Игрушки господина

Мила Хард
Игрушки господина

Глава 1

Я открыла глаза без одной минуты восемь. Сразу поднялась и полезла на кровать, к господину, делать утренний минет. Я привычно взяла его мягкий член в рот. Начала сосать и с удовольствием ощущать, как он быстро эрегирует. Поймала себя на мысли, что я очень полюбила делать минет. Да и намного лучше у меня это стало получаться.

Когда член оказался в «боевом положении» и я принялась за его полноценную «обработку» с применением руки и языка, из прикроватной тумбочки донеслась приглушённая мелодия вызова. Я настолько отвыкла от мобильника, что в первый миг даже не сообразила, что звонит мой телефон. Господин ещё не проснулся, поэтому я кинулась к тумбочке, раскрыла её и быстро нащупала телефон. На экране высветилось «мама».

– Алло? – шёпотом ответила я, одновременно слезая с кровати.

– Привет, Алиса, – сказала родительница.

– Привет, – я вышла из спальни.

– Я завтра к вам приеду, – моя мама была, как всегда, пряма и беззастенчива. Она не спрашивала, а утверждала – как всегда. – Прилечу завтра вечером.

Я остановилась напротив зеркала. Посмотрела на себя в маске, ошейнике и поясе верности.

– Мам, а ты по какому вопросу? – она как всегда поставила меня в тупик. У неё прямо талант ставить людей в неловкие положения, или мешать их планам.

– Да по работе дела. В командировку отправляют, представляешь?!

– В командировку?! В Москву?! – не могла поверить я.

Мама работала уже двадцать с лишним лет бухгалтером на заводе и ни разу в жизни не ездила в командировки.

– Да, в Москву! – с вызовом ответила она. – А ты что же думаешь, твою мать не могут отправить на повышение квалификации?! Я, между прочим, ценный сотрудник! Поэтому и отправили! А ты меня что, не рада видеть?

– Конечно, нет, мамочка! Конечно, рада! Приезжай! Мы с госпо… с Сашей будем ждать! Тебя в аэропорту встретить? В какой ты приле…

– Не надо меня встречать, – хмыкнула мама. – Не девочка на выданье, чтоб меня встречали. Сама приеду. На такси.

– Оно здесь дорогое, – предупредила я, так как цены на такси в Волгодонске и Москве совершенно разные.

– Ничего страшного. Пока.

– Пока, мамочка! – сказала я и нажала на экране красненький кружок.

Несколько мгновений задумчиво смотрела на себя в зеркало. Потом вернулась в спальню. Господин уже проснулся, подложил руки под голову.

– Ты с кем разговаривала без моего спроса, Шлю? – поинтересовался он.

Я опустилась на колени рядом с кроватью. Посмотрела на член и неожиданно поняла, что очень хочу взять его в рот, начать сосать, а потом с удовольствием проглотить сперму.

– Мама позвонила, – сказала я и положила телефон на край кровати. – Сказала, что прилетит завтра вечером. Спросила, можно ли остановиться у нас.

– И что ты ей ответила?

– Что можно.

Господин поджал губы и несколько мгновений смотрел на меня. Я осознала, что смотрю на него, тогда как мне это запрещено. Покорно опустила глаза.

– Придётся тебя наказать, – господин встал с кровати, обошёл меня сзади.

С замиранием сердца я наблюдала за его ногами. А потом он схватил меня за волосы и потянул вверх. От неожиданности и боли я вскрикнула. Только я чуть-чуть приподнялась, как он бросил меня лицом на кровать.

– Лежи, сучка! – приказал он.

Я видела, как он подошёл к шкафу, что-то оттуда взял, затем снова обошёл меня сзади. Потом что-то тихо щёлкнуло. Через мгновение я догадалась – анальная смазка. Вскоре я почувствовала, как господин начал входить в мою попку. Это оказалось неожиданно приятно. Когда он вошёл, то на несколько мгновений остановился, а потом поставил ногу мне на лицо и начал жёстко трахать.

– Ты, сучка, – начал он. – Во-первых, почему не закончила минет? Во-вторых, почему ответила на звонок без спроса? В-третьих, почему пригласила мать не посоветовавшись?

Я хотела ответить и не могла, мне было настолько приятно, что меня трахают, пусть и в попку, что я лишь постанывала. Отдельное удовольствие доставляло то, что секс жёсткий, а нога на лице недвусмысленно напоминала о моей роли.

Господин кончил довольно быстро. Я почувствовала пульсацию его члена. Затем он вышел из меня. Я думала, что мы сейчас отправимся в ванную, где мне предстоит отмывать член, но, вместо этого мой хозяин вновь прошёл к шкафу с нашими игрушками. Достал плеть и вернулся к кровати. Через мгновение я почувствовала сильный удар. Вскрикнула. Потом он ударил ещё раз. И ещё. И ещё.

После пятого удара я сбилась со счёта. Удары были сильные. Попку жгло. Хотелось закрыть её руками. После каждого я вскрикивала. Несколько раз с моих губ рвалась просьба остановиться, сжалиться. Я смогла удержаться, знала, что это не поможет.

Наконец удары прекратились, однако господин по-прежнему стоял надо мной. С замиранием сердца я ждала, что вот-вот на мою попку вновь обрушится очередной удар плетью. Вместо этого плеть упала на кровать, рядом с моим лицом.

– За мной, Шлю, – скомандовал господин.

Я поднялась и заковыляла за ним в ванную комнату. Попку жгло, она болела. В этот раз хозяин отлупил меня довольно сильно. Наверняка сегодня я не смогу присесть, чтобы не поморщиться.

В ванной я, как обычно, начала мыть член моего господина. Он в это время провёл пальцем между моих ягодиц. В следующий миг я увидела перед лицом его палец в сперме, вытекшей из меня. А потом он обмазал ею мои губы. Если бы эта сперма была из киски, я бы моментально её слизала. Но она вытекла из попки…

Я домыла член, вытерла его насухо.

– Можешь умыться. Чтобы через десять минут ты в полном облачении уже готовила завтрак! – приказал господин, выходя из ванной.

Я стянула маску и принялась быстро умываться. Затем снова её натянула и направилась в спальню, где надела ботфорты и платье горничной. Затем отправилась в кухню, где приступила к приготовлению завтрака. Решила не мудрствовать и сделать яичницу с беконом. Хозяин видимо, уже работал. Когда я накрыла стол, то пошла в кабинет, где опустилась рядом с ним на колени.

– Завтракать, Шлю? – поинтересовался он.

– Да, мой господин, – ответила я.

Тогда он встал, взял меня за кольцо на ошейнике, и повёл в столовую. Я покорно шагала следом. Там опустилась на четвереньки и забралась под стол. Как обычно прижалась к ноге своего господина. Есть под столом стало для меня настолько привычно, что я даже не понимала, как раньше ела за столом. Понимала всю иррациональность этих мыслей, но ничего не могла с ними поделать.

Яичница показалась особенно вкусной. Даже не знаю почему.

– Шлю, ты же не думаешь, что приезд твоей мамы отменит нашу новую жизнь? – спросил господин.

Я даже не нашлась, что ответить, но этого и не потребовалось.

– Приезд твоей мамы ничего не отменит! – продолжил мой хозяин. – Твоя задача придумать, как всё объяснить маме. Срок – сегодняшний вечер. Не придумаешь – накажу. Очень надолго оставлю без секса!

– Да, мой господин, – покорно ответила я.

Я представила, как открываю дверь в образе. В латексе. В маске, в платье горничной, в ботфортах, в перчатках. Мама-то меня, может, и узнает, но сотни тысяч вопросов мне не избежать. А чем это завершится сложно представить. Скорее всего, она меня захочет увезти домой. Вряд ли она даже попытается понять, что мне нравится такая жизнь, что мне нравится носить эти вещи, что мне нравится служить моему мужу, что мне нравится быть его рабыней. Я хорошо знаю свою маму – ей можно даже не пытаться объяснять такие вещи.

А если мама увидит пояс верности, то не исключено, что вообще в обморок грохнется. Хотя и не факт. Одно точно – она его всенепременно захочет с меня снять. И никакие доводы и убеждения её не остановят.

День протекал как обычно. Мой господин работал. Я занималась домашними делами, а попутно размышляла, как выполнить его приказ. Что придумать? Как объяснить маме нашу новую жизнь?

Может, частично раздеться? Например, снять маску, платье и ботфорты? Тогда на мне практически ничего не останется. При этом если пояс верности можно спрятать под одеждой, то ошейник не получится. Маме он точно не понравится. К тому же придётся объяснять, почему этот ошейник с замком и где от него ключ.

До самого вечера я так и не придумала, что сказать маме. После работы господин сел за просмотр телевизора. Мне приказала массировать его ноги, чем я с удовольствием и занялась.

– Слушаю, Шлю, – сказал он.

Не стоило труда догадаться, что это он про моё объяснение маме всего происходящего в нашей жизни. Я набрала побольше воздуха и произнесла:

– Мой господин, я весь день думала, размышляла… Мама не поймёт наших отношений. Чтобы я ни сказала.

– То есть, мой приказ ты не выполнила? – посмотрел он на меня.

– Мой господин! – взмолилась я. – Я честно хочу его выполнить! Честно-честно! Но я знаю свою маму! Если она увидит меня в такой одежде… просто увидит в такой одежде, то не исключено, что вообще вызовет полицию! Скажет им, что меня тут в сексуальном рабстве держат! И уже точно не оставит меня здесь! Любыми правдами и неправдами увезёт домой!

Мой хозяин задумчиво погладил подбородок.

– Я так и думал, – признался он. – Просто надеялся, что сможешь найти решение.

– Не смогу, – покачала я головой. – Не с моей мамой.

Несколько минут мы молчали. Я массировала ноги хозяина, а он невидящим взглядом смотрел в телевизор.

– Нет, Шлю, – резко произнёс он. – Так дело не пойдёт. Приезд твоей мамы не должен нам ничего испортить! Ясно?

– Да, мой господин!

– Да, не получится тебя оставить в маске, в этой обуви, в перчатках и костюме горничной. Даже ошейник не получится оставить. Единственное, что я не сниму – это пояс верности. Его легко можно спрятать под одеждой – вот и прячь.

– Да, мой господин, – покорно ответила я.

– Ты всё равно должна чувствовать, что ты рабыня, что ты игрушка, что ты себе не принадлежишь. Даже без маски и ошейника ты должна чувствовать себя в рабстве. Ясно?

 

– Да, мой господин!

– Тогда думай, как это осуществить. Утром, после минета, дашь мне ответ.

Глава 2

Чуть позже хозяин позволил мне искупаться. Как обычно, он снял с меня все девайсы, а потом дал десять минут на то, чтобы вымыться. Раньше я думала, что невозможно за десять минут в душе полноценно привести себя в порядок. Оказалось, я сильно ошибалась. Всё возможно. Даже время ещё остаётся.

Я очень надеялась, что хозяин не станет меня мучить струёй воды. Я ошиблась. Он скрутил лейку и приказал:

– Раздвинь широко ноги.

С губ рвалось: «Не надо». Но я не решилась этого произнести.

Я расставила ноги, насколько это позволяла душевая кабина. После этого он принялся водить тугой струёй по клитору. Понятия не имею, каким образом ноги удержали моё тело. Мне показалось, что даже мир перестал существовать. По телу разлилось море удовольствия. Когда я уже думала что вот-вот достигну пика блаженства, струя резко иссякла.

– Вытирайся, – скомандовал мой хозяин.

– Нет! – взмолилась я. – Пожалуйста! Нет! Продолжай!

Эти слова были произнесены на эмоциях. Уже в следующий миг я осознала, что натворила.

– Я сказал – одевайся! – господин схватил меня за волосы и выдернул из душевой кабины.

Пока я вытиралась, он прикрутил обратно лейку и вернул душ в крепление. Затем надел на меня пояс верности и ошейник.

– Через три минуты ты должна быть в спальне, – сказал он и вышел.

Я быстро расчесалась, натянула маску и поспешила в спальню. Господин лежал в кровати.

– Соси, – приказал он. – Даже если я усну, то должен кончить.

Я прилегла между его раздвинутых ног. Взяла в рот член и начала облизывать, затем посасывать. Половой орган быстро эрегировал, и вскоре я уже делала полноценный минет, помогая рукой и язычком. Заодно попутно думала над заданием господина. Каким образом мне себя чувствовать рабыней даже без маски и ошейника. Ответ напрашивался сам собой – я себя и так чувствовала несвободной, будучи в поясе верности. Что ещё можно придумать?!

Господин и вправду скоро уснул. Я активно сосала ещё минут двадцать, даже устала немного. Да и спать начало хотеться довольно сильно. Однако я настойчиво продолжала делать минет. Наконец член сильно напрягся и брызнул мне в ротик спермой. Господин учащённо задышал, но не проснулся. Я её сглотнула и сразу перебралась на своё место возле кровати. Стоило закрыть глаза, как моментально уснула.

Проснулась я за три минуты до восьми утра. Проморгалась, поправила съехавшую маску, потянулась. Затем полезла на кровать, снова делать минет. Обычно хозяин спал на спине, поэтому проблем с его утренним ублажением не возникало ни разу. Однако в это утро он спал на боку. Тоже, впрочем, ничего страшного. Хорошо, что не на животе. Я легла рядом на бочок и начала сосать неэрегированный член. Пока он принимал «боевое положение» я подумала, что за время своей новой жизни успела откровенно полюбить минет. Раньше я к этому виду секса относилась как к способу доставить мужчине удовольствие. После того как на мне оказался пояс верности моё отношение к сексу сильно изменилось. Я начала его хотеть в любом виде, в любом проявлении. Теперь даже если меня трахали в попку я испытывала удовольствие. Оргазма, конечно не было, но наслаждение присутствовало. От минета я тоже начала получать кайф. Мне нравилось сосать член, я наслаждалась его вкусом. Особый кайф был, когда сперма била в нёбо.

Я вспомнила о задании господина. Начала размышлять, каким образом должна себя чувствовать в рабстве без ошейника, маски и прочей одежды из латекса, которую не получится носить, пока мама в гостях. На ум ничего не приходило. Для меня это были второстепенные атрибуты. Конечно, мне нравилось, что я вся такая обезличенная, но я бы продолжила такую жизнь и без них. Единственное, что было крайне важно – пояс верности. Он заставлял меня по другому относиться к сексу. Мечтать о нём, наслаждаться любым его проявлением. Без пояса верности наша игра, наша жизнь стала бы другой. Однако в том-то и дело, что пояс верности снимать с меня не планировалось.

Господин проснулся, перевернулся на спину. Я тоже изменила положение. Он положил мне руку на затылок. Я продолжила делать минет, каждое мгновение ожидая, что хозяин вот-вот надавит и заставит взять в рот член целиком. В итоге так и случилось – он надавил, и я насадилась на половой орган. Член вошёл мне в горло, перекрыл дыхание. Началось обильное слюноотделение. В какой-то момент я попыталась сняться с члена, но господин не отпустил. Потом мне стало не хватать воздуха, и я активней попыталась сняться с члена, но хозяин положил мне на затылок вторую руку и освободиться вновь не получилось.

– Я надеюсь, ты выполнила моё указание, – сказал господин.

– Угу! – моментально отозвалась я, готовая согласиться с чем угодно, лишь бы глотнуть воздуха.

Тогда он меня отпустил. Я тут же поднялась и глубоко вдохнула-выдохнула. Затем ещё раз вдохнула-выдохнула. Потом вытерла слюни.

– Соси, Шлю! – потребовал мой господин.

Я вернулась к минету, а он снова положил мне руку на затылок. Вновь началось ожидание того, что он меня насадит на свой член. Вскоре так и случилось. Я снова оказалась с половым органом в горле, снова с перекрытым дыханием и текущими слюнями.

– Когда я тебя отпущу, то ты мне ответишь, что ты придумала, – сказал мой хозяин. – Что тебе надо сделать, чтобы ты всё время ощущала себя моей вещью, моей собственностью.

Я ожидала, что он вот-вот меня отпустит, но этого всё не происходило. Кислорода начало не хватать, я начала задыхаться. Попыталась вырваться, но не тут-то было – господин держал крепко. Когда в лёгких совсем не осталось кислорода, я вновь попыталась освободиться, но бесполезно, тогда я застучала ладошкой по бедру своего хозяина и замычала. Через пару секунд господин убрал руки с моего затылка, и я смогла сняться с члена.

Из горла вырывались судорожные вдохи. Я вытерла слюни, мельком глянула на хозяина. Он улыбался.

– Я слушаю, Шлю, – напомнил мой господин.

Я сделала ещё несколько глотков воздуха, после произнесла:

– Даже если на мне останется лишь пояс верности, этого будет достаточно. Больше ничего не нужно. Я и так лишена самого главного – секса.

Я вновь осмелилась и глянула на господина. Поджав губы, он смотрел на меня.

– Мда… Шлю, с фантазией у тебя всё крайне плохо.

Он взял меня обеими руками за голову и насадил на член. Начал трахать в рот. Несколько раз хозяин входил в меня глубоко, в горло. И держал. Я обливалась слюнями, не могла дышать, но даже не пыталась вырваться, целиком подчинившись его воле. И он отпускал меня, чтобы снова продолжить трахать. Наконец, мне в ротик брызнула сперма. Я с наслаждением её проглотила.

– Иди, готовь завтрак, – приказал господин.

Я поднялась с кровати. Взяла костюм и ботфорты, как всегда собираясь одеться в ванной, но хозяин остановил:

– Можешь не одеваться. После завтрака ты всё равно отправишься по делам.

Я отставила одежду и пошла в кухню, гадая, что же придумал мой хозяин.

Рейтинг@Mail.ru