Ведунья

Мария Викторовна Даминицкая
Ведунья

Ведунья

 
Не сказала тебе, что ведунья,
Себя за это корю!
В ночь, на полнолуние,
Узнал всю правду мою.
 
 
В любовь мою, не поверил!
Считал, что я лгала.
Искал по дому, то зелье,
Которым приделать могла!
 
 
Так сердце ноет от боли,
И слёзно плачет душа.
За что, так много горьких,
В мой адрес бросал слова?
 
 
Молчала о многом, так надо!
Чтоб людей могла исцелить!
Направо, налево об этом,
Увы, нельзя говорить!
 
 
О том, что люблю сама, правда!
Нас силой любить, не дано!
Нет в доме чудесного зелья,
Которое ищешь давно!
 
 
Нельзя Нам любимых приделать,
Устав запретил на века!
А то, что меня так обидел,
Уже потерял навсегда!
 
 
Пусть даже уж злиться не буду,
Но Силы защиты найдут!
И как бы ты не извинялся,
Со света тебя всё ж сживут!
 
 
Иди далеко так, как можешь!
Любовь твоя не нужна!
Ведуньей была и останусь,
С рожденья такая судьба!
 

Маленькая мудрость

 
У мИленькой жЕнщины дОчка росла,
ДушИ в ней не чАяла в свОем дитя.
ВсЕгда и всЕм её баловАла,
Все прОсьбы еЕ, тот чАс исполнЯла.
 
 
РебЕнка хоть бАловала, дЕнь ото днЯ,
Но мУдрой Бог сдЕлал, Это дитя.
ОднАжды девчУшка с прогУлки пришла,
И в рУчках сжимАла, два сОчных плода.
 
 
СтарУшка, той девочке, Яблок дала,
НастОлько малышка, былА ей мила.
С улЫбкой мать к дОчке к своЕй обратИлась,
ОднИм из плодОв угостИться решИлась.
 
 
НадЕялась дочка протЯнет одно,
ПростУпок малышки, расстрОил её.
ДевчУшка так бЫстро вкусИла два плОда,
Мать нЕ ожидАла такОго подвОха.
 
 
СчитАла, что девочку жАдность взяла,
На глАзках красИвых блеснУла слеза.
Для дОчки своей ничегО не жалела,
ЕдИнственное, чтО в головЕ пролетЕло.
 
 
МалЫшка началА уже свОй разговОр:
"МамУля, вот Это! Оно вкуснЕе всегО!"
ЛадОшку свою, вперЕд продвигАет,
И Яблочко мАтери в рУки вручАет!
 
 
Вот Этот рассказ говорИт об одном,
Не бУдьте поспешны в решЕнье своем.
 
 
ЛюбОму давайте слОво сказать,
ВнимАтельно слушайте, чтОб не мешать.
 
 
Так чАсто бывает, надУмаем столько,
И кАк потом жить? НА душе гОрько!
 
 
А вЫссказать людям рЕдко даём,
Рвём с нИми контакты, нЕ признаЕм.
 
 
ТерпЕнием пусть наделИтся народ,
Ведь мУдрость с рожденья, в кАждом живёт!
 

Легенда Акима

 
Мне поведал индеец,
Легенду свою.
Племя в древности жило,
В красивом лесу.
 
 
Род по крови имел,
Уникальнейший дар,
Все в волков превращались
И молод и стар.
 
 
Ген вер – вульфов хранился,
В телАх лишь мужчин,
Сын вождя был особым,
Его звали Аким.
 
 
Он красив был и статен,
Мудрым бЫл, как отец,
Но с рожденья свой облик
Менял мОлодец.
 
 
Только так вся деревня
Могла узнавать,
Кто в края их зашел,
Чтобы всЕх истреблЯть.
 
 
Племя Облик меняло,
ТогдА на волков,
Когда гОрстка вампИров,
Уже убивАла жильцОв.
 
 
Мальчик мог обращаться,
За несколько дней,
До того, как визитёры
Пойдут по земле!
 
* * *
 
Однажды Акима,
Лихорадка взяла.
Вождь сразу всё понял,
Глядя волку в глаза!
 
 
Он племя своё,
ПредупредИл тот же чАс!
Чтоб бЫли внимАтельны,
ВсЕ в этот раз!
 
 
Кровь Адреналином
Кипела в Акиме,
Отец осознАл,
Всю опАсность над нИми!
 
 
На нИх что – то стрАшное,
ТАм, надвигАлось!
До бОя – сражЕнья,
НемнОго остАлось!
 
 
КогдА на полЯну,
Вождь вЫшел хромОй,
КорОль, всех вампИров,
НаблюдАл под лунОй!
 
 
В ту нОчь у волкОв,
Много крОви пролИлось!
 
 
НО, королЯ истребИли,
УбИлись!
 
 
Лишь пОлностью тЕло,
ОгОнь поглотИл!
Но плЕмя боЯлось,
Что он бЫл не одИн!
 
 
Да, вОйнов – вампИров,
Стая всЕх истребИла!
АкИма увЫ,
ЛихорАдило с сИлой!
 
 
УжЕ пара днЕй,
ПронеслИсь, как комЕты!
Но крИк из дерЕвни
ПослЫшался где – то!
 
 
По цЕнтру дерЕвни,
КрасОтка стоЯла.
Всё нА путИ,
На своЕм разрушАла!
 
 
ОнА не щадИла,
УвЫ никогО!
ДетЕй истреблЯла,
Глядя всЕм им в лицО!
 
 
Крик бОли, страдАний
И Ужас по всЮду!
ЖенА королЯ,
Суд вершИла над лЮдом!
 
 
АкИм измождЕнный,
ПошЕл с ней на бОй.
Взгляд в стОрону пАл,
ЛежИт отЕц, не живОй!
 
 
ОтчАянье Юношу
С нОг подкосИло!
Он дАже не чувствовАл,
ДЕвицы сИлу!
 
 
КрЕпко за шЕю,
СхватИла егО!
 
 
ЗА мужа мстИла,
Волк был послЕдним звенОм!
 
 
На счастье АкИма,
ЕгО мать узрИла!
Но сИлой волкОв,
Не владЕла, богИня!
 
 
БесстрАшной былА,
ЖенА у вождЯ!
СебЕ кровь пустИла,
ОтвлекАя врагА!
 
 
Без мУжа онА,
Уже жИть не хотЕла!
Но сЫна спастИ,
Только тАк и сумЕла!
 
 
ЖенА королЯ,
ОтвлеклАся на мИг!
АкИм увернУлся,
ИздАв злобный крИк!
 
 
В мгновЕнье убИл,
Он чертОвку такУю!
И кИнулся мАть спасАть,
Не роднУю!
 
 
РоднАя при рОдах,
СкончАлась тогдА!
ВторАя женА – вождя,
ПригрЕла дитЯ!
 
 
АкИм уливАлся слезАми,
Как мОг!
СпастИ мать увЫ,
Он всЕ же не смОг!
 
 
ИсчЕзла дерЕвня
С тех пОр навсегдА!
Все вОлки убИты,
ЖенОй королЯ!
 
 
Аким, он единственный,
Где – то живет!
 
 
СтолЕтьямИ,
ВозрождАет нарОд!
 
 
Тот день, ему,
Не забыть никогда!
Мать сердце своё,
За жизнь его отдала!
 
 
ЛегЕнда АкИма,
СовсЕм непростАя!
Кто жЕртвы несёт,
ОсознавАя!
 
 
ДолжнО окружЕнье,
Их принимАть!
ЦенИть каждый дЕнь
И почитАть!
 
 
Но в нАшем огрОмном,
КомпьЮтерном мИре.
ТихОнько зверЕем,
В закрЫтых квартИрах!
 
 
Кто нАм жизнь спасАет,
Их нЕ признаЕм!
И кАтимся тИхо,
МЫ под уклОн!
 
 
ЦенИте, любИте,
БорИтесь за жИзнь!
Ведь длЯ чегО – то,
Мы на ЗемлЕ родилИсь!?
 

Дракула

 
Когда – то отвергнутый Богом,
Рожденный во тьме, на века.
Он страх вызывал у народа,
Дракона – сын, рыцарь – креста.
 
 
Любовь превратила в вампира,
Могучего война – царя.
Любимую смерть отобрала,
А церковь отпеть не взяла.
 
 
Обман погубил королевну,
В реке утопилась она.
Сказали, что мужа убили,
В жестоком бою, в тех холмах.
 
 
За церковь тогда царь сражался,
К любимой с победой скакал.
Когда труп супруги увидел,
Он гнева уже не сдержал.
 
 
Отрекся от Бога и церкви,
В сердцах проклял орден он свой.
С тех пор не один век промчался,
Граф крови, как прежде, живой!
 

Вампир

 
Я обращАюсь, кровь в жИлах застЫла,
Смертельным укусом, бессмертие дано!
В агонии жгучей, дух мой ушёл с миром,
На свет возродился, вампир молодой.
 
 
Ни что не тревожит, ни что не волнует,
Цель всех обращённых: "Кого бы мне съесть?".
Но тайну древнейшего, Дракулы рода,
Не знАл, чтоб ни ктО, что вампИры всё ж Есть!
 
 
Да мЫ грациОзны, красИвы снарУжи,
Мы с жертвой играем, влюбляя в себя,
Чтоб вЕчером Ей, насладИться на Ужин,
Не мучает совесть нас день – ото – дня.
 
 
Наш Образ такой, мы – охОтники Ада,
Дар тЕмный нам дАн всем, от Сатаны.
Приметив вампира во время охоты,
Тебе остаётЬся бежать: "Что ж, беги!".
 

Последний миг

 
На яхте разгорается пожар,
Спасти семью уж было невозможно.
Дым едкий, спящих, вмиг атаковал,
Кто видит это, понимают, уже поздно.
 
 
Сквозь клубы дыма слышен слабый плач,
На палубе ребенок где – то плакал.
Я с мужем кинулись дитя спасать,
Чтобы взломать замок, нашли лопату.
 
 
С семьей, в каюте, не было дитя,
На палубе в контейнере забился.
Решетчатая крышка, захлопнулась сама,
Когда ребенок влез, от дыма там укрыться.
 
 
На вид ребенку было года два,
Кудряшки черные по ветру развивались.
"Спасите!" – слабо крикнуло дитя,
Когда увидел нас и мы не растерялись.
 
 
Большие, синие глаза,
От страха налиты слезами.
Благодарили нас тогда,
Ведь маленький еще был парень.
 
 
Мне не забыть никак момент,
Когда мы с яхты уходили.
Туман пред нами вмиг возник,
То были призраки и как живые.
 
 
Проститься с малышом пришли,
Родная мать, отец, сестренка.
Малыш тянулся всех обнять,
Смотреть на это было горько.
 
 
Сквозь силуэты проходил,
Мать целовать дитя пыталась.
Он нежно щечкой к ней приник,
Неощутимо мать касалась.
 
 
Отец, как мог обнял дитя,
Малыш окутанный туманом,
 
 
Не шевелился так стоял,
Не ощущал объятий малый.
 
 
Сестренка, с виду лет пяти,
За руку с братиком прощалась.
Тихонько выдавив: "Прости!
Я без тебя теперь осталась!".
 
 
Малыш направился ко мне,
Рыдая, крепко меня обнял.
Он говорить еще не мог,
Родных вернуть к нему не смогут!
 
 
Вся боль пронзала мою грудь,
Семья меня благодарила.
Туман рассеялся во мгле,
И я на берег поспешила.
 
 
Рыдая вместе с малышом,
Как сына, крепко обнимая.
Дитя осталось жить со мной,
Судьба его теперь иная.
 

Вещий сон

 
Рыдает мать, склонившись над кроватью,
Не зная, как спасти дитя.
Три года от роду малышке было,
Недуг скосил и рядом смерть была.
 
 
Малыш уж бился в лихорадке,
И мать родную не признал,
И няню, что тут говорить уж,
Малыш слабел и умирал.
 
 
Родная мать молила Бога,
Христа спасителя и мать,
Что даровала жизнь Христосу,
Быть может сжалятся, жизнь малышу вернут назад!
 
 
Молилась Богородице так страстно!
Пред ликами, в слезах, не зная, что читать.
Ведь доктора уже были бессильны,
Хотят приехать утром, труп малыша забрать!
 
 
– О, Боже! – в сердцах молила мать.
О милосердии, тебя молю я!
И сделай так, чтоб перестали все страдать!
И сохрани малютке жизнь, прошу я!
 
 
В молитвах мать впадает в сон
И слышит в нём красивый, нежный голос.
Он успокаивал и говорил так чётко он,
Мать растерялась, услышав чудный голос.
 
 
– Опомнись! – ей голос говорит.
И не проси о выздоровлении дитя!
Бог Вездесущ и знает много!
И смерть парнишки, ему сейчас нужна!
 
 
Из благости и милосердия,
Он хочет малыша и тем тебя спасти!
Заранее избавить от страданий,
Которые преследовать, тебя и сына будут на пути!
 
 
Что будет, если ты увидишь их?
Не уж по прежнему, ты будешь непреклонна?
 
 
И будешь дальше сыну жизнь молить?
Очнись! Остановись! Потом всё будет очень поздно!
 
 
Но мать стояла на своём,
Вернуть дитя просила.
– Ну, хорошо! Иди за мной!
– Тот голос говорил ей.
 
 
Она проходит в коридор,
Конца и края нет в нём,
И столько комнат на пути,
В них будут все ответы.
 
 
В одной из комнат той лежал,
Наш маленький малыш.
Но голос строго ей сказал:
"Пойдём, не там стоишь!"
 
 
В другой из горниц сын сидел,
Учился и читал.
Он, что – то тихо говорил,
И свою мать обнял.
 
 
Потом увидела взросление,
Когда подростком был.
Всю службу сына, он в мундире,
О, как красив он был!
 
 
Потом увидела собрания,
Кондратий громко выступал,
Собравшимся, их было много,
Он что – то строго разъяснял.
 
 
Тут вновь услышала мать голос.
– Остановись и покорись!
Последний занавес остался!
Прошу, одумайся! Очнись!
 
 
Но мать по прежнему стояла,
И жизнь просила малышу,
Последний занавес открыла,
Крича, проснулась…
 
 
К малышу,
Мать быстро наклонилась.
И к любопытству своему
Безумно удивилась!
 
 
Ребёнок спал, спокоен был,
И жар ушёл давно.
И щёчки нежно розовели,
Бог к ней вернул его!
 
 
На утро доктора кричали:
"Сын – чудо из чудес!
Такого быть не может!
Что Бог на свете есть!"
 
 
Со временем года неслись,
Кондратий подрастал,
И всё, что было в чудном сне,
Все действия сбывал.
 
 
Рылеевой, та мать была,
Страдать пришлось ей много.
 
 
Сын повзрослел, он декабрист,
Пошёл своей дорогой.
 
 
В том сне, она видала казнь
И смертный приговор.
Повесить всех приговорили,
А главарём был он.
 
 
Мать умерла за много дней,
До страшного суда.
В последний день, сын был уж с ней,
Взлетал к ней в облака.
 
 
А вещий сон, тот дивный сон,
Он значил сразу много!
Мать выбрала, молясь тогда,
В том сне не ту дорогу!
 
Рейтинг@Mail.ru