Litres Baner
Протокомедия

Матвей Алексеевич Воробьёв
Протокомедия

«Впервые мы сидим в участке. До этого все как-то обходилось. И кто вообще думал о том, чтоб просто пропустить их мимо? Не-ет, надо выкрикнуть, вставить свое слово. Теперь мы здесь.»

– Так, господа хулиганы, на первый раз отделаетесь штрафом 500 деревянных, от вас мы всю информацию получили, если кто-то сегодня умрет от побоев, вызовем, посадим…..(молчание) Шутка, успокойтесь, крови то не было, а вы то уже напряглись. Товарищ капитан еще никого не посадил не за дело.

Отворились ворота, и присученые жизнью потянулись гуськом к выходу. В целях безопасности выпустить решили не всех сразу по цветному признаку в целях безопасности. У дежурного получили все «бумажки». Почему их выпустили спустя всего 3 часа? Продуманный студент взял с собой не только свои документы, но и Сашка, которые тоже в целях безопасности хранились у студента. Светлая ночь посмотрела на страдальцев, увидела счастливые лица. Да что она знает о счастье? Да что вы знаете о счастье, а? Угрюмое твое лицо пусть опуститься ниже, счастье – сугубо личная инстанция. Я тебе ничего не скажу.

Добрались до общаги и выспались. Суперсила людей 21 века. Саня куда-то исчез, когда студент проснулся, но ощущение, что всю ночь бегал за ним. Исчезло и желание убить его. Студент направился на пары. В институте его встретила Наташа.

– Это правда, что вас вчера полиция задержала? – спросила она.

– Да, там опять Саня делов наделал, так то все мирно было.

– Опять он? У вас теперь проблемы?

– Та не, вроде вышкреблись.

Наташа все больше и больше думала о том, что из-за Санька у Паши будут неприятности или катастрофические проблемы, но не могла никак повлиять на него. Единственное ее оружие – это поставить Пашу в неловкое положение, это его отрезвляет.

– А помнишь ты рассказывал, что ездил к больной тете в Москву, как она? – Наташа точно помнит этот разговор, так как по этой причине они не пошли в парк на выходных.

– Какая еще тетя? У меня вообще..

– Это я рассказывал, – из ниоткуда появился Никита и встал как бы около них, но и между ними, – с ней все нормально, живет своей столичной жизнью.

– Но..

– Па-аша, пошли, есть неотложное, – слегка подталкивая, сказал Никита. Они отошли вперед к аудитории и встали в дверном проёме.

«И когда я поговорю только с ним?» Наташа повернулась к аудитории, но логично же туда пока не идти.

– Паш, – монотонно проникитил Никита, – передай вот это Вике, пожалуйста. Здесь конспекты, которые она просила и книга, которую я ей советовал.

– Да как ты не поймешь, не нужен ты ей, она как куклой играется, а ты и рад.

– Это она тебе не нужна, понял? Она сотрет тебя, твоя Наташенька! – в лице Никиты появилась небывалая для него твердость и уверенность. С таким напором кидались на римских легионеров кельты, защищая родимую туманную. Паше показалось, что он смотрит на себя из-за такой резкой смены амплуа.

– Эй, как ночевал? Видел твою в вестибюле, вроде красная вся, а вроде и злая. – подскачил Санек

– Ты где был?

– Э-э, не забывай, я гол как сокол и холост как еврей без яичек, свободно передвигаюсь.

– Ты знаешь, что он сделал, а? – Обратился студент к Никите, но тот уже сидел за столом в аудитории и приготовился к лекции. Странно, там вроде сидел только что другой человек.

Глава III

На лекции философии Имануил Кант разбивал все 5 доказательств существования Бога и в насмешку над собой вывел 6 доказательство. Что-то там про причинно-следственную связь. Ах да, студент и Сашка едут в участок. Снова? Не знаю, просто по середине лекции зашел проректор вместе с шутником капитаном и вызвали героев драки.

– Итак, – уже в участке разъясняет обстановку товарищ капитан, – в тот вечер, когда мы вас как тараканов ловили из-за футбольных несоглашений, из музея напротив, откуда поступил вызов о вашей драке, поступил еще один вызов уже утром о краже музейного экспоната. Вы то благополучно получали от бабуинов этих, но не случайно ли вы дрались именно рядом с музеем?

– Эй, вы на что намекаете, – вмешался Саня, – думаете мы были отвлекающей крысой, пока там тарелочки комуниздили, был бы я дурак да мама не позволит, мне вон, компы из инфотеха больше нравятся.

– Я те дам, компы ему нравятся. Скажу Роману Витальевичу, чтоб от тебя ни на шаг не отходил на программировании, – сказал рядом сидящий проректор.

– Вы успокойтесь со своими компьютерами, разберемся. К ваше сведению, молодые люди, украли не какие-то там тарелочки, а Краковское копье Лонгина. На-те, приехала выставка, а мы копье потеряли. Охрана утром делала обход и обнаружили пустые подставки.

«Между 4 и 5» – мысли Павла.

– И главное камеры какой-то гаденыш взломал и картинка была одна и та же, а в конце как в титрах П-э.П-э. э-Л. ровно в восемь утра. Если вы к этому причастны, я ведь узнаю, узнаю, капитана еще никто не водил за нос, так что спрошу прямо, Вы знаете кто это сделал?

– Дак какой-нибудь религиозный фанатик, ну, – Саня решил так сказать свое «нет».

– Вроде же более подлинное копье сейчас в Вене? – студент читал об этом и знает, что есть 4 копья судьбы и с самой правдоподобной историей сейчас в Вене.

– Дак какой-нибудь бедный фанатик, – настаивая сказал Саня.

– Та-ак, не болтать, четко по делу. Во время драки может видели кого или что-то необычное?

– Я вот рожу того баклана видел, вот бы встретиться с ним одни на одни, посмотрим кто кого, – Саня метафорично сделал 2 взмаха кулаками.

– А охрана то куда смотрела, – спросил студент.

– На ваше чаепитие, вот нашел что спросить, здание огромное, обходить каждые 5 минут все залы бессмысленно, они по камерам обычно все смотрят. В обход 10 вечера сделали, все было на месте..

– А это компитентно с вашей стороны рассказывать все? – вмешался проректор, которого и так сорвали с рабочего места, еще и узнается что и доказательств нет никаких. «А не то видите ли ворвался ко мне в кабинет, срочно!, срочно!, украли!, быстро!, найдите, привидите, а у самого лишь 2 ленивых охранника с картинкой вместо камер, им бы еще Третьяковку охранять доверили»

– Та-ак, вы тут не учите меня, капитана еще никто не пристрелил, ясно? В общем и целом, вас я еще вызову, адреса у меня есть с вашего прошлого визита ко мне и находитесь в шаговой доступности, от капитана еще никто не убегал, ясно?

Амнистированные вышли.

– Скоро как к себе домой сюда ходить будем? – сказал Саня

– Вот и зачем вы в драку полезли?, – задал риторический вопрос проректор. Он все понимал, сам не раз дрался во дворах за идею, за товарищество.

Дорожка, лесопарк, общежитие, комендант, 3 этаж, дверь, разворот, крик

– Саня, Сашенька, это уже не смешно, хватит лесть куда не просят, мы уже с тобой 2 раза в ментовке были, подозреваемся в краже копья, может хватит, мне это надоело, не ходи никуда, пока это дело не рассосётся, понял?

– Ты что со мной как с маленьким разговариваешь! Посягательство на свободу передвижения, и с каких пор ты командуешь мной?

– Да потому что из-за тебя нас утаскивает опасная трястна постоянно! Ты хоть понимаешь что происходит? – оперевшись на подоконник повысил до кульминации тон студент. В дверь постучали, и Саня открыл дверь и вышел. Вместо него вошёл Никита.

– Я знаю все про вас и про кражу, что вам светит?

– Вот это рыло нам светит, – наотмашь показал студент на место, где стоял Саня, – откуда ты вообще знаешь что произошло?

– Это не важно, лучше думай, что делать дальше.

– Ничего, – успокоился студент и сел на кровать, она в свою очередь пружинами напомнила о своём свойстве противодействовать резким падениям на неё, – ничего не делать. Я здесь не причём, капитан сам сказал, что мы вроде как под надзором, ну и пусть надзирают, я лично ни в чем не виноват, теперь Саня если что натворит, не лезь и я не сунусь, и это, прости меня за Вику, я не со зла так сказал про тебя.

– Та ладно.

Молчание пошло по метроному. Информация пронизывала каждую нитку в пространстве, она находилась везде. Информацией пользуются. Вот например, информация о том, что Никита застенчив, но в мгновение может стать гладиатором. Гладиатором своей головы, но не больше. Борьба за жизнь вроде как привлекательна, но вот борьба за свою радостную и, если это можно так назвать, счастливую жизнь никогда не преодалевала силу натяжения максимумов. Как будто ему нравилось свое подавленное Викой состояние. В нем его вдохновение преобретало смысловую нагрузку, и он писал свои стихи на тему Красной поляны. Вот так мы работаем с информацией. Она течёт из одного носителя в другого, не каждый носитель её обрабатывает. Если бы мы жили в симуляции, то столбики кода лились бы в любом предмете, но какая разница ведь пицца вкусная, симуляция животных превратила бы их в идеалов природной задумки, но какая разница ведь есть новый компьютер с новой игрой, что так же симуляция. Информация даёт пищу для размышлений, и это порабощает, без информации не надо думать, только наслаждения. Барахтаться в этой жизни, размышлять, развиваться был бы смысл, только если жизнь не была бы конечной. Кусок пиццы упал, Сир, ваше королевство атаковано.

– Ладно, встретимся ещё, – сказал Никита и вышел, а у самого мощное дежавю.

Эта неделя прошла на удивление отлично. Санек ходил на все лекции, но так и не приходил в свою комнату. Капитан ещё порыскал про студента и понял, что здесь ловить нечего. Большая досада, так как они никак не могут ничего найти. Павел извинился перед Наташей и сходил с ней пару раз в кафе, кино и даже на постановку Гоголя "Нос". Никита зависал у студента в комнате, все стихи писал, даже когда Павел уходил ночевать к себе на квартиру. Он решил перестать лебезить перед В и посвятить себя себе. Сложно, но возможно, главное не расслабляться. Пару раз только Саня заходил, взял какие-то старые вещи, а принёс небольшой самовар, так и не сказал откуда и зачем.

В пятницу после учёбы с распахнутой дверью сидели в комнате студент и Никита, но как будто в разных. Одного занимал чертёж, который занимал всю наукоемкость, а другого хризантемичный рисунок в своем блокноте.

 

– Я так понимаю к вам можно без стука, – зашёл старшекурсник. Это был старший брат Наташи, который был в хороших пультах с Павлом, иногда они разгребают проблемы в институте или подрабатывают вместе грущиками в разных точках, – эт, Паш, мы тут собираемся на дачу к нам съездить, как прошлый раз на 2 дня, ты всех знаешь, только эт, Пырова не будет, с которым ты спорил о разных видах пепла и чуть ковёр не прожгли. Поехали с нами.

Он подошёл почти в плотнуюи стал говорит тише.

– Наташа тоже будет, она не сказала, но я знаю что будет рада тебя видеть. Эт, сестру мою не обижай, не игнорь, понял? Эй, ты что напрягся, я не со зла.. Или со зла-аа, ха-ха, ну как?

– Поехали, могу я Некита возьму, он тихий, а то зачахнет он здесь, – указывая на противоположный угол.

– Кого? – немного удивился, – Эт, вообще без разницы, нас не много, особо разгуляться не получится, но хоть на природе, на свежий воздух. Вообщем заеду я за тобой, эт, собирайся.

Он вышел из комнаты, но как будто и не заходил. Всё осталось на своих местах, даже запах жёлтых вековых обоев.

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru