banner
banner
banner
Фея на его голову

Надежда Игоревна Соколова
Фея на его голову

Глава 1

– Я нашел отличный способ напиваться на халяву, – говорит один тролль другому.

– Это как?

– Приходишь в гости к эльфам или людишкам и говоришь: "Что-то я нынче никак решить не могу: то ли выпить мне, то ли закусить?". И все тут же бегут к тебе с дармовой выпивкой.

Анекдот с просторов Интернета

– Если я чешу в затылке, не беда. В голове моей опилки, да, да, да. Ну почти. Хотя очень похоже на опилки… Сдуреть… Так, дважды два равно четыре. Пятью пять – двадцать пять. Семью восемь – сорок восемь. Отлично. Таблицу умножения я еще помню. Что там с географией? Лондон – столица Великобритании. Москва – столица России. Барнаул… Этот тоже чего-то там столица, наверное… Но, блин, если я все-таки в адеквате, что за чушь тогда творится вокруг?! Эй, люди! Ау! Есть тут хоть кто-нибудь живой?! Народ!

Виталина Александроновна Дронова, солидная дама тридцати шести лет, собиравшаяся скоро отмечать очередной день рождения и еще совсем недавно считавшая себя счастливой обладательницей чересчур роскошного тела по типу «бочонок с буферами», сейчас в полной растерянности и не очень-то немом удивлении оглядывалась вокруг, заодно и внимательно рассматривая «себя» новую.

Тонкий стан, руки-спички, ноги такие же, невероятно яркое платье цвета «зеленки». Подобную одежду Вита по собственному желанию никогда не надела бы. Она предпочитала темные цвета. Что с лицом, еще не ясно, а вот со спиной однозначно проблемы, – Вита вроде как что-то странное чувствовала, но вот что – понять не могла.

А еще вокруг, куда ни кинь глаз, стелились под ногами луга, луга, луга. С травой, такой же зеленой, как платье Виты, и редкими головками красных, синих, оранжевых цветов среди той высокой и сочной травы. Ну и окончательно и бесповоротно добил Виту огромный черный замок, стоявший на широкой площадке высокой, как московские небоскребы, горы не так уж далеко от нее.

– Ну наконец-то! – небольшой человечек с излишне длинной белой бородой, прямо-таки стелившейся по земле, длинным крючковатым носом, как у страшилищ из сказок, и пронзительным взглядом темно-серых круглых глаз возник в буквальном смысле из-под земли, у самых ног, не позволив Вите крепко задуматься над тем, в какую конкретно палату ее могли определить и сколько в ней «Наполеонов», "Александров Невских" и "Бородинских полей". – Многоуважаемая Веточка! Мы вас заждались! Коровам нужно сено, курам – зерно, свиньям – корм. Да и господская кошка совсем скоро окотится! Нельзя же так задерживаться! Работать! Работать пора!

Вита поняла: это розыгрыш. Однозначно розыгрыш. Дурацкий, неизвестно кем и для чего устроенный розыгрыш. Кто-то явно с непонятной целью измывался над ней, Витой. Осталось только найти спрятанные в траве или под землей видеокамеры, и ее, возможно, покажут по телевизору, в однойц из вечерних программ. Или в Интернете, на каком-нибудь популярном сайте, или у видео-блогера. А тело… Ну что тело… Опоили ее чем-то, нгапример, на работе, вот и мерещится всякое… Странно-непонятное.

– Ну что же вы стоите, Веточка! – нервно потирая небольшие ручки с широкими ладонями, короткими пальцами и аккуратно остриженными округлыми ногтями, продолжал между тем упорствовать человечек с длинной бородой. Широкий черный балахон, в который он был одет, полностью скрывал его тело и колыхался из стороны в сторону при каждом движении. – Пойдемте скорей! Герцог будет изрядно недоволен вашим опозданием! Не стоит герцогу быть недовольным. Все же аристократ. Да и характер у него, сами знаете…

Вита ничего не знала о характере неизвестного ей герцога, да и, если быть совсем откровенной, ничего не желала знать. Характер. Подумаешь, характер. Ей, главному бухгалтеру крупного строительного предприятия, всякие там герцоги с характерами были не страшны. И не таких на место ставила.

– И куда идти? – сделала вид, что поверила в непонятный розыгрыш, Вита. Разобраться с нахалами можно было и попозже.

Человечек широко раскрыл и так не особо маленькие глаза:

– Вы издеваетесь? – в его басовитом голосе внезапно послышалась ничем не мотивированная злость. Явно забыл таблетки выпить. А может, самому в больничку пора. на лечение. Нервы в порядок привести. – Мы, между прочим, за вашу работу начальству вашему десять золотых заплатили, целое состояние! А вы простейший портал построить не в состоянии!

Арнольд рон дар Гардарийский, первый герцог Артанайской империи, искусный фехтовальщик и мрачный нелюдимый некромант, встал утром с дурным предчувствием. Ему приснились бабочки – маленькие юркие бабочки ярких цветов, отвратительные предвестницы беды. Ему всегда перед крупными неприятностями снились бабочки. Вот и сегодня…

«Фея, – вспомнил он и мгновенно почувствовал, как заныли все зубы, – Марк заказал фею. Чтоб их обоих!».

Марк, его управляющий, юркий и бережливый гном, целую неделю правдами и неправдами убеждал Арнольда, что лучше потратить десять золотых на высококлассного специалиста, но при этом сохранить урожай и приплод, чем снова влезать в жуткие траты морозной зимой, чтобы найти хотя бы корм скотине. Да, прошлая зима выдалась чересчур тяжелой, но не только в Гардарийском герцогстве! Страдали многие земли в округе.

И все же Марк сумел настоять на своем, и сегодня в замке должна была появиться фея.

– Вы, хозяин, только не пугайте ее, – заявил решительным тоном пройдоха Марк. – Феи, они ж существа слабые, хрупкие, впечатлительные, сами знаете. Испугается вас Веточка, и вместо пшена куры будут клевать камни.

Арнольд раздраженно скривился: нашел пугало. Да ему эта фея и даром не нужна. Он даже из покоев своих не выйдет, чтобы поздороваться. А имя! Имя-то какое – Веточка! Тьфу! Вот все у фей не как у людей!

И вот теперь, уже с раннего утра, не успело местное светло-фиолетовое солнце подняться над землей, в душе Арнольда зародилось и прочно угнездилось дурное предчувствие. Он был целиком и полностью уверен, что появившаяся в его владениях фея принесет одни неприятности. Ведь недаром в народе твердят: «Попроси фею исполнить желание и готовься к худшему». Ветреные, капризные, пугливые, наглые создания! Да, отличные маги-погодники! Но их таланты не искупают их отвратный характер!

Во дворе что-то громыхнуло, затем полыхнуло ярко-оранжевым, и сразу же за окном взвился густой серый дым.

Арнольд нахмурился: это еще что за гадость?! Кому в его замке жить надоело?!

Быстрыми шагами он вышел из комнаты, спустился по широкой мраморной лестнице и уже через две минуты появился на заднем дворе. Там, на земле, сидели две сильно закопченные фигуры. Выпачканные в золе и саже, они смотрелись крайне необычно в замке некроманта.

– Что тут происходит?! – гаркнул и так взбешенный Арнольд.

– Хозяин, фея прибыла, – ворчливо ответила одна из фигур знакомым голосом. Похоже, Марк все же нашел ту самую фею, за которую заплатил целых десять золотых.

Арнольд грязно выругался про себя. Фея оказалась слишком молодой и слишком неопытной. Такую только прибить, чтобы не мучилась.

Глава 2

Гном гному:

– Вы называете свою цену. Я называю свою цену. Потом мы оба смеемся и приступаем к серьезному разговору.

Анекдот с просторов Интернета

«Старших надо уважать», – любила твердить бабушка Виты, посылая в очередной раз провинившуюся внучку в огород или соседский коровник, на трудотерапию. Вита многочисленные уроки детства и юности усвоила крепко и поэтому, услышав полный негодования крик человечка в балахоне, лишь пожала плечами: что тут по сценарию от нее требовалась-то? Портал создать? Да запросто.

– Алахай-малахай, – выдала Вита что-то из далекого детства, оставшееся в закромах памяти, то ли прочитанное, то ли услышанное, и лениво взмахнула рукой, уверенная, что оба сейчас посмеются над ее шуткой.

Не тут-то было.

Сначала над головой внезапно раздался гром, сильный такой, как будто кто над ухом во всю мощь в барабаны стучал. Затем воздух перед Витой и человечком пронзила ярко-оранжевая молния, а потом… Потом появилась непонятно откуда возникшая воронка, будто у самого сильного смерча. Вита не успела и рта раскрыть, и, принципе, правильно сделала, земли не наглоталась, как смерч втянул их в себя и через две-три секунды выплюнул, причем явно в другом месте. Где они находились, Вита не знала, как и не знала, на каком именно языке активно и без устали ругается человечек с бородой. А в том, что он ругался, Вита не сомневалась: очень уж много экспрессии было у него в голосе.

Пока человечек ругался, Вита внимательно осмотрелась: они с ним оба, в грязи и саже с ног до головы, сидели на каменном полу в окружении высокий стен, тоже каменных. А перед лицом Виты возвышался замок, похожий на тот, что Вита видела совсем недавно на горе.

– Что тут происходит?! – гаркнул появившийся из замка высокий плечистый мужик. Про таких обычно говорят: косая сажень в плечах. Уж сколько там саженей в действительности было, Вита себе не представляла, но ясно видела, что мужик был в бешенстве.

– Хозяин, фея прибыла, – ворчливо ответил спутник Виты.

– Какая, к дьяволу, фея?! Марк, кого ты притащил?!

– А вот кричать не нужно, – ледяным голосом, так, как привыкла общаться с излишне наглыми сотрудниками, требовавшими выдать пораньше зарплату, аванс, отпускные и надбавки, заявила Вита, величественно поднимаясь с земли. Ну, то есть она думала, что поднялась именно величественно. – Мы с вами, уважаемый, еще не знакомы, а вы уже ведете себя чересчур нахально.

Во дворе перед замком установилась прямо-таки могильная тишина.

Арнольда боялись все и всегда, начиная с подросткового возраста, когда у него, дальнего потомка богов, сына известных в государстве родителей, внезапно обнаружился дар некроманта. Боялись и старались обходить стороной. Никогда ему не перечили. Многие слуги даже говорили при нем шепотом, так, на всякий случай, чтобы не навлечь на себя господский гнев.

 

Арнольд привык к страху и почитанию со стороны окружающих. Только несколько особо бесстрашных существ осмеливались разговаривать с ним небрежно или непочтительно. Всех их он знал давно и мог пересчитать по пальцам одной руки.

Фея в это число не входила.

Появившаяся непонятно откуда невероятно наглая девчонка вела себя неподобающе ее статусу и так и нарывалась на крупные неприятности. Её следовало проучить немедленно, чтобы в будущем она не доставила ни малейших проблем Арнольду или его землям.

В груди Арнольда появилось и начало разгораться пламя Бездны. Он взмахнул рукой, и из-под земли полезли один за другим скелеты. Мыши, крысы, коты, собаки – вся живность в округе, которая нашла свой конец в стенах замка.

Они вылезали из-под земли, отряхивались и строились в ряды. Именно им предстояла честь проучить одну наглую фею.

– Это что? – внимательно рассматривая скелетов, поинтересовалась фея. Она продолжала стоять вся в грязи, даже не делая попытки отряхнуться. – Какой-то спецэффект? Так глупо. Я мышей не боюсь. Их костей – тем более.

– Хозяин, – встрял молчавший до того момента Марк, – деньги, хозяин.

Арнольд повернулся к вконец обнаглевшему гному, окатил его ледяным взглядом, и тот замолк.

Скелеты между тем дружно сделали шаг по направлению к фее, затем второй, третий.

– Алахай-малахай, – выдала вдруг нечто непонятно фея, и с ее пальцев сорвались, закружили в воздухе разноцветные бабочки.

Несколько секунд – и вот уже бабочки напали на скелетов Арнольда, обращая их в пыль одним прикосновением своих крыльев.

Арнольд нахмурился: фея попалась неправильная.

– Деньги, хозяин! – взвыл Марк, когда из замка во двор вышли два лича с наброшенной на них иллюзией разлагавшихся трупов.

– Вы их лечить не пробовали? – равнодушно поинтересовалась фея, рассматривая гнойные язвы и глубокие раны без малейшего страха. – Говорят, современная медицина лечит практически все. Хотя, конечно, и умереть можно спокойно.

– Они уже мертвы, – равнодушно бросил Арнольд.

– Правда? – изумилась фея, наблюдая, как личи, не боявшиеся бабочек, подходят к Арнольду. – А выглядят практически как живые.

– Зима, хозяин, – практически зарыдал Марк, – зима же на носу!

– Напомни, почему я нанял тебя, – прищурился раздраженно Арнольд.

– Так экономный я, – горделиво вскинулся Марк. – Деньги же, хозяин! Деньги потеряем!

– Орнартсраном торанорсарам! – выдал Арнольд особо пошлое троллье ругательство.

Личи вернулись в замок. Кости скелетов сами собой ушли под землю. Деньги! Фея, чтоб ее!

Глава 3

Встретились на дороге как-то два эльфа – светлый и темный.

Стоят напротив друг друга по обочинам… оружие теребят… ждут, кто начнет первый…

Вдруг…

Между ними со свистом пролетает гном, подходит орк и спрашивает: "Ну че, ушастые, ништяк я вам гол забил?".

Анекдот с просторов Интернета

Вита отстраненно наблюдала за происходившими во дворе странными событиями, и в ее голову постепенно закрадывалась крамольная мысль, что все творившееся вокруг как-то мало походило на странный розыгрыш или чью-то умышленную злую шутку. Слишком уж натурально злился тот, с саженью в плечах, которого человечек с бородой обозвал хозяином. Между прочим, красавчик: брюнет с крупными карими глазами, прямым и недлинным носом и тонкими чувственными губами. Явно не одну женщину пленил такой изысканной внешностью. Но уж очень надменное выражение было на его лице. Оно и портило его, и придавало мужику загадочности. Вите так и хотелось спросить: "Уважаемый, а с чего, собственно, вы такой наглый?".

Внезапно возникшие из-под земли скелеты тоже на розыгрыш не были похожи. И эти странные бабочки, будто нападавшие на них.

Потом, когда появились разлагавшиеся трупы, Вита сморозила полную чушь, предложив полечить их, хотя прекрасно видела, что лечением тут не поможешь.

«Ты, Витка, как айсберг, – заявил ей как-то бывший одноклассник Витька Громов, ставший потом сотрудником правопорядка, – до тебя не достучишься, ничем тебя не прошибешь. Ты вообще чего-нибудь боишься? Кого-то любишь?»

Вита и боялась, и любила. Но все эти чувства сидели в глубине ее души. Наружу они появлялись крайне редко, так как мешали и жизни, и работе. И Вита привыкла, что народ вокруг считает ее этакой каменной бабой.

Вот и теперь, желая соответствовать данному образу, она решительно тряхнула головой – пыль и сажа разлетелись, наверное, в метре от нее, замерев только перед мужиком, которому подчинялись скелеты, – и, постаравшись говорить, как королева, величественно и неспешно, уточнила:

– Уважаемый, где здесь можно помыться? Нельзя же ходить такими чушками.

Рядом тихо хрюкнул человечек, встречавший Виту.

– Марк, проводи ее, – досадливо скривился мужик, – и служанку вызови.

И между строк читалось: «А то опять что-нибудь натворит, дура безрукая».

Вита не обиделась: она вообще редко обижалась. А когда обижалась, прятаться по углам от нее было поздно. Вместо этого она зашагала вслед за человечком по каменному двору, стараясь аккуратно наступать на особо крупные камни, – на ногах, похоже, появились кровавые мозоли. Не на ее ногах, следует заметить. Но с фактом владения чужим телом Вита решила разобраться попозже, когда вымоется и поест.

– Где мы находимся? – спросила она в спину человечку.

В ответ – тихое шипение.

– Вам, уважаемая Веточка, все должны были рассказать раньше, – последовал раздраженный ответ.

Веточке, может, и рассказали, в этом Вита не сомневалась. Вот только она понятия не имела, где сейчас находится сознание той самой Веточки.

Расспрашивать своего спутника о чем-нибудь еще Вита не сочла нужным, решив самостоятельно добыть всю необходимую информацию, но уже потом, как минимум после мытья.

Арнольд вернулся в спальню, заставил себя забыть о нахальной девчонке, новой жительнице его замка, новой головной боли, и с трудом, но все же переключился на более насущные проблемы. С феей пусть разбирается Марк. Он нанял, ему с ней и возиться. А Арнольду следовало подумать о серьезных вещах, например, о землях, которыми он владел и правил уже несколько десятков лет.

Гардарийское герцогство считалось благословением и проклятием одновременно. Оно располагалось в широкой плодородной долине между двумя крупными судоходными реками, его поля и сады давали по два урожая в год, а леса и воды были переполнены животными и рыбой. Казалось бы, живи – не хочу, радуйся жизни, размножайся, расти потомство. Но проблема состояла в том, что княжество населяли не только животные, но и нечисть с нежитью. И если с нечистью народ научился хоть как-то худо-бедно сосуществовать, то нежить ни с кем сосуществовать не желала и рассматривала каждое дышащее существо как возможную добычу. Именно поэтому герцогством должен был управлять некромант, сильный, умный, в совершенстве владевший магией смерти. Он, во главе с другими некромантами герцогства, был способен обуздать нежить, а значит…

Шум, крики, грохот, а затем – нечеловеческий вой, отвлекли Арнольда от размышлений.

Он недовольно нахмурился: что там снова происходило? И почему ему опять мешали?!

«Фея, – вспомнил он и уже привычно скривился: в его замке теперь живет бестолковая фея, чтоб ее дварфы под землю забрали. – Я ее убью. – Пообещал он сам себе, поднимаясь из удобного, принимавшего форму тела кожаного кресла. – Денег не пожалею. А за ней и Марка! Нашел, кого в дом приводить!».

И вместо того, чтобы в тишине и покое обдумать, а потом и решить очередную сложную проблему герцогства, а затем заняться истреблением нежити, Арнольд широким шагом решительно направился к выходу из спальни. Настроение было боевым, и больше всего на свете Арнольд мечтал придушить одну наглую заносчивую фею. Прямо-таки картинки ее мучительной и длительной казни представлял себе. Со всеми подробностями, смакуя с наслаждением каждую деталь.

А потом он вышел из длинного полутемного коридора в широкий просторный зал и остолбенел: посередине зала, на густом ворсистом ковре, растекся лужицей его верный трарг, тварь из самой Бездны, и, словно щенок, урчал от удовольствия. А рядом с ним сидела на присядках фея. Она чесала его под треугольной мордой, приговаривая:

– Ну все, все. Все хорошо. И нечего было рычать.

Челюсть Арнольда с грохотом упала на пол.

Глава 4

Два вампира сидят на могиле, а вокруг бегает маленькая девочка. Бегает и дразнится. Язык показывает.

– Отдай! – просят ее вампиры.

– Не отдам!

– Отдай! Мы на колени встанем!

– Не отдам!

Мимо идет оборотень. Останавливается. Смотрит на это безобразие.

– Слышь, ребята, че вы с ней канителитесь?! Сожрите – и дело с концом!

– Как мы ее сожрем? Она украла наш стакан с зубами!

Анекдот с просторов Интернета

Человечек, которого мужик во дворе назвал Марком, проводил Виту до двери в одну из комнат на втором этаже, выдал: «Ваши покои, многоуважаемая Веточка», – и быстро ретировался.

Вита скептически хмыкнула, но за посеребренную ручку потянула, грязной рукой, правда. Зашла, внимательно огляделась, прошипела под нос несколько особо витиеватых ругательств. Если это был розыгрыш, то уж слишком мудреный.

Широкая просторная комната с высокими потолками воображение роскошью не поражала. Здесь не было того шикарного интерьера, что обязательно присутствовал в различных женских романах, сюжеты которых изредка пересказывала Вите мать. Кровать у стены, достаточно вместительная, чтобы спать вдвоем, рядом, справа, тумбочка с тремя ящичками, потом – окно, занавешенное шоколадного цвета тюлем, у другой стены – платяной шкаф, настенное зеркало круглой формы, небольшая дверца. Справа от кровати, на стене, полки, под ними – туалетный столик и два напольных растения типа пальм, в деревянных напольных кашпо. С одной стороны от кровати, на густом ворсистом ковре, покрывавшем пол, были расположены два кресла. И ни малейшего следа техники. Ничего, что подсказывало бы, что происходившее с Витой не являлось розыгрышем.

– Госпожа, – послышался робкий писк за спиной, – ванна для вас готова.

Вита повернулась – писк перешел в полузадушенный хрип. Миловидная девчонка лет семнадцати-восемнадцати, одетая в темно-серую форму, плавно осела на пол, не сводя с Виты перепуганного взгляда.

– Что? – хмыкнула Вита. – Страшно стало от моего вида? Да не съем я тебя. Куда идти?

Как оказалось, ванной здесь называли широкий железный чан, к которому вела деревянная лестничка на три ступеньки. Стоял чан в соседней комнате, доступ в которую был как из коридора, так и из выделенной для Виты спальни.

Девчонка выходить из комнаты наотрез отказалась, бормоча что-то про свою работу, наказание от хозяина и прочую чушь. Вита, всегда мывшаяся самостоятельно, нахмурилась:

– И как ты себе это представляешь?

– Госпожа, – взмолилась девчонка, продолжая перепуганно смотреть на Виту. – Прошу! Меня накажут!

Вита вспомнила злобного мужика во дворе, помянула недобрым словом сквозь зубы всю его родню до седьмого колена и попыталась снять платье.

– Крылья сложите, госпожа, – тихонько пискнула служанка.

– Какие, нафиг, крылья? – не вынесла издевательства Вита. – Платье упорно не снималось, за что-то зацепившись на спине.

– В-в-в-ваш-ш-ш-и-и… Ф-ф-ф-е-э-э-и-и-и… – выдохнула заикавшаяся служанка.

– Алахай-малахай, – выдала Вита все, что помнила.

Препятствие исчезло.

Купание стало для Виты адом: чужие руки усердно терли чужое тело, в котором она случайно оказалась, мыли волосы, терли мочалкой. Вита, не выносившая чужих прикосновений, только зубами скрипела да материлась на русском.

Наконец, ее отпустили и подали домашнее платье, явно приготовленное для другого человека, веселенькой цветастой расцветки.

Служанка сбежала. Вита раздраженно фыркнула, оделась и отправилась гулять по замку – в комнате было скучно.

Далеко не ушла – в одном из залов словно из подпола появилась черная псина с треугольной головой, увидела Виту и предупреждающе зарычала.

– Сидеть, – рявкнула Вита, не боявшаяся животных.

«Ты, Витка, своей смертью не помрешь, – как-то заявила ей соседка баба Нюра, – больно дурная».

Дурная или нет, но к домашним животным Вита всегда подходила без страха. И они, как ни странно, ее слушались. Вот и эта, с треугольной головой, с размаху грохнулась на пол, завыла, а потом забила по полу длинным хвостом с кисточкой на конце.

Вита присела рядом, стала поглаживать псину по морде, приговаривая:

– Ну все, все. Все хорошо. И нечего было рычать.

– Ты не фея, – выдал Арнольд, когда все же пришел в себя. При звуке его голоса и трарг, и девчонка вскинули головы и посмотрели на Арнольда с одинаковым выражением, мол, чего мешаешь? Проходи мимо. – Феи боятся траргов, – продолжил Арнольд. Ему всегда было плевать, что о нем думают окружающие. – Так кто ты, Бездна тебя побери, такая?! Шарт, к ноге!

 

Трарг дернулся, жалобно заскулил, повернулся к этой… недофее, словно ища у нее защиты.

– Не нужно так распинаться, уважаемый как вас там, – холодно ответила девчонка, продолжая поглаживать тварь из Бездны. – И орать на животное тоже не нужно.

– Шарт! – добавил властности в голосе Арнольд.

Трарг заскулил сильнее, но пополз к нему, настоящему хозяину.

– Вы всегда с окружающими ведете себя, как скотина, или это нам с Бобиком повезло? – саркастически поинтересовалась недофея.

В глазах у Арнольда потемнело. Она посмела его оскорбить! Его, могущественного некроманта! На пальцах появились и заплясали ярко-красные искры, в воздухе запахло гарью. Да что она себе позволяет!

– Вы сейчас инфаркт схватите, а мне вас потом лечить, – насмешливый голос девчонки доносился до него, словно издалека. – Проще надо быть, и гонора поменьше напоказ выставлять.

Арнольд зарычал. Стерва! Некстати вспомнилось: «Деньги, хозяин!». Фея, чтоб ее!

Искры исчезли, запах гари рассеялся. Арнольд глубоко вдохнул, на несколько секунд задержал дыхание. Если бы не Марк с этими его десятью золотыми, Арнольд показал бы этой недофее, кто хозяин в его собственном замке!

– Кто ты такая? – вернулся он к насущному вопросу. – Ты – не фея!

– Не фея, – согласилась та. – И так понимаю, это не розыгрыш. Вы, кстати, кто?

В голосе не чувствовалось издевки. Она что, и правда не знает, где оказалась?! Идиотка!

– Я Арнольд рон дар Гардарийский, первый герцог Артанайской империи, искусный фехтовальщик и самый сильный некромант империи, – выдал Арнольд.

– О, как все запутано, – пробормотала недофея, оглядывая Арнольда внимательным взглядом без страха или изумления. – А некромант – это кто? Который с мертвыми разговаривает?

– Орнартсраном торанорсарам! – выдал Арнольд пошлое троллье ругательство.

Она не издевалась! Эта дура ничего не знала о том, где оказалась! Чтоб им все пропасть: Марку, фее и той, кто занял ее тело! Бездна!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru