась в нашу с незнакомцем сторону и растерянно уставилась на меня:

– А вы кто?

– Вера, – меня затрясло от внезапного, плохо контролируемого смеха. Здравствуй, истерика.

 Через несколько минут я сидела в гостиной в глубоком мягком кресле с высокой спинкой, аккуратно держала в руках фарфоровую чашку с горячим травяным настоем и подробно рассказывала о своем попаданстве. Вернее, проговаривая все, что со мной недавно произошло, я тщетно пыталась примириться с тем фактом, что я, увы, не сплю.

 

– Седой дед невысокого роста? Назвался богом? – задумчиво переспросил широкоплечий брюнет, оказавшийся моим мужем, по крайней мере, пока я нахожусь в этом мире.

 Та же служанка, приведшая меня на церемонию, а теперь сидевшая на табурете в углу и смотревшая на нежданную гостью исподлобья, услышав о боге, подскочила и вылетела из комнаты. Я в который раз позавидовала энергии женщины: с таким весом и так быстро двигается.

– Зачем вы вообще подошли к алтарю?

 Мужчина, похоже, равнодушно отнесся к факту женитьбы на непонятной особе. Судя по вопросам, его гораздо больше интересовал вопрос моей вменяемости. Действительно, кто же в здравом уме пойдет под венец с первым встречным?

– Я была твердо уверена, что сплю, – в очередной раз пожала я плечами и сделала еще один большой глоток. Как ни странно, настой действовал успокаивающе, и истерика уходила прочь. Какие же травы подмешали в напиток, если я становилась спокойной и чувствовала чуть ли не безмятежность? – Кто же мог подумать, что все это происходит в реальности?

– И часто вам подобные сны снятся? – в мягком баритоне послышались ироничные нотки.

Я покраснела. Часто. Особенно после чтения очередного любовного романа. Судя по тихому смешку, моему собеседнику ответ был не нужен.

 В комнату между тем влетела служанка, держа в руках портрет в рамке. Подождав, пока вещь окажется перед моими глазами, новоявленный муж поинтересовался:

– Он вас вел?

– Он, – я согласно кивнула. С холста на меня смотрел тот самый старик. А глаза у него, оказывается, зеленые.

– Серые. В крапинку, – пакостливо хмыкнули над ухом.

– Бог лжи и обмана Диар, считается основателем моего рода, – спокойно, даже как-то отстраненно, произнес муж.

 Служанка, забрав портрет, вернулась на табурет.

– То есть он солгал мне?

– Смотря в чем. Вы хотели замуж – вы вышли замуж. А вот выбрать из двух женихов вам вряд ли позволили бы.

– Но… Зачем? – растерялась я.

– Зачем связывать нас? – уточнил муж. – Понятия не имею. И не уверен, что хотел бы знать.

– Два идиота, – очередной негромкий смешок над моим многострадальным ухом.

 Да, наверное, потому что только идиотка могла встать к алтарю с незнакомцем.

– Сейчас здесь появится архивариус – нужно внести имена в Книгу Памяти для потомков. Ваше полное имя?

– Вера Найдёнова.

Равнодушный кивок. Странный мужчина. Как будто его не волновал ни брак, ни будущее и вообще ничего. После выказанного удивления у алтаря практически никаких эмоций мой новоявленный муж не проявлял. Почему-то вспомнилось: «Что воля, что неволя – всё равно». Так и здесь – мужчине было всё равно.

 Тихий стук в дверь, и на пороге появился, вопреки моим ожиданиям, не маленький сухонький седой старичок с книгами под мышкой, а высокий статный шатен с какой-то вещицей, по форме похожей на планшет.

– Проходи, Рист.

Внимательный, цепкий взгляд в мою сторону, затем мужчина проходит к окну, раскладывает «планшет» и под диктовку пишет:

«Я, граф Димирий лест Ронийский, по собственной воле беру в жёны Веру Найдёнову».

– Прошу, – закончив диктовать, муж обернулся ко мне. – Нужна ваша подпись.

– Кровью? – неловко пошутила я, пытаясь сбросить напряжение.

– Чернилами.

Да что ж он непробиваемый такой? Ни малейшей эмоции на лице, как будто в броню себя заковал.

Чашка с остатками настоя оказалась на широком подлокотнике, я встала, неспешно дошла до подоконника. Вещь, лежавшая там, на книгу была мало похожа: этакий монолит, словно разделенный на две неравные части. На левой стороне его были выведены непонятные закорючки.

– Где и чем подписывать?

– Прошу, госпожа, – архивариус протянул мне нечто, напоминающее стилус. – Внизу страницы. Полное имя, пожалуйста.

Я подчинилась. Как только была написана последняя буква фамилии, вся подпись превратилась в подобные непонятные закорючки. Местное письмо? Тогда я точно безграмотной останусь: эту «клинопись» изучить невозможно.

Всё та же служанка, покорная приказу хозяина, отвела меня наверх, на второй этаж этого четырехэтажного строения. Коридор, как и внизу, был длинным и узким, с несколькими закрытыми дверями. Ноги утопали в мягком ковре, устилавшем пол, так что идти было удобно, а главное – даже с моей хромотой можно было передвигаться практически бесшумно. Буркнув под нос что-то не особо лестное для новой хозяйки, моя проводница открыла одну из дверей, пробормотала:

– Ваша спальня, – повернулась и умчалась куда-то.

Зайдя, я закрыла дверь, по привычке поискала замок или защёлку, потом хлопнула себя по лбу и огляделась. Широкая комната с высокими потолками воображение роскошью не поражала. Здесь не было того шикарного интерьера, что обязательно присутствовал в прочитанных мной романах: кровать у стены, достаточно вместительная, чтобы спать вдвоем, рядом, справа, тумбочка с тремя ящичками, потом – окно, занавешенное шоколадного цвета тюлем, у другой стены – платяной шкаф, настенное зеркало круглой формы, небольшая дверца. Справа от кровати, на стене, полки, под ними – туалетный столик и два напольных растения типа пальм, в деревянных напольных кашпо. С одной стороны от кровати, на густом ворсистом ковре, покрывавшем пол, были расположены два кресла. В общем, ничего такого, что не могла бы себе позволить какая-нибудь бизнес-леди средней руки.

В дверь постучали. Я открыла. В проёме стоял супруг.

– Поговорим? – всё тот же равнодушный тон, да и взгляд ничуть не лучше.

Посторонившись, я дала возможность мужчине пройти в комнату. Шёл он тяжело, неловко, неуверенно. И что-то еще зацепило взгляд, что-то необычное, не вяжущееся с обликом самовластного дворянина, каким я представляла мужа. Но вот что – не успела понять. Мужчина опустился в одно из кресел, я села во второе.

– Спрашивайте, – то ли предложил, то ли приказал.

– Когда я смогу вернуться домой?

Да, несмотря на не особо приятное и частенько презрительное отношение ко мне родных, оставаться в этом мире я не собиралась. Зачем? Там, на Земле, привычная обстановка, понятные правила и законы, относительно спокойная жизнь.

– Зачем? – впервые после принесения клятвы у алтаря на лице появилось удивление. – Чем вам плохо здесь?

– Там – дом, – пояснила я, словно ребёнку. – Какой бы он ни был, я к нему привыкла. Так когда?

– Не знаю, – с сомнением качнул головой мой собеседник. – Сомневаюсь, что это вообще возможно. В некоторых наших особо древних рукописях есть единичные упоминания о существах из иных миров, попавших к нам волей богов, но все они устраивали свою жизнь здесь, ни один не вернулся.

Великолепная перспектива…

– Что это вообще за место? – задала я следующий вопрос.

– Город Диаринис, столица княжества людей, мир Торинис, что означает «Загадка».

То есть меня занесло в загадочный мир. Что ж, хотя бы локация известна.

– Сколько здесь рас? – нет, ну а что? Если есть эльфы, могут быть и тролли, к примеру…

– Три, – последовал ответ. – Драконы, эльфы, люди. Плюс нечисть и нежить в Пустынных Землях.

То есть нежить всё же существует отдельно и честным людям спать по ночам не мешает… Уже плюс…

– Магия? Она здесь есть? – никогда не хотела уметь магичить, но вдруг здесь и сейчас это возможно?

– Магия? – удивился мой новоявленный супруг.

– Ну… – я замялась, подбирая слова. – С помощью чего можно колдовать.

– Да, – кивнул Димирий. – Называется «Сила». Ею владеют единицы, в основном драконы. Изредка – эльфы, ещё реже – люди.

– Мы сможем развестись? – поменяла я тему.

– Вас не устраивает муж? – и жесткая, неприятная усмешка на лице. Я наступила на мозоль?

– Не знаю. Я ведь с вами не знакома…

– Не мнитесь. Договаривайте.

– Не хотелось бы попасть в руки насильника и убийцы…

Я осеклась: мой собеседник закинул голову и расхохотался, причем весело, задорно, словно я сказала полную чушь.

– Нет, – отсмеявшись, покачал головой мужчина. – Уж кем-кем, а насильником и убийцей я точно никогда не был. И нет, разводы здесь не практикуются.

– Вообще или обычно?

Муж помолчал, потом всё же ответил:

– Обычно.

Беседовали мы долго, часа два или три точно. Я узнала, что в Торинисе существует несколько крупных островов и всего два материка, на одном из них живут драконы, на другом – люди и эльфы. Двуипостасные летающие ящеры, считая себя чуть ли не богами, сторонились остальных рас, посматривая на них с высокомерием, а те иногда заключали меж собой династические браки. Именно такой брак и должен был связать наследника эльфийского состояния Лориана и княжну Сэру, с младых ногтей влюбленную, пусть и безответно, в сына эльфийского правителя. Эльза, дочь одного из придворных князя, в свою очередь тоже мечтала о прекрасном остроухом мужчине. Но ей судьбой был уготован брак с Димирием: отцу необходимы были денежные средства моего нынешнего мужа. Супругу нужно было продолжать род, как я поняла, все равно с кем, так как граф являлся его последним представителем.

 Я своим внезапным появлением спутала карты сразу нескольким влиятельным людям… И нелюдям… А значит, можно было начинать считать врагов, еще не приобретя друзей.

 В свою очередь, я вкратце рассказала о Земле, ее истории, технологиях и своем быте.

– Ваше лицо – это следы проклятия? – поинтересовался к концу разговора супруг.

– Болезнь. У моей семьи нет… не было средств мне на лечение.

Через некоторое время мой собеседник ушел, я смотрела ему вслед и понимала, что было не так в походке: левая рука мужчины плетью висела у тела. Хромоногая и прыщавая плюс сухорукий. Да уж, у судьбы иногда бывает отвратительное чувство юмора.

За небольшой дверцей оказалась вполне современная ванная комната, с поддоном для душа и практически земными унитазом и рукомойником. Что ж, одной проблемой меньше. Умывшись, я подошла к зеркалу: красавица… Чёрные как самая темная ночь волосы, обычно послушно лежавшие на плечах, сейчас стояли чуть ли не дыбом, зелёные глаза мерцали, словно у ведьмы, пухлые, обычно красные губы «радовали» бледностью. Хорошо хоть с носом проблем не прибавилось: как был чуть вздернутым, так им и остался. Ну и прыщи, конечно, куда ж без них: краснота по всей поверхности лица. Как еще граф при первой встрече от меня, словно от беса, не шарахнулся… Мелкая, худющая, красная. Точно бес.

Стук в дверь вывел из унылой задумчивости.

– Войдите.

– Госпожа, – в спальню осторожно заглянула вихрастая девичья головка, – я Лита. Господин велел сообщить, что через час ужин. Вам помочь одеться?

Ужин? Это, получается, день прошёл? Сколько же времени я не ела? Желудок молчал, но спуститься к столу было необходимо. Девчонка ждала ответа, и я кивнула:

– Помоги.

На мое счастье, никаких панталон и корсетов здесь не носили. Трусы-макси, непрозрачный, полностью закрытый лифчик, это на мой-то первый размер, сверху – цветастое платье, явно не моего размера, судя по растерянной мордашке кареглазой девчонки-служанки.

– Какой длины оно должно быть?

– До середины икры, госпожа.

Это когда рост нормальный. А с моими метр шестьдесят несчастный наряд практически волочился по полу.

Изящные нежно-зеленые туфли на невысоком каблучке проблему не решили, так как были чересчур большими.

– Значит, пойду в том, в чем тут появилась, – в домашних тапочках, – решила я. Интересно, сколько раз придется носом пересчитать ступеньки, прежде чем передо мной окажется обеденный зал?

– Чьи это вещи, Лита?

– Ничьи, госпожа, они были подготовлены для невесты господина графа.

То есть для Эльзы. Ну да, она всяко выше меня.

Подхватив руками подол, я спустилась по витой железной лестнице вниз. Хорошо, ступеньки были не особо крутыми, и я не успела себе синяков наставить. Лита шла рядом, бдительно следила за новоявленной госпожой. Обеденный зал нашелся с её помощью – комната неподалеку от той, где проходила свадебная церемония.

Открыв дверь, служанка пропустила меня вперед. Помещение было залито светом свечей, стоявших в многочисленных канделябрах. Получается, здесь нет электроэнергии. Но ведь есть магия, то бишь Сила, почему не использовать ее на благо прогресса?

– Прошу, госпожа, – паренёк, прислуживавший за празднично накрытым столом, сноровисто отодвинул высокое кресло, внешне похожее на трон, рядом с хозяином дома, с правой стороны. Слева от нас, чуть поодаль, сидела вторая пара: Эльза со своим мужем. Девушка, не стесняясь присутствующих, льнула к супругу, а тот довольно равнодушно принимал знаки внимания.

– Что вы предпочитаете: мясо или рыбу? – отвлек меня от наблюдений Димирий.

– Все равно. Единственное, не знаю, как отреагирует мой организм на местные продукты.

 

– В случае отравления я сумею помочь вам, – отозвался эльф – симпатичный мужчина с тёмно-зелёными глазами и тонкими чертами лица.

– Тогда лучше мясо.

Взглядом поискав столовые приборы, я убедилась, что они не особо отличаются от земных, разве только ложки казались чуть глубже, а вилки «красовались» всего двумя зубцами.

Паренек быстро положил на мою тарелку кусок прожаренного мяса, немного овощей, мелкие клубни, по цвету и форме напомнившие мне посевной картофель, налил в бокал прозрачную жидкость светло-голубого цвета.

– Это армил, слабоалкогольный напиток, – все тем же равнодушным тоном, которым все это время разговаривал, произнёс граф. – Мы пьем его, когда хотим сбросить напряжение.

Какой толстый намек. Впрочем, со стороны, наверное, мои страхи видны сильнее.

Мясо оказалось мягким, овощи – слегка острыми. Утолив первый голод, я сделала два глотка. Сухое шампанское. Если этот напиток считается слабоалкогольным, тогда что же здесь пьют, когда хотят забыться? Чистый спирт?

– Вера, – подала голос счастливая супруга, – вам не страшно было подчиняться богу лжи?

– Всегда была дурындой, с рождения самого, – знакомый старческий голос появился снова, и, похоже, его брюзжания опять никто, кроме меня, не слышал. – Вот спрашивается, зачем эта безмозглая кукла эльфийскому принцу?

– Я считала, что нахожусь во сне, кроме того, понятия не имела, кем именно является мой собеседник, – ответила я честно и сделала очередной глоток. Напряжение, может, и не сниму, а вот в голове скоро зашумит. Но что ж поделать, если воду наливать мне никто не спешит.

Эльза раскрыла было рот, чтобы задать еще один вопрос, но её муж решительно качнул головой:

– Милая, Вере сейчас нужно поесть. Пообщаетесь, когда останетесь наедине.

Общаться с красивой куклой желания не возникало. Впрочем, моего мнения сейчас никто не спрашивал.

 Дальше ели молча. Мужчины – рыбу, мы с Эльзой – мясо. Стол радовал разнообразием: из опознаваемого на тарелках лежали различные мясные блюда, включая копчености; что-то, по форме напоминавшее земной козий сыр; овощи, как тушеные, так и свежие; рыбные деликатесы. Остальное я видела впервые, например, длинные толстые ветки розового цвета…

Закончив трапезу, разошлись по комнатам. Понятия не имею, куда направились Лориан и Димирий, а их супруги обосновались в небольшом кабинете неподалеку от обеденного зала.

 В камине тихо потрескивал огонь, создавая уют, несколько канделябров, расставленных там и сам, позволяли если не читать, то уж точно не заблудиться среди предметов. Небольшой журнальный столик был сервирован для чаепития.

– Ах, эти торжественные обеды! – Эльза с изяществом профессиональной балерины опустилась на небольшой удобный диванчик у столика, аккуратно налила из заварочного чайника в фарфоровую чашку некую зеленоватую жидкость, не заботясь о фигуре, откусила приличный кусок бисквитного пирожного. Красивая, с длинными черными ресницами, тёмно-каштановыми волосами, ярко-розовыми пухлыми губами, аккуратным носиком, она была похожа на искусно созданную фарфоровую куклу.

 Я уселась в кресло напротив, с сомнением посмотрела на чайник с непонятным наполнением, вспомнила обещание эльфа помочь мне при отравлении и всё же налила немного жидкости в чашку со слащавыми пастушками.

– Это реней, хорошо поддерживает силы, – сообщила собеседница, прежде чем потянуться за очередным пирожным.

 Напиток оказался пряным и тонизирующим. Усталость если и не ушла, то, по крайней мере, отступила на пару шагов назад.

– Вера, ты отлично держалась за столом, – выдала похвалу собеседница. – Там, в своем мире, ты, наверное, принадлежала к аристократии?

– В моем мире аристократов почти не осталось, в моей стране – так уж точно, – пожала я плечами, осторожно откусывая часть пирожного. – Простое воспитание.

– То есть ты простолюдинка? – презрения не было, обычный интерес, но вопрос мне не понравился своим подтекстом: граф женился на той, кто ниже его по социальной лестнице, о боги, ужас, какой мезальянс! Впрочем, какая разница, что отвечать: если будет нужно, мне и не такие грехи припишут.

– Получается, что так. О предках мать никогда не рассказывала, не знаю, кем они были, а мы с сестрой считаемся, как ты выразилась, простолюдинами.

– Очень необычный мир – воспитанные простолюдины. Вера, не обижайся, но будь я на твоем месте, никогда, ни за что бы не согласилась жить здесь.

 Связи между фразами я не увидела, тем не менее ответила:

– Боюсь, меня никто не спрашивал.

– Действительно, – с пониманием кивнула девушка. – Кто же будет спорить с богами.

– Их много? – уточнила я.

– Богов? – удивилась Эльза. – Главных – пять: жизни и смерти, семьи, торговли, искусства, войны. А в твоем мире не так?

Последние слова я уже не слышала: голова закружилась, в ушах зашумело, в глазах заплясали канкан чёрные точки. Теряя сознание, я услышала испуганный крик собеседницы.

– Вот так. Сейчас будет лучше. Вера, я знаю, что вы пришли в себя. Открывайте глаза.

Знакомый мужской голос мешал спать, неимоверно раздражал настойчивостью, словно прессом давил на болевшую голову. С трудом разлепив глаза, я обнаружила, что лежу на кровати в своей спальне. Прямо передо мной склонился сосредоточенный Лориан. Чуть сбоку виднелись встревоженные лица Димирия и Эльзы.

– Вот. Выпейте настойку. Голова сразу перестанет болеть.

В мои губы ткнулась пузатая склянка. Послушно проглотив горчившую жидкость, я с удивлением заметила, что боль действительно исчезла, причем мгновенно.

– Что случилось?

– Вас кто-то пытался отравить. В чайнике оказалась убойная доза яда. У Эльзы есть 'силовая' защита, ей реней не повредил. А вот вам мгновенно стало плохо.

Через несколько часов после свадьбы травят? Чувствую, жизнь здесь будет интересной и насыщенной…

– Я уже послал за носителем Силы, – вмешался мой супруг. – Он прибудет завтра, к обеду, и сможет обезопасить вас от большинства нападений.

Но останется еще часть, к которой надо быть готовой…

Гости ушли из спальни минут через десять. Казалось, ни Эльза, ни Лориан ничуть не удивилось тому факту, что следом за ними из покоев супруги удалился и законный муж. Действительно, мало того, что не ту подсунули, так еще и во сне увидишь – испугаешься…

Приняв душ и переодевшись в найденную в шкафу длинную ночную рубашку, я легла в постель. Мягкая, будто воздушная, перина обещала в будущем аукнуться серьёзными проблемами со спиной. Впрочем, прямо сейчас мне было все равно. Спать не хотелось, в голову лезли пораженческие мысли, настроение было подавленным. Да уж, что называется, бойтесь своих желаний. Накручивала себя, твердила, что замуж не выйдешь? Вот, пожалуйста, вышла. Замуж. В другом мире. И почему я не пищу от счастья? Не сказать, чтобы у меня сложились теплые отношения с матерью и сестрой, но все же я с ними общалась всю сознательную жизнь. Дашка – ладно, она пару дней поплачет, исключительно напоказ, и забудет, а мать было жалко, она и правда меня любила, пусть и по-своему. Интересно, что со мной стало в том мире?

– Померла, что ещё, от сердца, – раздражённо фыркнул знакомый голос.

– Добрый вечер, – воспитанно поздоровалась я. – От сердца – это, видимо, от сердечного приступа? А тут как оказалась? На теле ни одной царапины.

– Что ж ты такая любопытная. Оказалась и оказалась.

Логично.

– А зачем?

Тихий смешок.

– Тебе что сестра вечером крикнула?

В смысле, что? Мы весь вечер не обща…

– Вспомнила? – ехидно уточнил голос. – «Хоть бы какой-нибудь урод ее замуж взял». Ну вот и предсказала, так сказать, мужа-то.

– Вам это зачем?

– За надом. Меньше знаешь – крепче спишь. И не кипишуй. Ничего тебе никто не сделает. Всё, спи.

Странно, но я действительно уснула.

1Герой романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр».
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru