bannerbannerbanner
Ведьма-босс

Мика Ртуть
Ведьма-босс

Пролог

– Доброго дня, обворожительная Шарлотта.

Ведьма передернула плечами и уставилась на смутный силуэт в переговорном зеркале. Ей никак не удавалось рассмотреть лицо молодого мужчины. Только и видно было, что он платиновый блондин, но это самый распространенный цвет волос у светлых магов, так что понять, к какой из стихий он принадлежит, оказалось невозможно. Вот если бы говоривший не собрал волосы в тугой хвост, она смогла бы рассмотреть цвет пряди у виска и тогда знала бы точное направление его магии, но зализанные назад волосы этого не позволяли. «Попандос», – подумала ведьма и холодно кивнула в ответ на приветствие.

– Рад увидеть тебя вновь, – с иронией продолжил маг. – Определенно, ты стала еще красивее, чем в детстве.

– Мы встречались? – приподняла ведьма бровь.

– Давно. Но скоро мы будем встречаться ежедневно, моя дорогая невеста.

Ведьма только фыркнула на это заявление.

– Твой отец подписал контракт, так что до встречи, Шарлотта. Буду ждать с нетерпением и…

– Изыди, фантазер!

Ведьма резко перевернула зеркало и хмыкнула.

Очередной светлый претендент на ее руку и наследство. Надоели!

* * *

– Я сказал, ты выходишь замуж за одобренного ковеном кандидата! Мной одобренного! Я и так дал тебе слишком много свободы, Шарлотта!

Высокий светловолосый мужчина стукнул кулаком по столу так, что бумаги подпрыгнули.

– А я сказала: «Нет!»

Рыжая ведьма уперла руки в бока и притопнула ножкой в алой туфельке на высоченном каблуке.

– Шарлотта, я принял решение, и не тебе спорить! Ты ведь не желаешь, чтобы тебя вышвырнули из ковена?

– Плевала я на вас и на ваш светлый ковен, папочка!

– Ах так? – Маг резко успокоился и снисходительно посмотрел на непокорную дочь. – Значит, плевала… В таком случае даю тебе сутки, чтобы ты освободила помещение, в котором живешь и в котором у тебя салон.

И он отвернулся к столу, показывая, что разговор закончен.

– Не имеете права! Это бабкино наследство! А она в вашем лицемерном сборище высокомерных манипуляторов не состояла, между прочим!

– А ты хорошо читала завещание, дочь моя независимая? – вкрадчиво поинтересовался маг, даже не подумав обижаться на неприятную характеристику. На правду ведь не обижаются, не так ли? Ведьма нахмурила лобик и потерла кончик носа. – Вижу, не читала… а там так много занимательного написано мелким шрифтом. Во-первых, пока ты не замужем, наследство твое только до тех пор, пока ты принадлежишь нашей башне, а во-вторых, если ты не выйдешь замуж через год после окончания академии, то дом и лавка отходят следующему в роду. И что скажешь теперь?

– Шутите?

– Я знал, что ты не поверишь.

Глава светлой башни Сирана протянул дочери папку и с довольным видом уселся за стол, ожидая, когда чадо непутевое соизволит проникнуться и смириться.

Чадо внимательно прочло документ, заковыристо выругалось, засветило светлым благословением в кактус, отчего тот моментально зацвел мелкими и ужасно вонючими цветочками, после чего девица, пыхтя как рыжий и очень злобный ежик, плюхнулась в кресло для посетителей.

– И кого вы определили в смертники?

– Сына Пендиофокла Синполярийного.

– Чего? – Огромные зеленые глаза чада стали круглыми. – Чьего сына?!

– Главы ковена Фираны. Он давно желает породниться с нашей башней.

– Вы же враждуете! – возмутилась девушка.

– Уже нет, и ваш брак послужит доказательством этого.

– Продал меня за благополучие башни? Как это ожидаемо от светлого мага! – презрительно фыркнула ведьма, но взгляд от сурового лица отвела.

Не хотелось получить светлым благословением по макушке.

– Не дерзи, дочь.

– А имя у этого женишка есть? – ведьма скептически скривила губки.

– Располинарий.

Рыжая ведьма несколько секунд смотрела на пытающегося не улыбаться мага, но все же не смогла сдержать хохот.

– Располинарий Симполярийный… Ой, не могу! Кто же так ненавидел бедолагу?

– У них в роду принято называть детей именами далеких предков, – безразлично пожал плечами мужчина. – Но не имя главное для светлого мага, для него главное – сила.

– И он силен? – спросила ведьма недоверчиво.

– Очень. Ему всего двадцать пять лет, а он уже старший инквизитор.

– Кроме этого у него есть достоинства?

– Симпатичен, родовит, богат. Что еще надо ведьме? Родишь ему сына-мага и будешь свободна.

– Как у вас все легко и просто, папочка, – прошипела ведьма, понимая, что спорить с главой ковена бессмысленно и, главное, бесперспективно.

– Ступай, дочь, срок тебе месяц.

– Так вы обо всем договорились? – ахнула рыжая ведьма.

– Конечно, – не поднимая глаз от бумаг, произнес маг. – Такие вопросы решаются заранее. Мы заключили договор, когда тебе исполнилось пять лет.

Когда ей исполнилось пять лет, они с матерью сбежали к темным.

– А если я ему не понравлюсь? – хмуро спросила ведьма.

– Виру платит тот, кто отказывается от свадьбы. И поверь, ты не хочешь знать размер откупных.

«Ну, это мы еще посмотрим», – подумала про себя ведьма и коварно усмехнулась.

Глава 1,
в которой ведьма готовится к осаде

После разговора с верховным магом светлого ковена, по злобной шутке мироздания являющегося моим отцом, я чувствовала себя мыльным пузырем, еще немного – и лопну от переполняющих эмоций. А поэтому домой не пошла, нервы требовали успокоения, а раздражение шептало, что следует срочно составить план спасения одной красивой ведьмы из лап семейной жизни со светлым магом. Где-то орала паника, требуя срочно купить билет на скорый дилижанс и бежать за три моря в темные земли к драконам, но гордость парой ударов отправила ее в нокаут.

Короче, моя любимая кофейня изрядно увеличила сегодняшнюю выручку, а ее владелец – лепрекон с трудновыговариваемым именем – лично поднес мне презент в виде коробки шоколадных конфет с миндалем. Зато после трех пирожных, большого шара мороженого и пинты кофе с карамелью я наконец успокоилась и перестала чиркать на салфетке изображения виселицы.

– Какая встреча! Ты ли это, малышка Лотта?

Позади раздался глубокий бас, и в кресло напротив осторожно опустился мой давний приятель Морис. Мы не встречались с тех пор, как я переехала из темного квартала в квартиру над лавкой, которая осталась мне от прабабки Лукьяны. Но за ту пару лет, что мы не виделись, минотавр совершенно не изменился, только стал еще шире в плечах, да в глазах появилась ленивая вальяжность уверенного в себе мужчины.

– Привет, бычара! – хлопнула я его по кулаку. – Какими судьбами?

Морис всегда предпочитал сладостям мясо и траву, поэтому смотрелся этот здоровяк с бычьей головой среди розового интерьера и воздушных пирожных весьма неуместно.

– Пришел за расчетом, – ухмыльнулся он. – Со вчерашнего дня я закрыл контракт с лепреконами.

Насколько я помнила, Морис служил в охранном агентстве. А где еще может работать двухметровый минотавр с кулаками величиной в мою голову?

– Что ты такая смурная, ведьмочка?

– Папаша нарисовался, – вздохнула я, меланхолично помешивая ложечкой в чашке с горячим шоколадом.

– Продал? – понимающе хмыкнул Морис.

– Ага. Замуж за какого-то хмыря.

– А ты что? – Он чуть наклонился, и кресло под ним жалобно заскрипело, Морис испуганно замер. – Вот так просто смирилась? И даже не наслала светлой благодати на родителя?

– Пф! Что для светлого мага благодать? Я к нему духа-праведника прицепила. Теперь на каждое его действие будет звучать псалом или молитва светлым богам, и поверь, этот дух знает их множество. При жизни был певчим в центральном храме.

Морис громогласно захохотал.

– Ты точно светлая ведьма?

– Наисветлейшая, – соврала я. – Но вот что делать с женихом, не представляю. Там такие откупные…

Настроение стремительно поползло вниз, и я заказала еще одно пирожное, чтобы подсластить горечь от безрадостных мыслей.

– А может, парень ничего?

– Инквизитор? Инквизитор хорош только на шабаше.

– Это когда он горит на костре, а вокруг костра скачут голые ведьмы?

– Ага…

– Как у тебя с финансами, малышка?

– Да не жалуюсь. – Я гордо задрала носик. – Запомни, великая рыжая Лотта – самый востребованный косметолог-зельевар в столице! А ты чем собираешься заняться?

– Пойду телохранителем к одной красивой и богатой молодой ведьмочке, – спустя несколько секунд ответил Морис и подмигнул. – А то, говорит, от женихов отбоя нет. Нужно спасать подругу детства, зря, что ли, ты мне рога полировала перед праздником Солнцестояния? Помнишь? – Я не помнила. – Мне тогда было одиннадцать, а тебе пять лет, и тебя еще не приняли в темном квартале. Ты помогла мне, а я пообещал защищать мелкую рыжую ведьмочку, если к ней будут приставать другие парни.

– И дал пенделя сыну старосты!

Я рассмеялась, хотя меня до сих пор бросает в дрожь от тех воспоминаний.

Мы с мамой только переехали в темный квартал. Две светлые ведьмы среди темных сущностей. Взрослые приняли нас хорошо, все же моя мать была профессором зельеварения в местном университете, а это вам не какая-то там домохозяйка, но вот дети… Дети устроили мне настоящую травлю. Я боялась выходить на улицу, но маме ничего не говорила, потому что мы переехали к темным из-за меня, точнее, из-за наследия прабабки, которое вдруг проявилось в моей крови.

В тот день меня поймали в парке, загнали в тупик и обстреляли шишками. Я сидела, прижавшись спиной к шершавому стволу засохшего бука, и закрывала лицо руками. Было больно и ужасно обидно, я ведь никому ничего плохого не сделала, за что они так?

– Светлая трусиха! Светлым не место среди нас! Вали в свой квартал!

И тогда появился Морис и всех разогнал волшебными пенделями, а зареванную меня посадил на плечо и отнес домой. С тех пор меня не трогали, а через месяц под покровительством минотавра я вообще стала своей, но воспоминания о первых днях в том квартале до сих пор меня пугают, поэтому большие компании разумных старательно обхожу стороной. Ничего не могу с собой поделать, боюсь толпы до панических атак.

 

– Так что, заключим контракт? – пробасил Морис, поднимаясь и протягивая широченную ладонь.

А это ведь прекрасная идея! Приходи, женишок, я буду готова!

И мы ударили по рукам.

* * *

– Чита, Дрита! Я дома!

Я с наслаждением сбросила туфли и прошла в спальню, на ходу стягивая платье.

– Вкусняшки принесла? – прочирикала с люстры Чита.

– Папашу благословила? – прощебетала с книжного шкафа Дрита.

– Папаша нашел мне жениха, – ответила я и, прихватив халат, направилась в душ. Очень хотелось смыть с себя сегодняшний день. – Жених – светлый маг с дурацким именем Располиарий.

Мои рыжие фамильяры на мгновение притихли, а потом затрещали с новыми силами.

– Будем травить! – предложила Дрита.

– Травить не модно! – сразу же возразила Чита. – В этом сезоне модно засовывать в бочку с камнями и сбрасывать в море.

– Вот еще! Это же придется лодку арендовать! – Дрита махнула пушистым хвостом. – Серебро тратить.

– Зачем лодку? Можно скатить с обрыва. С грохотом!

– И бродячий оркестр нанять! Помнишь, наша ведьма приглашала такой на открытие салона? Музыка играет, барабаны стучат, а бочка катится… И шарики! Шарики чтобы вокруг летали. Красотища! Нет, все же отравить будет экономнее.

– Это точно, если Лотта сама приготовит ужин, то можно и на яде сэкономить.

– Я все слышу! – крикнула из ванной. – Между прочим, последний раз мясо не пригорело!

– Ага, оно просто сгорело в синем пламени! – захихикали белки и с энтузиазмом продолжили беседу: – А еще можно устроить ему несчастный случай, например…

Что-то мне уже жалко этого бедолагу.

Утро началось, как всегда, со звонка будильника и моего категорического нежелания вставать. Но делать нечего, зелья сами себя не сварят, крема в банки не разольются, а заказы не исполнятся. Пришлось подниматься и, зевая, шлепать на кухню за кофе, а затем в лабораторию. Я проверила, как бурлит настойка на тридцати травах для миссис Милы, размешала густой крем для мисс Попперс, добавила следующий ингредиент в мазь для старого Патрика, сварила парочку популярных настоев и приготовила основу для кремов… До обеда провозилась с заказами, а потом явился Морис.

Минотавр прошел по лавке, осмотрел кабинет, где под видом гадания на судьбу я принимала особых клиентов, желающих сохранить инкогнито, проверил окна, двери, даже в сливной бачок заглянул. Пока он осматривал жилые помещения, белки скакали за ним следом, весело переговариваясь:

– Интересно, кто ему рога наставил? Жена?

– Любовница?

– В этом сезоне модно рога серебрить!

– Ничего подобного, этим летом популярен цвет «Сюрприз дофина».

– А кисточку на хвосте нужно покрасить в пюсовый!

– Это не брутально!

И все в таком духе. Морис только посмеивался, но белок не одергивал, даже иногда вступал с ними в полемику, демонстрируя железную выдержку и стальные нервы. Что значит года тренировок!

После легкого обеда, состоящего из булочки и кофе, минотавр, прихлебывая из огромной чашки, расписанной ромашками, травяной чай, заявил:

– В принципе, все у тебя сделано по уму. Охранку я сам поставлю. Салон для личных встреч перекрою магической сетью. В общем, есть с чем работать. Что у тебя с деньгами?

Я тяжело вздохнула. Деньги были, но капля драконьей крови, которая каким-то непостижимым образом попала в мои вены, требовала накапливать и не тратить!

– Это твоя безопасность, Лотта, – прогудел Морис, явно догадываясь о моих грустных мыслях.

– Да понимаю я, понимаю… Есть деньги.

И быстро запила эти горькие слова сладким кофе. Минотавр понимающе хмыкнул и, заявив, что вернется утром, бесшумно покинул квартиру, а я начала собираться на встречу с очень перспективным клиентом. Меня сегодня должен посетить не кто иной, как наследник славного демонического рода, у которого возникли небольшие интимные проблемы. Прокляла его одна из любовниц, приревновала и прокляла, и теперь у бедного дамского угодника вечное полшестого, а для инкуба это трагедия и потеря репутации.

– Но ему очень повезло, что одна светлая ведьма за весьма скромные деньги оказывает темные услуги, – свесилась с карниза Дрита.

– Но у этой светлой ведьмы нет лицензии! – тут же ответила Чита.

– Поэтому и деньги скромные, а не большие!

– А вот если бы получила лицензию…

– Для этого надо в ковен обращаться!

– А там папаша…

– И жених!

– А ну цыц! – не выдержала я. – Лучше принесите мое красное платье.

Белки переглянулись и исчезли, а я села к большому зеркалу наводить красоту, все же такие клиенты не часто попадают в мои загребущие ручки.

Глава 2
Как ведьма инкуба встречала

– Проходите в кабинет, госпожа ведьма ждет вас. – Марка, моя помощница, подвинулась, пропуская высокого белокурого мужчину в дорогом костюме серого цвета. – Первая дверь налево.

– Ждет? Приятно удивлен.

Гость хмыкнул и, с любопытством рассматривая выставленные в витринах баночки и пузырьки, прошел в указанном направлении, слегка помахивая букетом, упакованным в прозрачную магическую сферу.

Я тихонько задвинула штору, из-за которой подсматривала за клиентом, и мечтательно вздохнула. Хорош! Высокий, но не долговязый, стройный, но не худой, широкоплечий, уверенный в себе мужчина с волевым подбородком и платиновыми волосами, собранными в традиционный для высших пучок на макушке. И глаза… Голубые, как небо.

Какая же дура прокляла такой генофонд? Нет, как женщина я ее понимаю, если этот красавчик обещал жениться, а сам пошел налево, то она в своем праве, но! Но это же инкуб! Ему самой природой положено налево по семь раз на день! Я вообще не знаю ни одного инкуба, кто хранил бы верность жене. Эти мужчины – достояние общественности, потому что такие шикарные экземпляры не могут принадлежать одной женщине!

– Добрый день, – впорхнула я в кабинет, сияя самой обворожительной улыбкой из всех возможных. – Рада наконец встретиться лично. – И я протянула поднявшемуся при моем появлении мужчине руку. – Шарлотта.

– Поль. – Он слегка пожал мне ладонь, не спеша ее отпускать. Взгляд пробежал по моей фигуре, задержался на декольте, затем поднялся к лицу. – Мне нравится то, что я вижу.

Шикарный букет из роз и мелких хризантем лежал на моем столе, распространяя вокруг себя тонкий аромат кремовых пирожных. Я потянула руку, и она выскользнула из его теплых пальцев. Красивые пальцы… Но проблема заметна. Если инкуб не воспользовался возможностью облобызать ручку юной ведьме, то его дела действительно плохи.

– Итак, Поль, ты в курсе, что мое… э… лечение стоит достаточно дорого? – Он приподнял брови и чуть выжидающе улыбнулся. – И прежде чем я начну сеанс, ты дашь магическую клятву. Все, что произойдет в этом кабинете, останется между нами.

– А между нами что-то произойдет? Так быстро? Я не против…

И он очень сексуально улыбнулся. Ух, какой мужчина! Сниму проклятие и обязательно закручу с ним роман, нужно же будет проверить в действии результат моей работы.

– Это стандартная процедура.

– Хочу уточнить, у тебя есть лицензия на э… – он повторил мою интонацию, – такого рода лечение?

– Нет, – улыбнулась я. – Поэтому мои услуги стоят не так много, как могли бы стоить при моей квалификации.

Он молчал долгие две минуты, я специально засекла время. Клиенты иногда тормозят, боятся, что если я наврежу, то им никто больше не поможет. Бывает, они забывают, что ко мне приходят, когда больше идти некуда, когда все доступные им целители отказали или потерпели неудачу. Но я никогда не настаиваю, хотя терять такого клиента мне не хотелось. Это же репутация и расширение связей! Поэтому я улыбалась и ждала.

– И чем же ты сможешь мне помочь? – наконец поинтересовался инкуб и откинулся на спинку кресла, следя за мной смеющимся взглядом. – Какую именно мою проблему ты сможешь решить, ведьмочка?

– Ведьма, – поправила я на автомате и получила в ответ понимающий взгляд. – Я верну тебе возможность восхищать женщин.

– Звучит пафосно, – хмыкнул он.

– Ладно, – улыбнулась я в ответ. – Я сниму с тебя проклятие. Итак? Клятва – и кушетка в твоем распоряжении.

Он опять приподнял брови, открыл рот и пробормотал:

– А это может быть интересно… Я согласен.

Сама клятва много времени не заняла, это действительно стандартный ритуал, не требующий особых магических затрат.

– А теперь раздевайся и ложись, – томно произнесла я, пытаясь снять нервное напряжение, которое всегда ощущала перед сеансом. – Можешь сделать это медленно и чувственно…

Мужчина, который в это время снимал пиджак, дернулся от моих слов, а потом усмехнулся и, бросив пиджак на кресло, начал медленно расстегивать запонки…

– О да…

Ух, как горячо! Такого сеанса у меня еще не было. Демоны преисподней, с кем я тягаюсь? Это же инкуб, да он даже без эрекции ходячий секс!

– И как? – спросил Поль, расстегивая брюки. – Впечатляет?

– Весьма, – облизнулась я, отчего взгляд мужчины потемнел.

– И это все твое, Шарлотта, – промурлыкал он.

– Так, брюки снимать не надо! – вскинула я руку, понимая, что увлеклась и пора этот стриптиз заканчивать. – Ложись на живот и молчи. Что бы ни происходило, молчи!

Выдох. Начинаем.

У меня есть секрет, и если он станет известен светлому ковену, меня, скорее всего, попытаются «вылечить» или, что вернее и наверняка хуже, отправят в башню на опыты. Потому что светлая ведьма, дочь одного из сильнейших светлых магов королевства, не может быть с изъяном. А у меня он есть.

Сейчас уже трудно сказать, чья именно кровь принесла мне толику тьмы, но с пяти лет я начала ощущать в себе магию смерти. Немного, каплю, но она ровно горела яркой черной звездой в моей светлой силе. В день своего пятилетия я сумела оживить нашего шкодливого кота, вытащить из него проклятие, которым его наградил кто-то из проезжавших через наш квартал черных магов. Мой темный дар просто притянул проклятие к себе и сожрал его, а светлая сила залечила дыру на ауре после этого действия. Но тогда я не умела регулировать силу и провалилась в забытье на неделю, после чего мать схватила меня в охапку и сбежала к темным.

У светлых магов весьма потребительское отношение к дочерям, мы для них всего лишь товар, поэтому отец спокойно воспринял наш переезд, ведь сын от первой жены остался с ним. Мальчиков светлые не отдают, тем более наследников. Брата с тех пор я вижу раз в году – на дне рождения папаши, поэтому отношений между нами нет. Мы просто поздравляем друг друга с праздниками, и на этом все. Он не лезет ко мне, я не лезу к нему, и слава Той!

Я зажгла белые свечи, приглушила свет, налила на ладони ароматное пихтовое масло, растерла, согревая. По кабинету поплыл приятный хвойный аромат. Мне не нужно ничего для процедуры, но клиенты ждут всяческих эффектов, а запах хвои мне просто нравится.

– Ничего не бойся, – произнесла по привычке.

– Дорогая, будь со мной нежнее, – промурлыкал из-под сложенных рук инкуб.

– Вот сниму проклятие и буду.

– Ты точно знаешь, что делаешь? Делала уже такое?

– Неоднократно.

– И без лицензии, – хмыкнул он. – Инквизиции не боишься?

– Пусть поймают.

Я слегка надавила ему на плечи, заставляя заткнуться, и перешла на ведьмовское зрение.

Родители мечтали, что я стану магиней, но я пошла по стопам бабки и назло всем, когда пришло время выбирать, прошла обряд в ведьмачество. Толчком послужила жизнь в веселом темном квартале, останься я в чопорном сообществе светлых, где женщина всегда вторая, если не третья, по значению, то моя судьба была бы предрешена.

А так я поступила в университет, нашла подруг среди темных и живу теперь припеваючи. Вот еще жениха из темных найду, чтобы уравновесить мою магию смерти, и будет мне счастье.

– И как так оказалось, что такая красивая и сильная ведьма до сих пор не замужем? – никак не унимался инкуб. Рот ему заклеить, что ли? – Не нашелся достойный светлый маг?

– Для моего дара нужен темный, – хмыкнула я. – Помолчи, будь добр. Так… Парень, да тебя проклинали сотню раз! Но все нейтрализовано, только шрамы на ауре остались, сейчас залечу… А вот это что? Ого… Мать моя ведьма! Огхыреть…

От лопатки к шее медленно полз мерзкий, слизкий, черный спрут. Брр, какая мерзость! Мне даже трогать его не хотелось, не то что поглощать! Принять это в свою ауру, да ну его в бездну! Я не настолько люблю деньги! Может, сказать, что я не смогу ему помочь? Гадость же редкостная!

 

– Красавица…

– Спать! – скомандовала я и щедро благословила клиента на сон крепкий, а потом позвала фамильяров. Дело оказалось сложнее, чем я рассчитывала. – Чита, Дрита!

– Буэ! – воскликнула Чита, материализовавшись на столе.

– Фе! – в кои-то веки согласилась с ней Дрита и прыгнула ко мне на плечо. – Хозяйка, а может, ну его? Импотенты тоже живут!

– И можно в гарем султана попроситься, – тут же включилась Чита. – Будет главным евнухом!

– Это если он до гарема дотянет, – заметила я, прикидывая, как бы мне встать, чтобы ухватить эту гадость за одно из щупалец.

– Странный он какой-то. Чита, глянь!

– Ага. Огненный маг, что ли… Инкубы разве бывают огненными?

– Конечно, – авторитетно заявила Дрита. – Все демоны из лавы к нам приходят.

– А чего это проклятие к голове тянется, а не к…

– Головке! – радостно закончила Дрита.

– Цыц! – не выдержала я. – Что делать? Справимся?

– Пф! – дружно ответили мои фамильяры. – Тяни за хвостик! И счет ему повыше выпишешь!

Я осторожно выпустила жгут темной силы и, обхватив проклятие, потянула на себя.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru