Стратег

Михаил Александрович Гаевский
Стратег

Глава 1.

Недалеко от афгано-пакистанской границы. Сейчас.

Уже второй час я полз вверх по каменистому склону под палящим солнцем, прячась от преследователей за попадающимися тут и там валунами. Не самое приятное занятие ползти по такому рельефу. Песок и пыль мешали дышать, иногда попадающиеся колючки тоже не доставляли удовольствия. Несмотря на красивый горный пейзаж, покрытые снегом вершины и озера, раскинувшиеся внизу, я не испытывал романтических чувств, поскольку время от времени вокруг вздымались небольшие облачка пыли от прилетавших пуль. Всю эту боевую романтику я прошел еще лет десять назад, и мне хватило.

Точка эвакуации находилась на вершине этого холма, до нее судя по дальномеру было еще около километра. При таком темпе мне на это потребуется примерно час. Между тем, те, кто был снизу, не отставали, несмотря на то, что время от времени я их отстреливал из своей бесшумной снайперской винтовки. Это на какое-то время их останавливало, но оборачивалось для меня градом пуль, щелкавших вокруг. Видели они меня плохо, поскольку были достаточно далеко, и пока ничего не могли мне сделать, так как их снайпера я убрал еще в самом начале этой заварушки, решив, что он представляет сейчас для меня наибольшую угрозу.

Чертов капитан. Хоть и бывший, хоть и мертвый, а о мертвых плохо не говорят, но все же чертов. И зачем я повелся на эти обещания быстрого заработка. «Всего-то заберем посылку и получим хорошие деньги». Ага. Оно примерно всегда так и начинается, и сразу предвещает проблемы. С деньгами я распрощался уже в тот момент, когда всю нашу группу накрыли из засады, причем бой велся с двух сторон, а мы оказались как говорится, между молотом и наковальней. Все было кончено за 3 минуты. Выжить мне удалось лишь благодаря острому чувству опасности, заставившему занять позицию чуть поодаль для лучшего обзора. Впрочем, это не помогло моему наводчику, голова которого разлетелась как арбуз примерно на второй минуте боя, когда он наводил меня на их снайпера. Но все равно, спасибо тебе, дружище, хоть твоя смерть не была напрасной, ведь благодаря ей я выцелил этого гаденыша и прикончил, что несколько продлило агонию моей команды, но де более того. И вот, попетляв между приземистыми каменными заборами на окраине этого аула и на время уйдя от преследователей, я направился к точке эвакуации. Они же меня заметили и в какой-то момент начали обстреливать снизу, пытаясь догнать. Ну, это мы еще посмотрим. Первые, самые прыткие, уже отправились к тому, кому они там молятся, если молятся вообще, подорвавшись на поставленной мной растяжке. Что-то мне подсказывало, что если они кому-то и молятся, то явно нечасто, и уж точно не являются жителями близлежащего аула, так как слишком профессионально действовали. Легкие деньги. Эх, дурья башка. Ну какие легкие деньги могут быть в Афганистане, где умереть проще, чем сходить за водой к речке…

За этими мыслями я преодолел еще метров 30, чтобы снова залечь, на этот раз за какой-то колючий куст. Спаси Господи, еще солнце светило мне в спину, слепя преследователей. Но это вряд ли продлится долго, оно уже стремилось к вершине холма, и думаю, минут через 40 мой нежданный помощник скроется за ним, перестав прикрывать, выжигая глаза своими жаркими слепящими лучами моим недругам. Так, а кто это там такой прыткий показался на дороге, ведущей к аулу? Судя по тому, что обстрел временно прекратился, они кого-то ждали. Может командир, а может еще что похуже. Сейчас еще чего доброго миномет подтянут, вот тогда мне точно станет грустно. Их РПГ сюда пока не доставали, но и их не стоит сбрасывать со счетов. Вон они, обвешаны ими как елки. Подойдут поближе и начнут. Тем более что эвакуация возможна только в темноте, а до нее еще часа 4. И что я тут буду делать, в окружении столь «доброжелательных джентльменов», которые судя по всему только и мечтают, что отрезать мне голову, желательно живому? Ну ладно, пока эти прыткие еще не доехали, надо бы еще переместиться метров на сто повыше. Поставлю заодно еще растяжку, скорее всего они пойдут здесь. Благо, я успел снять с напарника гранаты и запасной боекомплект, так что еще есть чем кусаться. Черт, как же жарко в этом маскхалате. Не спорю, скрывает он меня прекрасно, но я в нем давно превратился в липкую личинку, и уже скоро, наверное, начну потихоньку вариться в собственном соку. Воды осталось грамм 700, надо бы ее поберечь.

Хм. А что это там за шевеление на 10 часов? Перевел винтовку на несколько осыпавшихся камней, над которыми вилась небольшая пыльная дымка, но ничего не увидел. Странно, обычно такое бывает, когда какой-нибудь горный баран или козел поскальзывается на каменистом склоне, но сейчас никаких козлов не было видно. Он же не козел, в самом деле, (тут я поржал внутренне над каламбуром), соваться в самое пекло под обстрел, наверняка ближайшие живые существа, обладающие хоть каким-то интеллектом, давно отсюда разбежались. Не считая меня конечно, хотя насчет интеллекта я уже стал сомневаться, учитывая ситуацию, в которой оказался. Ладно, хоть чувство юмора еще осталось, значит не все потеряно.

А вообще, будет ли эвакуация? Связь с теми, кто все это организовал, была только у капитана, а он почил в бозе, и забрать его спутниковый телефон у меня не было никакой возможности. Я конечно попытался связаться с ними по телефону вербовщика, который был у меня, но трубку он не брал. В итоге, написал ему смс, что команда погибла, посылка у меня, буду на точке эвакуации. Но как бы они меня не пристрелили, увидев обман. Ладно, посмотрим как фишка ляжет, все лучше, чем пешком топать через горы. Хоть я и альпинист, точнее, именно потому что я альпинист, меня в тот район не сильно тянуло. Пройти горами в Таджикистан, да еще миновать патрули, будет очень проблематично. Попасть бы в вертолет, а там уже на базе будем решать, что и как. Может удастся договориться на месте. Ну а если не удастся, что ж, тогда я их приговорю. Мне терять нечего.

Черт, опять какой-то шум камней, теперь чуть выше того места. И опять никого. Как будто привидение. Хотя, вроде заметил как будто колыхание воздуха над этой витающей пылью, которую подняли мелкие камушки. При всей своей псевдо-религиозности, в чудеса, привидений и совпадения я не верил, поэтому стал очень внимательно присматриваться к тому месту. Где-то в интернете мелькали байки о придуманных китайцами маскхалатах, делающих полностью невидимыми, но вроде как все пришли к выводу, что это фейк. Ну в самом деле, какая невидимость. С другой стороны, откуда эти непонятные осыпи камней на пустом месте и без причины. Впрочем, долго разлеживаться и рассматривать горный пейзаж мне не пришлось, так как раздался свист, и сильно ниже и левее взорвалась мина. Все-таки подтащили миномет. Явно профессионалы и с хорошим снаряжением. Ну, и где ты спрятался? Ага, вон, в полутора километрах вижу, заряжают снова. Эх, я до них не дотянусь.

Между тем, обстрел продолжился. И как они зажигают то! Видимо, мин в избытке. Вот уже и рядом стали ложиться. Пора снова отползать. Вон от взрыва воронка, попробую в нее залечь, там и камушек, не блиндаж конечно, но хоть какое-то укрытие. Сказано – сделано, через 3 минуты я уже лежал там. Мины тем временем стали ложиться выше и левее, туда, где я наблюдал эти непонятные следы движения без причины. И вот в какой-то момент миномет замолчал. Посмотрел на него. Ого. У наводчика дырка в голове, рядом лежит тот, кто у них там видимо командовал. Интересно, кто их снял? Я не видел ни вспышек выстрела, ни дыма, и ничего не слышал. Ну и на том спасибо. Интересно, а чего это они стали бить по месту, которое привлекло и мое внимание, неужели тоже что-то заметили?

Полежав еще пол часа, так ничего и не увидел. Стрельба тоже прекратилась. Видимо, ждут темноты, чтобы начать преследование. Пока же попрятались. Ну, преследуйте, преследуйте, мои растяжки ждут вас в гости.

Между тем, солнце уже зашло за холм, и наступил вечер. Как бывает в горах, сразу стало холодать, хотя до темноты было еще довольно долго. Думаю, пока все попрятались, надо бы перебраться повыше к точке эвакуации. Надеюсь, невидимый снайпер не подстрелит меня? Хотя вряд ли. Если бы хотел, давно бы уже приложил. Я ему был судя по всему не интересен. Любопытно, откуда он вообще? У нас, насколько я знаю, никакой группы поддержки не было, по крайней мере я о ней не знал. Может какой-то местный мститель? Непонятно правда, чего он добивается. Ну да ладно, жив и хорошо. Все остальное пока на втором плане.

Подобравшись метров за 200 к площадке, где мог сесть вертолет, снова залег и стал ждать. Между тем, снизу подтянули еще миномет, причем 120 миллиметров, и похоже, запрятали его за укрытие. Ну, началось. Били прямо по вершине холма и вокруг. Что-то сильно разошлись, и не достанешь их никак. И тут вдруг неподалеку показалась мерцающая фигура. Ага, все-таки китайцы изобрели полностью маскирующий девайс. Любопытно. Похоже, от осколков близкого взрыва он был поврежден, об этом свидетельствовала и скорчившаяся судя по всему от ранения фигура бойца в комбинезоне. Лица из-за шлема видно не было, так что он мог быть и китайцем, и американцем, да хоть инопланетянцем хаха.

Упс, а вот уже не хаха. После следующего взрыва рядом упала и вторая фигура, похоже, убит или без сознания. Между тем, раненый, как я его окрестил, пополз наверх, туда же, где была и моя точка эвакуации. Что-то ему там было позарез нужно, даже в таком состоянии. Минут через 5 я подполз к нему, схватил за шиворот и затащил в ближайшую воронку от взрыва, достаточно глубокую. Уже темнеет, отлежимся пока здесь. Пока попробую из его винтовки выцелить этого минометчика. Все равно он сознание потерял. Правда, винтовка какая-то странная. Впрочем, винтовка и винтовка, ствол есть приклад есть, спусковой крючок тоже. Некогда мне детали разглядывать.

Навел ее на цель, которую было хорошо видно, и попытался выстрелить, но ничего не вышло. Видимо, или какой-то хитрый предохранитель, который я не могу обнаружить, или другая защита. Слишком уж она футуристически выглядела. Никогда не встречал таких даже в обзорах вооружений, что уж говорить о том, чтобы держать в руках. Ладно, нет так нет. Будем ждать темноты.

 

Минометчик продолжал усердно перекапывать наш склон, а снизу начали подниматься преследователи. Что же, осталось нам судя по всему недолго. Только начинаются сумерки, вряд ли продержимся слишком долго. Вдруг раненый зашевелился и что-то вколол себе в ногу из сумки, судя по всему являвшейся аптечкой. После этого он заговорил со мной, но голос как будто раздавался откуда-то из груди и был синтетическим что ли. Видимо, какой-то электронный переводчик.

– Нам нужно наверх, – сказал он. – Там спасение.

Ну что же, спасение мне совсем не помешает. Поэтому, недолго порассуждав о трудностях перевода, я накинул на него маскхалат, оставшийся от напарника, который я позаимствовал на всякий случай для организации укрытия, и потащил наверх. Все-таки наш как-то надежней, все эти их голографические маскировки вон его куда завели, дерьмо китайское.

На вершине холма ничего не было, и это его «спасение» было пока для меня загадкой. Бункер они там что ли вырыли. Но вдруг он щелкнул каким-то пультом, и на холме показалось нечто. Самое близкое, что мне пришло в голову, это истребитель, но тоже слишком футуристический. Скорее он был похож на небольшой звездолёт, который так любят описывать фантасты. При этом огонь противника сразу переместился на него, так как им он тоже стал прекрасно виден. Однако, все попадания гасились каким-то защитным полем и не доходили до корабля. После очередного разрыва раненый, едва шевеля рукой с пультом, нажал еще одну кнопку, и защита отключилась, а вместе с ней открылся люк для входа. Да, перезарядка миномета не будет вечной, поэтому я, быстро прикинув шансы, схватил его, закинул на плечо и побежал, наплевав на маскировку, в направлении входа. Парень был довольно тяжелый, но приемлемо. Вдобавок, на спине его висел рюкзак, и на мои попытки снять его перед рывком, он слабо от бессилия, но все же запротестовал. Так что я тащил еще и рюкзак в довесок. И вот, через несколько секунд, мы запрыгнули внутрь. Люк сразу закрылся и через секунду раздался легкий гул. Судя по всему, опять включилась защита.

Глава 2.

Я конечно до этого не путешествовал на звездолетах, но что-то мне подсказывает, что большинство кораблей похожи друг на друга. Шлюз, коридор, небольшая каюта и рубка управления – вот, пожалуй, и все что тут было. Судя по тесноте, он не был предназначен для грузовых перевозок или десанта, скорее всего те двое, что я видел, был весь его экипаж, ну может в каюту еще влезло несколько человек, если пилоты не покидали своих кресел. Я надеюсь, тот что остался, пилот? Впрочем, и с него току мало, он уже как будто и не шевелился, неужели решил помереть так не вовремя? Я посмотрел на него повнимательней, потрогал пульс, нет, вроде бы жив, но под ним уже начала собираться лужа крови.

«Парень, вообще-то я рассчитывал, что ты поможешь мне отсюда выбраться! На пульт я и сам мог понажимать…» – с горечью подумал я, а может и пробормотал это вслух. Попробовал открыть его шлем, и со второй попытки он поддался. Я увидел бледное, но все же человеческое лицо. Вовсе не китайское, скорее похожее на европейца. Ну, хорошо хоть не «чужой» из ужастика. Ладно, может быть придет в чувство? Достал из своей аптечки бинт и наскоро перевязал его. Почему я подумал про «чужих»? Да потому, что все надписи на корабле, как и он сам, не выглядели человеческими в нашем понимании, по крайней мере таких букв и символов я на Земле не видел, а помотало меня по миру достаточно. Но думать на эти темы времени катастрофически не было. Поскольку разрывы снаружи продолжались, счет шел на минуты. Быстро обыскав бойца, я нашел у него в кармане защитного комбинезона что-то похожее на ключ-карту. Больше ничего достойного внимания не было. Затащил его в рубку управления, посадил в одно из двух кресел и пристегнул, а также поискал глазами, куда пристроить найденную карту, и нашел подходящую щель на панели управления. Быстро вставил ее туда и прыгнул в кресло пилота. Приборы засветились. Так, и что же дальше? Попробовал потормошить парня, и даже вколол ему из своей аптечки пару шприцов с адреналином, дексаметазоном и обезболивающим, но пока без толку. Очень это все нехорошо, сейчас нас похоронят в этой консервной банке. Приборы при взрывах немного мерцали, судя по всему защитное поле если и работало, то слабо. Так, панель управления, рычаги, что-то вроде джойстика. Ну, нет. Я и на обычных то самолетах летать не умел, не считая игрушек-симуляторов, куда мне до этого. Мой взгляд упал на панель, где прямо по центру располагались три кнопки, зеленая, и под пластиковой крышкой желтая и красная. Прямо светофор какой-то. Так, и что это. С детства помню, что красные кнопки нажимать не стоит, значит сразу отпадает. Зеленая тоже вроде как отпадает, ведь это значит, что все нормально и по плану, а у нас сейчас боюсь все совсем не по плану. Так что остается желтая. Все равно помирать, так что рискну, нажму.

Как только я ее нажал, начал раздаваться усиливающийся гул, и корабль стал отрываться от земли, набирая высоту, по крайней мере приборы пришли в движение. Уф, ладно, вроде с проблемой быть отстреленным как заяц разобрались, теперь желательно не превратиться в блин, упав на землю. Но нет, корабль как будто двигался по заданной траектории, вдавливая в кресло. Это подтвердил и экран по центру, где был проложен маршрут куда-то за пределы атмосферы. Похоже, у этой штуки все-таки был автопилот, и он сейчас выведет нас куда-то. Вот только любопытно куда, и какой мне там окажут прием.

Похоже, от перегрузок мой товарищ по несчастью пришел в себя, и, посмотрев на приборную панель, не сделал каких-либо попыток что-то изменить. Поэтому и я немного расслабился и обратившись к нему, спросил. «Кто вы?» На что тот лишь закашлялся и немного повалился на бок. Думаю, в таком состоянии лучше его не трогать и не беспокоить. А то еще помрет ненароком, и тогда мне будет сложно объяснить тем, к кому мы рано или поздно прилетим, как я тут очутился рядом с трупом их коллеги. Это в том случае, если они в принципе захотят со мной общаться, а не выбросят за борт подышать вакуумом.

Между тем, полет проходил, можно сказать, спокойно. Так как это был, судя по всему, военный звездолет, иллюминаторов в нем не было, а на приборной панели было несколько экранов, которые сейчас отображали лишь состояние систем корабля и курс, никак не показывая то, что сейчас было снаружи. Поэтому где мы, в атмосфере или космосе, можно было догадаться лишь по точке на проложенном курсе, обозначавшей наш корабль. И она стремительно отдалялась от Земли. Выживший (надо бы спросить его имя) опять впал в беспамятство. Какой-то слабенький боец, надо сказать. Так что я, предоставленный самому себе, начал осматривать звездолет. Смотреть было особо не на что. Если бы я не знал, что мы уже вышли в космос, то он вполне смахивал для неспециалиста на кабину Боинга. Два кресла, панель управления, различные переключатели и приборы. Разве что язык был мне непонятен. Поэтому решил еще раз осмотреть помещения вне кабины пилотов, а также изучить, что было в рюкзаке у моего нового знакомого. Что-то мне подсказывало, что из-за этого предмета или что там лежало, погибла вся моя команда, а также был такой жестокий бой.

Пройдя по небольшому коридору к шлюзу, я добрался до рюкзака, если его можно так назвать, поскольку сбросил его там с бойца, вбегая, чтобы не мешался. Открыл его, предварительно осмотрев на предмет ловушек, но не заметив их, заглянул внутрь. Там лежал запечатанный металлический ящик. Облом. Может попытаться его вскрыть? У меня с собой был штык-нож, и в принципе, это было возможно. Вот только те, кто нас вскоре встретит, вряд ли обрадуются покореженному ящику, в котором, судя по всему, лежало что-то важное. Поэтому решил отложить это занятие и расспросить их самих, если конечно они вообще захотят говорить, а не выкинут меня куда-нибудь полетать между астероидами.

Тем временем, прошел уже час. Судя по траектории полета, изображенной на одном из экранов, мы преодолели треть пути. Что же, все складывается не так уж и плохо. По крайней мере, я все еще жив. В отличие от всех остальных. Поэтому, пока к ним не присоединился и мой «второй пилот», я снова осмотрел его и решил, что для помощи ему надо снять защитный комбинезон и перевязать рану. Те повязки, которые я ему сделал, уже пропитались кровью. Эх, жаль нет пакета с физраствором. Или есть? Начав внимательно оглядывать корабль, я обнаружил внутри небольшой шкафчик, где судя по всему лежали медицинские препараты. Но было совсем непонятно, что там написано. Вспомнив, что мой спутник пользовался каким-то искусственным переводчиком речи, я подошел к нему и действительно заметил у него в нагрудном кармане небольшое устройство сферической формы с линзой. Интересно, может ли оно переводить письменную речь? Я взял его и поднес к дверце шкафчика. И как только надпись на нем вошла в поле зрения устройства, оно издало какой-то звук. Не понял, сказал я. И тогда, переключившись на русский, оно проговорило: «медицинские препараты». Отлично! Открыв ящичек, я начал доставать оттуда различные флаконы, шприцы и ампулы, поднося к устройству. В скором времени я знал, что там лежали препараты первой необходимости. На обратной стороне была краткая инструкция, которую устройство также перевело мне. И уже минут через пять я вкалывал своему новому знакомому в ногу и вену на руке различные препараты. «Хорошо, что он не «Чужой», – еще раз подумал я, – телосложение одинаковое».

В принципе, когда я снял с него шлем, передо мной предстал обычный парень лет тридцати, может быть со слегка темной кожей и глазами побольше обычных, но в целом, встретив такого на улице, я бы даже не удивился. Что, собственно, и было удивительно. Ведь, по идее, он вряд ли, судя по технологиям и языку, принадлежал к землянам. А выглядел практически неотличимо. Так просто не может быть, ведь условия жизни везде разные, и он должен отличаться хотя бы внешне. Но нет, все было на месте. В этом я убедился, сняв с него простреленный защитный костюм. Осколки, пробившие его, я извлекать не стал, так как они сидели достаточно глубоко, да и до прилета оставалось половина от прошедшего времени, по моим ощущениям около полутора часов. И вот, сделав все медицинские манипуляции, я откинулся на спинку кресла и стал ждать.

Ожидание длилось не долго, примерно через 15 минут он начал приходить в себя. Все это время я раздумывал, как с ним поступить. Во время боя он не проявлял ко мне интереса, поэтому врагом я его не считал. С другой стороны, кто знает, какие у них инструкции по безопасности. Может быть, он должен убить проникшего к ним на борт землянина. Впрочем, поскольку я все его оружие заблаговременно убрал в каюту, в своем состоянии он вряд ли сможет это сделать.

И вот, когда он очнулся, я с ним заговорил.

–Кто ты? Ты помнишь, что с тобой произошло?

Язык перевода напоминал какой-то африканский диалект, наподобие «Нгуем-да и кио то дэ, нба джабма ду?»

В ответ я услышал из этой «коробочки»:

– Помню, как меня ранили, больше ничего не помню. Я могу посмотреть запись с камер корабля.

И он нажал несколько кнопок, после чего на одном из экранов показалась запись последних минут боя и как я его затаскивал в корабль.

– Что с моим вторым пилотом? – спросил он, и несказанно меня обрадовал. Все-таки пилот!

– Он погиб. К сожалению, я не мог ему помочь, нас обстреливали из крупнокалиберного орудия. Хорошо, что мы с тобой смогли унести ноги.

– Что? Чьи?

– А, ну да, ты не понимаешь. Это такое выражение. В общем, еле убежали от опасности.

Тогда он снова посмотрел на меня и сказал:

– Где мешок, который был со мной?

Видимо, словом «мешок» переводчик заменил «рюкзак». Во избежание дальнейших разночтений я махнул рукой назад и сказал:

– Все лежит в каюте.

Было видно, что он облегченно выдохнул. Я же, пока разговор не ушел в другую сторону, спросил его:

– Что там такого ценного, из-за чего погибла вся моя группа, и кто эти люди, которые их убили и преследовали вас?

Немного подумав, он произнес:

– Это важный для нас артефакт древней цивилизации, за которым отправили нашу экспедицию. Я являюсь пилотом флота империи Нуби, и мы более года искали его. Уж не знаю, исчисляют ли они время в годах, но сдается мне, их продвинутый переводчик просто перевел время в понятные мне единицы измерения.

– Хм, – подумал я. Нуби. Почти как нубы. Ладно, не буду ржать над спасителями.

Так, о чем это я думаю вообще. Артефакты древних меня мало интересуют, сейчас самое важное понять, что меня ждет по прибытии в точку назначения корабля. В том, что его ждет слава и почет как выполнившего миссию, я не сомневался. Интересно, смогу ли и я на волне этого воодушевления выторговать для себя приемлемые условия. Вряд ли они горят желанием, чтобы об их расе узнали на Земле, раз прибегли к таким мерам маскировки. И живой свидетель им тоже вряд ли нужен. С другой стороны, не будь меня, их артефакт не дошел бы до адресата, чему свидетельство – запись с камер корабля. Так что ситуация выглядела сложной, но не безнадежной. И я закинул пробную удочку.

 

– Послушай, я понимаю, что не принадлежу ни к вашей цивилизации, ни вообще не знал о вас до этого момента. С другой стороны, я благодарен за спасение из этой ситуации, ведь еще минут 15, и меня не было бы в живых. Ну и я в меру сил помог тебе выполнить твою миссию. Как думаешь, те, к кому мы летим, видимо, твое начальство, не попытаются избавиться от меня? Как мне выжить, и желательно вернуться обратно на Землю. Все-таки я спас тебе жизнь, у нас на планете это считается долгом, который возвращают, – произнес я с неким пафосом.

Он на минуту задумался, после чего сказал.

– Убить тебя конечно не убьют. Мы умеем быть благодарными. Но и вернуться на Землю тебе уже не дадут. Жители вашей планеты пока не готовы к контакту с инопланетной цивилизацией, и так будет еще достаточно длительное время.

«Так, – подумал я. Это конечно не очень хорошо. С другой стороны, на Земле меня мало что держит. Так что похоже, мне придется побыть солдатом удачи в космосе. А уж потом посмотрим, что с этим делать». Между тем мой собеседник продолжал смотреть на меня и спросил.

– Как тебе удалось поднять корабль в воздух?

– Ну, это было не очень сложно. Как мы говорим, наобум.

Услышав перевод, он неожиданно заржал и тут же зашелся в кашле.

– Что смешного?

– Да ничего, извини. Просто это слово означает у нас неприличный жест.

–Забавно, улыбнулся я. Но я нажал на желтую кнопку. И не спрашивай, почему я это сделал. Интуиция.

Он внимательно посмотрел на меня.

– Возможно, с твоей интуицией тебе найдется работа у нас, и тебя не отправят доживать остаток жизни на какой-нибудь астероид, где добывают редкие элементы.

– Очень надеюсь на это. На ближайшее время у меня были другие планы, – сказал я и замолчал, обдумывая сложившееся положение.

Судя по всему, это была достаточно развитая цивилизация, если она обладала возможностью разрабатывать астероиды, взлетать с поверхности Земли без всех этих ракетных шахт или пусковых установок, как делают у нас, да и их способы маскировки и оружие были любопытны. Кстати об оружии.

– Скажи, начал я после некоторого молчания. Я пытался защитить нас из твоей винтовки, но у меня не получилось из нее выстрелить. Там какой-то предохранитель? И что это вообще за винтовка?

– Это импульсная винтовка стандартного образца, на ней стоит генетический код владельца. Ты не смог бы из нее выстрелить, не отрубив мою руку. Спасибо, что не стал этого делать, – сказал он.

А он не лишен чувства юмора.

– Не стоит благодарности, между тем ответил я. Нет привычки расчленять людей. Расскажи мне лучше о своей цивилизации, раз уж мне предстоит провести с вами остаток жизни.

– Давай попозже, я что-то неважно себя чувствую, сказал пилот, и прикрыл глаза.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru