Litres Baner
Индиго

Мария Викторовна Даминицкая
Индиго

Часть 10

 
К обеду только вышел он
Из комнаты своей.
В обед с монахами общался,
И вышел в сад, за ней…
 
 
Хотел с Матильдой говорить,
Она была бледна.
Просила к келье проводить,
На вид была больна.
 
 
Хотел врача он ей позвать,
Она лишь отказалась.
Сказала, слишком добр к ней,
Немного ей осталось!
 
 
Закрыла за собою дверь,
За нею тишина.
Врача к себе не допустила,
Не знали, как она.
 
 
Уж за окном настала ночь,
Аббат не мог заснуть.
Все мысли были об одном:
– Росарио – лже друг.
 
 
Он наделял жизнь смыслом мне,
Я так не смогу жить!
Я пустотою поглощусь,
О, как мне дальше быть?
 
 
Задумался о красоте,
И о любви ее.
О том, что если б не обед,
Он мог любить ее!
 
 
Лишь только ночью на часах,
Два время отстучало.
Раздался в келью громкий стук,
Аббата все кричали.
 
 
Толпа вела к Росарио,
Сказали отравился!
Святого видеть он хотел,
И шепотом молился.
 
 
Врач всем монахам объяснил,
Бессильна медицина.
К утру скончается юнец,
Отрава тем причина.
 
 
Когда Амбросио вошел,
Монахи вышли вон.
Он со слезами на глазах,
Начал свой разговор.
 
 
– Ну, что ты с собой сделала,
Зачем ты отравилась?
Рука твоя погибелью,
К тебе смертью явилась!
 
 
Верны ли подозрения,
Навек меня оставишь?
Зачем, ты, это сделала,
Назло мне! Ты мне скажешь?
 
 
Пожертвав камушком одним,
Я тем спасла алмаз.
Моя смерть сохраняет жизнь,
Бесценную для Вас!
 
 
Твоя жизнь очень важная
Для жителей Мадрида.
И для меня так дорога,
Ты был моим кумиром.
 
 
Я, отче мой, отравлена,
Но яд был раньше твой.
Когда тебе врач не помог,
Я убрала его.
 
 
Пока ты спал, недомогал,
Я руку целовала.
Из раны высосав весь яд,
Тебя для всех спасала.
 
 
– Матильда! Боже всемогущий!
Ты в жертву принеслась!
Ради меня, Амбросио,
Хочу, чтоб ты спаслась!
 
 
– Есть средство, но оно опасно,
И очень так страшно.
К нему не смею я прибегнуть,
Иного не дано.
 
 
Жизнь будет куплена моя,
Ценой и дорогой.
Что буду жить я для тебя,
И ты жить будешь мной.
 
 
– Живи, прошу тебя, живи,
Матильда для меня!
И вспомни наши разговоры,
На все согласен я!
 
 
Амбросио, о милый мой,
Все это невозможно.
Обманывала тем себя,
Тогда все было сложно.
 
 
Сейчас повязка пелены,
Серьезно сошла с глаз.
Я тебя искренне люблю,
И жажду каждый час!
 
 
Если останусь здесь я жить,
Любви хочу в ответ.
Ее я буду добиваться,
Уж лучше б умереть!
 
 
Мне дружба больше не нужна,
Холодные слова.
Обет, ты, в жертву принесешь,
Вдруг полюбив меня.
 
 
При каждом лучшем случае,
Желания разжигая,
Я буду страсть в тебе рождать,
Чтобы была твоя, я!
 
 
Я убеждаюсь лишь в одном,
Твоею быть должна,
За мною смерть скоро придет,
Уйду с ней на века!
 
 
Осталось мне пара часов,
Свободна буду я.
От страсти этой, столь позорной,
Ты хочешь, чтоб жила?
 
 
– Злосчастная, что я скажу?
Живи, прошу, живи!
И от меня в сон бесконечный,
Прошу, не уходи!
 
 
– Ты чувствуешь, как бьется сердце,
Пока оно чисто.
В нем целомудрие и правда,
Оно теперь твое!
 
 
Аббата руку приложила,
Она к своей груди.
И дальше тихо говорила,
Чтоб он не уходил.
 
 
– Хочу сегодня умереть,
Я на твоих руках.
Твоя рука глаза закроет,
Отпустит в облака.
 
 
Возможно будешь обо мне,
Ты думать иногда.
И над моей могилою,
Сбежит твоя слеза.
 
 
Она своею головой,
К его груди прижалась.
Он сердце девицы держал,
Немного ей осталось.
 
 
Была тогда глухая ночь,
Царила тишина.
Забыв церковные уставы,
Луна сплела сердца.
 
 
Всю святость, славу и обет,
Он отдал за любовь.
– Ты, мой, Амбросио, мой!
– Я твой, моя любовь!
 
Рейтинг@Mail.ru