Нити прошлого

Марина Васильевна Шипицына
Нити прошлого

Глава 1

Солнце клонилось к закату, окрашивая окрестности розовой дымкой. Причудливые тени деревьев ложились под ноги идущей по аллее девушки. Она была в глубокой задумчивости, какие мысли теснились в её прекрасной головке? Это были невеселые мысли, они летели в её голове с головокружительной скоростью возвращаясь вновь и вновь, они терзали её душу, сердце жестоко томилось неизвестностью. Её сопровождал высокий молодой человек, он был хранителем её тела. Он просто шел рядом и ни о чем не думал, он не пытался проникнуть в душу девушки, он выполнял свою работу. Зорко оглядывал он деревья и кусты по обочине аллеи, его не интересовал розовый закат, и он не любил сюрпризов. Девушка вздохнула, раскинула руки и медленно стала подниматься вверх её белое воздушное платье затрепетало, очертив строгие правильные формы тела. Хранитель тела остановился, быстро окинул взглядом окрестности, убедился в том, что опасности нет.

– Ария, будь внимательна – виманы, – крикнул он девушке и замер, наблюдая за той, которую он назвал Арией.

Ария купалась в розовом закате поднимаясь все выше, выше. Внезапно огромная черная тень скрыла лучи заходящего солнца, подняв голову девушка увидела виман – открытое летательное судно. Ария поднялась до бортика и увидела мужчину, который не раздумывая достал пал и выстрелил в неё, потом еще и еще. Ария была искусной леталкой и двигалась, и соображала гораздо быстрее многих. Движение вверх, в сторону, вверх и резко вниз и вот она уже исчезла, слилась с темнотой земли. Мужчина досадливо спрятал пал в складках одежды, оглянулся на людей, стоявших рядом. Никто не спросил его зачем он стрелял в леталку, просто осуждающе отошли на другой борт судна.

Ария медленно опустилась рядом с охранником, виновато взглянула на него.

– Ты зря рискуешь Ария, хорошо еще не беры(пираты), а то они тебя бы непременно заарканили, а потом ты исчезла бы навсегда, и никто бы тебя больше не увидел.

Ария медленно повернулась и пошла обратно, но вдруг оторвалась от земли и поплыла рядом с охранником все быстрее и быстрее. Охранник ускорил шаг, а потом и побежал, легко догоняя девушку. На пороге огромного храма они остановились и Ария взглянула на молодого человека, но он взгляд не отвел, а только покачал головой, при этом не было не одышки, ни признаков усталости, только блеск в глазах и безмерная преданность. Ария стала подниматься по ступеням белокаменной лестницы.

– Ты можешь дальше не ходить, в храме со мной ничего не случится, – сказала Ария вошла в храм и тихо закрыла за собой дверь.

Но охранник прекрасно знал свое дело, он сел на ступени храма, посидел чуть – чуть, а потом вошел в храм и слился с белыми колоннами, поддерживающими свод. Скоро начнется мистерия и здесь будет много народа и нужно будет быть начеку, Ария – богиня храма, его душа и главная исполнительница всей мистерии. Факелы еще не были зажжены и его глаза напряженно вглядывались в темноту, улавливая всякое движение, даже дуновение ветерка, проникавшего через верхние отверстия храма.

Но вот шорохи наполнили храм, служители зажигают факелы на стенах, в центре храма стоит скульптура цветка, похожего на лотос, служители зажгли его сердцевину, от чего он приобрел сияющий белый цвет – символ чистоты, преданности, верности. Незаметно подошло время мистерии, зал заполнился женщинами, среди которых можно было увидеть и мужчин. Охранник знал, что все действо расписано по минутам и все знали роли, предписанные им верховной жрицей.

Внезапно осветился дверной проем и показалась Ария, она была неподвижна и летела, закрыв глаза. Нежное женское пение, возникшее ниоткуда, сопровождало этот полет. Поднимаясь все выше и выше, будто шагая по ступеням лестницы, Ария остановилась над центральной частью цветка, освещенная светом факела, она будто стремилась ввысь, под действием теплого воздуха складки одежды струились, скрывая тело, придавали Арии вид божественной сущности. Четыре жрицы – леталки, оторвались от пола и устремились в центр, окружив Арию они протянули к ней руки, будто, о чем – то просили, в этот момент пение стало нарастать, казалось, что звуки льются даже из камня стен храма. Сколько раз охранник видел эту мистерию и не сосчитать, но сердце в этот момент забилось так, что казалось выпрыгнет из груди. Ария в блеске факельного света внезапно открыла глаза, будто божественная сущность ожила и спустилась на землю посмотреть, как живут те, кто любит её и предан ей.

Внезапно, среди теплых энергий мистерии охранник почувствовал присутствие холодной энергии чужака, не видя опасность он молниеносно сориентировался и через секунду был около пожилого мужчины, который направил на Арию пал. В его планы не входило убивать чужака, а только обезвредить, но отобранный пал не был единственным оружием чужака, он обладал ментальной бомбой, которую и взорвал в мозгу охранника. Охранник зашатался, он успел поставить защиту и, в свою очередь сбросил кодирующий информ, который уничтожил сознание старика. Старик упал, к взрыву ментальной борьбы он был не готов. Охранник вынес его на улицу и отпустив дух старика, отдал его стражникам, дальнейшая судьба этой сущности его не волновала. Вернувшись в зал, он увидел, что Ария, как простая смертная одаривает своих почитателей и последователей подарками из цветов, злаков и травы. Пение постепенно угасало, зазвенели колокольчики, предупреждая об окончании мистерии. Люди одухотворенные увиденным с подарками в руках покидали храм, завтра новый день, полный жизни и труда. Ария прошла мимо охранника, теперь можно отдохнуть, на охрану встанет другой.

Ария вошла в свои покои, каждая мистерия отнимала много сил душевных и телесных, но ей было не до сна, мысль о человеке, который в неё стрелял не давала покоя. Что такое, почему кто – то хочет её убить? Странно, ведь много, много лет существуют верховные жрицы, весь её род был из этих верховных жриц, эти женщины не имели права иметь детей, так откуда же появилась я? Этот вопрос мучил её всю жизнь, откуда появляются женщины культа? Вопросы оставались без ответа, нет близких никого уж рядом, а как быть с тем интересом, который появился у неё при виде молодого юноши, ведь он явно не из их деревни. Ария позвала храмовницу, молодую красивую женщину, чтобы та принесла ей сон – травы. Ария положила три травки в подушечку, на которой она спала и вскоре сон её сморил.

И это был чудной сон, ей снились рощи похожие на те, что окружали её с малых лет, а вроде бы и не те, ей снились люди немножко не похожие на людей из деревни, а самое страшное, что темно на улице там становилось очень быстро и несколько раз за сон. Обычно она старалась быстрей сбросить чары сна, так как очень боялась, но сегодня она решилась досмотреть его до конца. Чудный виман висел у храма, как бы приглашая её пройти на судно, и она взошла, зачем, подумала она во сне ведь я умею летать? В вимане сидел тот самый юноша, которого она видела недавно, на голове его был венок из трав, белая накидка едва покрывала его тело. Он рукой поманил её к себе, показывая на сиденье, но она качнула головой, отказываясь от приглашения. Миг времени и виман садится на огромной площади, где очень много людей, им все рады, они приветствуют их, кричат здравицы, под ноги бросают цветы и травы, звучит дивная музыка. Юноша берет её под руку, и они спускаются вниз, люди кланяются и громко что – то кричат, потом наступает темнота и она уже видит, как маленькая девочка держит её за руку и что – то говорит…

– Ария, вставай, скоро нужно начинать утреннюю мистерию, ты не успеешь подготовиться, – храмовница легонько трясла её за плечо. Ария встала в легкой нервозности, храмовница помогла ей умыться, тщательно прибрала волосы в высокую прическу, закрепила на голове золотую диадему. Храмовница всю жизнь жила рядом с Арией и любила её как родную дочь, поэтому открыто любовалась такой небесной красотой своей подопечной.

– Принеси мне сегодня зеленое платье с переливами, пусть солнце играет в моих волосах, а ветер треплет платье.

– Слушаюсь, – сказала храмовница. Когда Ария надела свой наряд, женщина не могла отвести от неё глаз. На небольшой площади деревни уже собрались почти все жители, они ждали появления Арии и благословления на труд. Ария возникла в центре круга жителей деревни, как настоящая богиня она спустилась с небес. Казалось, от её лица и одежды идет свет, жители деревни застыли в почтении. Ария проплыла рядом с людьми, развела руками как бы призывая идти на работу и работать хорошо.

И вдруг Ария запела, молодой сильный голос пел о любви, многие знали эту песнь любви и жизни и скоро многоголосый хор мужчин и женщин подпевал партии ведущей жрицы. Вокруг Арии образовался хоровод, который двигаясь воспевал славу солнышку, любви и жизни. Песня очень сильно подействовала на всех собравшихся и многие парами, семьями пошли работать на поля, дети бегали вокруг взрослых в беззаботном детстве.

Охранник тела наблюдал с лестницы храма за всей этой церемонией, он наблюдал за всем, что творилось на близком и дальнем расстоянии от Арии. Он обратил внимание на двух мужчин, креков, которые шли молча, прятали лицо в накидках и держали руки в складках одежды.

– Её охраняют, – сказал один, – нам здесь её не достать, помнишь, что случилось вчера со старым магистром, нужно что – то придумать.

– Да что тут думать, – сказал другой, – нужно просто выполнить работу, нам обещали хорошо заплатить.

– А если она и вправду богиня?

– Какая она богиня? Все боги похожи на нашего Крека, да и не может женщина быть Богом.

– Почему? У нас ведь есть женщины, кто – то должен был их создать? Есть Бог, значит должны быть и богини.

– Я не буду с тобой спорить, еще никому не удавалось тебя переспорить.

– Вот, вот и не спорь. Нам нужно разделиться, внимание охранника будет разделено и возможно нам удастся выполнить задуманный план.

– Значит кого – то из нас грохнут, я так не согласен, пойдем вместе.

 

– А так нас обоих грохнут. По – одному хоть какой – то шанс.

– Ладно, уговорил.

Креки разделились, охранник забеспокоился, на помощь звать поздно, нужно создавать фантом. Охранник, назовем его Рэй, легко выделил эфирный дубль и приказал следить за креком, мысленно показав, за которым. Фантом на непослушных ногах медленно направился в сторону одного из креков. Умного охранник взял на себя. Тот подошел к деревенской площади и открыв рот стал следить за мистерией Арии. Он не отрывал взгляда от лица Арии, качал головой и не думал о задании.

– Богиня, – прошептал он, не отрывая от Арии взгляда. Он стал искать взглядом товарища и в этот момент услышал хлопок пала, он оглянулся на Арию, то, что он увидел потрясло его. На тонкую фигурку женщины в зеленых развивающихся одеждах упала хрустальная прозрачная сфера, которая звенела напряженной высокой нотой. Крек увидел мертвого товарища, над которым склонилась плывущая и постепенно тающая фигура фантома. Крек раздумал убивать Арию, он решил, что лучше будет служить ей, ведь он был такой умный и такой искусный в спорах. Крек скинул с лица накидку, собрал складки платья под тонкий ремешок и решительно подошел к охраннику.

– Меня зовут Беркек, хочу служить твоей богине! Ты понимаешь, я говорил, что если есть Бог, то должна быть и богиня, и я её нашел. Наш Крек, тоже Бог, но он совсем другой, я не хочу ему служить.

– Ты откуда взялся, – ответ на этот вопрос охранник знал, но так, на всякий случай, подстраховаться.

Ария подошла к ним, Беркек упал перед ней на колени.

– Хочу служить тебе, о, богиня. На днях Крек вернулся из поездки такой злой, призвал меня к себе и сказал, что ты должна умереть. Но, я сомневался, нужно ли это делать и решил разобраться на месте. Я не хочу тебя убивать, я вижу ты обладаешь мощным нейтрализатором, только боги могут им пользоваться. Ария не сказала, что нейтрализация, это функция охранника.

Ария посмотрела на охранника, тот скрестил два пальца – не опасен.

– Хорошо, что ты умеешь, чем ты будешь мне полезен? Беркек вскочил с колен, он оказался молодым и проворным. Длинные волнистые, черные как смоль волосы обрамляли смуглое, довольно приятное лицо крека.

– Крек любит меня как сына, я учился на южных берегах моря, я слышал дельфийских дев, я участвовал в их весенних мистериях. Беркек и дальше бы расхваливал сам себя, но Ария остановила его и сказала:

– Беркек, в моем храме только женщины, поговори с Рэй, он найдет тебе применение.

– А когда я снова смогу тебя увидеть, о, моя, богиня?

– Все спроси у Рэй. – Так беседуя, они подошли к храму и Ария исчезла за тяжелыми дверями храма.

Рэй сделал знак, и другой охранник также исчез за дверями храма. Беркек уже понял, что охранник Рэй немногословен, ну как – то надо устроиться в новой деревне и узнать свою новую должность.

– Рэй, что ты решил? Где и кем мне служить? Где мне жить?

Охранник вел его по извилистым улочкам деревни, домики стояли как игрушечные, беленькие, веселенькие, окруженные, как и в его деревне, кудрявыми растениями, круглыми грядочками с цветами.

– Рэй, ты меня ведешь слишком далеко от храма, а я хочу быть рядом с богиней.

– Ты пока не имеешь права быть рядом с Арией, ты только появился здесь, сначала пройдешь курс благонадежности, а потом посмотрим.

– Что еще за курс, я не хочу проходить никакие курсы.

– Если не хочешь или не будешь, тогда иди прямо по дороге и скоро придешь в свою Крекию, а там как, я понимаю, тебя ждет с распростертыми объятиями заказчик.

– Пошутить нельзя, Крекия, Крекия. Ладно буду проходить курс благонадежности, только накорми меня сначала.

Охранник подвел Беркека к небольшому домику, у крыльца стояла молодая, очень красивая женщина. Рэй приобнял её и сказал:

– Накорми нас и отведи этого крека на постой к Мелвин, предупреди её, что он проходит курс благонадежности, чтобы была с ним построже и выявила скрытые пороки и желания. Беркек ничего не понял из того, о чем говорил Рэй, он уплетал за обе щеки овощную похлебку, какое – то мясное блюдо, название которого он не знал, лепешки из злаков и запивал все это напитком из винограда. Он не заметил, как Рэй исчез, насытившись, Беркека потянуло поговорить.

– Я давно не ел так вкусно и обильно. Твоя пища похожа на пищу населения южных морей. Ты так похожа на тамошних женщин и волосы уложены как у дельфийских дев. Женщина ничего не ответила на вопросы, только погрустнела и глаза её увлажнились.

– Я угадал, ты оттуда? Как ты сюда попала, неужели тебя привез Крек? Он недавно летал на южные моря и привез нескольких невольниц. Если ты была невольница, то, как ты смогла убежать из Крекии, ведь оттуда никого не выпускают?

– Вставай, нам нужно идти, Мелвин уже ждет тебя.

– Я не хочу идти к Мелвин, у вас здесь всегда, как и у нас тепло, я буду спать на ступеньках храма.

– Нельзя, если ты не пойдешь со мной, тебя отправят за пределы деревни через секунду, только ты выйдешь отсюда.

– Ну, ладно, ладно я шучу, пошли. – Они перешли дорогу и Беркек увидел странный домик, просто избушка. Крыша была покрыта какой – то длинной травой, но кое – где на ней росли цветочки. Спутница подвела его к крыльцу и приоткрыв дверь сказала:

– Мелвин, принимай на курсы крека, выяви все его возможности и пока не решишь, что пора, не отпускай, он рвется к Арии. – И она втолкнула Беркека в избушку.

Внутри избушки было темно, пахло затхлой травой, посреди избушки горел костер, на котором кипел большой котел, рядом спиной ко входу стояло лохматое существо. В мозгу Беркека сложился ужасный образ, который он уже видел на месте этого страшного существа. Он вперил в него свой взгляд, лохматое существо стало к нему медленно поворачиваться, от страха Беркек закрыл глаза.

– Ты, что женщин не видел, что закрыл глаза?

Беркек открыл сначала один глаз, затем другой и чуть не упал в обморок, лицо женщины двоилось, троилось, расплывалось, но не было безобразным. Собрав всю свою волю в кулак, он спросил: «Ты кто? Ты что меня съешь? Меня отправили на курсы, учи, а не пугай меня», – Беркек начал от страха болтать так, что речь его была быстрее мысли и превратилась в какое – то неразборчивое бормотание.

– Не части, я половину не поняла и поэтому ответить на твои вопросы не могу, – но что было интересно, она отвечала также, с такой же быстротой и их разговор походил на разговор двух «баранов».

Беркек пришел в себя, он понял, что никто не собирается его убивать, успокоился, бесцеремонно, хоть и на негнущихся ногах прошел к костру, и сел на чурку. Взглянув на Мелвин, он увидел, что глаза её светятся синим ярким светом, в голове что – то щелкнуло и он мгновенно уснул. На этом прервемся, мой читатель и перенесемся в Крекию.

Глава 2

Виман причалил к стоянке, спустили ревы (сходни), и пассажиры сошли на землю. Крек стоял у выхода и ждал, когда все сойдут. Вот открыли небольшую клетку и оттуда вышли две женщины – это были невольницы. Крек взял в руку травяную веревку и повел женщин за собой – для приборки во дворце нужны женские руки.

На площади деревни было многолюдно, здесь шла бойкая торговля, выступал какой – то театр, танцевали и пели бродячие артисты, а вот и бореи, увидев их Крек помрачнел и сжал зубы. Во дворце он отдал женщин главному хранителю дворца.

– Вот тебе помощницы, все покажи и распорядись, чтобы прямо сейчас приступали к работе.

– Да, мой Бог.

Крек поднялся в свои покои, переодел строгий черный костюм путешественника, на более простую, более легкую и удобную одежду, но в таком же мрачном настроении в каком и был, он вошел в зал для строгих божественных ритуалов. В зале, на маленькой скамеечке сидел его сын Яр – Тон, он перебирал струны лиры, что – то тихонько напевал. Казалось, что лира сама поет в его руках, так ласково он касался струн, все женщины в зале раскачивались в ритм с музыкой и эти движения напоминали молитвенный экстаз божественных ритуалов в честь Бога Крека. Задумчивый вид, остановившийся взгляд говорили о том, что он грезил наяву, что проносилось в его сознании? Яр – Тон, сын Крека, стал искать уединения среди лесов, дубрав, игры с другими юношами его перестали интересовать. Крек понял его состояние и, чтобы проверить свою догадку сказал:

– Я сейчас стрелял в леталку, мне не понравилось, что она очень близко подлетела к виману.

– Зачем ты это сделал, отец? Она разве тебе мешала?

– Она мешала виману. От Крека не скрылось, с каким душевным волнением Яр – Тон произнес эти слова.

– Ты, что, влюбился в леталку? Ты не должен этого делать, мы не имеем права любить бореев, раса должна быть чистой, никакого примесного элемента. Собирайся, сегодня же со следующим виманом, ты отправляешься в Южные моря, к дельфийским девам, будешь их охранять и учиться всему, чему они будут тебя учить.

– Отец, я люблю леталку и обещал быть с ней, я не могу уехать.

– И остаться ты тоже не можешь, выбирай, либо южные моря и дельфийские девы, либо каменоломни, на следующем острове, третьего не дано.

– Я хотел бы проститься с леталкой.

– Нет, никаких прощаний, ты летишь немедленно, – раздражённо кричал Крек. Он грубо и с силой схватил сына за руку и потащил к выходу, как тот не упирался. Через пару секунд Яр – Тон был уже на борту вимана. Он с сожалением покидал Крекию, ведь здесь оставались все, кого он любил: няню, которая была ему как мать, подругу детства Лили – Тю. Он чуть не расплакался, но гнев отца был страшнее всего. Он взял лиру в руки и стал тихонько перебирать струны. Полилась волшебная музыка, все кто был рядом забыли дышать, а инструмент плакал и рыдал так натурально, что жизнь казалась оконченной. В виман подсели две женщины – арктиды с детьми, трое мужчин креков. Виман стал взлетать, Яр – Тон услышал, как кто – то его звал, но перевесившись через борт, он не увидел внизу никого, так как виман летел на огромной скорости и на довольно большой высоте. Крек, капитан вимана, подошел к нему и предупредил, чтобы он больше не подходил к борту, иначе судно может потерять управление и упасть. Яр – Тон что – то пробормотал в ответ и сел на скамью.

Женщины – арктиды, были очень красивы, черные, блестящие волосы, собранные заколкой высоко на затылке, открывали лебединые шеи, лица были белые, чистые и гладкие. Дети, два мальчика и девочка, тоже, по мнению Яр – Тона, были очень ухожены, что говорило о их высоком статусе, не меньше, как жены или сестры вождей деревень.

Он отвернулся, скорбно склонил голову и стал думать о леталке, которую видел всего один раз, и она показалась настоящей богиней, так как красота её была неземной. Как её еще раз увидеть? Зачем? Он был в самом нежном возрасте, когда еще не думаешь, зачем, просто увидеть. Вдруг к горлу подкатило содержимое желудка, и он почувствовал, что виман стремительно падает, вращаясь вокруг вертикальной оси. Яр – Тон одной рукой держал лиру, другой хотел ухватиться за спасительный край веревки, но виман резко наклонился и Яр – Тон выпал из корабля.

Женщины закричали, но виман набирал высоту, будто ничего и не случилось. Капитан усмехнулся, он выполнил просьбу отца.

Яр – Тон упал на широкие ветви огромного дерева, они спасли его от неминуемой гибели. Он продолжал падать, ломая ветки и одежда его при этом вся порвалась. Но вот ноги коснулись земли, и он плашмя упал на траву под деревом, лучше сказать никакой травы под деревом не было, он просто упал. Почему – то ему казалось, что сейчас сразу кто – нибудь на него набросится и съест, но этого не произошло. Он сел спиной к дереву спасителю, сначала ощупал себя, вроде все работает – руки и ноги целы, затем он осмотрелся, быстро стало темно, и он решил никуда не ходить, дождаться утра здесь, под деревом. Он нащупал руками лиру и хотел поиграть, но страх перед неизвестным сковал его мысли и руки. Крепко прижимая к себе лиру, он уснул, хотя в животе громко урчало.

Крек готовился к вечерней мистерии, когда ему рассказали о происшедшем на вимане:

– Виман потерял управление и стал падать, Яр – Тон встал и хотел ухватиться за спасительные веревки, но виман резко наклонился, и он выпал из него и разбился.

Безутешный отец, отменил вечернюю мистерию и уединился в своих покоях, якобы оплакать смерть сына. Крек вошел в свои покои и просил его до утра не тревожить. Он ходил по комнате то плакал, то радостно потирал руки, со стороны казалось, что он сильно переживает, но на самом деле он был очень рад что избавился от сына, теперь никто не посмеет выступать против него и власть будет оставаться в его руках еще долго, долго.

Простой народ, который очень любил Яр – Тона умолк, на площадях и в домах было так тихо, что казалось будет слышно, как пролетит муха. На площади давали спектакль, но уже без его очаровательной музыки. Горели небольшие костерки, люди толпились около них, отдыхали, не было слышно музыки, не было танцев, хотя креки любили и то, и другое.

 

Когда Лили – Тю узнала о гибели друга, она только рассмеялась, никогда Яр – Тон так нелепо не умрет, неужели они зря столько времени проводили в спортивных тренировках: бегали, прыгали, лазали по деревьям, плавали и даже, бывало, шуточно дрались. Они были просто друзья. Лили – Тю решила отыскать друга, поэтому, как только виман полетит в Южные моря, то она тоже полетит и узнает, где находится Яр – Тон, она спасет его, и они вместе вернутся домой, мечты, мечты. Она вышла из дома в сад, где мама подрезала цветы.

– Мама, я не верю, что Яр – Тон погиб, я полечу на вимане, найду и спасу его, а потом мы вместе вернемся домой.

– Лили, нужно думать, прежде чем, что – то говорить. Ты ведь ни разу никуда из деревни не выезжала, а здесь такая храбрая. Думаю, что Крек, уже распорядился насчет поисков сына, будем ждать.

– Мама, ты не понимаешь, я его очень хорошо знаю, я даже знаю, что он будет делать, если жив, в чем я нисколько не сомневаюсь. Он пойдет…

– И думать не смей, а то Яр погиб, еще не хватало и тебя потерять. Скоро я не смогу работать, кто будет меня кормить?

– А папа, ведь он еще молодой?

– Лили, ты же знаешь, что в нашей деревне, женщины сами зарабатывают себе на жизнь, никто не обязан их кормить.

– Папа другой, он всегда заботился о нас, и не покинет тебя в трудную минуту.

– Нет, нет и еще раз нет, даже не думай, выкинь из головы, если ты убежишь, домой даже не возвращайся, я никогда не прощу тебя.

Лили – Тю гордо тряхнула волосами и ничего не ответила на последние слова матери. Никто не может её остановить, если ей, что – то пришло в голову, хорошо, бы посоветоваться еще с няней Яр – Тона. Зачем? Что я не знаю такого, что может знать старая няня? Лили – Тю вошла в дом с твердым намерением выполнить задуманное.

Прошло несколько дней и по деревне пронеслась весть, что виман, не долетел до Дельф, он упал на скалы недалеко от поселения, все кто летел погибли. Лили – Тю расстроили эти слухи, но не уменьшили желания выполнить задуманные ею поиски.

Солнце было еще высоко, когда в дверь домика Лили – Тю постучали.

– Открыто, – крикнула, девушка, – кто бы ни был, заходите.

– Няня? Проходите, что – нибудь известно об Яр – Тоне?

– Лили – Тю, можно помедленнее, а то я уже сбилась с мысли о том, что хотела сказать. Нет, никаких новостей об Яр – Тоне нет, но я очень хорошо знаю тебя и знаю, наверняка, что ты задумала самостоятельные поиски. Так вот послушай, что я тебе скажу на это.

– Няня, я сама все знаю, не тратьте время.

– А ты все – таки послушай. Лили – Тю с глубоким вздохом, уселась на скамеечку и приготовилась слушать, ну, что может сказать няня?

– Когда – то и я была маленькой девочкой, – никогда не поверю, – подумала Лили – Тю, – я жила в Дельфах, моя мама была жрицей. Мама была очень красивой, высокая, стройная и умная. Она знала все мистерии наизусть. Я спрашивала об отце, но мама так и не сказала о нем ни слова. Шло время, я росла и познавала мистерии и готовилась служить богине Изиде и богу Озирису, но судьба распорядилась иначе. Лили – Тю слушала няню раскрыв рот, вот это да – мама няни дельфийская Дева.

– Что было дальше, няня?

– Имей терпение, девочка моя.

– Мое беззаботное детство закончилось быстро и резко. Однажды к соседям приехали гости, они были из Крекии, увидели меня и сосватали за Крека. Я плакала, просила маму, чтобы она не предпринимала поспешных решений, но мама была неумолима. Отец нынешнего Крека Киркукк взял меня за руку и посадил на виман. Лететь было неинтересно, шел дождь, и пассажиры сидели внутри судна и дремали. Виман резко тряхнуло, все испугались и ринулись на верхнюю палубу. Виман летел очень низко, касаясь вершин деревьев. Деревья были очень высокие совсем не такие как у нас, к сожалению, я не знаю их названия. Со всех сторон был слышен рык, мы столпились у бортиков судна, то, что мы увидели внизу нас, не обрадовало. Какие – то существа, думаю, что люди в шкурах, тыкали палками зверя, который дико рычал, вдруг один из них увидел нас, схватил свою палку и метнул в виман, тот наклонился и Киркукк полетел вниз. Все ахнули, а я от страха заплакала. Что теперь делать, ведь тот, кто меня вез исчез внизу. Скоро виман набрал высоту и скорость, но я не уходила внутрь.

– Няня, а что было потом, как ты все – таки попала во дворец?

– Мы все летели и летели, через некоторое время я посмотрела вниз, мы летели над водой и не было видно берегов. Вот, Лили – Тю, это самое главное, когда летели над водой, не было видно берегов.

– Няня, я не понимаю, что значит, что нет берегов?

– А то и значит, что слышишь, кроме как на вимане к южному морю не попасть. И виман нигде не делает посадку. Так что прежде, чем куда – то отправляться, да еще одной, нужно очень хорошо подумать. Думай, девочка, а я пошла.

– Няня, но как ты попала во дворец?

– Когда – нибудь расскажу, а сейчас мне надо идти. Няня вышла, поклонилась матери Лили – Тю и тихонько пошла по направлению к дворцу.

Лили Тю, которая в мыслях рисовала себе картины встречи с Яр – Тоном, момент спасения друга, крепко задумалась, что делать?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru