Альянс желаний

Мэри Влад
Альянс желаний

Пролог

Пришло время тасовать карты. Ты сам решаешь, кто ты – жертва или охотник.

Серия «Дьявольские сети», книга третья

Выбор. Очень интересная вещь. Мы делаем его каждую минуту и даже секунду: когда решаем, что съесть на завтрак, или какой дорогой поехать на работу. Даже когда нам кажется, что от нас ничего не зависит, мы тоже выбираем. Бездействие – тот же выбор.

Врачи сказали, что мне повезло. Ну как… Относительно. Я не свернула себе шею, не сломала позвоночник. Пара переломов и сотрясение мозга. И ещё я потеряла ребёнка. Возможно, никогда больше не смогу иметь детей. Я их не хотела, но сам факт того, что меня лишили выбора… Снова.

Но я жива.

Процесс восстановления был долгим. Много чего произошло за то время, пока я валялась в больнице, а потом приходила в себя.

Эдриан убил Кайла. Босс всегда убивает предателей своими руками.

Федэрико стал Боссом. Да, он предал Карлоса, но сделал это ради всех. Голосование прошло почти единогласно.

Босс с Изабель сыграли свадьбу. Скоро она родит ему сына.

Джина стала официальной любовницей Альберто. Как она согласилась, ума не приложу.

А мы с Дереком решили остаться друзьями. Точнее, это он так решил. Вбил себе в голову очередную блажь. Дерек мне даже в глаза смотреть не мог после произошедшего.

Он сам отвёз меня в больницу, так мне сказали. Когда я пришла в себя, Дерек держал меня за руку и повторял: «Это моя вина». Снова и снова, будто в каком-то трансе. Он сидел со мной долго, потом позвал врача, поцеловал меня в лоб и ушёл. Его глаза казались безжизненными – никакого льда, никакого огня, только чёрная пустыня. И лишь после того, как доктор рассказал, что со мной случилось, я поняла, почему Дерек был словно мёртвый.

Он винит себя, что не смог уберечь меня. Винит себя в том, что я пострадала из-за него. Дерек не избегает меня, ничего такого. Продолжает заботиться обо мне, как и раньше. Даже больше. Но теперь он боится, что рядом с ним мне грозит опасность. И он вбил себе в голову, что опасность эта исходит именно от него.

Люблю ли я его? Да. Но у меня больше нет сил бороться за наши отношения. Это сложно. Против этой стены я бессильна. Любит ли он меня? Не могу прочесть его мысли, не могу залезть к нему в голову. Да и не хочу. Я сдалась.

Я всегда выбирала его. Всегда. Но теперь мне нужно научиться выбирать себя, чтобы собрать по крупицам то, что от меня осталось.

Глава 1

– Вставай! – шиплю и только потом понимаю, что произнесла это вслух.

– Любимое слово? – Александра усмехается, затем помогает мне подняться. – Не будь так строга к себе, Нора. Три месяца назад ты даже ходить сама не могла.

– Ага. Спасибо, что напомнила, – ворчу и отхожу к окну.

Немного странно, что в тренажёрке есть окна. Она находится чуть ниже, чем остальные помещения в доме, однако окна здесь есть.

Машинально тянусь рукой к ямочке между ключицами. Подвеска, которую подарил мне Дерек, куда-то пропала, но этот жест меня до сих пор успокаивает. Не знаю, где она. Когда я очнулась в палате, на мне была лишь больничная сорочка, больше ничего. Наручные часы лежали на тумбочке, но подвески и след простыл.

Смотрю на падающий снег. Рождественские и новогодние праздники давно прошли, а погода вдруг решила дать волю чувствам. Нас заметает второй день.

М-да, уже конец января. Четыре с лишним месяца словно выпали из жизни: терапия, тренировки. Всё заново. С нуля. Меня тренировали чуть ли не всей семьёй. Они тряслись надо мной, будто я и правда принцесса.

Сейчас я снова в строю, но пока ещё не совсем вошла в прежнюю форму. Всё ещё медленная. Теперь меня тренируют Александра и Джина. Тренировки даются уже легче, но два перелома иногда всё же напоминают о себе. Понимаю, почему я не чувствовала руку и ногу с левой стороны. Наверное, у меня был болевой шок.

– Думаю, хватит, – Александра подходит и кладёт руку мне на плечо. – Ты хорошо потрудилась. Пойдём наверх, примем душ и приоденемся. Ты же помнишь, что сегодня семейный ужин?

Киваю. Конечно, я помню. Но мне плевать. Да, они всё-таки стали моей семьёй. У меня больше никого нет. Однако теперь и это неважно.

Захожу в спальню, иду в ванную комнату, стягиваю тренировочную форму и отправляю её в корзину для грязного белья. Открываю воду, встаю под душ, щедро растираю по коже ароматный гель. Вода меня до сих пор успокаивает. Смываю с себя пену и просто стою под тёплыми струями.

Выхожу, сушусь, мажусь кремами, брызгаю на себя любимый парфюм. Мне нравится вкусно пахнуть.

Смотрю в зеркало и вижу лишь блёклое пятно. За эти месяцы глаза потухли, а лицо осунулось. Только с помощью макияжа удаётся не выглядеть как серая мышь, но крашусь я теперь нечасто. Мне снова стало плевать на внешность. Однако накраситься придётся. Ужин всё-таки, не хочется опять ловить на себе сочувствующие взгляды.

Кажется, я накрасилась слишком ярко. Давно не практиковалась, вот и переборщила. Ну ладно, с кем не бывает.

Накручиваю локоны, тяну их вниз, но не взбиваю. Не хочу. Надеваю чёрную плотную блузку с высоким воротником, белые брюки палаццо и чёрные туфли-лодочки.

Спускаюсь вниз. Все уже за столом. Мне оставили место… напротив Дерека. Ну спасибо, блин. Натягиваю улыбку и сажусь.

Шутки, разговоры. Даже не вникаю. Отвечаю что-то невпопад, если ко мне обращаются. Еда – единственное, что меня до сих пор радует. Ем и заливаю в себя вино. Один бокал за другим. Дерек смотрит на меня и неодобрительно качает головой. Закатываю глаза. Тоже мне друг! Он в мои няньки записался, что ли? Если ему настолько не плевать, зачем нужно было рвать наши отношения?

Все потихоньку рассредоточиваются по гостиной. Беру бокал и встаю из-за стола. Да уж, шатает меня нещадно. Подхожу к Изабель и сажусь рядом с ней на диван. Её живот уже очень большой.

– Скоро?

– Неделя, может, две, – она поглаживает себя по животу. – Я хочу завтра поехать в клинику.

– Так рано?

– Я же трусиха, Нора, – Изабель смеётся. – Мне будет спокойнее там, под присмотром врачей.

– Ну да. Понимаю.

Выпиваю вино и пялюсь на опустевший бокал. Я уже сильно пьяна, но мне хочется ещё. Андреа присаживается рядом.

– Освежить тебе? – спрашивает он.

Киваю. Хотя бы он не ведёт себя со мной так, будто я хрустальная ваза. Да, они благодарны мне, их семья вернула себе авторитет, но всему же есть предел! Они скоро задушат меня своей заботой.

Андреа забирает бокал, подливает вино и протягивает мне. Выпиваю, ставлю пустой бокал на столик, беру бутылку и выхожу на улицу. Стою на веранде, пялясь на падающий снег, и пью прямо из горла. Голова сильно кружится, прислоняюсь к перегородке.

– Как ты, Нора?

Отлипаю от стены и оборачиваюсь. Эдриан пристально смотрит на меня, будто хочет разглядеть что-то. Но ничего он не увидит. Я научилась носить маски.

– Ты переживаешь за меня, Босс?

– Конечно.

– Сам же видишь: я уже в строю.

– Я не это имел в виду.

– Не понимаю, о чём ты.

– Ты почти не говоришь ни с кем, постоянно торчишь в тренажёрном зале или в своей комнате. Вижу тебя только на семейных сборищах, – он усмехается. – Но ты теперь редко на них появляешься. А если появляешься, то напиваешься в говно. Разве это нормально?

– У меня стресс.

Делаю большой глоток и прижимаюсь спиной к стене. Ровно стоять становится всё труднее.

– Который ты опять решила залить вином?

– Пф.

Снова припадаю к бутылке. Босс качает головой.

– Ты покурить вышел?

– Нет, за тобой. Ты в одной блузке, зайди обратно, а то заболеешь.

– Скоро зайду. Дай мне минут пять. Хочу побыть одна.

Эдриан хмыкает, но всё же заходит в дом. Допиваю вино, ставлю бутылку на столик, поворачиваюсь в сторону сада, продолжая подпирать стену. Она-то без меня не упадёт, а вот я без неё – могу.

Отлипаю от неё, чтобы проверить свою теорию, и понимаю, что была права: меня сильно ведёт в сторону. Чьи-то руки удерживают от падения, затем что-то мягкое ложится на плечи. Тепло разносится по телу. Наклоняю голову и вижу на себе шерстяной кардиган. Кто-то набросил его на меня. Разворачиваюсь и врезаюсь в Дерека. Хочу сделать шаг назад, но меня опять заносит. Он держит меня, не давая упасть, и хмурится. Дерек явно не рад снова видеть меня в таком состоянии. Но только так я могу привлечь его внимание. Хотя сейчас я и правда сильно перебрала.

– Прости.

– Всё нормально, ты меня не зашибла. Чего ты мёрзнешь тут?

– Трезвею.

– А, по-моему, напиваешься, – он кивает в сторону пустой бутылки. – Ну и что ты выберешь? – Дерек усмехается. – Мне отвести тебя наверх и уложить спать или принести ещё бутылку и оставить тебя с ней наедине?

– Нет.

– Что – нет?

– Не надо больше бутылок, – еле шевелю языком. – Ты и так у меня в глазах двоишься. Два Дерека – это даже хуже, чем один. Ты стрёмный, ты в курсе?

– Конечно, – он улыбается.

– Слушай, а почему мы не трахаемся? Друзья же могут трахаться? Я очень хочу потрахаться, Дерек. У меня не было секса ни с кем. Вот представляешь? – округляю глаза. – За всё это время. А у тебя ахуенный член. Я помню. Ты очень стрёмный мудак, но трахаешься ты охренительно.

– Эм… Нора, сколько ты выпила?

– Ты спёр мой кардиган? Это же мой кардиган! Ты шарился в моём шкафу? Что ещё ты спёр? Только не говори, что трусики.

– Так, ясно.

Дерек подхватывает меня на руки и несёт в мою комнату. Он раздевает меня, накрывает одеялом, садится на край кровати.

– Нора, может, хватит уже?

– Ты про что?

– Думаешь, я не понимаю? Ладно. Спи.

Он хочет встать. Удерживаю его за руку.

– Останься.

– Нора…

– Не хочу спать одна. Ты же можешь просто лечь. В твоей комнате такая же кровать. Какая разница, на какой уснуть?

 

– Хочешь, чтобы я снова повёлся на твои провокации?

– Тебе же несложно.

Он вздыхает, снимает одежду, выключает ночник и устраивается рядом.

– Ты больше не зовёшь меня принцессой.

– Нора, давай не будем всё усложнять?

Поворачиваюсь к нему спиной.

– Обними меня, Дерек. Пожалуйста.

Его рука обвивает мою талию. Пододвигаюсь ближе.

– Спасибо.

– Прекращай вести себя так.

– Как?

– Ты прекрасно знаешь. Завтра я сам тебя потренирую. Выбью всю эту дурь на хрен, чтоб больше неповадно было. А сейчас спи. Хватит с тебя на сегодня.

Накрываю его руку своей. Это не первая моя подобная выходка за последние два месяца. Я уже несколько раз напивалась в сопли, и ему приходилось укладывать меня спать. Мне стыдно, но только так я могу заставить его остаться со мной в одной комнате на ночь.

И ведь он всегда остаётся. Интересно, зачем, если он не хочет больше быть со мной? Почему именно он со мной возится, стоит мне напиться? Дружеская забота? Не знаю, мне всё равно. Важно лишь то, что сейчас он рядом. Уткнулся носом в мою шею и делает вид, что засыпает. Хотя я прекрасно знаю, что он не заснёт ещё долго. И я тоже. Мы будем лежать и имитировать сон, прекрасно понимая, что ни один из нас не спит.

Но всё-таки я засну первой, алкоголь даёт о себе знать. Нет, я к нему не пристрастилась. Я не заливаю стресс или ещё какую-то фигню. Я вливаю в себя эту дрянь только с одной целью – заснуть рядом с Дереком. Конечно, он об этом знает. Каждое утро я обещаю больше не пить, а он грозится, что больше не будет со мной нянчиться. Но через какое-то время всё повторяется.

Вот и сегодня моё решение всегда выбирать себя потерпело очередной крах. Какая я всё-таки жалкая.

Глава 2

– У тебя полчаса на сборы. Завтрак ты благополучно проспала.

Открываю один глаз и смотрю на Дерека. Видимо, он давно проснулся. Одет в спортивную форму и бодр, чего нельзя сказать обо мне. Закрываю глаз.

– Нора! Вставай, мать твою! Не хрен было вчера столько пить! Мне насрать, что тебе плохо. Вставай!

– Да встану я. Можно же спокойно сказать, а не орать.

– Когда ты перестанешь это делать?

– А когда ты прекратишь вести себя как мудак?

Резко сажусь на кровати, аж звёздочки в глазах забегали. Издаю громкий стон и хватаюсь за голову. Одеяло соскальзывает вниз, обнажая грудь.

– Марш в душ и одеваться!

– Выйди уже, а? Не стой над душой, и без тебя тошно, – поднимаю на него глаза. – Прекрати пялиться на мою грудь!

– Сама расселась, – бросает он и идёт к выхожу. – У тебя осталось двадцать восемь минут. Потом спускайся вниз.

Стону и падаю на подушки. Почему он такой дотошный? Не удивлюсь, если включил таймер.

Чуть не плача, плетусь в душ. Быстро ополаскиваюсь, затем одеваюсь в спортивное. Замечаю на столе аспирин и воду. Запиваю таблетку и жадно пью. Сомневаюсь, что я успела полностью протрезветь, хоть и спала долго. Хорошо ещё, что он не стал будить меня с утра пораньше.

Спускаюсь в тренажёрный зал. Дерек уже там. Стою, прислонившись к двери, и наблюдаю за ним. Я нечасто вижу, как он тренируется. Обычно он делает это рано утром, в то время, когда я ещё сплю. Да, Дерек вернул свой вожделенный самоконтроль. Раннее пробуждение, никакого алкоголя, тренировки каждый день и… никаких чувств. Наверное, ему так комфортно. Это то, к чему он привык. Своё идиотское «правило трёх перепихов» он теперь свёл к «правилу одного перепиха». Он ни с кем не спит даже дважды. Один раз спустит нужду – и сразу же забывает о существовании этой женщины. Список, наверное, ведёт, чтобы не повториться ненароком.

Хотя он не спит с ними. Просто трахает. Ни одна из них не оставалась у него ночевать. Дерек выпроваживал всех сразу же после секса. Откуда я знаю? Сидела на диванчике рядом с лестницей и наблюдала, как его гостьи сначала поднимались по лестнице, а потом спускались. Он даже не встречал и не провожал их. Ему на них плевать.

Закусываю губу. Хорошо, что он не видит меня. До нашей тренировки ещё семь минут. Хочу посмотреть. Мне нравится то, что я вижу. Он тренируется без футболки. Мышцы так напрягаются, это жутко заводит. Гантели ему идут.

Дерек кладёт их на место, делает несколько глубоких вдохов и выдохов и идёт к турнику. Он подтягивается, а я подхожу сзади и любуюсь игрой мышц вблизи.

– Круто, – восхищённо выдыхаю, когда он заканчивает.

– Нора! – Дерек резко оборачивается. – Ты напугала меня.

– Теряешь сноровку? – усмехаюсь, продолжая разглядывать его торс.

– Что ты делаешь? – он хмурится.

– Ничего. Стою же просто.

– Ты меня сейчас буквально имеешь глазами. Прекращай так делать.

Пожимаю плечами, отхожу от него и разминаюсь. Дерек надевает футболку, подходит ко мне, протягивает метательный нож. Ясно. Он всё ещё боится мутузить меня и ронять. Зато не боится, что я ненароком запущу в него ножом. Учитывая, в каком я сейчас состоянии, будет несложно промахнуться. Уж лучше бы потренировалась с Александрой.

– Разогрела запястья?

– Да.

Нахожу центр тяжести ножа, берусь за эту точку указательным и большим пальцами, кончиками остальных прижимаю лезвие к ладони по направлению к себе. Выставляю левую ногу вперёд, отвожу правую руку и делаю посыл корпусом. Нож летит в стенд, прибитый к стене. Дерек подходит к нему, маркером обводит место, куда угодил нож, вынимает его, отдаёт мне и отходит подальше. Усмехаюсь. При метании проникающая сила лезвия в два раза больше, чем при ударе. Я, наконец, снова нормально попадаю в цель, но всё же он прав, что ретировался отсюда.

Провожу пальцем по лезвию. Оно тупое. Остриё заточено, но не сильно. Это нужно для того, чтобы избежать несчастных случаев. Простая техника безопасности. После неудачного броска нож отскакивает от цели с той же скоростью, что и летел к ней. Можно не успеть увернуться. Если лезвие будет тупым, а остриё лишь немного острым, то в тренировочный стенд нож всё равно войдёт, а в человека уже вряд ли. Приятного, разумеется, будет мало, но не смертельно.

Бросаю снова и снова. Правой рукой я уже работаю хорошо, а вот с левой всё ещё беда: нож находит цель через раз. Это в лучшем случае.

Отвожу левую руку назад и вверх, но опускаю её и морщусь от боли. Иногда до сих простреливает. Последствия перелома.

– Перерыв.

– Нет, я не устала.

– Я сказал: перерыв.

Он забирает нож, бросает его в стенд, разворачивается и внимательно смотрит на меня.

– И вообще, думаю, хватит на сегодня.

– Дерек! Я не хрустальная ваза. Прекратите сдувать с меня пылинки! Даже часа не прошло, – тычу наручными часами ему в лицо. – Тридцать шесть минут.

– Отлично, – он улыбается. – Вполне.

Закатываю глаза, цокаю и иду в глубь зала. Раз он не хочет тренировать меня, я сама себя потренирую. Дерек идёт за мной.

Расстилаю противоударное покрытие. Он вопросительно смотрит на меня. Ложусь, обхватываю колени и делаю кувырок. Ещё один. И ещё. Встаю в мостик, хочу поднять одну ногу, но вскрикиваю от внезапной боли в руке и опускаюсь на спину.

– Ты в порядке? – Дерек садится рядом со мной.

– Да.

Он осторожно растирает мне руку.

– Дерек, всё правда нормально. Иногда бывает. Редко, но бывает. Врач сказал, что скоро это пройдёт, и я буду в полном порядке. Я и сейчас в порядке.

– Прости.

– Хватит извиняться. Ты не виноват в этом.

– Виноват. Я не должен был спать с тобой без презерватива, когда ты перестала пить таблетки. Не должен был насиловать. Я должен был стоять рядом и ждать, пока ты не начнёшь спускаться. Должен был!

– Хватит! – сажусь и беру его лицо в ладони. – Перестань, слышишь? Я не виню тебя.

– А стоило бы. Это случилось с тобой по моей вине. Ты не в порядке из-за меня. Я вообще не должен был с тобой сходиться. Не должен был таскать везде за собой. И уж точно не должен был отпускать тебя к Карлосу.

Вздыхаю. Вот как с ним разговаривать? Он повторяет это с того момента, как я очнулась в больнице. Дерек винит себя во всём, что произошло. Бесполезно его переубеждать.

– Иди сюда, – заставляю его лечь рядом. – Помнишь, ты говорил мне, что можно ненавидеть себя сколько угодно, но лучше не станет? Ничего от этого не изменится, так ведь? Хватит корить себя. Прошлое не изменить. Давай просто жить дальше, ладно?

Придвигаюсь ближе и кладу голову ему на грудь. Дерек шумно втягивает воздух. Господи, он даже дышать рядом со мной нормально не может! Обнимаю его одной рукой, вдыхаю его запах. Он всегда так приятно пахнет. Парфюм едва уловимый, смешанный с запахом его тела. С ума сводит. Утыкаюсь носом ему в грудь и тяну в себя воздух. Лежу и нюхаю его. Слышу, как меняется его дыхание. Дерека начинает легонько потрясывать.

– Нора, нам не стоит лежать так.

– Тебе неприятно?

– Мне… нет… не в этом дело.

Веду рукой вниз. Ну да, я так и думала. У него стоит. Он до сих пор реагирует на меня так же, как и я на него. И при этом Дерек ни разу ко мне даже не прикоснулся. Я имею в виду – не прикоснулся так, как мужчина прикасается к женщине. Как он умудряется себя контролировать?

Он убирает мою руку, затем поднимается на ноги.

– Ладно, продолжим. Если хочешь.

Встаю, иду к стенду, вынимаю из него нож и отхожу на позицию. Дерек подходит сзади, одной рукой обнимает меня за талию, прижимая к себе, другой рукой берёт мою руку, в которой я держу нож, и поднимает её, удерживая снизу.

– Не торопись, – тихо говорит он мне в ухо. – Дыши. Нож – продолжение твоей руки. Не сжимай изо всех сил. Не разжимай пальцы перед броском. Не раскрывай захват, иначе нож изменит траекторию. Он сам вылетит, когда рука полностью выпрямится. Не крути запястьем, – Дерек фиксирует его. – Вот такое положение должно быть перед вылетом ножа. Никак иначе. Не опускай кисть вниз. Не верь тому, что говорит якобы здравый смысл. Внутренний голос может ошибаться. Делай всё по правилам. Доведи эти движения до автоматизма. Обеими руками.

Он говорил мне это уже раз двадцать или больше, а я каждый раз что-то да забываю. Всё-таки стрелять мне всегда давалось куда проще.

– Запомнила?

– Да.

– Хорошо. Попробуй не только думать, но и прочувствовать.

– Сейчас я чувствую только твой член.

Чёрт! Я сказала это вслух! Но я же не виновата, что его стояк упирается мне под поясницу. У него там ураган в штанах, не иначе.

– Мой член тебя волновать не должен, – Дерек убирает руки и отстраняется от меня. – Когда-нибудь я научусь контролировать свою реакцию на тебя, обещаю. Но пока не могу. Просто не обращай на это внимания. Бросай.

– Зачем это контролировать, если мы хотим одного и того же? Я не понимаю, Дерек.

– Хочешь потрахаться? Найди себе кого-нибудь получше и сделай это уже. Или просто найди любой член, кроме моего. Тебе же нравится Андреа.

– То есть Андреа мне не навредит, а ты – да? Это смешно.

– Ну выбери любого. Мне плевать.

Он снова за своё. Злюсь. Открываю рот, чтобы вылить на него поток словесного дерьма, но его телефон разрывается звонком. Дерек отходит к подоконнику и принимает вызов.

– Да, Эд, хорошо, – говорит он и нажимает «отбой». – На сегодня всё. Мне нужно идти, Босс срочно хочет меня видеть. После обеда они с Изабель хотят с тобой поговорить. Приведи себя в порядок и хорошо поешь. И вечером тоже поешь. Ты должна есть. Через час они ждут тебя в комнате Босса. Не опаздывай, ладно?

Вот так просто! Всего хорошего, Нора, у меня дела. У него всегда находится предлог, чтобы сбежать, стоит нам начать сближаться. Жутко бесит! Ничего не отвечаю. Кладу нож на стол и иду к выходу.

– Нора!

– Да, шеф, я поняла. Через час зайду к Боссу.

– Ты обалдела?! Не называй меня так!

– Только так и буду тебя теперь называть… шеф.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru