В объятиях холодных звезд

Михаил Тихонов
В объятиях холодных звезд

Пролог

Большая ли Галактика? Кто-то скажет, что по сравнению с Вселенной, так и вовсе – микроскопическая. А кто-то, всю жизнь проживший на одной планете, будет твердить, что она необъятна. И оба окажутся правы. Нет истины, есть точка зрения.

Питер Грай, еще чуть больше года назад могущественный глава одной из крупнейших корпораций, а ныне всего лишь один из немногих выживших людей. Потерявший все свое влияние и власть, после того, как по планете прокатилась страшная эпидемия вируса, устало отложил в сторону древний АК, двенадцатый вроде, и вновь уставился в бинокль, пытаясь разглядеть, что там впереди, на склоне соседней горы.

– Ну что там, шеф? – тихий голос в наушнике, возвещает о том, что Грета, а это был именно она, уже успела спуститься на позицию, которую занимает Питер.

Шеф… Грай, устало усмехнулся… Какой он к чертям шеф! Все… Абсолютно все, что они с братом строили и собирали из руин рухнувшей страны, перестало существовать за считанные месяцы… Шеф…

– Вроде пусто, – оторвавшись от бинокля, отвечает он девушке, единственной, кто решился пойти с ним в это безнадежный рейд на старую, затопленную Ником, базу. – Держи вот, сама еще глянь. У тебя глаза помоложе. – С легкой улыбкой, Питер протягивает ей прибор.

Пока Грета, устраиваясь поудобнее, осматривает окрестности, прежде чем продолжить путь, Питер решает немного перекусить. Подвинув автомат, на случай если он вдруг понадобится, мужчина вытягивает из кармана разгрузки пачку галет и, вскрыв, начинает аккуратно грызть вытянутую пресную пластинку.

Да… С момента, как на планету обрушилась эпидемия, прошло уже больше года… Поначалу, когда только появились первые зараженные, Питер почему-то решил, что это вырвался тот самый вирус, что превратил Южный Урал в мертвые земли.

Ох… Как он ругал на чем свет брата, решившего расконсервировать проект «Небо». В космос ему захотелось! Молодость вспомнил! Целых полгода Питер так и думал, хотя никаких особых оснований не было.

Эвакуация персонала с подземной базы была проведена штатно. Сам Ники с Максимом ни с кем из них не контактировали, почти сразу же покинув планету на недостроенном шаттле. Уж состояние корабля, Питер знает, как никто другой. Сам проектировал, когда-то.

Какого же было его удивление, когда брат ответил на вызов с полгода назад. Грай даже не надеялся на успех, пытаясь докричаться до него с помощью старого оборудования, которое только и нашлось в республиканцев…

– Шеф, кажется все и правда чисто. – В наушнике, хотя можно, было разговаривать и без рации, раздается голос Греты. – Можем идти.

– Хорошо. Выдвигаемся. – Питер быстро дожевав галету, закидывает остатки начатой упаковки обратно в карман и, подхватывая автомат, поднимается на ноги. – Порядок движения тот же. Я первый, ты прикрываешь.

– Принято. – Грета привычно вскинув винтовку к плечу, тоже древнюю, но тут уж ничего не поделаешь, у республиканцев все вооружение со старых складов, замерла, дожидаясь пока Питер начнет спуск.

Но… Вирус, хоть и был похожим, на тот, который около двух сотен лет назад лютовал в Мертвых землях, но все же это был не он. У Уральской республики, хоть и не очень хорошо было с наукой, но вот лаборатории имелись, да…

Эпидемия, уже почти полностью опустошившая планету и превратившая большую часть населения в мутантов, была рукотворной. Кому понадобилось выпускать ее на волю? У Питера, конечно, были предположения, если бы не одно НО…

Корпорация «Фармекс», почти полностью контролировавшая производство медикаментов, не смогла ничего противопоставить вспышке пандемии. С ее территорией прекратилось любое сообщение в первые месяцы эпидемии. Не работали базовые станции связи, не вещали голоканалы, не прилетали транспорты.

– Шеф, справа двести, какое-то шевеление. – Грета, прикрывающая сверху, выходит на связь. – Не разобрать, мешает скала.

– Понял, проверю. – короткий ответ.

Скрадывая шаг, стараясь не споткнуться, на склоне горы это чревато быстрым спуском, кувырком, Питер движется к небольшому скальному выступу, который расположился справа по ходу движения.

Ничего… Только черное дерево, слегка покачивается на ветру.

– Пусто. Спускайся. – Питер занимает позицию у этой скалы, и отдает команду Грете.

Вот уже месяц, как они с Гретой месят пыль и грязь Мертвых земель, упорно продираясь сквозь отравленную территорию к затопленному бункеру. Питер не понимал, зачем личная помощница Ника, можно сказать правая рука, увязалась за ним в его безумном походе за надеждой…

Именно так – поход за надеждой. Потому что в других местах она уже умерла. Ну или умирает.

Люди… Людей практически не осталось. Всего какой-то год… А Земля уже принадлежит мутантам. Они быстрее, хитрее, сильнее обычного человека. Намного… И они не имеют разума…

Обычные люди для них просто пища. Не более того.

Уральскую республику спасло то, что она расположилась довольно далеко от густонаселенных мест планеты, да и отгорожена была полосой отчуждения, с долговременными огневыми точками. Первую волну удалось отбить, практически без потерь.

Но… Потом последовало медленное вымирание… Мутанты редко забредали в горы, но вирус откуда-то проник на территории республиканцев. Время от времени происходили вспышки, и целые селения в буквальном смысле выжигались напалмом. Чтобы остановить распространение эпидемии.

Медики упорно изучали вирус, но пока никаких лекарств не существует. Даже механизм распространения не удается выяснить. Добровольцев, которые бы согласились пройти весь путь преобразования организма после заражения, не находилось.

– Долго еще? – Грета рухнула на камни рядом с Питером, сразу же выставив перед собой ствол снайперской винтовки.

– Через гору перевалим и на месте. – Питер протянутой рукой показывает на хребет, покрытый черным лесом, к подножию которого, они уже почти дошли.

– Это хорошо… – устало откликается девушка.

Нет… Как ни пытался, но Питер, так и не понимает, зачем она вообще навязалась с ним. Хотя, надо отдать должное, пару раз она таки спасла его шкуру. Мертвые земли, оказались не такими уж и мертвыми.

По крайней мере, хищники тут точно водились. Не то чтобы их было много, но пару нападений, им с Гретой чудом удалось пережить. Питер поежился, вспоминая мощные челюсти и острые клыки зверя, похожего на собаку, только раза в три крупнее.

Никакая броня бы не помогла, если бы за ногу или за руку схватила.

Вот и идут они мелкими перебежками, постоянно готовые вступить в бой, будто по вражеской территории. Хотя в общем-то, так оно и было. Мертвые земли уже двести лет самая, что ни на есть вражеская территория, на которую человеку лучше не заходить.

– Готова? – Питер оборачивается в сторону девушки. – Вперед. – в этот раз, его очередь прикрывать.

В общем, медленно, но верно люди вымирали. Тут и появилась у Питера идея добраться до затопленного подземелья. Да, корабля там уже не было.

Но там было кое-что другое – медкапсула. С корвета, на котором они с Ником вернулись на Землю. Одна была на шаттле, который неизвестно где, да и не факт, что вообще еще сохранился. А вторая в изолированном отсеке, на самом нижнем уровне.

Это был шанс… Да что уж там – шансище. Как ни крути, но технологии Содружества на голову превосходили все, что имеется на Земле. Нет, всех спасти вряд ли удастся, но хоть какую-то часть…

О том, как попасть внутрь затопленного комплекса, Питер даже не думал. Сам когда-то проектировал систему экстренного затопления. И возможность быстро осушить помещения, естественно предусмотрел.

Так что… Единственной проблемой было – добраться до аварийного входа, но… Кажется, везение еще не оставило бывшего солдата Содружества. Месячный марш по Мертвым землям практически завершен…

Была и еще одна причина, которую он никому не говорил, даже Грете. Установка связи, достаточной мощности, чтобы дотянуться до корабля, на борту которого находятся Ники и Максим.

Хоть и прошло уже больше года, но Питер все еще надеялся, что им удалось. Брат никогда не сдается, уж кому как не ему об этом знать… А то, что они еще не вернулись на Землю, так никто и не говорит, что авантюра Ника, должна быть быстрой.

Что самое интересное, за сына Питер нисколько не переживал. Просто был уверен, пока Ники рядом с ним, то с Максимом все будет в порядке.

– Пришли. – подъем в гору, вымотал Грая сильнее, чем он рассчитывал.

Пытаясь отдышаться, Питер просто сел на камень, рядом с небольшой скалой, точащей из склона.

– И где? – Грета недоуменно вертит головой по сторонам, пытаясь найти вход.

– Вот же! – Питер, улыбаясь, указывает на открывшийся прямо в камне метровой ширины проход, ведущий внутрь горы.

Камень, на котором он та удобно примостил свою пятую точку, был выбран им не случайно. Да и не камень это был, а замаскирован модуль управления с панелью доступа и встроенным аккамулятором.

Пока Грета осматривалась, Питер откинул небольшую крышку, и пальцем зажал открывающий сенсор. Помимо того, что сенсор активировал открытие ворот, он заодно и считывает отпечаток пальца. Чтобы чужие не могли воспользоваться черным входом.

– Но… Как? – в изумлении девушка смотрит на своего напарника, с которым она месяц провела в адских условиях Мертвых земель.

– Волшебство. – Одарив доброй и благодарной улыбкой свою спутницу, Питер, перехватив автомат за цевье левой рукой, бодрым шагом двинулся в темноту подземелья.

Грета, немного постояв, все же закинула винтовку за спину и поспешила догонять шефа, уже исчезнувшего в открытом проеме.

* * *

Кира Райт пристально смотрит на сине-зеленые волны, накатывающие на песчаный берег. Красноватое солнце системы Альфарим, медленно пряталось в океане, знаменуя этим окончание долгого дня.

Женщина, устало потерев уставшее от бессонных ночей лицо, со впалыми глазами на красивом овальном лице в обрамлении золотистых волос, спадающих на плечи, отворачивается от воды и медленно бредет в сторону небольшого домика, теряющегося на фоне серых скал, оградивших небольшую бухту от всего мира.

 

Как же ей не хотелось возвращаться в пустые стены. Вновь и вновь, пытаться докричаться по гиперсвязи до единственного сына, сгинувшего в пучине космоса. Точно так же, как и много лет назад, еще до Исхода архов, его отец…

Шаг… Шаг… Еще шаг…

Если смотреть со стороны, то так и не скажешь, что девушка босыми ногами топчущая мелкий песок пляжа разменяла третью сотню лет. Точенная фигура, одетая в легкий сарафан, развевающийся от легких порывов вечернего бриза.

Чудеса медицины… Совсем недавно, еще и десяти лет не прошло женщина прошла полный курс омоложения у аграфов, восстановив организм до состояния двадцатилетней девушки. Могла себе позволить, хоть и стоит он, как три домика на Альфариме – три, курортной планете, бегущей вокруг одноименной звезды, затерявшейся почти в самом центре Федерации Арам.

После омоложения у нее есть возможность прожить еще лет сто, вот только зачем?

Горькая улыбка прорезала лицо Киры, выдавая ее истинный возраст. Долгие годы она жила ради одной цели, чтобы поставить на ноги сына. Поставила… Эван, пошел по стопам отца, которого он никогда не видел.

Один из лучших пилотов Военно-космических сил Федерации Арам. Один из немногих, уцелевших в бойне устроенной архами во время Исхода. Он всю свою сознательную жизнь искал следы отца. Наверное, поэтому и выбрал после академии службу в дальней разведке.

Год назад Эван, дослужившийся до полковничьего звания, вышел в отставку и… Нет, не осел на планете, как в тайне надеялась мать. Он выкупил, с помощью многочисленных друзей, появившихся у него за годы службы, дальний разведывательный рейдер и улетел.

На поиски отца, как он выразился. В тот сектор космоса, где когда-то безраздельно властвовали архи. Что там происходит сейчас, никто не знал. Ну или просто не говорили.

Кира пыталась отговорить сына от этой затеи, но куда там… Единственное, поддался на уговоры матери и взял в свой экипаж двоюродную сестру, как раз решившую сменить службу в армии, на частную жизнь.

Кира надеялась, что Рита, так звали племянницу, заставит сына быть осторожнее. Но…

Нет, первые месяца три, Эван, как и договаривались, регулярно связывался с матерью, сообщая о результатах рейда. А две недели назад, он пропустил дежурный сеанс связи и Кира начала беспокоиться.

Дни сменялись днями, а гиперпередатчик все молчит…

Нет, если что, одна женщина не останется в этом жестоком мире, где все вокруг кричат о ценности жизни разумного и…. Списывают тысячи пропавших без вести солдат, на безвозвратные потери, даже не пытаясь их искать.

Обернувшись, Кира кидает взгляд на почти утонувшее в водах океана солнце. Недолго постояв, пока алый диск совсем не скроется в воде, она продолжает свой медленный путь к дому, где только стены и все время работающий на автовызов абонента гиперпередатчик.

Сказать, что её так уж страшило одиночество, было нельзя…

Слава богу, внуки есть, даже правнуки. Опять же сестра и племянники… Родителей Кира не помнила, она выросла в приюте. Медицинское училище и распределение в госпиталь в системе Ригон…

Там-то она и познакомилась с бравым пилотом, тогда еще истребителя-перехватчика, сгоревшего вместе со своим аппаратом в каком-то рейде. Ну не совсем сгорел, но пару месяцев в госпитале провалялся.

Воспоминания об очень далекой молодости заставили сердце прожившей жизнь женщины забиться сильнее… да уж… Ее «дикарь» был… Она не сразу подобрала слово, чтобы описать человека, который навсегда остался в ее сердце…

Кира даже остановилась, пытаясь подобрать определение, которое бы наиболее точно описывало сущность того, кто был отцом ее сыну…

Улыбка пробила себе путь, сквозь хмурое лицо женщины, на миг вернув ту смешливую девченку-врача. Она нашла слово – то единственное, которое точно характеризовало Николаса. Настоящий! Он был настоящий.

Дикий, необузданный сорвиголова, слова которого никогда не расходились с делом.

Да… Сколько они наслаждались той безудержной страстью, что завертела их своим вихрем безумия? Год, ну может чуть больше… А помнит она его всю жизнь…

Как она ждала его из последнего вылета! Ка мечтала, что сообщит ему радостную весть – она беременна!

Ник так хотел ребенка, что Кира поставила на кон свою карьеру военного медика, и решилась забеременеть. Она представляла, как скажет ему. Как потом он будет таскать её на руках по всей базе, пугая персонал своим безудержным весельем…

Она так ждала и верила в будущее счастье, с любимым мужчиной… А он…

Скупая слеза, выбежав из уголка глаза, медленно скатилась по щеке, вновь заставляя переживать все то, что осталось в далеком-предалеком прошлом. Нет, у нее потом были мужчины, она же не давала обета безбрачия.

Но вот таких, как Ник, настоящих, диких, бурлящих безудержной энергией… Не попадалось. То ли ей не везло, то ли не рождались в прагматичном обществе Содружества такие люди…

Так и не сошлась она ни с кем, посвятив себя единственному сыну, так похожему на бесшабашного, импульсивного отца…

А Ники… Ники так и не вернулся, как и вся из разведгруппа. Как же она проклинала тот день и час, в который они познакомились. Как плакала ночами в подушку, закрывшись в своем кубрике от всех и вся…

Командование, когда она пыталась добиться отправки поисковой экспедиции, просто отпинывалось от нее дежурными фразами, что риск несопоставим. Группу дальнего поиска, почти три тысячи человек, просто списали, поставив в личных делах отметку – «пропали без вести».

Именно тогда Кира приняла решение уволиться из армии. Да и сын, которого она родила еще на базе в системе Ригона, требовал больше свободного времени.

Так и оказалась женщина с ребенком на руках на этой планете, где жила ее родная сестра. Она помогла устроиться в местную клинику, в которой сейчас Кира уже должность заместителя главного врача. Ну да… лет то прошло сколь.

Кира усмехнулась собственным мыслям, встряхнувшись, продолжила путь к домику. Даже не заметила, что застыла на месте, погрузившись в воспоминания.

Тихо пшикнула пневмоприводом входная дверь, среагировав на приближение хозяйки жилища. Искин, управлявший домом, просканировав женщину и удостоверившись, что это именно Кира, убрал скрытые в потолке турели с установленными на них плазмометами на место, прикрыв ниши фальш-панелями, и зажег в доме освещение.

Кира, поднявшись по лестнице, плавным шагом проходит в дом, сразу за порогом скинув с себя сарафан, который еще только падал на пол, а дроиды уборщики уже неслись забрать его и отправить на чистку. Что-что, а комфорт женщина любила… Дом был оборудован по самому последнему слову техники. А искин, так и вовсе стоял с боевого крейсера.

Эван заботился о матери, поэтому помимо бытовых мелочей навроде уборщиков, оборудовал дом системой обороны, пробить которую, получится если только с помощью орбитальной бомбардировки. Да и то, совсем не факт…

Искин крейсерского класса, тяжелые дроиды-штурмовики, плазменные орудия и, конечно же, силовой щит, предназначавшийся для линкора, но вполне себе подошедший и для небольшого родительского домика. Кира не раз говорила, что все это чрезмерно, но сын, заставший бои за Ригон, все равно установил всю эту машинерию.

«…– Мам, ну пусть будет, мало ли что. – глядя на Киру, сказал тогда сын. – Ну и что, что на Альфарими даже преступность практически на нуле? Но есть же. Я должен быть уверен, что ты будешь в безопасности, чтобы не случилось…»

Тугие струи воды мягко ударились в нежную, слегка загорелую идеально ровную кожу, и тонкими ручейками покатились вниз по телу, смывая усталость и песок, оставшийся в память о пляже… За эти две недели, Кира спала максимум по паре часов в сутки, да и то, лишь потому что нейросеть ее просто выключала.

Странный получился у нее вечер… Ни с того, ни с сего накатили воспоминания… Теплая вода смывала следы тяжелого дня, баюкала и утешала, даря чуточку покоя. Пусть короткого, и не полного, но измотанным постоянным напряжениям нервам и такое послабление было в радость.

Кира вспоминала все долгие годы жизни, а по щекам текли слезы, которые тут же уносила вода, одновременно пряча минутную слабость этой сильной женщины. Если кто спросит, когда она до этого момента плакала в последний раз, женщина бы и не сразу нашлась с ответом.

Наверное, в тот момент, когда в душе приняла тот факт, что Ники не вернется уже никогда. Всю свою жизнь она была сильной. А вот сейчас уже больше не могла держать в себе все то напряжение, что рвало ее буквально на части. Кира плакала, а душа понемногу успокаивалась. Нет, не до конца… Но все же, ей стало легче…

Стоя под теплым дождиком душа, ласкающего и утешающего, она не сразу поняла, что за значок мигает на периферии зрения, пытаясь вырвать ее из странного состояния отрешенности. А когда она все же обратила на него свое внимание, то выскочила из душевой кабинки, будто за ней гнались демоны, желающие утащить ее в ад. Кто-то настойчиво пытался достучаться до нее, насилуя аппаратуру гиперсвязи, стоящую в небольшой комнатке в дальнем углу дома.

Кира рванула к терминалу, как была, мокрая и обнаженная. Фурией промчавшись через дом, она ворвалась в комнату и тут же запустила терминал, чтобы поскорее выяснить, кому она срочно понадобилась…

Высветившийся адрес абонента её, прямо скажем, не обрадовал… Женщина-то решила, что это наконец-то объявился сын, но нет. Кто-то неизвестный вызывал ее из далекой системы Арда.

Немного подумав, Кира отклонила вызов… Никаких знакомых в той системе не было. Разочаровано пнув стойку с терминалом, девушка развернувшись, покинула комнату связи.

Повторный вызов с того же адреса пришел, когда она уже сидела в кресле, закутавшись в халат и бездумно глядя на действие какого-то сериала, что во множестве крутят по местным голоканалам.

Раздражено выругавшись, она покидает свое место и, одев на ноги теплые тапочки, медленно бредет в комнату, с установленным терминалом связи. Ей просто захотелось выяснить, кому она могла понадобиться на другом конце сектора Федерации Арам.

Подойдя к терминалу, Кира приложила руку к считывателя идентификатора и, дождавшись разрешения на доступ, дала команду на подключение вызывающего абонента. Ну да, система гиперсвязи у нее стояла военного образца, с модулем шифрования и генетической идентификации.

Эван все это достал с неплохим дисконтом к цене, в сравнении с гражданскими версиями.

Голографическое изображение тут же развернулось, подсветив пространство вокруг призрачным синим цветом.

Сердце женщины на какой-то миг остановилось, пропуская удар, а затем застучало, разгоняя кровь по венам. Губы задрожали, а по телу пробежали мурашки. В полном непонимании, Кира смотрит на голограмму, показывающую изображение мужчины.

«Нет, этого не может быть… Это чья-то злая шутка… Он погиб… Как? Зачем? Но… Так не бывает….» – мысли в голове женщины метались, пытаясь смириться с тем, что видели глаза.

– Здравствуй, Кира. – грустно улыбнувшись, знакомым до боли голосом, произнес тот, кого она уже не раз оплакала и похоронила.

Из далекой системы Арда, с голограммы терминала гиперсвязи, на Киру смотрел он… Слегка постаревший и исхудавший, но судя по всему живой и здоровый призрак из далекого прошлого. Тот, о ком она вспоминала буквально час назад.

– Здравствуй, Ники… – осипшим голосом, проглотив комок в горле, и пытаясь удержать слезы, отвечает Кира. – Тебя… очень долго не было… А я ждала…

Кира смотрит на изображение, по щекам текут слезы, а в душе поднимается ужас, что все это не правда. Что просто кто-то хочет так пошутить…

– Прости… – мужчина на голограмме, кусая губы, медленно выталкивает из себя единственное слово и замолкает, просто глядя на ту, которую уже даже не мечтал снова встретить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru