Простое дело с жемчужиной. Часть 1

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 1

Часть 1. Возвращение

Глава 1. Прекрасная погода, не правда ли?

Небо немного хмурилось, но солнышко пыталось пробиться сквозь серую завесу облаков. Медленно шагая по улице, девушка окинула безучастным взглядом заманивающие витрины магазинов. Хотелось уже скорее домой. Но снег вдруг повалил крупными хлопьями, с явным намерением залепить все лицо.

– И это конец марта, называется, – тихо произнесла незнакомка и зашла в ближайшую дверь магазинчика, который оказался джинсовым салоном.

«Вот Ритка, – подумала она, – работает себе актрисой, снимается сейчас в сериале в Мексике. Тропики… Да еще и зарплата в 4 раза больше моей… Или Лана в Питере – моделью трудится – тоже неплохо, а я… сисадмин в АСУ «Газпрома». Нет, в принципе ничего, мне даже нравится, только хочется чего-то нового… А может, мама права… и это просто весна?»

К ней подошла продавец-консультант, до этого разговаривавшая по телефону, и спросила: «Вам что-нибудь показать?»

– Нет. Спасибо. Пока не надо, – ответила посетительница, и продавец вернулась снова к своему разговору, лишь изредка поглядывая на нее. Покупателей в магазине не было.

Девушка посмотрела в окно, снег облепил уже всю улицу и не собирался останавливаться на достигнутом. Ее красивые глаза приобрели грустное выражение. Дверь в салон отворилась, и вошел молодой человек. Его черные волосы и зимнюю куртку покрывали довольно крупные снежные хлопья, которые он принялся энергично отряхивать. После чего поднял голову и осмотрелся. Остановив взгляд на девушке, мужчина удивленно произнес: «О! Лёля! Смирнова!»

– О! – от неожиданности только и смогла сказать та, к кому он обращался, и, поправив рукой вьющиеся каштановые с рыжинкой волосы, слегка покраснела. Затем продолжила:

– Какими судьбами? Я думала, что ты работаешь во Франции.

Она уже вполне справилась с легким замешательством и теперь радостно, ласково и озорно смотрела на него.

– Был во Франции, теперь пока в Москве. Надеюсь остаться в России подольше, – при этом он посмотрел на нее долгим внимательным взглядом, который выражал нечто большее, чем интерес или симпатию.

Ему показалось, что она выглядит замечательно. Нежный румянец, изгиб темных бровей и выразительные синие глаза придавали тонким чертам ее лица необыкновенное очарование.

– Ты стала еще красивей, – сказал он и, игриво посмотрев на нее, добавил: – В прошлый раз, когда я тебя видел, мужчины заглядывались на тебя и на машинах врезались в столбы. Что же будет теперь?

– Надеюсь на мировую катастрофу… – смеясь, ответила девушка и продолжила: – Прекрати выдумывать.

– Я выдумываю? – он, шутя, изобразил удивление. – Разве я похож на человека, который говорит неправду?

– Похож. Я ведь тебя немного знаю, – сказала она, чувствуя, что имеет полное право так говорить.

– Ты ко мне несправедлива, – мягко произнес он, но спорить не стал и продолжил: – Что у тебя новенького? Ты не замужем?

– Нет. Жду принца на белом коне.

Он улыбнулся и спросил.

– А на черном «Ланд Крузере» не ждешь?

– Нет. Это не мой вариант.

– Жаль… А что тут делаешь? Покупаешь что-то?

– Нет. Скрываюсь.

– От кого?

– От снега.

– А-а, – протянул он и заговорщицки продолжил: – Значит, мы вместе от него скрываемся.

Девушка улыбнулась, ласково глядя на него. После небольшой паузы молодой человек спросил:

– Так как у тебя дела? Какие планы? Какие свершения?

– Слишком много вопросов. Лучше ты расскажи. Ты ведь еще месяца три назад работал за границей. Кажется, тогда мы с тобой созванивались.

– Ну да. Только теперь кое-что изменилось.

– Да? Что же?

– У, какая любопытная, – он дотронулся ей пальцем до кончика носа.

– Ты не хочешь мне рассказать? – удивленно-шутливо спросила она.

Во время разговора глаза у молодых людей светились каким-то внутренним светом, не оставляя никаких сомнений в том, что они очень рады видеть друг друга.

– Как это не хочу? – и, наклонившись ближе к ее уху, сказал: – Тебе хочу.

Лелька засмеялась.

– Хулиганишь? – спросила она.

Он улыбнулся и предложил:

– Давай зайдем в кафешку, тут рядом, там и поговорим.

– Я бы с удовольствием, но ко мне вечером брат должен зайти, забрать кое-что.

– Ваш отказ, госпожа Смирнова, не принимается, ибо он очень пагубно может повлиять на душевное состояние вашего соотечественника.

Леля улыбнулась.

– Ну хорошо, – сказала она. – Несмотря на то, что ты хитрый тип, я очень рада тебя видеть.

– Аналогично, товарищ, – ответил тот, кого назвали хитрым типом.

Они вышли на улицу. Снежок к этому времени уже выдохся. Солнце наконец вышло из-за туч и старалось греть изо всех своих мартовских сил. Под ногами образовывались лужи и ручьи. Но это обстоятельство скорее развлекало молодых людей. И Леля неожиданно для себя вдруг ощутила, как весело идти по мокрому тающему снегу. Погода показалась ей просто прекрасной!

Глава 2. Кольца удава

Пройдя метров тридцать, они остановились.

– Подожди, я, кажется, забыл телефон в машине. Я сейчас, – молодой человек направился к черному Land Cruiser, стоящему неподалеку. Теперь у девушки было достаточно времени рассмотреть все изменения, произошедшие с ее одноклассником Александром Меньшовым. У него появился европейский лоск: вероятно, время, проведенное во Франции, не прошло даром. Взгляд его всегда полных интереса к жизни карих глаз стал более серьезным – он повзрослел, и это почему-то порадовало ее. Небольшие вошедшие в моду усы и бакенбарды прибавляли ему привлекательности. Хотя он и без этого считался красавчиком, и девчонки влюблялись в него еще со школы. Будучи душой компании, увлекался сам и увлекал других. Друзья считали его хорошим, надежным парнем.

В былые времена она и Алекс ходили в секции по большому теннису и скалолазанию. Он занимался еще самбо и после окончания класса по скрипке увлекся дайвингом, но в этом Лелька уже не составляла ему компанию. Зато посвящала свободное время вокалу и танцам. Тем не менее в школе они почти всегда были вместе и до сих пор по возможности поддерживали дружеские отношения друг с другом.

Молодой человек закрыл машину и направился к ней. Глаза его излучали радость, которую он сам себе с трудом мог объяснить.

– Nous irons, cher1,– сказал он.

– Good, my dear2, – ответила она и открыто и нежно улыбнулась. От природы тип ее лица относился к серьезным, поэтому, когда на нем появлялась улыбка, казалось, будто солнце вышло из-за туч и осветило всю улицу. Молодой человек поддался этому действию, и у него в душе, как и раньше, запели птицы. Желая скрыть свои чувства, спросил:

– Практикуешься ты теперь в языках?

– Да. Иногда.

– Ты ведь свободно говорила на двух.

– Ну не совсем свободно, практика бы мне не помешала. Но в гимназии нас учили хорошо.

Не торопясь, они дошли до очень милого и уютного ресторанчика. Расставшись с верхней одеждой в вестибюле, прошли в зал и сели за столик. Идеальная чистота и красота интерьера производили благоприятное впечатление. Легкая приятная музыка и мягкий, неяркий свет создавали атмосферу комфорта, непринужденности и уюта. Молодые люди взяли меню и начали вместе его просматривать.

– Ну, что будем заказывать? – поинтересовался Алекс.

– Мне чай и пирожное, – ответила девушка.

– Я думал, ты с работы… или нет?

– Да.

– Тогда что так скромно? – удивленно спросил он. – Ты не хочешь есть?

– Да так, не очень.

– Поня-ятно, – протянул молодой человек. – Как ты отнесешься, если добавить к твоим пожеланиям картофель фри, мясо по-испански, греческий салат, рыбу в кляре, кофе и коктейли?

– Ну… Хорошо отнесусь… Но только не кофе. Чай. Лучше зеленый. В чайничке. И не забудь про пирожные, их можно два.

– Что не три? – он улыбнулся.

– Нет, не стоит больше двух, надо же думать о фигуре… Иногда.

– Вот теперь я тебя узнаю, а то одно пирожное и чай… Как-то даже забеспокоился, здорова ли ты?

К ним подошла молоденькая официантка – по-видимому, студентка, подрабатывающая по вечерам. Сейчас это очень распространено среди молодежи.

– Что будете заказывать? – сказала она нежным голосом, обращаясь в основном к Алексу.

– Нам, пожалуйста, два греческих салата, два картофеля фри, одну баранину по-испански, две рыбы в кляре, два пирожных, один кофе, чай зеленый в чайничке и два сливочных коктейля. У вас есть полусладкое красное вино?

– Да. Каберне, «Лыхны» – дагестанское, есть французское – «Шато Лагранж».

– Давно не пил дагестанское. «Лыхны» – хорошее вино, если не подделка. Какое хочешь ты? – спросил он, обращаясь к Смирновой.

– Я полагаюсь в этом вопросе на тебя, – ответила девушка.

– Тогда «Лыхны», пожалуйста, – сказал молодой человек.

– Что-то еще? – спросила официантка, стараясь заглянуть ему в глаза.

– Нет. Спасибо. Это все, – ответил молодой человек, глядя на Лелю.

– Заказ будет готов в течение десяти минут, – оповестила она официально и удалилась.

– М-м-м, сливочный коктейль! – мечтательно произнесла Лелька и стала похожа на кошку, глядящую на сметану.

 

– Помню, помню, как ты его любишь.

– Ты, наверное, хочешь, чтобы я растолстела – два пирожных, да еще два коктейля.

Он бросил на нее быстрый оценивающий взгляд.

– Растолстеть тебе точно не грозит, тем более что второй коктейль мой. Когда я пытаюсь бросить курить, начинаю есть сладкое.

Как принято говорить об официальных приемах – ужин проходил в теплой, дружественной обстановке. Они уже перешли к последнему блюду.

– Ты так ничего и не рассказала о себе.

– А что рассказывать? Как работала в АСУ «Газпрома», так и работаю. Теперь я системный администратор. Коллектив хороший. В прошлом году пришло новое итальянское оборудование. Два месяца назад ездила в Милан на неделю, затем в Испанию на пять дней, стажировалась, нам показали их оборудование в действии и компьютерные системы охраны на предприятиях и курортах, ну заодно и курорты.

– Даже не позвонила. Я бы постарался приехать. Мы с тобой последний раз созванивались месяца три назад. Потом звонил тебе несколько раз, но ты, похоже, сменила номер.

– У меня украли телефон с симкой, так что пришлось приобрести другой. Твой номер, прости, я не помню, не у кого было спросить. Надеялась на одноклассников, но и у них не оказалось… Кстати, на обратном пути из Европы заехала к Лане в Питер. Она стала лицом какого-то новомодного журнала, похоже, что скоро сможет открыть свое модельное агентство.

– Она целеустремленная… Я свой номер тогда почти никому не давал. Нельзя было, – у него зазвонил телефон, и он взял трубку. – Да… Все помню, Владислав Константинович. Как раз над этим работаю… Да. Понял.

Алекс перехватил внимательный взгляд своей спутницы.

– Что? По работе? – спросила она.

– Да так, – ответил он неохотно. – Представляешь, приехал два дня назад в Н-ск, пытался тебя найти по старому адресу, но ты там не проживаешь. Нового адреса никто не знает. Хотел уже пробить через Юрку, он сейчас в полиции работает, и вдруг – неожиданная встреча.

– Да, я тоже обрадовалась.

Молодой человек как-то очень серьезно посмотрел на нее.

– Я скучал.

 Леля промолчала. Она всегда старалась обходить подобные темы.

– А, в Милане было довольно тепло – весна, а у нас – сугробы, – сказала она не к месту.

– Да, там всегда так, – ответил он.

– Значит, теперь ты в Москве. А чем там занимаешься?

– Чем? Пока работаю в отделе по поиску пропавших артефактов, ценностей, документов из разных стран в сотрудничестве с посольствами… Я и раньше иногда участвовал в поисках… Кстати, помнишь… Ты когда-то состояла в клубе историковедов при университете и писала работу о князьях Юсуповых и о судьбе знаменитой жемчужины.

– Ну да.

– Ты откуда брала сведения?

– Работала с архивами, Интернетом. Делала запросы во Францию и в Англию.

– И у тебя все это сохранилось?

– Да.

– Это хорошо. Я бы хотел, чтобы ты дала мне на них взглянуть… – в его взгляде появился озорной огонек, и он добавил: – Поближе… В более интимной обстановке.

В ответ она лукаво улыбнулась и в свою очередь, положив ему руку на плечо и наклонившись к его уху, очень нежно и вкрадчиво произнесла:

– Ты даже не представляешь себе… насколько это познавательно… и интересно.

Ее выходка вызвала у него улыбку. Он внимательно посмотрел ей в глаза и увидел выражение ласки и нежности. Это слегка смутило его, и молодой человек, как-то неудачно повернувшись, нечаянно пролил на рубашку и брюки красное вино из бокала, который держал в руке. Леля подала ему салфетку.

Вытерев одежду, он продолжил разговор:

– Ну так что… Когда я смогу посмотреть трактат?

– Да хоть завтра.

– Что не сегодня?

– Ну, во-первых, уже поздно, а во-вторых – у тебя сегодня смена белья, – с улыбкой сказала она, глядя на его покрытые пятнами рубашку и брюки.

– Меня все это не смущает, если ты меня пригласишь. Нет?.. Ну ладно. Завтра во сколько и где?

– Я заканчиваю работать в пять. Ну, давай, подходи ко мне домой где-то часов в шесть вечера, адрес я тебе дам.

– Нет. Ты мне скажи лучше номер своего телефона, чтобы мы могли созвониться, и ориентиры вашего «Газпрома». Я к пяти подъеду туда.

– Хорошо.

Она продиктовала ему номер телефона и объяснила, как найти здание, в котором работает. В этот момент ей кто-то позвонил, девушка взяла трубку.

– Привет, Сереж… Мы ведь уже обговорили, как сделаем это место. А-а, ты не об этом… Давай потом… Я перезвоню… Ладно, давай встретимся… Буду дома… Ну, пока.

Закончив разговор, Леля обратилась к Алексу.

– Мне пора. Спасибо за прекрасный вечер.

Он взял ее изящную, тонкую руку и поднес к губам.

– Мне тоже было очень приятно. Я тебя провожу, если ты не возражаешь.

Меньшов расплатился по счету, и они направились к его машине. Девушка объяснила, как лучше проехать к ее дому. Весело разговаривая, молодые люди не заметили, как оказались на месте. Машина остановилась, и у Алекса запел телефон. Он нехотя ответил:

– Да… Нет, не смогу зайти. Я не в Москве… Не сомневаюсь, очень интригующе… Лер, насчет выбора издателя обратись к Игорю. Он поможет. Пока… угу… я тоже надеюсь.

Поговорив, он повернулся к девушке и заглушил мотор, стало очень тихо.

– С'est ici que je vis3, – сказала она по-французски.

– Je t'emmène à l'appartement4, – ответил молодой человек.

– Нет. Не надо. Если хочешь, я помашу тебе вон из того окна на четвертом этаже.

– Хорошо, – согласился Алекс.

– Ну пока! – она повернулась, чтобы открыть дверцу машины, но он задержал ее, взяв за плечо. Леля оглянулась и посмотрела ему глаза. Его нежный взгляд действовал на нее, как кольца удава на обезьянку. В голове пронеслось: «Пора уходить».

Видя, что она осталась, он обнял ее и погрузил свое лицо в ее волосы.

– Я скучал, – тихо произнес Алекс.

– Мне надо идти, – сказала девушка.

– У тебя кто-то есть?

– А ты как думаешь?

Молодой человек промолчал.

– Мне надо идти, – повторила она. – До завтра.

Затем Леля открыла дверцу машины и вышла. Молодой человек проводил ее до подъезда многоэтажки. На первом этаже сидела консьержка.

– Здрасте, Маргарита Павловна, – поздоровалась девушка.

– Здравствуй, Леленька. Что-то твоя мама сегодня не заходила, как она себя чувствует?

– Хорошо. У нее сегодня были дела. А мой брат не появлялся?

– Был, где-то час назад.

– Понятно. Значит, мы с ним разминулись, – ответила Леля.

Перебросившись еще несколькими фразами с Маргаритой Павловной, она поднялась к себе. Подойдя к окну, увидела, что Алекс стоит у машины и смотрит в ее сторону. Как и договаривались, девушка помахала ему рукой. Он махнул в ответ, затем сел в автомобиль и, моргнув ей на прощание фарами, выехал со двора. Хотелось смеяться и танцевать. Она не понимала, чему так радуется, зато понимала, что радоваться не надо.

«Ну что в нем такого, ну ведь ничего интересного. Обычный мачо с большим количеством подружек, не способный ни на что серьезное», – говорила она себе, но сердечко почему-то не соглашалось и пело свою радостную песнь.

Снег, в свою очередь будто бы вспомнив, что давно не шел, стал снова ложиться на дома и деревья легкими мелкими пушинками, а свет фонарей придавал этому весеннему пейзажу полную нереалистичность.

1(франц.) Пойдем, дорогая.
2(англ.) Хорошо, мой милый.
3(франц.) Вот здесь я живу.
4(франц.) Я доведу тебя до квартиры.
Рейтинг@Mail.ru