Популярная история КПСС. 1898 – 1991 годы. От расцвета до запрета

Михаил Вострышев
Популярная история КПСС. 1898 – 1991 годы. От расцвета до запрета

© Вострышев М. И., 2021

© ООО «Издательство Родина», 2021

Защитники пролетариата

В Женеве в 1883 году возникла первая российская марксистская организация – группа «Освобождение труда» во главе с Г.В. Плехановым. Все члены группы (П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, В.И. Засулич и В.Н. Игнатов) принадлежали к поколению, которое обратилось к политической борьбе благодаря роману Н.Г. Чернышевского «Что делать?». Имя Чернышевского для них стало знаменем революционной борьбы.

Группа «Освобождения труда».

Слева направо: Р. М. Плеханов, В. Н. Игнатов, Л. Г. Дейч, Г. В. Плеханов, И. Н. Игнатов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод


Группа развила большую литературную деятельность, переведя на русский язык многие произведения Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Работы самого Плеханова, начиная с первой брошюры «Социализм и политическая борьба», вышедшая осенью 1883 года, нанесли сильный удар по народничеству, считавшему учение Маркса пригодным только для Западной Европы, и способствовали развитию марксизма в России. Плеханов установил тесные связи со многими представителями западноевропейского рабочего движения, активно участвовал в работе II Интернационала со времени его основания в 1889 году.

А в Петербурге в конце 1895 года при участии В.И. Ульянова была создана новая политическая марксистская организация социал-демократического направления – «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (чаще называлась сокращенно – «Союз борьбы»). Г.В. Плеханов, с которым с которым был установлен тесный контакт, от имени петербургского «Союза борьбы» в 1896 году представлял российских социал-демократов на 4-м конгрессе II Интернационала. Владимир Ульянов в это время уже был заключен в одиночную камеру петербургской тюрьмы и вскоре отправился в ссылку, где и узнал об объединении в 1898 году российских социал-демократов в единую партию.

Первый партийный съезд, на котором было объявлено о создании Российской Социал-демократической рабочей партии, проходил в Минске с 1 (13) по 3 (15) марта 1898 года. В нем участвовало всего девять делегатов от шести социал-демократических организаций. Инициаторами проведения съезда были социал-демократы, входившие в состав Бунда («Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России») и киевской «Рабочей газеты».

Съезд проходил нелегально под видом празднования дня рождения Ольги Румянцевой – жены Павла Румянцева, бывшего народника, революционера-подпольщика (сам он в заседаниях не участвовал). В одной из комнат, которую он снимал, 1 марта в 10 часов утра собрались революционеры. Председательствовал на заседаниях врач по профессии Б. Эйдельман. В доме был накрыт праздничный стол, стоял самовар, лежали игральные карты (праздник все-таки), были открыты окна, и топилась печь. Окна – чтобы сбежать при появлении жандармов, а печь – чтобы сжечь документы.

Участники І съезда РСДРП:

Московский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» – Ванновский Александр Алексеевич.

Киевская «Рабочая газета» – Вигдорчик Николай (Натан) Абрамович.

Киевская «Рабочая газета» – Эйдельман Борис Львович.

«Бунд» – Кац Шмуэл, Кремер Арон (Аркадий) Иосифович, Мутник Абрам Яковлевич.

Екатеринославский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» – Петрусевич Казимир Адамович.

Петербургский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» – Радченко Степан Иванович.

Киевский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» – Тучапский Павел Лукич.

Важнейшим результатом съезда стало провозглашение создания РСДРП – Российской социал-демократической рабочей партии. Название партии предполагалось сделать без слова «рабочая», так как только один из делегатов мог считаться (да и то весьма относительно) рабочим – часовщик Шмуэл Кац. Но уже после съезда члены ЦК успели решение съезда «подправить».

Делегаты договорились провести через полгода следующий съезд. Было принято решение (единственное сохранившееся) о принципах работы РСДРП.

Учреждение РСДРП отметили праздничным настоящим ужином – с тостами и песнями. Манифест съезда вскоре написал П.Б. Струве – один из первых российских марксистов (позже один из основателей конституционно-демократической партии – кадетов).

После съезда 8 марта в Киеве был арестован Эйдельман, а вскоре и другие делегаты – Петрусевич, Мутник, Кремер, Тучапский, Ванновский. Третий номер «Рабочей газеты» – официального органа партии – был запрещен полицией и уничтожен. Всего арестовали в разных городах России около 500 приверженцев РСДРП. Так что партия была провозглашена, но фактически не создана.

И, тем не менее, призыв к объединению российских социал-демократов прозвучал. В апреле 1898 года отдельной листовкой в Бобруйске был издан Манифест Российской Социал-демократической рабочей партии:

«Пятьдесят лет тому назад над Европой пронеслась живительная буря революции 1848 года. Впервые на сцену выступил – как крупная историческая сила – современный рабочий класс. Его силами буржуазии удалось смести много устарелых феодально-монархических порядков. Но буржуазия быстро рассмотрела в новом союзнике своего злейшего врага и предала и себя, и его, и дело свободы в руки реакции. Однако было уже поздно: рабочий класс, на время усмиренный, через 10–15 лет снова появился на исторической сцене – с удвоенными силами, с возросшим самосознанием, как вполне зрелый боец за свое конечное освобождение.

Россия все это время оставалась, по-видимому, в стороне от столбовой дороги исторического движения. Борьбы классов в ней не было видно, но она была, и главное, все зрела и росла. Русское правительство с похвальным усердием само насаждало семена классовой борьбы, обездоливая крестьян, покровительствуя помещикам, выкармливая и откармливая на счет трудящегося населения крупных капиталистов. Но буржуазно-капиталистический строй не мыслим без пролетариата или рабочего класса. Последний родится вместе с капитализмом, растет вместе, крепнет и по мере своего роста все больше и больше наталкивается на борьбу с буржуазией.

Русский фабричный рабочий, крепостной и свободный, всегда вел скрытую и явную борьбу со своими эксплуататорами. По мере развития капитализма размеры этой борьбы росли, они захватывали все большие и большие слои рабочего населения. Пробуждение классового самосознания русского пролетариата и рост стихийного рабочего движения совпали с окончательным развитием международной социал-демократии, как носительницы классовой борьбы и классового идеала сознательных рабочих всего мира. Все новейшие русские рабочие организации всегда в своей деятельности, сознательно или бессознательно, действовали в духе социал-демократических идей. Силу и значение рабочего движения и опирающейся на него социал-демократии всего ярче обнаружил целый ряд стачек за последнее время в России и Польше, в особенности, знаменитая стачка петербургских ткачей и прядильщиков в 1896 и 1897 годах. Стачки эти вынудили правительство издать закон 2 июня 1897 года о продолжительности рабочего времени. Этот закон – как бы ни были велики его недостатки – останется навсегда достопамятным доказательством того могущественного давления, которое оказывают на законодательную и иную деятельность правительства соединенные усилия рабочих. Напрасно только правительство мнит, что уступками оно может успокоить рабочих. Везде рабочий класс становится тем требовательнее, чем больше ему дают. Тоже будет и с русским пролетариатом. Ему давали до сих пор лишь тогда, когда он требовал, и впредь будут давать лишь то, чего он потребует.

А чего только не нужно русскому рабочему классу! Он совершенно лишен того, чем свободно и спокойно пользуются его заграничные товарищи: участия в управлении государством, свободы устного и печатного слова, свободы союзов и собраний. Словом, всех тех орудий и средств, которыми западноевропейский и американский пролетариат улучшает свое положение и вместе с тем борется за свое конечное освобождение, против частной собственности и капитализма – за социализм. Политическая свобода нужна русскому пролетариату, как чистый воздух нужен для здорового дыхания. Она – основное условие его свободного развития и успешной борьбы за частичные улучшения и конечное освобождение. Но нужную ему политическую свободу русский пролетариат может завоевать себе только сам.

Чем дальше на восток Европы, тем в политическом отношении и слабее, трусливее и подлее становится буржуазия, тем большие культурные, политические задачи выпадают на долю пролетариата. На своих крепких плечах русский рабочий класс должен вынести и вынесет дело завоевания политической свободы. Это необходимый, но лишь первый шаг к осуществлению великой исторической миссии пролетариата: создание такого общественного строя, в котором не будет места эксплуатации человека человеком. Русский пролетариат сбросит с себя ярмо самодержавия, чтобы с тем большей энергией продолжать борьбу с капитализмом и буржуазией до полной победы социализма.

Первые шаги русского рабочего движения и русской социал-демократии не могли не быть разрозненными, в известном смысле случайными, лишенными единства и плана. Теперь настала пора объединить местные силы, кружки и организации русской социал-демократии в единую Российскую социал-демократическую рабочую партию… Да здравствует русская, да здравствует международная социал-демократия!»

После съезда социал-демократические организации приняли новое название своих комитетов – РСДРП. Несмотря на явные экономические успехи Российской империи, они продолжали упорную борьбу против русского самодержавия.

В российских газетах 1 января 1899 года опубликована «Государственная роспись доходов и расходов на 1899 год». Государственный бюджет России за последние шестьдесят лет увеличился в девять раз, тогда как во Франции и Англии – менее чем в три раза. Финансовое хозяйство России росло вдвое быстрее, чем во Франции, и втрое, чем в Англии. В то же время с каждым годом увеличивались недоимки, что говорило о нищете крестьян и невозможности для них заплатить налоги. Землепашцы беднели из-за земельной тесноты, недостатка работы, особенно в зимнее время, и обмана заезжих купцов, скупавших земли и получивших прозвище «кулаков». Первое место по доходности занимал питейный налог. Его стремительный рост начался с 1 июля 1896 года, когда в части губерний ввели казенную винную монополию. Второе место принадлежало таможенным пошлинам. Доход от них продолжал возрастать за счет увеличения ввоза иностранных морских судов, сельскохозяйственных машин и железнодорожных рельс. Наступил пик экономического роста России, и отечественные заводы уже не справлялись с количеством предлагаемых заказов. Третье место среди налогов занимал сахарный акциз, четвертое – табачный… На исходе XIX века доходы росли стремительно. И все же в заключение «всеподданнейшего доклада росписи доходов и расходов на 1899 год» министр финансов граф С.Ю. Витте подчеркнул, что «доколе в стране народ не пользуется благосостоянием, благосостояние финансовое не имеет для себя твердой основы, и для упрочения последнего необходимы широкие меры к подъему народного благосостояния».

 

Но революционно настроенные нелегальные российские организации в большинстве своем продолжатели кровавое дело народовольцев и не задумывались о повышении народного благосостояния, они были уверены, что это произойдет само собой, если террор будет зримо витать над всей Русской землей.

Российские социал-демократы рассуждали несколько по-иному, считая кровавое насилие отнюдь не главной своей политической задачей…

В декабре 1900 года была создана газета «Искра». Эпиграфом для нее были взяты слова из ответа декабристов Пушкину – «Из искры возгорится пламя!» В ее редакцию вошли П.Б. Аксельрод, В.И. Засулич, В.И. Ленин, Ю.О. Мартов, Г.В. Плеханов, А.Н. Потресов. В газете, рассчитанной главным образом на рабочих, публиковались статьи о тяжелом положении пролетариата в России и другие пропагандистские материалы, информация о борьбе рабочих за свои права. «Искра» сыграла большую роль в организационном становлении партии.

Противостояние: большевики и меньшевики

Рабочие Сормовского завода. Нижний Новгород, конец XIX в.


Второй съезд РСДРП (фактически – учредительный съезд партии) проходил с 17 (30) июля по 10 (23) августа 1903 года. Он начал свою работу в Брюсселе, затем делегаты перебрались в Лондон. На съезд прибыло 43 делегата с решающим голосом и 14 – с совещательным.

В бывшем мучном складе, окна которого были задрапированы красной материей, председатель съезда 46-летний патриарх российского марксизма Г.В. Плеханов 17 (30) июля в 2 часа 55 минут дня торжественно открыл первое заседание.

– Двадцать лет тому назад мы были ничто, – заявил основатель русской социал-демократии, – теперь мы уже большая общественная сила.

Но это было лукавством – в России лишь считанные единицы слышали о существовании Российской социал-демократической рабочей партии.

После открытия съезда началась «рутинная» работа. Съезд выбрал бюро – председателем был избран Плеханов, вице-председателями – Ленин и Павлович, секретарем бюро – Фомин. Затем съезд утвердил список девяти секретарей для ведения протоколов съезда и заслушал доклад члена Организационного комитета о работе по созыву съезда.

Докладчик рассказал о подготовке съезда, отметил, что в съезде принимают участие всего 27 организаций и предложил считать съезд законным. По предложению председателя претензии по поводу состава съезда было решено передать в комиссию по проверке мандатов. Состав делегатов съезда был в течение всех дней его работы непостоянен.

В протоколах съезда отмечено, что в первый день работы присутствовало 48 человек, а в секретарской записи: «Присутствует 41 делегат (с 51 голосом) и 8 лиц с совещательным голосом». Ко второму заседанию прибыл Егоров (Е.Я. Левин) – делегат от группы «Южный рабочий», член Организационного комитета, а к десятому заседанию Гольдблат (В. Д. Медем) – делегат от Заграничного комитета Бунда.

Бурно обсуждались вопрос о месте Бунда в партии, затем программа партии, устав партии и особенно остро проходили выборы руководящих органов – редакции ЦО (центрального органа партии, которым была утверждена газета «Искра») и ЦК – центрального комитета партии. При этом накал страстей (или характер разногласий) дошел до того, что несколько делегатов покинули съезд, а в голосовании по выборам ЦК партии почти половина делегатов вообще не участвовала.

Стоит заметить, что потратив время и силы на обсуждение важных вопросов (а иногда и не слишком важных) многие резолюции принимались уже в последний день работы съезда без особого обсуждения. Депутаты и устали, и поняли, что есть некие внутренние договоренности, которые позволят блокировать возражения, так что высказывать их нет особого смысла. Да и времени не осталось – нельзя же заседать и дискутировать всю жизнь.

Ленин 20 июля (2 августа) произносит на съезде большую речь по обсуждаемому вопросу о месте Бунда в РСДРП, указывая на вред федерального принципа построения партии.

Работа съезда была прервана 24 июля (6 августа) в связи с преследованием бельгийской полицией некоторых делегатов и возобновлена 29 июля (11 августа) в Лондоне.

На съезде произошел раскол по вопросу о характере партийной организации между большевиками во главе с Лениным и меньшевиками во главе с Л. Мартовым. Создалось впечатление, что Владимир Ильич не сделал ничего, чтобы предотвратить разрыв между большевиками и меньшевиками; наоборот, он приветствовал его. Ленин возглавил партию большевиков. Именно с этого момента его популярность стала стремительно расти.

Единогласно (при одном воздержавшимся) 1 (14) августа была утверждена Программа РСДРП.

В написанном в первой половине сентября «Рассказе о II съезде РСДРП» Ленин сообщил о раскольнической, дезорганизационной деятельности на съезде меньшевиков. Об этом вспоминал и делегат съезда А.В. Шотман: «Только благодаря Ленину некоторые вопросы, казавшиеся делегатам, на первый взгляд, несущественными, поднимались на принципиальную высоту, и в спорах по этим вопросам выявлялись иногда глубочайшие разногласия между будущими большевиками и меньшевиками. Многие ли, например, из делегатов придавали большое значение спору Ленина и Плеханова с Потресовым и Мартовым об отношении нашей партии к либералам? Многие из нас удивлялись горячности Ленина из-за “пустячной”, как некоторым казалось, разницы в формулировках предложенных резолюций. К сожалению, этому важному вопросу не удалось уделить на съезде должного внимания, и прений по этому вопросу почти не было, так как в порядке дня этот вопрос стоял в конце, а съезд и так очень затянулся. Помню, что голосовали предложенные резолюции в конце заседания, стоя, собираясь выходить. И, в конце концов, приняли обе резолюции одинаковым числом голосов».

Этот первый для Ленина партийный съезд дался ему с большим напряжением сил. Крупская вспоминала: «С самого съезда нервы его были напряжены до крайности. Бельгийская работница, у которой мы поселились в Брюсселе, очень огорчалась, что Владимир Ильич не ест той чудесной редиски и голландского сыру, которые она подавала ему по утрам, а ему было тогда уже не до еды. В Лондоне же он дошел до точки, совершенно перестал спать, волновался ужасно».

Съезд организационно закрепил политическую роль Ленина как лидера радикального крыла РСДРП, названного им «большевиками». Своей основной задачей они поставили борьбу за диктатуру пролетариата.

В январе 1904 года на Дальнем Востоке началась Русско-японская война, обострившая политическую обстановку в России.

В августе 1904 года в Швейцарии под руководством Ленина состоялось совещание 22 большевиков, призвавших партийные организации к работе по созыву III съезда РСДРП. Вышел 22 декабря 1904 года первый номер большевистской газеты «Вперед», в редакцию которой вошли В.В. Боровский, В.И. Ленин, А.В. Луначарский, М.С. Ольминский.

Первая русская революция

Наиболее значимое событие в истории российского пролетариата начала ХХ века – «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 года, которое началось с мирного шествия петербургских рабочих (около 140 тысяч человек) во главе со священником Г.А. Гапоном к Зимнему дворцу с целью вручить Николаю II коллективную петицию с рядом политических и экономических требований. Шествие было разогнано солдатами и казаками, при этом среди рабочих были убитые и раненые.

А. Богданович записывает: «Господи! В эту минуту в Петербурге творится ужасное: войска – с одной стороны, рабочие – с другой, точно два неприятельских лагеря».

В течение последующих двух с половиной лет (до июня 1907 года) волнения, забастовки и вооруженные восстания проходили во многих городах и селах Российской империи, и они были названы первой русской революцией.

Третий съезд РСДРП проходил с 12 (25) апреля по 27 апреля (10 мая) 1905 года в Лондоне. Его председателем избрали Ленина. На съезд были приглашены все организации РСДРП, но меньшевики отказались участвовать в нем, они организовали в Женеве свою конференцию, представлявшую девять комитетов РСДРП в России, «Заграничную лигу русских социал-демократов» и редакцию газеты «Искра». Конференция меньшевиков рассмотрела те же вопросы, что и III съезд РСДРП, но решения приняла по большинству вопросов прямо противоположные.

Главной задачей съезда была выработка единой тактической линии партии в начавшейся революции. На съезде присутствовали 24 делегата с решающим голосом и 14 делегатов с совещательным голосом, от партийных организаций почти всех крупнейших промышленных центров России. Ленин руководил его работой и в своих выступлениях, и проектах резолюций определил позиции партии по всем основным вопросам.


Восстание в Курске. 1905 г.


Съезд подтвердил свою законность, осудил членов бывшего Совета партии – Г. В. Плеханова, Ю.О. Мартова, П.Б. Аксельрода за противодействие созыву съезда и возложил на них ответственность за раскол партии.

Начавшаяся в России революция была охарактеризована как буржуазно-демократическая, в которой главной движущей силой и гегемоном является пролетариат, а его союзником – крестьянство. Пролетариат на первом этапе революции в союзе со всем крестьянством, нейтрализуя колебания буржуазии, должен вести борьбу за демократическую республику, учитывая возможность перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. В резолюции «О вооруженном восстании» съезд указал единственный путь к свержению самодержавия – переход от массовых политических стачек к вооруженному восстанию. Подчеркивалось, что роль гегемона в революции пролетариат сможет выполнить лишь при условии сплочения его в единую и самостоятельную политическую силу во главе с революционной марксистской партией, то есть с партией Ленина. Партийным организациям предлагалось разъяснять рабочим не только политическое значение, но и важность организационной стороны восстания, заниматься вооружением рабочих, разработкой плана восстания, готовиться к руководству им.

Съезд подчеркнул, что временное революционное правительство – орган революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства – будет создано лишь в результате победы восстания. Сейчас нужно добиваться осуществления экономических и политических требований, изложенных в программе РСДРП; что «допустимо участие во временном революционном правительстве уполномоченных нашей партии, в целях беспощадной борьбы со всеми контрреволюционными попытками и отстаивания самостоятельных интересов рабочего класса».

Независимо от участия в правительстве съезд рекомендовал партийным организациям пропагандировать в массах пролетариата необходимость давления на правительство со стороны вооруженного и руководимого социал-демократической партией пролетариата в целях упрочения и расширения завоеваний революции. До революционного переворота все партийные организации должны разоблачать вынужденный характер уступок и обещаний царизма, сплачивать рабочих для немедленного осуществления революционным путем 8-часового рабочего дня и других требований, организовывать вооруженный отпор нападкам реакции.

В ленинской резолюции «Об отношении к крестьянскому движению» съезд призвал поддерживать аграрные требования крестьянских масс вплоть до конфискации помещичьих, казенных, церковных, монастырских и удельных земель[1]; оказывать помощь в организации крестьянских комитетов для проведения революционно-демократических преобразований.

 

Съезд осудил отход меньшевиков от принципов революционной социал-демократии, предложил всем членам РСДРП вести борьбу против них, но допускал участие меньшевиков в организациях партии при признании ими решений съездов, Устава и партийной дисциплины. В резолюции «Об отношении к национальным социал-демократическим организациям» съезд указал на необходимость их объединения в единой РСДРП.

Съезд осудил тактику эсеров, но признал возможным входить во временные соглашения с ними под контролем ЦК РСДРП в целях завоевания крестьянских масс на сторону пролетариата и объединения их сил в борьбе с самодержавием. По вопросу об отношении к либеральной буржуазии съезд высказался за поддержку той ее части, которая участвует в борьбе с царизмом, но настаивал на противодействии ее попыткам встать во главе революции.

Осудив антипартийную деятельность редакции меньшевистской газеты «Искра», съезд поручил ЦК создать новый центральный орган партии – газету «Пролетарий».

На съезде был принят новый Устав партии на основе ленинских инструкций, избран ЦК РСДРП во главе с Лениным, который был также утвержден редактором газеты «Пролетарий».

Владимир Ильич 27 апреля (10 мая) в час дня объявил о закрытии работы III съезда РСДРП. В этот же день он провел первое заседание ЦК РСДРП, на котором его назначили представителем ЦК партии за границей.

Н.К. Крупская вспоминала: «На III съезде не было рабочих – по крайней мере, не было ни одного сколько-нибудь заметного рабочего. Кличка Бабушкин относилась вовсе не к рабочему Бабушкину, который в это время был в Сибири, а, насколько помню, к т. Шкловскому. Зато комитетчиков на съезде было много. Тот, кто упустил из виду эту физиономию III съезда, многого в протоколах съезда не поймет».

В России РСДРП продолжала оставаться малозначительной антиправительственной организацией, внимание к этой партии, отстаивающей интересы пролетариата, проявляли разве что жандармско-полицейские учреждения. Всю Россию потрясло другое событие: манифест Николая II 17 октября 1905 года «Об усовершенствовании государственного порядка». Император предоставлял населению России «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

Монархист А.А. Киреев записывает: «Вот до чего Бог велел дожить! Манифест этот положит конец нашему самодержавию. 17-го октября 1905 г. оно капитулировало перед улицей, перед профессорами, курсистками, хулиганами, рабочими».

Но дарованные самодержавным государем политические послабления не угасили, а скорее даже усилили пламя революционной борьбы. Пришлось войскам вновь стрелять в народ.

Историк В.О. Ключевский 19 декабря 1905 года записывает о событиях в Москве: «Канонада слышна до 1 часа ночи. Вероятно, это выпускают неизрасходованные заряды, чтобы не сдавать их обратно в цейхгауз, не марать журнала. Что случилось? Надобно найти смысл и в бессмыслице: в этом неприятная обязанность историка, в умном деле найти смысл сумеет всякий философ. Вооруженное восстание – это прием касторового масла для нашего государственного и общественного организма: он даст мало питательного, но прочистит желудок для здорового питания».


В Стокгольме, в Народном доме, предоставленном для заседаний шведскими социал-демократами, с 10 (23) апреля по 25 апреля (8 мая) 1906 года проходил IV съезд РСДРП. Большевики имели 46 делегатов с решающим голосом, меньшевики – 62. В работе съезда (с приглашенными и гостями) участвовало 157 человек. Обстановка начавшейся революции требовала преодоления раскола партии, мешавшего единству действий. На местах все чаще делались попытки к объединению обеих частей РСДРП (Петербург, Харьков, Баку и в других городах). Еще в конце 1905 года руководящие центры двух фракций образовали объединенный ЦК РСДРП для созыва съезда.

Делегат съезда от большевиков Урала Семен Канатчиков вспоминал: «Когда выяснилось, что меньшевики будут в большинстве, перед нами стал вопрос о подчинении постановлениям съезда. Мы устроили ряд фракционных совещаний, на которых часть наших более непримиримо настроенных делегатов поднимала вопрос об уходе со съезда и о неподчинении его решениям. Тов. Ленин тогда со свойственной ему убедительностью стал доказывать нам необходимость подчинения постановлениям этого съезда, говоря, что, подчинившись им, мы тем самым покажем пример дисциплинированности, и наше теперешнее поражение побудит нас повести более энергичную работу в рабочих массах, и на будущий съезд мы, несомненно, явимся в большинстве, ибо меньшевистские резолюции являются нежизненными и не могут удовлетворить рабочих.

Наиболее ярким и сильным местом съезда был поединок между Плехановым и Лениным по аграрному вопросу. Как известно, тов. Ленин на этом съезде выдвигал вопрос о национализации земли. Выступление Плеханова было блестящим и остроумным. Он пересыпал свою речь насмешками, анекдотами, остроумными сравнениями, но все это скользило только по поверхности вопроса. Иной характер носило выступление тов. Ленина. Сделав вначале несколько едких замечаний по поводу “колбасных” анекдотов Плеханова, он обрушился с резкой критикой на меньшевистскую программу муниципализации земли, приспособленную не к победоносной грядущей революции, а рассчитанную на “конституционный выкидыш”. С удивительной глубиной и ясностью он вскрыл истинную природу самодержавно-помещичьего государства и ненасытный земельный голод русского крестьянства, которое явится надежным союзником пролетариата в борьбе за помещичьи земли. Его речь произвела настолько сильное впечатление на членов съезда, что даже сами меньшевики это почувствовали. Этого обстоятельства не мог не отметить Плеханов, и в своей речи сказал, обращаясь к Ленину: “Из вас, Владимир Ильич, вышел бы хороший адвокат, но вы адвокат проигранного дела”. История показала неправду Плеханова».

Формально раскол между меньшевиками и большевиками на съезде был ликвидирован. На самом же деле, борьба между ними разгоралась с новой силой.

По окончании работы съезда Ленин участвует в заключительном совещании большевистской фракции, где подводит итоги работы съезда. В своем выступлении он подчеркивал необходимость продолжать идейную и политическую борьбу с меньшевиками, готовить рабочих к вооруженному восстанию.


В Георгиевском зале Зимнего дворца в Санкт-Петербурге 27 апреля 1906 года состоялось торжественное открытие 1-й Государственной Думы. Николай II, стоя перед депутатами, зачитал свою речь: «Всевышним промыслом врученная мне власть побудила призвать выборных людей к содействию законодательной деятельности. Побуждаемый пламенной верой в светлое будущее России, приветствую в вашем лице тех лучших людей, которых я повелел избрать своим возлюбленным подданным. Вам предстоит трудная и сложная работа, но я верю, что любовь и воодушевление помогут вам разрешить трудные задачи. Я же обещаю сохранить непоколебимыми установления, дарованные мною народу. Я верю, что вы посвятите все силы выяснению нужд любезного нашему сердцу крестьянства, просвещению и благосостоянию Родины, памятуя, что для духовного возрождения нужна не одна свобода, но и порядок на основании права. Я буду счастлив передать своему наследнику государство крепкое и просвещенное. Да поможет мне Господь Бог осуществить мои желания в единении с Государственным Советом и Государственной Думой. Да будет нынешний день знаменовать день обновления нравственного облика и возрождения лучших сил России».

Но депутаты Государственной Думы остались равнодушными к красивым словам российского самодержца.


В Лондоне с 30 апреля (13 мая) по 19 мая (1 июня) 1907 года проходил V съезд РСДРП.

Подготовка к съезду проходила в борьбе между большевиками и меньшевиками, формально объединенными в одну партию, но выступавшими с различными тактическими платформами. На съезде присутствовали 303 делегата с решающим голосом и 39 делегатов с совещательным голосом. Бундовцы в большинстве случаев блокировались с меньшевиками. Польские и в значительной степени латышские делегаты, несмотря на отдельные колебания, по ряду основных вопросов поддерживали большевиков.

1Удельные земли – земли, принадлежащие императорской семье и управлявшиеся Департаментом уделов.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru